Херсонский собор Сретения Господня

Исторические даты
Сретенского
собора

Православный
календарь;
Типы Богослужений
в Сретенскомсоборе на предстоящей неделе

Трансляция Богослуженияиз Сретенского собора

Правила поведения в Сретенском соборе

Святое Причащение и подготовка к Таинству

Владыка Дамиан неустанно возносит молитвы о благотворителях и жертвователях храма

Крещения, Венчания, Молебны, Освящения, Панихиды и прочие требоисполнения в Сретенском соборе

Молитвы на каждый день, а так же в особых ситуациях. Акафисты. Новые переводы и редакции Богослужений.


О применении музыкальных инструментов в православном
Богослужении

 

566 29.10.2009

«Не сотвори себе кумира…» - насколько актуальна эта 2-я Заповедь Декалога в наше с Вами время? Поп-звезда, например, подпадает под статью этого Закона Божия? С другой стороны, всех нас с детства учили брать пример с людей великих. В Церкви это - святые, в миру - это люди, послужившие благу человечества. Но в таком случае, не делаем ли мы себе новых кумиров? Отвечает на этот вопрос святейший владыка Кирилл Гундяев.

Кирилл Гундяев:

- Существует принципиальное различие между понятиями пример и кумир. Кумир это идол. Это – человек, явление, может быть, природное явление, увлечение, какая-то человеческая деятельность, которые вызывают чувство религиозного преклонения. Кумиры могут быть живыми существами – они могут быть людьми, кумиры могут быть не живыми существами – картины, памятники, явления природы. Если человек начинает обожествлять нечто, то это тварное обожествленное явление или существо становится для того, кто поклоняется ему, кумиром, то есть ложным богом. Кумир это идол, это ложный бог, с которым человек стремится установить религиозные отношения, некую постоянную внутреннюю связь, которая выражается через поклонение, следование словам, делам, примеру и т.д. Кумир это всегда опасно, потому что кумир всегда безраздельно властвует над теми, кто ему религиозно поклоняется. Когда твоим кумиром становятся люди – вожди, герои, тем более – артисты, музыканты, спортсмены – то возникает очень большая опасность, потому что где гарантия, что человек, ставший кумиром, а значит, получивший колоссальную власть над другими, не использует эту власть во зло. Ведь «несть человек, иже жив будет и не согрешит». И кумиры – грешные люди, а чаще всего, даже очень грешные люди. И говорят-то они чаще всего не Божью правду, а от самих себя. И слова их могут быть, конечно, разумными, но ведь могут быть и губительными, разрушительными. И если люди воспринимают кого-то или нечто как божество, обладающее абсолютным авторитетом, то закабаляют себя, либо волей кумира, если это живое существо, либо еще хуже – неким мистическим отношением к неживому, что стало божеством в жизни человека. Совершенно другое дело пример. Мы учимся на примерах. Самое яркое и сильное воздействие на нас оказывает пример других людей, - как важно. Чтобы у ребенка был хороший пример родителей, учителей, старших товарищей. Какую огромную роль для духовного воспитания имеет пример святых угодников. Ведь недаром в старину самым захватывающим чтением наших предков, самым любимым чтением, были жития святых. Но пример не претендует на господство. Пример не должен вызывать по отношению к себе религиозного почитания. Пример есть очень важное средство воспитания человека. Пример по своей природе никогда не может быть кумиром. Мы живем в то время, когда возрастает опасность идолопоклонства. Когда люди, утратившие веру в Бога, с легкостью создают себе кумиров. И одна из главнейших задач Церкви сегодня – помочь людям оградить себя от влияния кумиров, разрушить власть нового язычества.

Отец Андрей Кураев размышляет над самыми первыми страницами Библии.

Андрей Кураев:

- Я расскажу вам один апокриф, но апокриф высокого значения, статуса. Этот апокриф мы читаем в «Повести временных лет» - первой русской летописи. Там рассказывается, что когда князь Владимир слушал проповедь греческого философа о христианстве, то греческий философ рассказал ему следующее. Когда Адам нарекал имена животным, то он нарекал имена и ангелам также – тут смущаться не надо: для церковно-славянского языка слово «животное» относится и к ангелам точно так же. В молитвах великого повечерия мы читаем: «животные шестокрыльные серафимы»… Всей твари Адам нарекает имена, утверждая свой высший статус. Конечно, рассказывается это здесь как более древняя легенда. Вот тут и произошло падение сатаны. Когда ангелам Адам нарекал имена, все они должны были поклониться ему, - это существенная черта православной антропологии, что человек выше ангелов – ангелы даны служить людям – «ангелом Своим заповесть о тебе…», то среди этих ангелов был и Денница, я бы сказал, ангел-хранитель планеты Земля, такой планетарный Логос. И вот он тоже должен был служить человеку, но тут-то, согласно «Повести временных лет», его и зациклило: как это я – высший из ангелов - какой-то лысой обезьяне служить буду?! Очень интересный рассказ. Это означает, что из-за человека идет сверхчеловеческая война во вселенной. То есть человек настолько серьезен, что из-за него даже произошло восстание ангелов против Бога. Это стоит помнить, потому что есть красивая и опасная в своей красоте фраза Достоевского: «Здесь дьявол с Богом борется, и поле битвы – сердца людей». Следующий сюжет, который я хотел пояснить. Мы говорим о том, что история человечества началась с неудач – первородный грех. Однако это не так: история человечества началась с удач. Адаму удалось назвать имена животным. Это не разгадка кроссворда, это очень серьезная вещь. Мы не знаем, как Адам назвал этих животных, на еврейском языке или нет, - дело не в этом. Дело не в том, что он жирафа назвал жирафом, а бегемота – бегемотом, а дело в том, что ни в ком из животных Адам не узнал себя. Ни о ком из животных он не сказал: «Это я». Вот в становлении человека, человеческой личности очень важен этот этап – самопознание через противопоставление: «Нет, я – не Байрон, я – другой». Это очень важно в становлении подростка, в становлении народа, нации, культуры и т.д. – заметить и осознать свое отличие, свою уникальность. Адаму это удалось: он смог понять свое отличие от всех животных. Сегодня не всем людям это удается. Сегодня замечательная новость из России, это звучит, как фантастика: в государственном дарвиновском музее в Москве открыта экспозиция, посвященная году свиньи. Это не анекдот, это сегодняшняя новость номер один из Москвы – привет большой науке! Так вот сегодня сплошь и рядом люди сами себя уподобляют скотам: ты кто? – я скорпион. А ты кто? – Я, там, какой-нибудь козлорог… Похоже, что когда Адам нарекал имена животным, он понял смысл эзотерической песенки: «Все девчонки парами, только я одна». То есть он ощутил свое онтологическое одиночество в этом мире. И вот он почувствовал потребность в помощнике и спутнике. И вот начинается уже новая страница библейского рассказа – создание жены. На Адама наводится сон – здесь интереснейший термин в еврейском языке употреблен – «тардемо», а в греческом переводе, в Септуагинте, стоит более знакомое вам слово «экстасис» - экстатический сон. Вот в такое экстатическое состояние вводится Адам, и тут следует знаменитая хирургическая операция, когда из его ребра создается жена. Так вот, га-Адам – первый человек, видит жену и произносит фразу: «Она наречется женою, потому что взята от мужа. Для русского слуха вэтой фразе логики нет – ну, взята от мужа, почему же женой должна зваться, почему не дочкой, не сестрой, не тещей, в конце концов? Но для еврейского читателя здесь все было очень понятно: в еврейском языке слово «муж» это «иш», «жена» - «иша». Я подозреваю, что отсюда – местечковый глагол «ишачить», как обозначение тяжкой женской доли. И это очень важное утверждение: она взята от иша, и поэтому будет иша - это очень логично. Вот в язычестве женское начало очень часто отождествлялось с разрушительным – достаточно вспомнить индийскую  богиню смерти Кале. Так вот то, что в еврейском языке слова «муж» и «жена» однокоренные, перечеркивает все возможные спекуляции на эту тему. То есть в библейской культуре эти спекуляции запрещены, что, дескать, женское начало разрушительное, темное, мрачное, другое, чем мужское. Для многих даже европейских языков это до конца не усвоено. Во многих европейских языках слова «мужчина» и «человек» - это синонимы. Итак, она назовется иша, потому что  взята от иша. Дальше следует фраза не менее интересная: «Отныне оставит человек отца и матерь свою и прилепится к жене…». Попробуйте на эту фразу посмотреть глазами социолога, антрополога - перед нами типичная формула матриархата. То есть муж оставляет свой дом, отца и мать, и прилепляется к жене. Если говорить языком Недоросля, то получается, что жена – имя существительное, а муж – имя прилагательное, поелику прилагается к жене. То есть это несомненная формула матриархата, и именно матриархальной представляется первая модель человеческого общежития.

По обыкновению, давайте послушаем с Вами несколько слов блаженной памяти митрополита Антония Блума.

Антоний Блум: 

-  В нашем опыте часто люди ищут брака как совершаемого Таинства, то есть как обряда, через который двое уже имеют право быть едиными телесно, потому что душевно никто не может помешать двум быть едиными. Но не обряд создает брак – брак глубже всякого обряда. Это Божественная любовь и Божественная жизнь, которая не оставила человечество и не оставила мира тогда, как человек пал. Это диво, это чудо! Сатана соблазнил Адама и Еву. Соблазнил он их ложью. И в основе всего зла, которое охватило человечество и увлекло всю тварь в пропасть, именно лежит ложь. Ложь – это не просто легкий обман. Какова бы она не была, ложь это попытка заменить реальность несуществующим положением дела. Это попытка превратить реальность в марево. Если брать сравнение, то можно сказать, что вместо реальности предлагается человеку чистая иллюзия того, чего нет, и предлагается ему этой иллюзией жить и в этой иллюзии существовать. В каком-то смысле, слова Христа о том, что кто, если его ребенок попросит у него хлеба, даст ему камень, здесь могут быть приложены. Дьявол сотворил над человеком то, что случилось с ним самим. Он знал, что он делает – он не ошибся, он не запутался. Я вам говорил о том, как пали темные ангелы. Как они были сначала светлой, светлейшей тварью Божией, как в них лился свет Божественный, как они сияли насквозь этим Божественным светом так, что святой Григорий Палама мог их назвать «светами вторыми». Тьмы в них не было, но и собственного света в них не могло быть, а только - проливающийся от Бога в них Божественный свет. И в какой-то момент, по рассуждению одного из древних писателей, один из них, самый сияющий, который назывался Денницей, Светоносцем, взглянул на себя и изумился собственной красоте. И увидел, что в нем нет ничего, что его делает отличным от Бога. Он не уловил того, что этот свет, который в нем есть, это Божий свет, что он сам – не есть свет, тогда как Бог есть свет сам по себе. И он воскликнул, что ему Бог не нужен, что он может поставить свой престол на место Божьего престола. И когда он оказался лицом к лицу с человеком, то он применил к нему то, что его самого погубило. Он обратился к Еве и сказал: если вы вкусите от плода древа познания добра и зла, вы познаете все так, как Бог это познает, вы сами станете богами. Он сделал с ними то, что с ним случилось. Ева поверила его слову. Не в том смысле, что она захотела взбунтоваться против Бога, она поверила, что если она вкусит от этого древа, то исполнится в ней и в Адаме то, к чему их Бог призвал: они вырастут в полную меру своего призвания. Из невинности они вырастут в Богоподобие. И здесь – они пали.

Клирик Свято-Сретенского собора о.Михаил Москаленко продолжит чтение неопубликованных воспоминаний протоиерея Бориса Старка.

Михаил Москаленко:

     - Сегодня мы продолжим чтение воспоминаний отца Бориса Старка. С 1953 года он был настоятелем Свято-Духовского кафедрального собора в Херсоне. До этого в течение 15 лет он был священником в Париже при Русском доме. В то же время и в том же месте начало возникать ныне известное кладбище-акрополь Сент-Женевьев-де-Буа. Свои воспоминания отец Борис построил на книге молитвенной памяти о живых и усопших, в церкви такие книги называют синодиками. В свой синодик Борис Старк вносил имена людей, с которыми его свела богослужебная практика. Книга «По страницам синодика» содержит множество имен людей, известных нам. В такие моменты заново и ярко озаряются их портреты. Но есть и люди вовсе незнакомые. И тогда бережное отношение и добрая память о них автора синодика заставляют задуматься: а действительно важны, имеют значение те ранги, величины, то имя, та известность, которые выдуманы нами и существуют в обществе.

«Иоанна Жуаринье, май 1942 года, вильмуасонское кладбище. Как-то в мае месяце меня вызвали в немецкую комендатуру и сказали, чтобы назавтра я пришел на местное кладбище и взял с собою все необходимое для чина отпевания. К назначенному месту пришел некто в штатском и сказал, что сейчас привезут гроб, а потом приведут под конвоем мужа усопшей женщины, которую мне надлежит отпеть, но что мне нельзя к нему подходить и, тем более, с ним разговаривать. Я спросил: кто они? – Муж – француз, сидящий в немецкой тюрьме. – А жена русская? – Она испанка. – Но причем же здесь православный священник? – Католические священники отказались отпевать ее, а так как у нее мать румынка, то, возможно, что она и православная. Условия момента были таковы, что думать и выбирать не приходилось. Привезли как всегда заколоченный гроб, а потом под конвоем двух солдат в немецких мундирах привезли мужа. Я совершил отпевание, а потом, не раздумывая, шагнул в сторону вдовца, обнял его и прошептал ему на ухо несколько слов не только утешения, но и морального сочувствия. Я не знал, кто он. Надо сказать, что солдаты, несколько остолбеневшие от неожиданности, ничего мне не сказали и потом спокойно увели его назад в тюрьму. Уже потом я узнал, что его арестовали по подозрению в связи с партизанами, а она в отчаянии бросилась под поезд. Прошло несколько лет. Война окончилась. Ко мне пришел один человек и передал привет и благодарность от этого вдовца. Он просил передать мне, сто я очень его тогда поддержал. Оказывается, он был крупным участником Сопротивления».

Звучал отрывок из книги протоиерея Бориса Старка.

-----

И последняя – богословская часть нашей телепрограммы.

Продолжая разговор об особенностях протестантизма, сегодня мы начнем с Вами разговор о доктрине предопределения – predostinacio. Это, пожалуй, самая спорная, и при этом значительная, идея Реформации.

В каком-то отношении доктрина предопределения к спасению уже присутствовала в церковной традиции, начиная с Августина, как вы помните. Собственно мотив оправдания грешника Богом – это и есть ключ к идее предопределения. Иначе говоря, возникает вопрос: как получается так, что одних людей Бог оправдывает, а других нет?

Но для Августина эта идея предопределения не доведена до крайности. Да, Аврелий считает, что Бог сначала определяет кого-то к избранничеству, и потом это делает, и никогда невозможно понять, кого и когда это ждет. Т.е., для спасения человека необходимо вот это пред-избранничество, predifinicia, хотя вот почему так происходит, объяснить невозможно. Понять это Августин отказывается. Причем, как Вы помните, у Августина эта идея пред-избранничества прямо связана с идеей непреодолимого действия благодати. Вот как-то так получается, что Бог за кого-то взялся. И получается, Бог его предопределил.

Что касается отцов-реформаторов, в особенности реформаторов швейцарских, здесь идея предопределения выразилась самым радикальным образом. Если у Августина предопределение – это все-таки не приговор человеку, это просто констатация, что вот на сей момент одних затронуло предопределение, а других нет, - то в устах Кальвина это - конечный приговор.

Мол, если человек оправдывается верой, данной человеку как дар, и человек признает себя чадом Божьим, то это, собственно, и есть тот таинственный момент, когда все совершилось. Ура, человек уже спасен! Одномоментно, так сказать. А что будет дальше – как он будет жить - вообще-то говоря, - какая разница, если все уже произошло? Ведь нельзя же в Божественный акт оправдания вмешаться человеческим усилием. Вот так просто, по логике вещей.

А для того, чтобы подчеркнуть, что оправдание верой есть событие, фактически совершающееся в некоем ином пространстве, чем самосознание и личные духовные усилия данного человека, Лютер даже разрабатывает доктрину так называемой чуждой праведности Божией. Чуждой – имеется в виду не то, что она нехороша для человека, а чуждой в смысле абсолютно суверенной. То есть она принадлежит только Богу. Мол, вот есть праведность Божия, а есть праведность человеческая, и это совершенно разные вещи, не пересекающиеся друг с другом.

Поэтому – умерла, так умерла, а – спасен, значит – спасен, и тогда уж – никаких проблем. Все просто - не то, что у хмурых православных.

На этом давайте остановимся с Вами до следующего раза. Всего доброго.

 

Здесь все телепрограммы из цикла "Страницами Главной Книги", которые Вы можете прочитывать в текстовом варианте, слушать в real-audio или mp3 формате, просматривать real-video или все эти файлы скачивать себе на жесткий диск без всяких ограничений.

 



Кафедральный собор Сретения Господня
Херсонской епархии
Православной Церкви Украины


Украина 73011, Херсон, ул.Сретенская, 58-а
тел: (+38-0552) 43-66-48
моб: (+38-050) 764-84-19, (+38-096) 049-19-56
ioann@pravoslav.tv

По благословению Архиепископа Дамиана