епархияПЦУ

под управлением
Архиепископа
Климента

Приходы
Херсонской
епархии

Кафедральный собор Сретения Господня

Исторические даты
Сретенского
собора

Трансляция
Богослужения
из
Сретенского
собора

Православный
календарь;
Расписание
Богослужений в
Сретенском
соборе

Правила
поведения в
Сретенском
соборе

Святое
Причащение и
подготовка
к Таинству

 Владыка Дамиан неустанно возносит молитвы о благотворителях и жертвователях храма

Крещения, Венчания, Молебны, Освящения, Панихиды и прочие требоисполнения в Сретенском соборе

Православ ТВ

прот.Иоанн Замараев

Aрхив
"Малая Пасха"

Архиепископ Ионафан (Елецких)

О применении музыкальных инструментов в православном Богослужении

 

347 07.07.2019

Литургика - 11

И снова воскресенье – радостный день, и пусть, как поётся в песне ещё семидесятых, исчезнет ссор наших тень. В храм с тобой, я, я рядом пойду. Кстати, на том же старом виниле звучала и песня в исполнении «Весёлых ребят»: «Люди встречаются, люди влюбляются, женятся». И в храме, кстати, тоже. Я, например, встретил свою судьбу в Иоанно-Богословском храме Ленинграда, будучи ещё студентом тамошней Духовной академии.

----- Фрагмент Богослужения

Знаменателен факт – Церковь наша именуется не правоверной, а православной. Нет, конечно, во все времена христиане стремились как можно точнее изложить свою веру, однако акцент поставляли на прославлении Всевышнего, т.е, на задаче право славить Господа. Ну а прославление – это, собственно молитва, Богослужение.

Судьба православного Богослужения – непроста, если не сказать, многострадальна. В какие-то периоды оно бурно развивалось, а когда-то замирало. Об этом, собственно и наш с Вами разговор. 

-----

Рассуждая о Богослужении Православной Церкви, мы не ставим с Вами научно-исторических задач. Мы с Вами не литургисты, и даже не уставщики. Просто нам полезно бы разбираться – что к чему, что откуда пошло и что из чего выросло. Ну, вот тот же чин вечерни – как только он не видоизменялся – это и берахоты на еврейской трапезе, это и христианские Агапы, на которых молитвы и песнопения совершались всеми подряд экспромтом, это и почти сплошное монашеское псалмочтение, это и, наоборот, торжественное Византийское песненное последование, это и устав, ныне нами практикуемый – обители Саввы Освященного.

Всем этим подробно занимаются учёные в области литургики. Как знать, быть может, кого-либо из Вас заинтересует эта область знаний, и в нашей среде со временем появятся специалисты. Но что всем нам надо усвоить - любое Богослужение это, во-первых, не что-то раз и навсегда данное, а нечто постоянно изменяющееся, развивающееся. По крайней мере, так быть должно, и беда, коль этого не происходит.

Ну беда - не самая страшная. Иногда случается - полезнее притормозить, чем в поворот не вписаться. Вон протестанты традиционное Богослужение настолько изменили, что от него вообще ничего не осталось, кроме фраз типа: подай, Господи, нам то-то и то-то во имя Иисуса!

Богослужение действительно должно развиваться, должно видоизменяться, но ведь не лишь бы как? Если на смену одного чина приходит другой, то последний должен быть лучше, чем предыдущий. А это не всегда просто. Попробуйте составить Евхаристический канон лучше, чем это сделал Василий Великий или Иоанн Златоуст. С другой стороны в нашем обиходе полно и низкокачественной гимнографии, которую триста или даже пятьсот лет назад надо было бы заменить на что-то более респектабельное. Иными словами, то состояние православного Богослужения, при котором столетиями почти ничего не меняется, по меньшей мере, опасно. Должны быть, хотя бы пусть самые малые подвижки, коррективы, хоть как-то освежающие застывшие формы уж слишком старых традиций. Конечно, главное, не форма, а содержание. Цель и смысл наших совместных Богослужений – общая молитва. Не факт, что моления наши усугубились бы, если бы мы привлекли лучших в мире певцов, музыкантов, режиссёров, постановщиков и шоуменов. Молитва – это, знаете, такое дело – не очень управляемое. И в полупустом храме, при чтении себе под нос шепелявого чтеца, и пресвитера, козлиным голосом выкрикивающего за глухим иконостасом возгласы, эта молитва может быть более усердной и Богоугодной.

И, тем не менее – Всевышнему мы должны приносить самое лучшее – от тука, так сказать. Посвящать Господу лучшую музыку, превосходные стихи и песни. Проектировать храмы – талантливейшим архитекторам, возводить церкви - опытнейшим строителям, иконы изготавливать – гениальным иконописцам и т.д. И было бы странным, если бы мы не стремились к тому, чтобы наши Богослужения были как можно более прекрасными и информативными.

Тем более, когда возникают Богослужебные проблемы, а они есть.

Однажды Владыка Ионафан Елецких произнёс важную фразу, которая до сих пор не даёт мне покоя. Это было ещё до того, как мы с ним повздорили. Иногда я захаживал к нему на чай и, хотя его промосковская позиция в известной мере затрудняла общение, но поскольку и он, и я – воспитанники Ленинградской Духовной академии, нам было о чём поговорить. Между прочим, он много потрудился над переводами Богослужений на современные языки. Музыку церковную писал – он действительно талантлив. Кстати, единственный на постсоветском пространстве храм, в котором исполняются его музыкальные произведения – это наш с Вами Сретенский собор.

Да, так вот архиепископ заявил, что, с его точки зрения, наше вечернее Богослужение умирает, ссылаясь на то, что почти во всех храмах посещаемость этой службы крайне низкая. Я с ним тогда не соглашался, говорил, что и вечерня, и утреня - вовсе неплохи – просто хор должен быть на уровне, хороший чтец на понятном современном языке читающий, ну и редактура тропарей, стихир и прочего должна быть качественная.

Я и до сих пор так думаю, но доля правды у моего политического оппонента всё же обретается. Вот в нашем Сретенском соборе до сравнительно недавнего времени песнопения вечернего Богослужение исполнялись вообще полным составом нашего церковно-профессионального хора, да и сейчас – те же профи, только малый состав-квартет – тоже звучит довольно прилично. И чтения вполне пристойные. Перевод и редактура матушки Ирины Замараевой – довольно качественные, причём, с творческим подходом. И, тем не менее – никакого аншлага. А во многих храмах вечернее Богослужение вообще не совершается.

И в связи с этим возникает вопрос – либо Богомольцы разленились донельзя, либо служба не того – не находит отклика, не видится людом актуальной. Вопрос этот на самом деле непраздный.

Я никогда не исповедовал принцип – чем древнее, тем лучше, но иногда, быть может, стоит обратиться к истокам. Ну, вот та же вечерня – как она появилась и зачем? Мы уже говорили с Вами, что в её основе ещё ветхозаветная традиция возжжения субботних свечей. Поэтому и песнопение «Свете тихий…», как мы подчёркивали с Вами, является главной темой, лейтмотивом этого Богослужения. Но это относительно иудейских корней. А собственно в истории раннего христианства вечерня утвердилась благодаря отделению Евхаристии от Агапы. Ну, Вы помните, мы с Вами уже говорили, что в самом начале бытия Церкви – 1-й - 2-й век - литургия проводилась прямо во время трапезы. Со временем христиане на практике убедились, что это не очень хорошо, и таким образом литургия стала отдельным самостоятельным Богослужением. А что было делать с трапезой? От Агап стали отказываться отнюдь не сразу - в разных церквях в различное время – например, в Карфагенской Церкви они были отменены лишь в 5-м веке, а на Западе – аж в 9-м. Так вот, значит, совместное общение за трапезой христиане стали проводить вечерами. Понятное дело – это не было просто посиделками. На этих трапезах читалось Священное Писание, произносились поучения, молитвы. Собственно, это и вылилось в Богослужение вечернее, но, как видите, совсем не такое, которое мы видим сейчас. Хотя некоторые следы от Агап в современном нашем Богослужении таки сохранились.   

Наверняка, все обращали внимание - когда под праздник вечером совершается так называемая лития с благословением хлеба, вина и елея, а потом малюсенькие кусочки этого хлебца, обмакнутого в вино, раздаются во время елеепомазания. Что это? Рожки да ножки от Агапы. Собирались христиане, приносили ястие и питие, молились, усаживались за стол, общались, назидали друг друга, рассуждали на библейские и богословские темы. Вот тебе и вся вечерня.

Так что же – быть может, так сказать, назад – в будущее. Может, и вправду, вместо сложившегося чина вечерни – поставить в храме столы и – приятного аппетита! – как это было в первых веках христианства?

Сама по себе идея не глупа, однако, не надо думать, что мы с Вами намного умнее наших предков, которые вторым шагом отделили от трапез и вечернее Богослужение, а в конце концов, и эти самые Агапы постепенно вовсе упразднили, причём, это происходило в разное время, в разных условиях и в разных церквях. Ответить почему? – не проблема. Гораздо труднее вопрос – а можно ли было эти христианские трапезы так организовать, чтобы не было потом нужды их отменять? Думаю, вопрос этот открытый.

 ----- Фрагмент Богослужения

Я так полагаю - независимо от того, как кто из нас относится к застольям, наверняка, любой согласится, что служить литургию - совершать Евхаристию, принимать Святое Причастие прямо во время еды – вариант не из лучших. И посему кажется естественным довольно таки раннее размежевание литургии с Агапой. Уже во втором веке литургия становится отдельной. А какова судьба трапез? Агапы практиковались, как мы уже говорили с Вами, ещё не одно столетие. В Западной Церкви они дожили аж до 9-го века, прежде чем их окончательно упразднили.

И вот невольно возникает вопрос – почему так случилось, и с чем связано исчезновение христианских совместных молитвенных трапез? Ведь, казалось – это прекрасно, когда собираются братья и сёстры во Христе за столом, общаются друг с другом, обсуждают житейские вопросы в свете Божественного Откровения, делятся религиозным опытом и т.д. И забвение такой практики, на первый взгляд, представляется серьёзным ущербом в жизни церковной.

Сегодня мало церковных общин, особенно православных, которые озабочены подобными проблемами, но всё же встречаются. Далеко ходить не надо – в нашей Сретенской общине пройден такой немалый участок пути в этом направлении.

Ну, Вы помните, лет десять назад стараниями нашего бывшего старосты – Станислава Колесникова – ныне отца Вячеслава, который сейчас служит пресвитером в храме святых Зосимы и Савватия Соловецких на Текстильном поселке, в нашем храме Агапы таки проводились. Здесь же ставились длинные столы, а по окончании литургии все приглашались на скромную трапезу. У нас даже свой чин был составлен. Молитвы за принёсших угощение и за кого они принесены. Молитва на благословение общей чаши вина и хлеба, передача кубка по кругу с братским лобзанием, пение псалмов, чтение отрывка из Священного Писания и его обсуждение и т.д. До сих пор я думаю, что сама идея, замысел был недурной. Однако, после нескольких лет усердных усилий возродить церковную практику Агап, позиции мы сдали, бой был проигран - не война, конечно. Агапы, спустя несколько лет, мы стали проводить в другом формате и с другим составом, но об этом чуть позже.

Так вот почему у нас первая попытка оказалась провальной? Не удавалась самая главная составляющая – общение. С едой проблем не было – если какие-то братья и сёстры проявляли прижимистость, Станислав покрывал это своей щедростью. Помолиться, прочитать отрывок из Священного Писания – тоже не проблема, но это можно сделать в любое время и вне Агапы. А вот говорить… О чём? О картошке, которая вчера была на базаре по три гривны, правда, мелкая, а сегодня по пять, зато крупная. Или какой собака сосед, и какая у него злая собака? Подобные разговоры, вроде как, не в тему. Мероприятие-то духовной направленности – значит, и рассуждать надобно о духовном. А подавляющему большинству сказать нечего. Но говорить-то надо. А когда заговорили, стало понятно, что – лучше б молчали. Тонкий слой интеллектуалов моментально испарился – понятно, по какой причине – слушать ахинею большинства выступающих было дискомфортно – поэтому они просто отказывались оставаться на этих мероприятиях и, таким образом произошла утечка и без того малочисленных мозгов. Что делать? Пробовали акцентировать на проповеди. Но любые монологи Агапе не присущи по природе. Пытались расшевелить братьев и сестёр вопросо-ответной формой. Дескать, спрашивайте – будем отвечать. Но для того, чтобы задать стоящий вопрос, надо уже хоть в чём-то разбираться. Справедливости ради, надо сказать, что были и сравнительно удачные встречи – Господь как-то восполнял нашу немощь Своей Благодатью. Но, в общем и целом, Агапы себя не оправдывали. А под конец картинка стала ещё печальнее. На эти трапезы стали приходить люди бомжеватого типа, которых, кроме как поесть на дарма, абсолютно ничего не интересовало, а некоторые из них даже не соблюдали элементарное приличие хранить тишину – громко разговаривали между собою на посторонние темы. Ну и в какой-то момент, терпение наше иссякло, и мы лавочку закрыли - формат воскресных встреч сменили - контингент участников ограничили, поставили задачу служителям обсуждать с прихожанами заранее заданные темы, правда, тоже за чаем.

Этот тип встреч оказался более жизнеспособным, но по сути Агапой это называть можно уже лишь с большой натяжкой. Так же, как и занятия нашего Владыки Дамиана по четвергам. Свобода слова там, конечно, соблюдается свято, но держится всё за счёт любви к нашему архипастырю и глубокому к нему уважению. Т.е., как видите, история Агап даже по нашему храму – по большей части печальная.

Правда, сравнительно недавно появился луч света в конце тоннеля, причём, самым неожиданным образом - для меня неожиданным, хотя на самом деле вполне закономерным. Дело в том, что я года три назад начал проводить катехизационные занятия с группами прихожан нашего собора. Ну, катехизация – это Вы знаете – устное наставление в основах веры. Группы небольшие – от восьми до 12 человек. Встречаемся раз в две недели вечерами. Задача простая – научить разбираться в главных вопросах православного вероучения. Понятное дело, слушателей я набираю лично сам – не кого попало – люди всё-таки должны быть способны к усвоению знаний, и с каким-то уже духовным опытом, хотя бы минимальным. И вот, столько лет неподдающийся ларчик, оказался очень прост в открытии. Чем больше входят люди в курс православного вероучения, тем, во-первых, им становится всё интереснее, всё чаще возникают правильные вопросы, и обнаруживается многое из духовного багажа, чем можно делиться со своими братьями с сёстрами. Ну Вы уже поняли – катехизационные группы, в результате, к концу наставлений оказываются полностью готовыми к Агапам. Собственно, так оно в настоящее время у нас и складывается – сначала катехизация – накопление и упорядочение Богословских знаний, а по окончанию курса встречи продолжаются, правда, реже – раз в месяц, но уже для проведения Агап. Так вот Агапы с братьями и сёстрами, прошедшими катехизацию, проходят на «ура».

Самое интересное - именно об этом давным-давно мне говорил отец Георгий Кочетков, а я почему-то его не слышал, не воспринимал эту, задним числом понятную, можно даже сказать, простейшую истину. Ведь, это действительно элементарно – прежде чем о чём-то рассуждать, надо хоть что-то знать о предмете разговора.

Ну а теперь к истории. Не потому ли с 4-го по 9-й век – в различных церквях в разное время – были упразднены Агапы, как несостоятельный элемент в жизни церковной. Конечно, экстраполируя наш с Вами современный опыт в прошлое, мы можем в чём-то ошибаться, но, я полагаю, не слишком.

По мере падения интеллектуально-богословского уровня рядовых членов Церкви, общаться друг с другом на вероучительные темы было всё сложнее и тоскливее. Ну а, как известно, природа не терпит вакуума. Свято место пусто не бывает. Как разогнать скуку на богословских собеседованиях? Взять с собою «четверть литра на поправку бывшему регенту за указание», так сказать. Т.е., Агапы всё менее оказывались духовно-обогащающими и всё больше походили на обычные пьянки, до тех пор, пока их не запретили постановлениями соборов. Какие можно из этого сделать выводы? Делайте сами.

----- Фрагмент Богослужения

На этом мы завершаем нашу очередную Богослужебную телепрограмму и прощаемся до следующей телевизионной встречи. Всего доброго. 

 

Здесь все телепрограммы из цикла "Малая Пасха", которые Вы можете прочитывать в текстовом варианте, слушать в real-audio, просматривать или скачивать video в mp4  или аудио в mp3 файлах себе на жёсткий диск без всяких ограничений.

 

 


 

Херсонская епархия УПЦ КП


Украина 73011, Херсон, ул.Энгельса 45
тел: (+38-0552) 38-01-13; 43-66-48; 43-66-53;
моб: (+38-095) 424-11-43; (+38-096) 04-91-956
Секретаря епархии: Іоанна Замараева:
(+38-050) 927-28-18
ioann@pravoslav.tv

По благословению Архиепископа Дамиана