Херсонская епархия
УПЦ КП

под управлением Архиепископа Климента

Приходы Херсонской епархии

Владыка отвечает на вопросы посетителей

Владыка отвечает на вопросы посетителей

Кафедральный собор Сретения Господня

Трансляция Богослужения из
Сретенского собора

Православный календарь;
Расписание Богослужений в Сретенском соборе

Правила поведения в Сретенском соборе

Святое Причащение и подготовка к Таинству

 Владыка Дамиан неустанно возносит молитвы о благотворителях и жертвователях храма

Крещения, Венчания, Молебны, Освящения, Панихиды и прочие требоисполнения в Сретенском соборе

Православ ТВ

прот.Иоанн Замараев

Aрхив
"Малая Пасха"

Архиепископ Ионафан (Елецких)

О применении музыкальных инструментов в православном Богослужении

Гостевая Книга

 

615 10.03.2011

Вот уже и на исходе первая неделя Великого поста. В эти дни в православных храмах совершались особые великопостные Богослужения, вечерами читался покаянный канон Андрея Критского, ну и проповеди произносились на соответствующие темы – о посте, молитве, борьбе со своими грехами и порочностью.

----- Фрагмент канона Андрей Критского 

     В практике протестантских церквей пост воспринимается, в первую очередь, как усиление молитвы. Ну вот, к примеру, заболел брат или сестра во Христе, и вся община молится о выздоровлении. И если все очень серьезно, человек там, в реанимации, скажем, то пастор может объявить пост по этому поводу, чтобы ходатайство Церкви было более убедительным. Или, предположим, нужно строить новое молитвенное здание, а землю под дом молитвы городские власти не выделяют – тоже, по усмотрению пасторов, может быть объявлен пост. В принципе, неплохая практика, но основная мотивация таких постов является, как бы так сказать, убедить Всевышнего отозваться на ту или иную просьбу.

Справедливости ради необходимо отметить, что тенденция выпрашивать у Бога житейских благ, помощи в каких-то делах, она универсальная. Православные с таким же запалом просят у Бога того, просят у Бога сего – дай, помоги, способствуй. Да, почему бы и нет? Сам Христос говорил: «просите, и дано будет Вам…»; «все, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, - и будет вам». Хотя просить у Бога вовсе не обязательно, потому что, как сказано в том же Евангелии, «знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него». Благодарить и прославлять Бога – это да, действительно наша моральная обязанность.

Посему, в Церкви православной, посты провозглашаются не для того, чтобы чего-то такого выпросить у Бога, а как одно из мощных духовных средств. Пост – это высочайшая технология освобождения от пороков и греховного порабощения. Поэтому и воздержание от пищи в православии – не самое главное. Это, конечно, не означает, что православным в посту можно курятиной и свининой давиться, но вопрос еды второстепенный. Иоанн Златоуст возглашал – что толку от того, что от мяса Вы отказываетесь, а поедаете своих ближних!

Более того, даже к воздержанию в пище необходимо подходить с умом.

Ну, к примеру, есть люди, которые по жизни мясо не любят. Им хоть всю жизнь его не давай, они даже внимание на это не обратят. И вот такому человеку, представляете, говорят, что это же самое мясо церковью вкушать запрещается. – Да, Бога ради, хоть тыщу лет!

Но этот же самый человек, предположим, любит переслащенные сухофрукты, и любит настолько, что при одном их виде у него дрожь в конечностях начинается, и мурашки по телу бегают. А сухофрукты – это ведь классическая постная пища, рекомендуемая церковью. И, понятно, такой сладкоежка очень даже комфортно будет чувствовать себя в эти великопостные дни. По простой причине – он дерется с туманом. В то время, как он тоже, ведь, человек несвободный, но он зависим не от украинских галушек и сала, а от сладостей, и вот если бы ему запретили поглощать сушку, вот тогда он взмолился бы. Поэтому, если и стоит перед человеком задача избавиться от обжорства и порабощения чревоугодием, то бороться надо не с призраком, а с реальным противником.

Но переедание – это не самый страшный порок. Хотя, иногда из-за вкусной еды люди таки лишаются очень важного, как некогда Исав продал за чечевичную похлебку свое право быть первым наследником своих родителей. И, тем не менее, если бы самыми страшными злодеями на свете были обжоры, мы бы с Вами жили уже на земле, почти как в раю, и в Царство Небесное пропуск всем был бы обеспечен.

Человечество страдает не столько от чревоугодия, сколь от ненависти, жестокости, предательства, лжи, воровства. Поэтому, настоящим постом для вора было бы – не воровать, для лжеца – не лгать, для прелюбодея - не изменять, тирану – воздержаться от своей жестокости.

Могут, конечно, нам возразить – что ж это за пост такой – от воровства. Что ж, получается – до Пасхи воровать нельзя, а после Пасхи, что, уже можно? В дни святой Четыредесятницы прелюбодействовать нельзя, а потом - пожалуйста?

Подобные вопросы – некорректны. Ну и что из того, что нельзя и сейчас, и завтра, и через десять лет, а если очень хочется, и человек не может с собою совладать – у него ведь мания, он - в рабстве. Как мама одной нашей матушки, о которой мы уже упоминали с Вами – она прекрасно знала, что ей, как диабетику, конфеты есть нельзя. А тут коробка большая, шикарная, красочная вкуснейших таких-растаких конфет под руку попалась, что жизнь без конфетного кайфа она предпочла сладкой смерти, съев зараз все до одной конфеты из целой упаковки.

Если человек не может не пить или не курить, или  не прелюбодействовать, то начать надо с того, что хотя бы, попробовать не делать этого в какой-то ограниченный промежуток времени. Вот эта временность предлагаемого усилия над собой, является очень важным психологическим элементом в технологии внутреннего освобождения от любой из форм порочных зависимостей. Не пьянствовать всего лишь вот эти конкретные 47 дней, это ведь проще, чем решиться вообще навсегда бросить пить.

Но когда ты научился держать себя в руках, быть хозяином себя самого в течение ограниченного времени, ты уже ослабил путы, сковывающие тебя, теперь уже проще и напрочь отказаться от того или иного греха. 

Поэтому, очень важной чертой любого поста, является четкая обозначенность во времени. Скажем, 40 дней плюс страстная седмица.

Вот 7-го марта, прямо с утра мы с Вами начали поститься, а 24 апреля – уже Пасха – разговеемся – все четко – ни дня больше, ни дня меньше, с точностью швейцарских часов. Это, опять-таки подчеркнем, крайне важно.

Иллюстрировать значимость строгого временного ограничения можно примером из жизни одного из моих старых друзей.

Есть один человек - он тоже прихожанин нашего храма, но не ежевоскресный, которому удалось самостоятельно бросить наркотики. В свое время он присел на морфий. И вот когда ему стало понятно, что он погибает, то решил с этим завязать. На самом деле, как Вы знаете, выбраться из этой ямы удается одному человеку из тысячи. Но он как раз вошел в эту десятую процента – личность невероятно волевая. Да, так вот, как он себя вел? Сел за стол, положил возле себя шприц, наполненный морфием, завел часы, чтобы будильник прозвенел ровно через три часа и, впялившись в минутную стрелку, не отводя от нее ни на миг свой взор, ждал – когда же она сделает сначала один оборот, потом, второй и, наконец, третий. Он себе сказал – если я и не выдержу, уколюсь, то не раньше, чем зазвенит звонок. Когда сигнал срабатывал, он тут же переводил стрелку звонка еще на три часа вперед, - его трясло и корчило, он истекал холодным потом, но взор был прикован к будильнику – его задача выдержать еще три часа. Здесь крайне необходимо ясное представление о времени; пограничной тяжести подвиг должен определяться четкими временными рамками, в противном случае человек не в состоянии выплеснуть все свои силы и сконцентрировать все свои скрытые возможности. И обязательно шприц с наркотиком должен быть наготове. Наркоман, даже если он решился соскочить с иглы, он должен быть уверен, что в любой момент у него есть возможность уколоться. Этот нюанс легче понять людям, страдающим клаустрофобией, боязнью замкнутого пространства. Клаустрофобы на самом деле в замкнутом пространстве находиться могут преспокойно, скажем, взаперти. Но это если у них есть запасной ключ, и они уверены, что в любой момент могут открыть дверь. В противном случае, у них начинается истерика. Кстати, в большинстве передовых центрах по реабилитации наркоманов свободный доступ к наркотикам обязателен. Любой пациент должен иметь возможность свободно открыть шкафчик и взять оттуда шприц с наркотиком. Другое дело – если ты это сделаешь, то – до свидания – пошел вон!

Освобождение от рабства не может совершаться через насилие – это основной закон конституции духовной свободы. С другой стороны, чтобы человеку выдержать максимально возможное напряжение, он должен знать, что терпеть осталось еще недолго.

А когда заканчивается время подвига, наступает радость, пусть даже не окончательной победы, но в решающем сражении, и людям часто не хочется отступать назад, сдавать свои позиции, отвоеванные такой болью. Но даже если вымытая свинья вновь окунется в жижу грязи, перемешанной с пометом, у нее уже будет мизерный опыт чистоты, а быть может, и тоска по чистоте. Ну, у свиньи – это вряд ли, а у человека так будет обязательно. И с каждым постом, с каждым, хотя бы временным высвобождением, такой опыт будет накапливаться и, даст Бог, сделав несколько оборотов вокруг земли, космический корабль наших душ вырвется из цепей земной гравитации и направит свое прямолинейное движение в открытый космос – в обители Отца нашего Небесного.

----- Постовое песнопение 

Ну и напоследок несколько слов, касающихся этических проблем общества, произнесет профессор Московской Духовной академии Алексей Ильич Осипов.

А.И. Осипов:

- Возможно ли применение биомедицинских методов в случаях, когда наблюдается бесплодие? Все зависит от того, какие эти новые средства – не могут ли они нанести вред целостности и физическому, и душевному здоровью личности. Рассматривая этот вопрос, констатируется, что с развитием упомянутых технологий по преодолению бесплодия, связано распространение идеологии репродуктивных прав. Данная система взглядов предполагает приоритет половой и социальной реализации личности над заботой о будущем ребенке, о духовном физическом здоровье общества, о нравственной устойчивости. В мире постепенно вырабатывается отношение к человеческой жизни, как к продукту, который можно выбирать согласно собственным склонностям, и которым можно распоряжаться наравне с материальными ценностями. Православная Церковь совершено иначе смотрит на это. Чадородие – желанный плод законного супружества, но не единственная его цель, если муж или жена не способны зачать ребенка, а терапевтические и хирургические методы лечения не помогают, то им следует со смирением принять свое бесчадие, как особое жизненное призвание; пасторские рекомендации в подобных случаях должны учитывать возможность усыновления ребенка, по обоюдному согласию. К допустимым средствам медицинской помощи может быть отнесено – искусственное оплодотворение половыми клетками мужа, поскольку оно не нарушает целостности брачного союза, но и не отличается принципиальным образом от естественного зачатия. Манипуляции, связанные с донорством половых (неизвестно чьих) клеток, нарушают целостность личности и исключительность брачных отношений, допуская вторжения в них третьей стороны. Это средство церковью рассматривается как греховное и не нормальное - не известно от кого получается ребенок, от какого-то анонимного отца. Запрещается и суррогатное материнство. Что под этим подразумевается? Это вынашивание оплодотворенной яйцеклетки женщиной, которая после родов возвращает ребенка «заказчикам». Церковь рассматривает это, как нечто противоестественное и морально недопустимое. Нравственно недопустимыми, с православной точки зрения, являются все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление консервации и намеренное разрушение избыточных эмбрионов. На признании человеческого достоинства даже за эмбрионом основана моральная оценка аборта, осуждаемого церковью. Оплодотворение одиноких женщин с использованием донорских половых клеток или реализация репродуктивных прав одиноких мужчин, а так же лиц, так называемых, не стандартной ориентации, лишают будущего ребенка права иметь мать и отца. Употребление репродуктивных методов вне контекста благословенной Богом семьи, становиться формой Богоборчества, осуществляемого под прикрытием защиты автономии человека и превратно понимаемой свободы личности.

----- Постовое песнопение 

На этом мы завершаем нашу христианскую телепрограмму, и я прощаюсь с Вами до встречи через неделю. Всего доброго. 

 

Здесь все телепрограммы из цикла "Страницами Главной Книги", которые Вы можете прочитывать в текстовом варианте, слушать в real-audio или mp3 формате, просматривать real-video или все эти файлы скачивать себе на жесткий диск без всяких ограничений.

 


Херсонская епархия УПЦ КП


Украина 73011, Херсон, ул.Энгельса 45
тел: (+38-0552) 38-01-13; 43-66-48; 43-66-53;
моб: (+38-095) 424-11-43; (+38-096) 04-91-956
Секретаря епархии: Іоанна Замараева:
(+38-050) 927-28-18
ioann@pravoslav.tv

По благословению Архиепископа Дамиана