Херсонский собор Сретения Господня

Исторические даты
Сретенского
собора

Православный
календарь;
Типы Богослужений
в Сретенскомсоборе на предстоящей неделе

Трансляция Богослуженияиз Сретенского собора

Правила поведения в Сретенском соборе

Святое Причащение и подготовка к Таинству

Владыка Дамиан неустанно возносит молитвы о благотворителях и жертвователях храма

Крещения, Венчания, Молебны, Освящения, Панихиды и прочие требоисполнения в Сретенском соборе

Молитвы на каждый день, а так же в особых ситуациях. Акафисты. Новые переводы и редакции Богослужений.


О применении музыкальных инструментов в православном
Богослужении

 

571 10.02.2010

  Сегодня многие обвиняют власть в падении численности населения нашей страны. Звучит это зачастую примерно так: не трогайте нашего Сталина – если он кого и отправил на тот свет – значит, так надо было. А из-за нынешней так называемой демократии – население и Украины, и России просто тает – из 52-х миллионов украинцев, хорошо, если осталось 48. Из-за тяжких условий жизни нация просто вымирает. Это разве не геноцид против собственного народа? Я, конечно, далек от желания выступать в роли адвоката нынешней так называемой элиты. Бог им судья, а судить есть за что. Но данное обвинение некорректно, по очень простой причине. Народонаселение любой страны практически всегда сокращается не из-за повышенной смертности, а за счет падения рождаемости. Люди просто не хотят заводить детей. Почему это происходит? Отвечает на этот вопрос Святейший владыка Кирилл Гундяев. 

 Кирилл Гундяев:

- Многие не заводят детей из-за того, что, мол, нету денег, или условия жизни плохие. Ну а что было в прошлом в России? По 10, 12, 13 детей в крестьянских семьях, в одном большом доме, а иногда – и не в очень большом доме. Многие могут сказать: да, но ведь жизнь была другая! А что значит – другая жизнь? Теснота - всегда теснота, недоедание – всегда недоедание, отсутствие тепла – всегда отсутствие тепла. Но, тем не менее, семьи были большие. И другая картина. Процветающие западные страны, с невероятно высоким уровнем жизни. Уж, казалось бы: где, как не там! И что же вы думаете? А там демографическая проблема еще более острая, чем у нас. Речь идет действительно о вымирании так называемых цивилизованных наций. И за счет только притока рабочей силы из стран бедных, так называемого 3-го мира, во многом и существуют западные экономики. Похоже, что сегодня и наша экономика тоже не может уже существовать без приезжей рабочей силы. Вот иногда мы сетуем на то, что приезжают люди с другими обычаями, с другими порядками, пытаются что-то свое у нас тут насаждать и утверждать – некоторые очень болезненно на это реагируют – но мы должны помнить, что на нынешнем этапе развития экономики, например, Россия без этих людей прожить не может. А кто виноват? Мы виноваты! Мы виноваты. Мы становимся слабым народом, становимся слабым чисто физически: нас становится все меньше и меньше. Россия, как великая страна, нуждается в сильном народе. Некоторые ученые утверждают, что если бы не перипетии революции, гражданской войны, не страшные эксперименты с нашим народом в 20-м веке – голод, войны – то нас сегодня было бы 300 миллионов – не разделись наша великая страна! Да, наверное, так бы оно и было, а сегодня в России - в два раза меньше! Политики понимают остроту проблемы, ученые понимают остроту проблемы, теперь только важно, чтоб наш народ это понял. Логическими построениями, доводами можно убедить человека, что действительно сегодня необходимо, чтобы в наших семьях было минимум два-три ребенка. Убедить можно, а как реализовать эти убеждения? Ведь между взглядами, убеждениями и реальной жизнью всегда есть какое-то пространство. Для того, чтобы мысль стала действием, для того, чтобы идея реализовалась, нужна воля. А вот в этом случае – в случае рождения детей – и воли мало. Нужно любящее сердце! Потому что рождение ребенка – это всегда любовь. А любовь – это всегда способность пожертвовать собой. Истинная любовь отличается от того, что называется любовью, именно способностью пожертвовать, отдать от себя другому. И если у нас с вами сегодня сокращается население, если у нас маленькие семьи, то это, в первую очередь, сигнал того, что истощается любовь, что нечто опасное происходит в нашей духовной жизни. Чадородие есть, в первую очередь, проявление любви мужа к жене, а жены – к мужу, и родителей – к детям. Поэтому сегодня христианская проповедь, направленная на изменение нравственного состояния человека, прямо связана, в том числе, и с таким понятием, как народонаселение. Преодолеть демографическую проблему можно и нужно, в первую очередь, на уровне нашего сознания и сердца. Конечно, это не означает, что государство не должно вкладывать деньги, обеспечивать условия для материнства, детства. Сегодня это огромная проблема, и, слава Богу, какие-то уже важные шаги в этом направлении сегодня совершаются. Дай Бог, чтобы эти шаги совершались и далее. Важно, чтобы правительство, власть, общественность сознавали приоритетный характер задач, необходимых для того, чтобы увеличить население нашей страны. Но еще раз хочу сказать, что если Бог «из камней сих соделает детей Аврааму», то мы решим и нашу демографическую проблему.

Отец Андрей Кураев размышляет над самыми первыми страницами Библии.

Андрей Кураев:

 - Ириней Лионский говорил, что смерть есть раскол. Вот раскол между первыми людьми начинается сразу: они чувствуют друг друга чужими. Часто кажется, что совместно совершенный грех объединяет. На самом деле – разделяет. И вот Господь обращается: Адам, где ты? И затем говорит Адаму: почему ты там, под кустами? – Я прячусь, потому что я наг. - Бог спрашивает: А кто тебе сказал, что ты наг? Вот тут выясняется, что произошло. Заметьте, Бог не обвиняет Адама. Он дает ему шанс рассказать, покаяться. Адам отказывается от этого шанса. Его ответ следующий: жена, которую Ты мне дал, она мне дала, и я ел. – Вот первый стукач в истории. При этом поражает сама психология Адама, т.е. такое ощущение, что он не имел права сказать «нет». Раз сделано предложение, обязательно надо согласиться. Бог обращается к Еве, Ева сваливает все на змея. И, наконец, все это завершается эпизодом, который в богословии называется Протоевангелием – первым Евангелием. Сказано о змее, что семя жены будет поражать его в голову, а он будет жалить его в пяту. Это сказано змею о семени жены. У жены нет семени, поэтому это воспринимается как пророчество о девственном рождении Христа без земного отца. Соответственно, отношения Семени, Жены и змея таковыми и оказываются. Христос сокрушает державу сатаны, но не без потерь со Своей стороны – т.е. и Искупителю пришлось пройти через смерть – но, тем не менее, библейский рассказ о грехопадении кончается такой вот нотой пророчества, нотой радости, надежды и обещания. Это означает одно: Бог не отвернулся от человека. Бог умеет терпеть наши неудачи, и поэтому у человека есть надежда на то, что Бог есть Любовь. Один из смыслов, который мы выводим из этого рассказа, состоит в том, что на человеке лежит ответственность за свою судьбу и за судьбу всего мироздания. «Проклята земля за тебя, - вот эта фраза экологической ответственности человека, - она будет произращать тебе волчцы и тернии». Т.е. христианин не имеет права, в отличие от язычника, списать экологические катастрофы на войну богов между собой, на какие-то до-человеческие катастрофы в истории мироздания. Человек – ключевая точка мировой истории. И поэтому, позднее уже, в новозаветных посланиях, будет сказано, что вся тварь «доныне мучается и стенает, ожидая откровения сынов человеческих, ибо тварь не своею волею покорилась суете, но волею покорившего ее». Т.е. перед нами идет откровенная космодицея. Да, в мире жить трудно, но не мир в этом виноват. И поэтому не мир надо хулить, уничтожать, а надо преобразить самого человека и научиться быть хозяином своего сердца и своих чувств. Вот это и есть главный урок, который выносит Церковь из библейского рассказа о грехопадении человека.  

Далее в нашей телепрограмме - фрагмент выступления отца Олега Стецюка с воскресной проповедью в кафедральном соборе Сретения Господня.

Олег Стецюк:

- Несколько дней назад я отпевал одну бабушку, она упокоилась, когда ей был 91 год. И вот когда я приготовлялся, я обратил внимание на один такой момент, который меня очень сильно поразил. Я увидел сверточек целлофановый, который был завязан в «бабушкин» узел - моя мама уже старенькая, я знаю, как бабушки вяжут узелки на сумочках, потом очень сложно их развязать. И когда я развязал, я увидел, что в этом целлофановом кулечке – как мы говорим, похоронный набор. Там была иконка потертая, был крестик потертый нательный, был венчик, и была разрешительная молитва. И когда я все это взял в руки, я увидел, что сам венчик и разрешительная молитва – это была такая ветхая бумага, которой, скорее всего, было лет 30-ть или больше. Я начал общаться с родными, и я узнал, что эта бабушка, которой был 91 год, она заранее приготовила этот похоронный набор. На эту икону она молилась, и она заранее себя приготовляла к этому упокоению. Когда я обратил на это внимание, я извлек из этого для себя очень важный урок: для каждого верующего человека день встречи с Господом должен быть ожидаемым днем. Он не должен придти внезапно, мы не должны говорить: «О Господи, какая неожиданность! Я упокоился, я Тебя встретил». Для верующего человека день встречи с Господом это день, когда мы ожидаем этой встречи. Когда мы говорим: «Я дождался встречи с Тобой!». И когда я увидел эту ветхую бумагу, на которой были напечатаны слова разрешительной молитвы, я понял для себя: эта бабушка, раба Божия Антонина, она каждый день молилась, и каждый день она думала: возможно, это утро, возможно, сей вечер будет для меня тем днем, когда я увижу Господа, на Которого я уповала, и Которому я старалась, несмотря на все трудности житейские, служить верой и правдой своей жизни. Я таких людей называю блаженными, счастливыми, потому что они встретили Того, на Которого возлагали свои надежды.

И сегодняшняя притча о богаче, которого Иисус называет безумным человеком, для нас является вот этой разрешительной грамотой, этим венчиком, который напечатан на ветхой бумаге. Для нас эта притча является тем словом, которое должно нас трезвить и нас держать под самоконтролем. Чтобы мы, живя этой жизнью, погружаясь на глубину житейской суеты, все-таки видели и замечали Бога. В этой притче иносказательно Христос дает нам два очень важных урока. Первый духовный урок. Когда этот богатый человек увидел, что земля ему принесла богатый урожай, он почему-то в этом урожае увидел себя и свои потребности. Он сказал: а ну-ка я построю новые житницы и соберу этот урожай. Давайте мы сейчас постараемся нарисовать себе, как художник, эту картину о богатом человеке. Он был богатым человеком. Кто такой богатый человек? Это человек, скорее всего, умный, разумный, который смог достичь этого богатства, или который смог сохранить наследие своего отца, - в любом случае, это не глупый человек. Это разумнейший человек. Богатый человек это человек, у которого есть финансовый капитал, он может себе в жизни многое позволить. Мы говорим, что богатый человек, как правило, с голоду не умирает. И, как правило, богатый человек не может понять тех людей, которые не знают, как дальше себя прокормить. Богатый человек это человек, который смотрит в будущее смело. И вот смотрите, этот богатый человек собирает такой урожай, на который даже он по-человечески и не рассчитывал. Т.е. происходит нечто сверхъестественное. Скажите, пожалуйста, когда мы видим какое-то сверхъестественное событие, кого мы можем видеть в этом сверхъестественном событии? Если мы люди разумные, мы, конечно же, видим в этом руку Божию, потому что происходит или произошло то, что в жизни нашей не может происходить. И этот богатый человек, который не рассчитывал на такой урожай, он обязан был подумать, поразмышлять и придти к выводу, и сказать: так это Бог мне все это даровал! Это не только результат моей деятельности, но Бог мне даровал то, на что я даже не рассчитывал! Так обязан был поступить здравомыслящий человек, который здраво, рассудительно смотрит на этот мир и рассуждает. А богатый человек в этом урожае увидел себя – свои нужды, свои проблемы, свои потребности. Он начал строить свое будущее. Он смотрел на свою жизнь через призму самого себя и своих личных интересов. Очень опасно, когда мы перестаем в нашей жизни в самых простых и не простых ситуациях видеть Бога.  Очень опасно, когда мы проснулись и не увидели в этом милость Божию. Очень опасно, когда мы перешли через дорогу, прожили этот день и вечером не сказали Господу: спасибо Тебе по-человечески, что я прожил этот день и могу сейчас встать на колени и обратиться к Тебе. Очень опасно, когда мы на жизнь свою смотрим через призму своих личных интересов и своих желаний. Один пример из Ветхого Завета. Царь Давид – величайший человек в истории израильского народа. Царь, правитель, во времена которого даже Египет платил Палестине дань. Представляете себе, каков был масштаб его царствования! А ведь Давид до своего воцарения был пастушком. Пришел пророк и говорит отцу: я должен из твоих сыновей выбрать царя. Он всех пригласил – старший, средний сын пришел, а младшенького не позвал. Потом приходит пастушок, и Бог начинает его возвеличивать. И в конечном итоге, этот пастушок-мальчишка, который на дудочке играл, который стихи сочинял, стал великим царем! И уникальность его характера в том, что этот великий царь, находясь на Олимпе славы, говорил: а мой пастух – это Бог! А мой учитель – это Господь! Он водит меня к водам тихим, и Он живит душу мою. Не всякий человек может в своем благоденствии видеть руку Божию.

Второй момент в конце моего молитвенного размышления, второй духовный урок. Этот человек – богатый человек – он даже не обратил внимание на то, что жизнь его кратковременна. Он, подобно молодому человеку сказал себе: я буду жить долго на этой земле, буду радоваться этой жизни… Я хочу всех вас опечалить: мы с вами люди, которые очень быстро проживают на этой земле, и наша жизнь похожа на свечу, которая сейчас здесь горит – в начале служения эту свечу зажгли, в конце – она уже и потухнет, останется один огарочек. Такова наша жизнь. И мы нашу жизнь должны контролировать, для того, чтобы эти минуты, секунды посвящать Богу и своей душе, а не своему телу, во-первых.

Я когда вспоминаю эту бабушку, которая упокоилась, которая хранила все для своего упокоения, она дает каждому из нас пример очень важный. Я пришел домой и сказал супруге: я себе приготовлю похоронный набор. Она говорит: ты что, умирать собрался? Ты сначала дочь подрасти, пусть она выучится, а потом уже собирайся к Богу. А я сказал: да, я приготовлю. Пусть он лежит. И пусть я каждый день себе напоминаю, что я временный человек на этой земле, я не гражданин этого мира, я – гражданин Неба. А то, что я прожил, это милость Божия. А мой дом – там, на Небесах, сколько бы денег я не скопил, и какой бы урожай в жизни я не собрал!..  

------

И последняя - богословская часть нашей телепрограммы.

В чем основная проблема богословия, как такового? Практическая невозможность адекватной передачи мистического опыта Богообщения человеческими словами в земных категориях. Поскольку это всегда чревато тем, что любые слова о Боге, о Божественной жизни антиномичны и даже противоречивы, а иногда вообще напоминают детский лепет.

Когда мы говорим: «Бог есть то», или «Бог совершает сё» - это, ведь, все очень условно. Даже псевдо-Дионисий, при всем своем неоплатонизме, в котором сплошные злоупотребления умопостроениями - различает принципиальную вещь. Бытие Божие превыше всех возможных словесных формулировок и определений. О Боге сказать что-то - толком невозможно.

Поэтому Богопознание – это, в первую очередь, так сказать, личная встреча с Богом, или, если мудреными словами псевдо-Дионисия, Богопознание – это явление Божественного света, которое переживается в экстазе восхождения человека к Богу.

И вот человек, который пережил нечто, пытается выразить словами то, что выразить невозможно в принципе. Значит, он пытается использовать образы, аллегории, символы. И выходит из этого нечто, не всегда удобовразумительное, а чаще всего, противоречивое. Но главное, это богословское построение, этот миф перестает светиться. Одно дело, когда человек сам созерцает Бога, озаряясь Небесным светом, а совсем другое, когда вам об этом говорят. Это примерно та же задача, что и слепорожденному рассказать о солнце или картине.

Пересказанные и перетолкованные созерцания всегда ущербны, и этот увиденный свет Божественный в богословских формулировках уже не светит.

Поэтому, с одной стороны, без богословия нам не обойтись – понятно, почему – далеко ведь не каждый может пережить, скажем, созерцание Божественной Троицы. Ну а раз не можем – что нам остается – слушать тех, которые имеют этот опыт. У нас просто вариантов других нет.

Да, богословствование нас не очень согревает. Поэтому опыт богословствования и мало востребован. Про Григория Богослова, как создателя православной тринитологии, все знают. А кто интересовался самим Григорием Богословом, который в полном одиночестве заканчивал свою жизнь? Ведь 13 лет он был фактически добровольным отшельником, правда, на епископской кафедре, но кафедра эта была такой… номинальной, и Григорий Нисский - такой же. Это была жизнь внутренняя. Причем, не чуждая импульсов отчаяния в своем самосознании, окрашенная в тона глубокого одиночества… Потому что сами эти люди, тот же Григорий Великий – он же не знал, что он Великий, это был человек с очень хрупкой душой, который пробыл несколько месяцев на константинопольской кафедре и практически дал себя сожрать, потому что и не нужна эта кафедра ему была, как вы догадываетесь…

Между тем, богословствование каппадокийцев, оно какое-то такое надежное, правильное и при этом включающее в себя и драматизм взаимодействий Бога и человека, и риск человеческого бытия. Тот же Григорий Богослов, вот он – да, он провозвестник такого серьезного богословия. И мы не случайно все-таки апеллируем к опыту именно таких людей, как Василий Великий, Григорий Нисский - называем их нередко существительным во множественном числе – «отцами Церкви». Хотя, лучше всегда говорить о конкретных персоналиях. И к таким людям мы, конечно, апеллируем не случайно. Мы в них видим некоторую реальную основу надежды на то, что вот такое богословие, разомкнутое, допускающее то, что кажется недопустимым ни для какой системы, допускающее вот этот принципиальный риск, как стержень, на котором все строится.

Но, вот когда христианин, скажем, говорит, что его убеждения утверждены незыблемо на абсолютно твердом основании, коим является смерть и Воскресение Христово, то это насквозь даже не парадоксальный, а полубезумный текст. Вы вдумайтесь только. Что это такое – незыблемое основание – Крест и Воскресение Христовы? Ты мне, извини, давай постулаты, дефиниции, что у тебя откуда следует, ты мне расскажи о том, кто есть Бог, какие у Него качества, свойства и что из этого следует, короче говоря, дай систему!

Задачу эту решали по-разному. Она не бестолковая, эта задача. Я только хочу сказать, что эта задача вторична относительно утверждения, что богословие имеет своим основанием только Крест и Воскресение Христовы. Но если всерьез богословствовать от Креста и Воскресения, и еще - явления Духа, то это каждый раз будет какая-то легко разбираемая конструкция, наличие которой только должно вызывать у человека еще большее вдохновение, чем, если бы ее не было.

И, наоборот, как только богословие становится на некий гарантированный фундамент, эта структура или начинает человека подавлять, или костенеет и через некоторое время рассыпается от невостребованности - что можно было  часто наблюдать особенно на Западе, да и на Востоке тоже.

Ну и остановимся на этом до следующего четверга. Всего доброго.

 

Здесь все телепрограммы из цикла "Страницами Главной Книги", которые Вы можете прочитывать в текстовом варианте, слушать в real-audio или mp3 формате, просматривать real-video или все эти файлы скачивать себе на жесткий диск без всяких ограничений.

 



Кафедральный собор Сретения Господня
Херсонской епархии
Православной Церкви Украины


Украина 73011, Херсон, ул.Сретенская, 58-а
тел: (+38-0552) 43-66-48
моб: (+38-050) 764-84-19, (+38-096) 049-19-56
ioann@pravoslav.tv

По благословению Архиепископа Дамиана