Херсонский собор Сретения Господня

Исторические даты
Сретенского
собора


Вопросы духовнику

Православный
календарь;
Типы Богослужений
в Сретенскомсоборе на предстоящей неделе

Трансляция Богослуженияиз Сретенского собора

Правила поведения в Сретенском соборе

Святое Причащение и подготовка к Таинству

Владыка Дамиан неустанно возносит молитвы о благотворителях и жертвователях храма

Крещения, Венчания, Молебны, Освящения, Панихиды и прочие требоисполнения в Сретенском соборе

Молитвы на каждый день, а так же в особых ситуациях. Акафисты. Новые переводы и редакции Богослужений.


О применении музыкальных инструментов в православном
Богослужении

 

250 24.06.2012

Китайские мученики

 Доверие Богу

Сегодня день памяти 222-х мучеников – православных китайцев, растерзанных в 1900 году местными религиозными фанатами, убеждёнными в том, что все беды в Китай несёт христианство, которое они считали религией иностранной, чуждой их национальному самосознанию.

------ Фрагмент Богослужения 

Меня всегда поражала логика приверженцев, скажем, РУН-віри, так называемой, что, мол, христианство для нас – религия иностранная, привнесённая извне. Поэтому, долой иностранщину, долой православие, давайте возродим наше родимое язычество!

Ну, во-первых, кто сказал, что язычество – это изобретение славян? На самом деле, наши предки ничего особенно своего не придумывали, а просто восприняли уже существовавшие к тому времени языческие верования у других народов, живших тысячи лет ранее. Причем, язычество язычеству рознь. Вот греки действительно могли бы гордиться своим культурным прошлым, и римляне тоже, в какой-то мере. Потому что греко-римское миросозерцание – это всё-таки серьёзный уровень – например, учение о Логосе – вообще небывалая высота религиозной философии. Так ведь славяне не Сократовы взгляды усвоили и не Платоновы, и даже не Гераклит почитался их духовным отцом.

Вера в домовых и русалок, прыжки через костёр? Примерно то же было и у других народов, надолго застрявших в своём развитии. Или культ Перуна – ни нового ничего в этом идоле не было, ни остроумного. Перун, кстати, был главным в пантеоне славян, а этимология этого слова – «бьющий», «ударяющий» - громом и молнией, имеется в виду.

Так ведь точно такие же божки были и у индоевропейских народов, причём, почти с такими же названиями: Perkūnas, Pērkons, Parjánya – громоверожцы эти были задолго до славян. Но дело здесь даже не в плагиате. Если мысль умная, повторить её очень даже незазорно, но если это глупость? Обожествлять гром или молнию – разве умно?

Патриотизм некоторыми людьми странно понимается. Помню, в 90-каком-то украинские патриоты пришли в Свято-Духовский собор в красных шароварах. Но это ещё куда ни шло. А представьте, если русские начнут носить деревянные лапти вместо удобных кожаных туфель – дескать, долой иностранчество - мол, ботинки фирмы «Саламандра» – это тлетворное влияние из-за рубежа. Классический мужской костюм также чуждый элемент нашего быта – происки ненавистных англичан – грубо-льняная рубаха навыпуск – вот что нам надо. Windows – это происки супер-буржуя Гейтса, да и вообще, компьютеры – где они взялись на наши головы! При Советской власти-то ранней, как относились к кибернетике – лженаука и точка. В словарях так и значилось: «Кибернетика и генетика – лженауки, придуманные буржуазией для совращения трудящихся». А раз так, отца Павла Флоренского, первого в мире занимавшегося полупроводниками – в ссылку, Вавилова – мирового учёного-генетика – на нары. А че они иностранщину развели на нашей родной земле? У нас есть свой компьютер – счёты.

Но вот почему-то не хотят ходить в лаптях наши русофилы, а украинские националисты - ездить на бричках. Так же, как и состоятельные антисемиты предпочитают проходить курс лечения в клиниках Израиля, а не Чугуева. 

А вот что до религии, то прямо сумасшествие для некоторых сразу же наступает, мол, православие пришло к нам из Византии, а до этого Коляда и Вий были нашими богами. Странная логика – если дед мой поклонялся пню трухлявому, то что - и я должен боготворить эту деревяшку?

Религии, родина которых Китай, конечно, на порядок выше, чем славянское язычество – это Даосизм и Конфуцианство, которые, кстати, на сегодняшний день не очень-то и распространены в Китае. Там гораздо больше буддистов, причём, издавна – а буддизм, к слову говоря, это религия вовсе не китайская – она древнеиндийская, возникшая в 6-м веке до нашей эры. Причем, буддизм, в сравнении и с Даосизмом, и с Конфуцианством, гораздо ущербнее - это много ступеней вниз по уровню развития, и, тем не менее, засилье буддистами китайской религиозной культуры не вызывало столь ожесточенного сопротивления, как это было по отношению к христианству.

1900 год в этом отношении весьма памятен. Еще не скоро появятся коммунисты, еще впереди трагедия так называемой «культурной революции», но ненависть к христианству уже тогда витала в воздухе.

Ихэтуани – народное движение такое выступило в 1900-м. «Ша», - вопили ненавистники христианства, что в переводе с китайского – «убивай». «Убивай христиан», – отовсюду орали  толпы «боксёров» в кавычках, как они себя называли, - как только убьём последнего христианина, в Китае наступит райская жизнь, – говорили они.

Почему именно 1900 год оказался кровавым? До весны девятисотого официальные власти Китая кое-как всё же защищали иноверцев-христиан, а уже к лету императрица Цыси, наоборот, приказала войскам поддержать язычников.

Чиновники, которых подозревали в симпатии к христианам, были казнены на месте, так сказать, без суда и следствия. Здание Российской Духовной миссии и храмы были сожжены. 11 июня дотла сгорели христианская библиотека, архив и ризница. А затем, ихэтуани зверски замучили 222 православных китайца, которые и стали первыми китайскими святыми-мучениками, память которых отмечает сегодня наша Церковь. Среди них есть и священномученик - иерей Митрофан, первый китаец-священник, рукоположенный в Японии святителем Николаем Касаткиным, просветителем Японии.

Так вот, в ночь с 11 на 12 июня язычники с горящими факелами во всех частях Пекина нападали на христианские жилища, хватали несчастных христиан и истязали их, заставляя отречься от Христа. Многие не выдерживали - соглашались воскурить фимиам перед идолами, но другие, не страшась мучений, мужественно исповедовали Христа. Страшна была их участь. Им распарывали животы, отрубали головы, сжигали на кострах или в собственных домах. По свидетельству самих язычников-очевидцев, некоторые из православных китайцев встречали смерть с изумительным самоотвержением. Православный катехизатор Павел Ван умер мученически с молитвой на устах. Учительницу школы Миссии Ия Вэнь ихэтуани изрубили и полуживую забросали землёй – при этом она не переставала мужественно исповедовать Христа перед своими мучителями.

Повсюду свирепствовала крайняя жестокость. Так, например, на глазах одного 8-милетнего отрока ихэтуани убили отца, а самому мальчику разрубили плечи, отрубили пальцы на ногах, отрезали нос и уши.

Отца Митрофана, который в своём жилище скрывал женщин-христианок и детей, ихэтуани убили сравнительно безболезненно, изрешетив его грудь мечами, ну а дом сожгли вместе с там прятавшимися.

Не просто, одним словом, было сеять христианство на китайскую почву. И, тем не менее, сегодня Церкви в Китае уже довольно влиятельны и растут, как на дрожжах. Был сравнительно недавний период, когда в Китае ежедневно принимали Святое Крещение сотни тысяч – этот период, кстати, хронологически совпадает со временем стремительного экономического роста – китайского чуда, так сказать. Поистине, кровь мучеников – семя христианства, как некогда говорил Тертуллиан.

Памяти православных китайцев, мученически пострадавших за веру во время языческого побоища в 1900 г., посвящён в Пекине храм в честь Всех Святых Мучеников Православной Церкви, со склепом, для погребения в нём костей избиенных православных китайцев, а 11 июня по старому стилю установлен день памяти китайским страдальцам за веру.

------ Фрагмент Богослужения

И вторая тема, обсуждаемая в Кафедральном соборе Сретения Господня: о том, почему трудно доверять Всевышнему.

Доверять Богу – дело не из легких, особенно когда умирает твоё родное чадо, которому 12, 18 лет, или 25. Мало того, что это нестерпимая боль разлуки с любимым человеком, плюс ещё и мучительный вопрос, повисший в воздухе – почему?

Когда пытаешься себя или другого утешить, что, мол, душа бессмертна, впереди вечность, это не очень-то и помогает. Ну, во-первых, потому, что у нас нет опыта той жизни. Да, нам говорят, что на том свете хорошо, но мало ли что говорят, самих-то нас там не было. Да, мы твёрдо верим, что это так, но именно верим. В отличие от безбожников, которые, брызжа слюной, на протяжении почти целого века долдонили, что они знают, мол, наукой доказано, что ничего нет – ни Бога, ни души, ни загробной жизни, мы говорим честно. Мы не знаем, мы верим. Да, твердо верим, и вера наша по силе иногда превосходит знание, и, тем не менее. Ну, никто из нас по-настоящему там не бывал и не видал того, о чем написано и сказано, ничего не слышал и не ощущал. Поэтому, мало ли…

На самом деле, не надо бояться подобных сомнений. Мы неоднократно подчеркивали с Вами, что сомнение – это не враг веры – другое дело, застревать в сомнениях не следует.

Во-вторых, ну ладно, предположим, что на том свете действительно хорошо, допустим. Но и здесь на земле, нам, ведь, не плохо. Туда-то всегда успеется, а здесь можно многое чего и пропустить. Поэтому, экзистенциально мы никогда не смиримся с ранней смертью юных и молодых наших родных и близких. Какими бы верующими мы ни были, смерть любимого – это всегда больно, хотя бы по причине жалости к себе самим. Дескать, ему-то может и хорошо там, на Небе, а мне-то без него каково?

Понятное дело, что психологию нашу земную не изменишь – когда оно болит, что себе ни говори – любые доводы неубедительны, и, тем не менее, понимание сути вещей, когда в голове относительный порядок, значение имеет немалое. Намного легче перенести боль человеку, потерявшему сына, если он верит, что раз Бог допустил такое горе, значит - так лучше будет в конечном результате. Чем лучше – это далеко не всегда понятно, хотя, при вдумчивом наблюдении за жизнью ближних – духовным их ростом или, наоборот, оскудением - бывает даже очень всё прозрачно.

Самое расхожее из всех обвинений в адрес Всевышнего, в том, что Господь прерывает жизни в самом расцвете молодости людей умных, добрых, отзывчивых, в то время, как индивиды сомнительной нравственности живут до глубокой старости.

Еще раз повторимся, если бы даже Господь явился нам лично и всё объяснил, растолковал, отчитался бы перед нами – почему в этом случае Он поступил так, а в том сяк, мы бы от этого не успокоились. Мы даже вряд ли поняли бы Бога – потому что у нас с Ним слишком разные точки зрения и, соответственно, иная иерархия ценностей. Он рассматривает нашу жизнь с позиции вечности, и в Его очах эти наши десятилетия – суть ничтожное мгновение, а для нас с Вами - это ого-го! А главное, это то, что для нас земная жизнь во плоти – это абсолютная самоценность, а для Бога – это всего лишь один из нюансов нашего рождения в Жизнь Вечную.

Мы ведь с Вами, к слову говоря, годы жизни считаем от рождения, а не от зачатия. И празднуем не появление внутри утробы матери, а выход на этот свет. Хотя все прекрасно понимают важность периода беременности женщины, необходимости вести ей здоровый образ жизни и, там, все прочее, но, тем не менее – даже если бы мы и помнили те девять месяцев, проведенных до наших родов, думаю, вряд ли кто-либо из нас слишком серьезно относился бы к этому периоду своей жизни. Но это мы сейчас уже рассуждаем с позиции рожденных и проживших многие годы на этом свете. А до рождения, если бы мы и могли соображать, то примерно, как те двое близнецов из анекдота: «Слышь, брат, - толкает один другого, – как ты думаешь – потусторонний мир существует или нет?» - «А кто его знает, – отвечает другой близнец, – вряд ли - оттуда еще никто не возвращался». И этот анекдот можно было бы продолжить: первый близнец уже родился, а второй бьется головой о близлежащую стенку и причитает: «На кого ж ты, брат, меня покинул!» Это смешно, но очень много народу рассуждает точнёхонько так.

Я не силён в гинекологии, но общеизвестно, что иногда докторам приходится вызывать искусственные роды задолго до наступления естественного срока, ну, по причине, там, разных патологий – если наметились какие-то серьезные отклонения от правильного развития плода, лучше на седьмом месяце родить относительно здорового, чем на 9-м урода.

Это, конечно, грубый пример, но он годится. Если Господь видит, что по жизни человек стал сползать вниз – очень даже может быть, что Бог примет решение вызвать преждевременные роды. Так бывает, кстати, очень часто. Смотришь, ну замечательный человек – культурный, обаятельный, добрый, умница – вдруг заболел и помер. Родные причитают, упреками Всевышнего обсыпают. Ну а Вы хорошенько покопайтесь в памяти, вспомните хотя бы последние года два из жизни усопшего и попытайтесь ответить на вопрос – в каком направлении он двигался – вверх или вниз? Причем, градусы могут быть минимальными, практически незаметными. Это не всегда просто, когда в памяти всплывает лишь образ покойной дочери или сына иже во святых, так сказать, с нимбом на голове. Ну да, он был прекрасным человеком. И даже можно еще продолжить, что и через десять лет оставался бы неплохим. Может быть, ведь и вправду, не может же высокоморальный человек за 30-40 лет жизни превратиться в сволочь? На самом деле, может, но, скорее всего, наше «солнышко» и через 50 лет будет греть, но уже, как остывший борщ. Так разве не лучше чай подавать не тепленьким, а мороженое - не подтаявшим?

В последние годы мне приходится наблюдать, как один из очень близких мне людей с каждым месяцем и годом становится всё хуже и хуже, ну, разумеется, с моей субъективной точки зрения. О, нет – он прекрасный, замечательный человек и деградирует не так уж и стремительно. Его моральный уровень настолько высок, что еще лет на сорок хватит находиться в свободном планировании. Но я-то помню, каким он был 10 лет назад, 5 лет, 2 года. Хорошо зная его, я уверен, что очень скоро, вот-вот наступит поворотный момент, когда он, как птица, вновь взмоет ввысь. Причем, это не просто красивые слова пожелания, а твердое моё убеждение, на основании многолетнего пастырского опыта. Если бы не так, то Господь еще 10 лет назад, к моей глубокой скорби, забрал бы его к Себе. А если этого не случилось, значит, знает Бог, что за снижением последует взлёт – быть может, не очень высокий, но, тем не менее, достигший того уровня, на котором не стыдно уже и на тот свет появляться.

В чем застанет Господь нас в час смертный, в том и будет судить. Другими словами, в каком духовном состоянии мы уйдем из этой жизни, в том и будем пребывать в вечности. Мы уже неоднократно подчеркивали с Вами, что, согласно православному вероучению, в будущем веке нет покаяния. Покаяния не в смысле раскаяния, скорби. Последнего там будет, хоть отбавляй. Не будет покаяния, как перемены сознания, того, что по-гречески именуется metanoja. Посему очень важна именно та максимально высокая планка, которую человек может взять в жизни земной.  

У каждого своя планка. Вот живет негодяй-Вася и Кондратий его не берет. Да что Кондратий – хвороба никакая к нему не липнет. Да, так бывает нередко. И логика здесь на самом деле простая. Вася в моральном смысле хоть и на уровне плинтуса, но он с каждым годом, пусть всего лишь на пару миллиметров, но подрастает. Да, он и через 50 лет в нравственном плане будет - от горшка три вершка, но хоть так. Ради этого и продлевает ему Бог годы жизни. А Гриша - душка-добряк в свои 30 лет захирел и помер. Нам его жалко по-своему, а Богу по-Своему. Да, Гриша и в 90 лет будет неплохим человеком. Но если на сей момент он пламенеет внутренней красотой, не логичней ли взять его на Небо именно сейчас, чтобы он вечно был там таким сияющим?

Мне иногда приходится исповедовать тяжело больных, которые прекрасно понимают, что – все - не жильцы они уже на этом свете. Надежда, конечно, всегда остаётся – а вдруг! Врачи, может, ошиблись с диагнозом, и опухоль у них не злокачественная, а доброкачественная, и никакие то не метастазы – просто врачебная ошибка. Или чудодейственное лекарство поможет. И, ведь, действительно, далеко не все раковые больные умирают – всякое бывает – я лично знаю людей ныне здравствующих, на которых уже лет двадцать как врачи крест поставили деревянный. Уже и лечащего врача похоронили, а обреченный живет себе и в ус не дует.

Разговор с такими больными, как правило, очень тяжкий. Основным грузом является ожидание от священника того, чего он не может дать. Батюшка в этом отношении гораздо бессильнее врача. Доктор может хоть обезболивающий укол прописать или сочинить легенду, что, мол, не всё так уж и плохо. Священник на это не имеет право. Духовник просто обязан сказать человеку, что тот вскоре окончит своё земное бытие. Пастырь должен говорить только правду, в то время, как многие не хотят слышать этой правды, наоборот, желают быть обманутыми.

В таких случаях я обычно строю свой разговор примерно так. Во-первых, пытаюсь убедить больного ликвидировать трещину в сознании, которая зияет у абсолютного большинства тяжелых больных. Как я уже сказал, одним осколком своего ума они понимают, что дело - дрянь, а другим – что всё не так уж и плохо. На самом деле этот кровоточащий разрыв сознания еще более усугубляет страдание умирающего. Правду, какой бы они ни была тяжкой, нужно принять целомудренно, не шизофренически, цельным сознанием. Надо согласиться с реальностью. Не в смысле опустить руки, капитулировать – наоборот, восприняв реальную действительность, мобилизовать все свои душевные и физические силы для важнейшего события всей личной истории – для нового рождения в вечность - к жизни более яркой, более интересной, более радостной, которая уже не будет иметь конца. Не стоит бояться этого перехода, хотя страшно всем – такой вот базовый инстинкт нашей телесной составляющей сидит в нас. 

Ну а, во-вторых, если туда уж очень не хочется – формально, проблем нет. Обратись к Богу и просто скажи Ему, что если Он продлит тебе земную жизнь, то прибавленные годы ты посвятишь самосовершенствованию, очищению от пороков, упражнениям в доброте, во взращивании в себе духа. Просто пообещай Богу, и Он обязательно тебя подымет с одра болезни из любого состояния, даже если бы ты уже в могиле, как Лазарь, четыре дня гнил. Если Он, конечно, тебе поверит. Для Бога, создавшего весь мир, это не составит абсолютно никакого труда.

У Бога действительно проблем нет. Это у нас большая проблема – мы норовим обдурить Всевышнего, обвести Его вокруг своего пальца, навешать лапшу Ему на уши, а - не получается – ушей у Творца нету – вот беда какая! Мол, Господь, если Ты дашь мне еще хоть годочков пять пожить, я столько всего переделаю. Я буду служить Тебе верой и правдой, каждый день в храм ходить, молиться по два часа утром и вечером, всех так облагодетельствую, что и Тереза, и мать Мария на моём фоне просто померкнут.

А Господь нам в ответ: «Угу, что еще придумать изволите?».

Но бывает и по-другому – человек каким-то образом находит в себе внутренние силы так пообещать Богу, что уже само это обещание является проявлением перемены сознания, оно не забудется на следующий же день после выздоровления. И вот с таким обещанием Всевышний соглашается, и тогда происходит то самое чудо… Да, чудо исцеления. Исцеление того больного, для которого на кладбище уже могила была вырыта, а тамошний директор ставил ему прогулы. Но самое главное чудо – это то, что человек, наконец, повернул стопы свои на путь Правды и Истины, а его земная жизнь обрела смысл и ценность перед лицом Бога и Вечностью.

------ Фрагмент Богослужения

На этом мы завершаем нашу богослужебную программу, и я прощаюсь с Вами до встречи через неделю. Всего доброго.

 

Здесь все телепрограммы из цикла "Малая Пасха", которые Вы можете прочитывать в текстовом варианте, слушать в real-audio, просматривать или скачивать video в mp4  или аудио в mp3 файлах себе на жёсткий диск без всяких ограничений.

 

 


 


Кафедральный собор Сретения Господня
Херсонской епархии
Православной Церкви Украины


Украина 73011, Херсон, ул.Сретенская, 58-а
тел: (+38-0552) 43-66-48
моб: (+38-050) 764-84-19, (+38-096) 049-19-56
ioann@pravoslav.tv

По благословению Архиепископа Дамиана