Херсонский собор Сретения Господня

Исторические даты
Сретенского
собора


Вопросы духовнику

Православный
календарь;
Типы Богослужений
в Сретенскомсоборе на предстоящей неделе

Трансляция Богослуженияиз Сретенского собора

Правила поведения в Сретенском соборе

Святое Причащение и подготовка к Таинству

Владыка Дамиан неустанно возносит молитвы о благотворителях и жертвователях храма

Крещения, Венчания, Молебны, Освящения, Панихиды и прочие требоисполнения в Сретенском соборе

Молитвы на каждый день, а так же в особых ситуациях. Акафисты. Новые переводы и редакции Богослужений.


О применении музыкальных инструментов в православном
Богослужении

 

67 05.08.2007

 

Жизнь вечная

Мир форм  

Здравствуйте, дорогие телезрители!

У каждого из нас есть родные, знакомые друзья, с которыми мы общаемся. Много людей скучных – не очень интересно с ними проводить время. Есть индивиды, которые напрягают – с ними, вообще, встречаться в тягость. Ну, а есть и очень приятные люди, с которыми посидеть за ужином - одно удовольствие.

А бывают личности вообще удивительные, незаурядные. Далеко не каждому из нас удается таковых встретить по жизни. С таковыми находиться рядом – просто счастье. Это пиршество ума и души. Круглосуточно был бы рядом и ни на шаг не отходил бы от такого человека.

И если говорить о том, что есть человеческое счастье, то это, в первую очередь, быть окруженным такими вот интересными, красивыми и добрыми людьми.

Но любой, даже гениальный, незаурядный человек – все же человек со своими слабостями, немощами и ограниченностью. Если мы попытаемся сравнить человека с Богом, то ничего не получится – эти величины несопоставимы и невообразимы. Если даже сравнить каплю воды с океаном – это все равно будет сравнением слабым и недостаточным. Для каждого из нас есть какая-то воображаемая красота, но Бог прекраснее любого человека гораздо больше, чем наша планета Земля в сравнении с песчинкой. Господь гораздо умнее и интереснее любого человека, чем наша галактика в сравнении с элементарной частицей. Всевышний добрее и любвеобильнее самого благостного человека в мире в математически бесконечную величину.

И вот с этим невообразимым Инкогнито у нас будет возможность общаться, так сказать, лицом к лицу. Быть к Нему близкими, узнавать Его все больше и больше, испытывая несказанную радость, счастье, блаженство. В вечности. Без всякого ограничения.

Мы почти ничего не знаем о том, что собою будет представлять наша будущая вечная жизнь – чем мы будем там заниматься. Может быть, каждому из нас будет дана в управление какая-то планета или метагалактика. Может, мы будем строить межгалактические мосты или создавать какие-то новые формы жизни – Бог только один знает. Но что нам доподлинно открыто – это то, что мы будем иметь возможность непосредственного общения с нашим Небесным Отцом.

О том, что это именно так, свидетельствует нынешнее Евангельское чтение от Иоанна, которое предлагается православной Церковью для углубленного размышления. Это слова Самого Иисуса Христа: «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа».

Т.е. центральным, главным в будущей вечной нашей жизни будет познание, общение с самим Творцом мира и жизни – с Тем, прекраснее Которого никого не может быть по определению.

----- Фрагмент Богослужения

И вторая тема, обсуждаемая в кафедральном соборе Сретения Господня, – мир форм.

Рассуждая об обрядоверии, которое, к сожалению, имеет место и в среде современных христиан, мы вплотную подошли, в общем, к не сложным понятиям, но очень важным для нашей с вами религиозной жизни, таким как - форма и содержание. Крестное знамение, коленопреклонение, земной поклон. Что это? Внешний жест, форма выражения нашего внутреннего, душевного и духовного состояния. Налагая на себя крестное знамение, что мы этим говорим? И кому? Во-первых, мы себе самим напоминаем о том, что мы христиане, и Христос, пострадавший и умерший на Кресте, есть наш Спаситель, а крестная смерть служила искуплению наших грехов. Через Крест Христов мы получаем вечное спасение. Вот тот минимум информации, которую выражает крестное знамение, а если по максимуму, то здесь нужно говорить и о любви Божией, и о Богочеловечестве, и о значении страданий в духовном развитии человека, и много ещё о чём. Вот эти священные истины нашей веры, совершая крестное знамение, мы, во-первых, напоминаем себе самим, во-вторых, мы исповедуем Богу то, что во всё это мы верим. Ну, и, наконец, мы заявляем миру о своих религиозных убеждениях. Да, крестное знамение – это оружие, инструмент, рупор, довольно эффективная штука. Попробуйте перекреститься на улице, в магазине, в любом публичном месте, и вы почувствуете на себе пристальное внимание. Другое дело, что не надо этого делать, где попало и просто так, немотивированно, но крестное знамение гораздо информативнее любых фраз, с которыми к вам подходят представители нетрадиционных церквей. С фразой, на подобие того, что Бог любит тебя. Маршрутка или троллейбус переполнен, все утрамбованы, как селёдка в банке, кто-то висит на поручне, не касаясь пола, ни назад, ни вперёд не двинуться, а тут тебе на ухо шепчет брат во Христе проповедь, начиная с утверждения, что Бог тебя любит. Самое главное, некуда деваться, тебя грузят и напрягают, - и это неправильно, а вот крестное знамение, оно не несёт в себе никакого насилия. Верующий, он же сам крестится и в первую очередь для себя самого, и от тебя ничего не требует. И если ты даже видеть не хочешь человека, который крестится - отверни голову в другую сторону.

По городу я хожу в цивильной одежде: летом – в футболке, весной и осенью – в кофточке, но иногда надеваю таких средних размеров крест. Раньше я это делал всегда, сейчас это уже не очень актуально, меня и так все знают по телевизору, как священника. Вообще я помню, где бы я ни был, глядя на висящий у меня на груди крест, постоянно подходили ко мне люди с вопросами, то есть крест свидетельствовал о том, что я христианин, и либо лицо духовное, либо из таких активных представителей церкви, с которым можно посоветоваться в духовных вопросах. Наверное, ни одной поездки не было, ни дня, чтобы мне не пришлось с кем-либо беседовать о Боге, но я ни к кому не приставал, я никого не агитировал, не напрягал вопросами, типа: «Знаете ли вы имя Божье?» Всё это за меня делал знак креста на моей груди.

----- Фрагмент Богослужения

Есть христиане, особенно среди протестантов, которые объявили войну церковным обрядам. Священное одеяние, формы молитвы и священнодействия отвергают, презренно называя всё это религией. Слово «религия» в их устах звучит как слово бранное, но мы-то с вами знаем, сто раз повторяли уже, что слово «религия» от латинского «religio», «связь», имеется в виду связь с Богом. Но поелику латынь учат далеко не во всех учебных заведениях, в отличие от дореволюционных времен, то подледное значение слова религия  многим не ведомо. Кстати зря в общеобразовательных школах не изучают древние языки, пусть даже поверхностно. Без знания древних языков невозможно хорошо понимать современное. Ну, вот, например, «гастроном». Все знают значение этого слова - так ведь, магазин такой продуктовый. А почему именно гастроном? «Гастро» - по-лат. – желудок,  «номос» – закон. Закон желудка, получается. В принципе, это знать не обязательно, для того, чтобы сориентироваться в покупке, но подобных слов много. Как минимум, каждое десятое слово иностранного происхождения, а то и чаще. И непонимание оригинального смысла слов сильно ограничивает, обедняет наше понимание языка. Так вот христиане из протестантов считают, что форма не нужна, дескать, зачем нам форма? Нам нужна суть, содержание. Зачем подрясник священнику, епитрахиль, зачем крест? Пиджачок и галстук – то, что нужно. Свежевыбритый подбородок, аккуратная короткая причёска, и вполне достаточно. Проходит время, и некоторые протестантские пастора начинают понимать, что нет, не достаточно. Во-первых, люди их всерьез не воспринимают. Одно дело - Батюшка: с животом, в рясе, с бородой – солидно, а то - дядя в пиджаке. И уже начинают себе кроить сутаны. Я знаю конкретно и баптистских пасторов, которые норовят ходить в рясах православного покроя. Другими словами, навоевались с «религией», в кавычках, в их словоупотреблении, и решили ей отдаться. И это, в общем, нормальная тенденция, свидетельствующая о некотором отрезвлении после угара тотального опротестования - против всего и вся.

----- Фрагмент Богослужения

Протестовать против форм в пользу содержания, это, на самом деле, мягко выражаясь, не умно, это все равно, что объявить войну воздуху или воде. Вот не нужен мне воздух, или не нужна мне вода, я и без них обойдусь. Они вредны для моего здоровья. Подобные рассуждения можно услышать разве что в психиатрических лечебницах. Обойтись без внешних проявлений чего бы то ни было абсолютно невозможно. Потому, что мы живём в мире форм, жестов, символов. Одеваемся мы, ведь, так, как принято одеваться сегодня, плюс-минус. Попробуйте одеться в одежду средневековья, и на вас все будут пялить глаза. Обмотайтесь простынёй и пройдитесь по Ушакова, и вас отвезут, куда положено помещать в таких случаях. Встречаясь друг с другом, мы говорим с вами: «Здравствуй». В древности для приветствия употребляли другое слово – «Радуйся». Если вы сейчас начнёте употреблять слово «радуйся» вместо «здрасте», вас будут неправильно понимать. Но гораздо хуже, если вы вообще никак не будете выражать своё приветствие окружающим вас людям. Сочтёте, что всё это - лишнее. Рукопожатие, например - вам протянут руку, а вы свою за спину спрячете на основании своих умозаключений, что, дескать, рукопожатие это второстепенная форма, это пережиток прошлого, она нам не нужна. Плюс, это негигиенично и прочее. Зачем мне пожимать другому руку, если я могу словами объясниться с ним и выразить ему своё уважение. Ну, во-первых, рукопожатие это на самом деле гениальное изобретение человечества в области не вербальных коммуникаций. Рукопожатием ровно за секунду человек другому может сообщить гораздо больше и красноречивее, чем за час разговоров. А во-вторых, беседы это тоже империя форм и символов, - каждое ведь слово это знак, шифр, содержащий информацию. Если мы желаем поделиться с собеседником мыслями, мы их оформляем в термины, слова и выражения. Причём, обязательно на общедоступном языке. Если я не знаю китайского, я не смогу китайцу ничего сообщить, разве что жестами. Но жесты это тоже форма, как и язык. Причём, нельзя сказать, чтобы все жесты были универсальными, международными. В той же недалёкой Болгарии местный абориген, слушая вас, будет отрицательно мотать головой, и вас это будет смущать и сбивать с толку. Что бы вы не сказали, а он машет головой «нет». Вы продолжаете ему говорить простейшие самоочевидные вещи, а он опять мотает головой «нет». И, в конце концов, до вас доходит или вам кто-то объясняет, что для болгар, наоборот, жест, который для нас отрицательный, является утвердительным. Это он не возражает, а соглашается с вами. Если вы в Аргентине попытаетесь позвать кошку нашим «кис-кис», кошка скорей всего убежит от вас, там кошек так не зовут.

----- Фрагмент Богослужения

Конечно, все формы относительны и исторически обусловлены. Они могут меняться до неузнаваемости. Ну, вот если мужчина в православный храм войдёт в шапке, это будет признаком неуважения к святыне.  Даже военные и милиционеры, входя в церковь, снимают головной убор, хотя фуражка является для них составляющей официальной формы госслужащего. А вот если в синагоге человек снимет свою кепку, в таком случае именно это будет неуважением к синагоге. Там, наоборот, уважение к святости выражается в покрытии головы. Но, так или иначе, форма присутствует, весь мир - это форма, абсолютно всё имеет свои формы, и ничего без них не существует на этом свете. Библия это ведь тоже форма. Многие говорят, что это Богооткровение. Так сказать, конечно, можно, но если мы говорим общо, на самом деле, это не совсем так. Не сама Библия - Божественное Откровение. Она содержит в себе Божественное Откровение. Библия как книга - это листы бумаги, на которых написаны буквы, составляющие слова на том или ином языке. Плюс, нуждаются в переводе, более или менее корректном, в комментариях, толкованиях, потому, что примеры и образы древних людей не всегда понятны нам, людям века двадцать первого. Т.е. книга Библия – это форма, да, наполненная содержанием, а если вообще говорить поточнее и поаккуратнее, то содержание находиться не в самой книге, Божественного Откровения в тексте нет. Откровение, оно может быть воспроизведено в уме и сердце читателя Библии, а может и не состоятся. Священное Писание читают, ведь, и враги веры. И никакого Божественного Откровения они там не вычитывают. Так вот, значит, протестующие против форм и обрядов, если бы они были последовательными, то им и от Библии нужно было бы отказаться, потому что это тоже форма, это книга - со словами и буквами. А, по словам того же апостола Павла: «Буква убивает». И с чем же мы тогда остались бы?

----- Фрагмент Богослужения

Вообще, форма это своего рода передаточные ремни. Великий святой, находясь в состоянии прозрения, составляет богослужение, пишет молитву, гимн, текст церковного песнопения. И этим самым он передаёт нам своё состояние – предстояние пред Богом, это своё вдохновение. Преподобный Андрей Рублёв – великий молитвенник и подвижник -  написал икону Святой Троицы, которая уже много столетий поражает весь мир своей глубиной и потусторонностью. Хорошо написанная икона  настоящим иконописцем, праведным святым человеком, может передать молящемуся то духовное состояние, которое испытывал иконописец, создавая свой духовный шедевр. Так же, как и слушая музыку, мы приобщаемся к тем переживаниям, тому мироощущению, которые были у композитора  в момент написания им произведения. Форма это наш мир, да и мы с вами. Тело, ведь, наше тоже состоит из форм, округлых или угловатых, дряблых или упругих. И лица наши, и глаза, тоже постоянно о чём-то говорят, вещают. Другое дело, форма может быть формальной, каламбурчик такой получается, т.е. формы могут быть пустыми. Если человек крестится, это ещё не означает, что он набожный. Целуя икону, человек не обязательно ум свой возносит к Первообразу, если он стоит на коленях - не значит, что он предстоит перед Богом. Если читает молитву, не обязательно значит, что молится. Если он ходит в церковь, это ещё не значит что он - христианин и т.д. Форма должна быть наполнена содержанием. Если ты читаешь утренние или вечерние молитвы, это значит, что ты должен хотя бы стараться вникать в слова этих молитвословий.

----- Фрагмент Богослужения

Форма служит содержанию, она есть носитель и хранитель содержания. Если вы покупаете дорогие французские духи, они обязательно будут в пузырьке. И не сам пузырёк ценен, но если вы его нечаянно разобьете, значит, безвозвратно лишитесь драгоценной ароматной жидкости. Я, вот, честно, не понимаю, как можно было христианам отказаться от литургии Иоанна Златоуста, потому что это форма. Это, ну просто, обворовать себя, а по большому счёту - ограбить. Оппоненты обычно говорят: формы не должно быть никакой, всё должно изливаться от сердца, вот так сразу - непосредственно, экспромтом. Но экспромт это тоже форма, только наспех собранная. Представляете, чтобы рабочие на мобильном заводе экспромтом собрали машину новой  марки. Экспромтом можно собрать скворечник. И те люди, которые экспромт возводят  в принцип, опускаются к примитиву. О том, как это происходит в церкви, мы, пожалуй, ещё поговорим с вами.   

----- Фрагмент Богослужения

Ну, вот и все наше телеэфирное время на сегодня. Я прощаюсь с Вами и желаю всего доброго.

 

Здесь все телепрограммы из цикла "Малая Пасха", которые Вы можете прочитывать в текстовом варианте, слушать в real-audio, просматривать или скачивать video в mp4  или аудио в mp3 файлах себе на жёсткий диск без всяких ограничений.

 

 


 


Кафедральный собор Сретения Господня
Херсонской епархии
Православной Церкви Украины


Украина 73011, Херсон, ул.Сретенская, 58-а
тел: (+38-0552) 43-66-48
моб: (+38-050) 764-84-19, (+38-096) 049-19-56
ioann@pravoslav.tv

По благословению Архиепископа Дамиана