епархияПЦУ

под управлением
Архиепископа
Климента

Приходы
Херсонской
епархии

Кафедральный собор Сретения Господня

Исторические даты
Сретенского
собора

Трансляция
Богослужения
из
Сретенского
собора

Православный
календарь;
Расписание
Богослужений в
Сретенском
соборе

Правила
поведения в
Сретенском
соборе

Святое
Причащение и
подготовка
к Таинству

 Владыка Дамиан неустанно возносит молитвы о благотворителях и жертвователях храма

Крещения, Венчания, Молебны, Освящения, Панихиды и прочие требоисполнения в Сретенском соборе

Православ ТВ

прот.Иоанн Замараев

Aрхив
"Малая Пасха"

Архиепископ Ионафан (Елецких)

О применении музыкальных инструментов в православном Богослужении

 

348 14.07.2019

Литургика - 12

«Воскресеньем» седьмой день недели, как Вы знаете, стал именоваться сравнительно недавно и то, лишь в русском языке. Во всех остальных славянских языках - и польском, и белорусском, и чешском, и, тем более, церковно-славянском – день между субботой и понедельником именуется «неделей», то есть днём, когда «не делают», не работают. То же самое и в украинском – «неділя». Нужный, в любом случае, день – отдыхать-то надо когда-то. Но первичный замысел назначить этот день свободным от дел – религиозно-мотивированный – предоставить людям возможность отвлечься от материальных забот и вспомнить о своей душе, подумать о вечном, посетить храм, воздать за всё благодарение Всевышнему.

----- Фрагмент Богослужения

Богослужение - не выходя из-за стола, в процессе употребления пищи! Что это? Кощунство? Мечта лентяя? Или прототип христианских служб? 

-----

Как мы уже неоднократно отмечали с Вами, литургии, в которых мы с Вами регулярно участвуем, в век апостольский совершались за трапезой-агапой. Неискушённому человеку трудно это представить – дескать, как это? – сесть за столы или, ещё хуже, возлечь на пол – на подстилки перед тут же разложенной едой, как на природе, уплётывать за обе щеки харч и одновременно: «Миром Господу помолимся», «О великом господине…» и т.д.

Нет, конечно, Богослужение в том виде, в котором оно сейчас, как мы неоднократно подчёркивали с Вами, формировалось веками. Литургии Иоанна Златоуста и Василия Великого, понятное дело, появились не раньше жизни их самих - а это - вторая половина 4-го столетия. Да и составляли они, ведь, не: «Паки и паки миром Господу помолимся» – не ектеньи, и не много чего остального, содержащегося в современном чинопоследовании, прибавлявшегося позднее, а Евхаристический канон.

Строго говоря, сама литургия это и есть Евхаристический канон, который, как Вы знаете, начинается епископским или пресвитерским возгласом: «Возблагодарим Господа!» и оканчивается ходатайством о всех святых - праотцах, пророках, апостолах, мучениках и прочих, скончавшихся в вере, и о Пресвятой, Преблагословенной, Славной Владычице нашей Богородице и Приснодеве Марии. Ну и само Причастие, разумеется – также непосредственно относится к Евхаристии. Остальное – молитвы там разные, ектеньи, песнопения – это части вводные, дополнительные, сопровождающие, завершающие и т.д. – но к литургии в собственном смысле не относящиеся.

Конечно, и Василий Великий, и Иоанн Златоуст, при всей блистательности изложенных ими анафор, не изобретали велосипед – в своей основе все составляющие Евхаристического канона, как мы говорили с Вами, были изначальнопрактикуемы самими апостолами. Та же вступительнаячасть «prefacio» - благодарение Отца нашего Небесного за всё, что Он для нас совершил в истории мироздания, втораячасть «ἀνάμνησις» - воспоминание о заключении Христом Нового Завета в сионской горнице на Тайной Вечери, третья часть «ἐπίκλησις» - призывание Духа Святого на святые Дары и заключительная часть «intercessio» - ходатайство о святых. Вот, по сути, всё это было всегда и во всех литургиях – начиная с первоапостольской агапы и заканчивая тысячами разновидностей анафор, которые совершались в разных церквях в первом тысячелетии Новой эры. Слова были разные, формулировки, редактура, а так - всё об одном и том же.

Т.е., прототип литургии на апостольских Агапах был предельно прост - усевшиеся за столом за всё благодарили Бога, вспоминали последнюю трапезу Христа перед Его арестом, благословляли хлеб и кубок вина, призывая Духа Святого, вспоминали всех святых, ушедших из жизни, и, конечно же, благоговейно вкушали сие вещество Евхаристии. Собственно, всё то же, что и сегодня у нас с Вами, но предельно просто. В наши времена это торжественно – престол золочёный, чаша и дискос - произведение ювелирного искусства, парчовые облачения епископа и пресвитеров, хор многоголосный. Действо происходит в храмах, подчас величественных, поражающих своей архитектурой, иконописью и прочим.

И вот здесь очень важно за всем этим блеском не потерять нить, связывающую сегодняшнее наше Богослужение с раннехристианским.

Ну вот, давайте поговорим с Вами о так называемой просфоре. Pροσφορά – как и все приличные слова – греческое, в переводе означающее «приношение». В контексте нашего с Вами церковного быта - странное наименование, не правда ли? Разве эти маленькие хлебцы специфической формы кто-то из нас откуда-то приносит? Отнюдь. Приходит человек в храм, обращается в свечнице, протягивает ей две гривны (в некоторых храмах больше) и получает эту выпечку, весом грамм 20. И что с ней делать? Прихожане нашегохрама знают, потому что дальнейшие манипуляции с просфорами производятся батюшкой на их глазах – в трапезной части собора, а не за глухим иконостасом, как это в большинстве храмов. Богомолец подходит к пресвитеру, вручает ему свою просфору и перечисляет имена своих родных и близких, о которых просит молитвенного ходатайства. Отец Пафнутий берёт просфору и малюсеньким ножичком-копьём отделяет от неё крошечку – маленькую частицу, которая ко времени совершения святой Евхаристии окажется на престоле, - и возвращает этот хлебец подавшему. В других храмах немного по-другому. Там эти просфоры передаются в алтарную часть вместе с именами на записочках. Помню курьёзный случай. Одна бабушка, за неимением бумаги, начертала имена, за которых подавала на поминовение - на самой просфоре - убористо, мелким шрифтом исписана была вся поверхность священного хлебца. Это уже давно было – шариковые ручки тогда ещё были редкостью – писали перьёвыми, которые через два-три слова окунать надо в чернильницу. Молодым этого уже не понять.

Да, так вот – просфора. Отделяющаяся от неё частица потом оказывается на дискосе вместе с возносимым хлебом Евхаристии – что это? Откуда и зачем?

Ответ на эти вопросы переносит нас ко временам апостольским. Литургия-то была органически соединена с трапезой. И, значит, собирались христиане по домам не с пустыми руками. Кто побогаче, приносил больше еды и подороже. Бедняки мелочь какую-то приносили. В любом случае, поскольку собрания вряд ли были меньшими, чем по 10 человек – а, как правило, значительно большими – количество еды необходимо было значительное – гора такая наваливалась всевозможных яств. И вот из этого множества съестного надо было выбрать самое, что ни есть наилучшее – немного хлеба и вина для священнодействия святой Евхаристии. Нужен был хлебец – но самый свежий, из самого отборного зерна, самой качественной выпечки. Так же и с вином. Для святого Причастия вино должно быть превосходным. И поэтому из этой горы принесённых продуктов изымалась мизерная частица в качестве святых Даров. Так вот об этом акте отделения приношения евхаристического от просто продуктов для трапезы, которое производилось в те давние времена, и напоминает нам сегодняшней вырез частицы из просфоры, которую мы подаём пресвитеру. Т.е., как видите, от былого, остался меленький жест, значение которого отнюдь не надо преуменьшать. Хотя и мистифицировать не следовало бы.

Почему такие метаморфозы с течением времени?

Ну, мы уже говорили с Вами – первое, что произошло с литургией – это отделение её от агапы. Значит, собиравшимся на Божественную литургию уже не надо было приносить пищу для совместной трапезы, а только хлеб и вино для Евхаристии. Ну, конечно, не совсем только это. Нужен был и елей для светильников – много елея, необходимы были средства для обеспечения различных видов церковнослужения и т.д. Поэтому, традиция приносить в храмы масло для лампад, вино для причастия, угощения для священно- церковнослужителей сохранилась и до дня нынешнего. Иное дело, одни церковные общины активны в этом отношении, а другие – не очень. В ГреческойЦеркви – откуда на Руси Православие – там эти традиции в большей сохранности. Благочестивая гречанка, идущая в храм, обязательно что-то несёт с собою – тот же елей, вино, иногда, быть может, коврик, или отрез ткани для облачения священнослужителей. И это именуется бескровным жертвоприношением. Почему бескровным – понятно – во времена Ветхого Завета пригонялись к храму в качестве жертвоприношения животные, которых там же закалали. В христианстве этого нет – хотя, опять таки не везде – армяне как-то барана, такого, хорошо откормленного пригнали в наш церковный двор – у них традиция ещё Ветхозаветная сохранилась – знаете – неплохое обыкновение – лично мне понравилось – мы здесь два дня пиршествовали. Но это армяне – у нас, к сожалению, жертвоприношения таки бескровные – масло там, мёд, крупа, фрукты, овощи. Деньги - удобная штука – если есть деньги – всё нужное можно купить в ближайшем магазине. Очень рационально. Так же, как и подарок имениннику – конверт с деньгой почти всегда вариант оптимальный. Хотя, с другой стороны деньги как-то обезличивают жертвоприношение. Оно вроде всё удобно, комфортно и правильно, но в эмоциональной сфере какая-то серость. Одно дело несёт человек в храм мешок картошки – оно как-то торжественно выглядит и для самого жертвователя и для церковников, а так - бросил купюру в ящик для пожертвований – вот тебе и вся бескровная жертва. Скучно как-то это выглядит, бесцветно.

И вот для того, чтобы хоть как-то раскрасить это упрощённое жертвоприношение, конвертированное в рубль или гривну, оно обряжается в тот же ритуал возжжения свечи перед иконой, или подачи в алтарь просфоры. Схема очень простая. Себестоимость просфоры, скажем, десять копеек, а Вы покупаете её за 2 гривны. И свеча, до недавнего времени стоила 3 копейки, а продавали её по гривне. Это что, грабёж среди бела дня, мошенничество? Нет – свеча или просфора – это отнюдь не товар, это такая эстетизированная форма пожертвования.  

Ещё раз повторимся - что такое «бескровная»? Это жертва, принесённая членом Церкви, которая приурочена к совершению очередной литургии. Любаяжертва – пирогом, испечённым у себя на кухне, трудом на благо Церкви, временем, посвящённым Богу и т.д. А в настоящее время, к сожалению или к счастью, как знать, всё многообразие жертв сведено к монете. К этому уж давно все привыкли. Зачем тащить в храм ведро яблок, когда кошелёк гораздо легче? Но, подсаживаясь на комфорт, несомненно, мы что-то теряем.

----- Фрагмент Богослужения

Когда-то я уже, по-моему, делился с Вами секретным приёмом словесным, который может помочь Вам выйти, ну, абсолютно из любого крайне затруднительного положения - даже если Вас муж застал с любовником. Сделайте серьёзный вид – очень серьёзный - и уверенным вкрадчивым голосом скажите супругу: «Так надо». Действует безотказно. 

Примерно этот же принцип срабатывает и относительно наших Богослужений. Ну вот, скажем, на вечерне – хор начинает петь догматик, так называемый, открываются врата на иконостасе, и пресвитер с кадильницей обходит вокруг престола – впереди пономарь со свечой, выходят они из алтаря левойвратницей, батюшка становится перед вратами, совершает их каждение – если в службе участвует дьякон, то – он с кадильницей. Далее сакраментальное - «Премудрость прости», и после целования икон и благословения народа предстоятель заходит в алтарь, но уже центральными вратами.

Загадочный моцион, не правда ли? И название интригующее – «малым входом» называется. В отличие от «великого» – когда почти тот же маршрут проделывается на литургии с чашей и дискосом. Собственно, почему вход, а не выход? Батюшка находился в алтаре, а потом на минутку вышел к народу – правда, спиной к людям. И выкрикнул ни с того, ни с сего – «Премудрость прости». В чём премудрость, что за прости – прости, что ли? Кого прощать? За что? За то, что спиной к народу? Так это у нас в порядке вещей. Здесь уже не просто: «прости», а полагается: «тысячу извинений».

Ну, насчёт «прости» – здесь, вроде как, уяснить, на первый взгляд, не трудно. Слово это с длиннющей бородой тысячелетней давности, означающее «встанем прямо». Точнее, наверное, было бы здесь употребить армейскую команду: «смирно!»

Но всё равно не понятно – а до этого, что – вразвалочку все стояли - согнутыми и перекошенными, что надо выпрямляться? – так вроде нет.

На самом деле – это примерно тот же курьёз, как и с дьяконским возгласом: «Восстаните!» в самом начале вечерни. Представляете – почти во всех храмах постсоветского пространства – ни одной скамейки, ни одного сидения. Бедные люди, пришедшие в храм заблаговременно, начинают испытывать боль в ногах ещё до начала Богослужения. И вот, словно издевательством над чесным народом, звучит это ехидное дьяконское: «Восстаните!». Зачем звучит? - «Так надо!»

В былые времена, где в храмах были скамьи – там действительно присутствовал смысл перед какой-то молитвой сказать: «Встанем, братья и сёстры, сейчас стояпомолимся – разумеется, у кого ноги и спина здоровы».

Да, так вот, «прости», значит - станем прямо, успокоимся, стоим смирно, благоговейно, не бродим по храму, не раскачиваемся в разные стороны и т.д. Т.е., само значение призыва, вроде как уяснили, но смысл-то его в чём?

В настоящее время – ни в чём! Ну, разве что, призвать к ответственности недисциплинированных прихожан, которые не вовремя ходят-бродят по храму. Но они уж точно не поймут – что значит «прости» и не отнесут сие на свой счёт.

Всё дело в том, что так называемый ныне «вход» - в своё время действительно был входом - вхождением в храм или в алтарную часть молитвенного здания. В некоторых восточных церквях до сих пор сохранились древние традиции не стоять на месте во время Богослужения, а перемещаться. Скажем, начать Богослужение перед входом в храм или в притворе, продолжить в задней – трапезной - части храма, затем перейти в среднюю. Это обыкновение отнюдь не праздно. Стоять длительное время без движения на месте и нудно, и утомительно. Нынешнее духовенство этим не озабочено. Им же хорошо там, в алтаре, за глухой оградой. Там и кресла есть – развалиться-отдохнуть можно, и комнатушки - пономарка и ризница, где можно словцом переброситься – Как жизнь? Что нового? Слушай новый анекдот!.. А люди бедные стоят в средней части храма – и переминаются с ноги на ногу с колом в спине.

Иное дело – собираются богомольцы в церковном дворе, скажем, на лавочках под липами, общаются между собой, чаёк успевают испить. И сюда же к ним к назначенному времени выходит протодьякон - громким голосом призывает всех: «Восстаните!» И тут же на свежем воздухе начинается первая часть Богослужения. А затем следует вход в трапезную часть – там попели-помолились, ну и затем передислоцировались уже в переднюючасть храма. Если Богослужение длинное – не беда – вновь выйдем во двор, обойдём несколько раз вокруг храма, разомнёмся, и вновь дружно зайдём.

Понятное дело, от этих древних традиций у нас остались обглоданные косточки, но что-то таки сохранилось. Ну вот, так называемая лития – обычно её служат вечерами перед большими праздниками – обращали, наверное, внимание – духовенство выходит прямо к входным дверям – выстраивается там, возглашаются молитвенные прошения, произносится молитва предстоятелем, после чего духовенство перемещается в среднюю часть – там на столике пять маленьких хлебцев и три сосуда – с пшеницей, вином и елеем – тоже рожки да ножки – тот малюсенький хлебец здоровому человеку на один зуб. А в древности – это благословение трапезыдля всех без исключения – и не понюхать или потрогать, а поесть-насытиться. Далее духовенство движется уже из средней части – в алтарь. Бедного люда это тоже не касается - как стояли, так и продолжают стоять.

Да, так вот вход – сейчас он «так называемый», а в древности – реальный – духовенство не просто круги нарезало – в левую дверь вышли из алтаря, а в среднюю обратно вошли – чтоб ничего не снилось, а действительно - не понарошку - из средней части храма входили в алтарную. А народ, соответственно, подтягивался, перемещаясь из трапезной части в среднюю.

Чем такое сопровождается? - я думаю, Вы неоднократно наблюдали картину, когда народ входит в храм после крестного хода – будь то на Пасху, храмовый день или на иные праздники. Шум от шарканья ног, кто-то с кем-то поздоровался, все мельтешат - одни движутся к привычным для себя местам, кто-то, пользуясь суматохой решил просто без дела пройтись по храму и т.д. Т.е., требуется какое-то время для успокоения, вновь воцарения тишины, молитвенного сосредоточения. И вот здесь самое время и смысл воскликнуть «прости!» - смирно! – встать всем прямо, прекратить ходьбу и движения! Сосредоточились? Продолжим молитву!     

При таком раскладе всё логично, на своих местах, функционально и осмысленно. Ну а взять, к примеру, с престола Евангелие, вынести его в одни двери, тут же внести в другие и, даже не раскрывая, положить на то же самое место – вопрос – зачем надо было его трогать? Ответить невозможно, так же как и на вопрос – зачем ручка внутри горшка?

Но ответ есть, причём, железобетонный: «Так надо!»

----- Фрагмент Богослужения

На этом мы завершаем нашу очередную Богослужебную телепрограмму и прощаемся до следующей телевизионной встречи. Всего доброго.

 

Здесь все телепрограммы из цикла "Малая Пасха", которые Вы можете прочитывать в текстовом варианте, слушать в real-audio, просматривать или скачивать video в mp4  или аудио в mp3 файлах себе на жёсткий диск без всяких ограничений.

 

 


 

Херсонская епархия УПЦ КП


Украина 73011, Херсон, ул.Энгельса 45
тел: (+38-0552) 38-01-13; 43-66-48; 43-66-53;
моб: (+38-095) 424-11-43; (+38-096) 04-91-956
Секретаря епархии: Іоанна Замараева:
(+38-050) 927-28-18
ioann@pravoslav.tv

По благословению Архиепископа Дамиана