Херсонский собор Сретения Господня

Исторические даты
Сретенского
собора


Вопросы духовнику

Православный
календарь;
Типы Богослужений
в Сретенскомсоборе на предстоящей неделе

Трансляция Богослуженияиз Сретенского собора

Правила поведения в Сретенском соборе

Святое Причащение и подготовка к Таинству

Владыка Дамиан неустанно возносит молитвы о благотворителях и жертвователях храма

Крещения, Венчания, Молебны, Освящения, Панихиды и прочие требоисполнения в Сретенском соборе

Молитвы на каждый день, а так же в особых ситуациях. Акафисты. Новые переводы и редакции Богослужений.


О применении музыкальных инструментов в православном
Богослужении

 

138 11.01.2009

Преподобный Маркелл Апамейский  

Оковы похвалы  

Сегодня день памяти преподобного Маркелла Апамейского, человека, который всю свою жизнь превратил в подвиг самосовершенствования, развития духовной составляющей человека, приближению к Богу. Жил он в 4-м веке в Византии, был монахом и достиг великих Божьих дарований, выделявших его из среды других подвижников. Таких людей как Маркелл действительно, в истории не очено много, и Церковь свято хранит память о каждом таком герое духа.

----- Фрагмент Богослужения

Родился Маркелл в Сирии в городе Апамея. Рано лишился своих родителей, но сумел самостоятельно получить образование сначала в Антиохии, а затем и в Ефесе. Определяющую роль в его судьбе сыграл некий Ефесский старец, когда Маркелл еще был студентом. Уже в эти юные годы Маркелл определился стать на путь монашества. Завершив учебу, он всё имение, доставшееся от родителей, роздал бедным и ушел в Византию к преподобному Александру, игумену обители "Неусыпающих". Монастырь этот получил такое название оттого, что в ней псалмопение совершалось беспрерывно - день и ночь.

Ревностно подвизаясь в бдении, посте и молитве, святой рано удостоился великих духовных дарований и, в частности, дара прозорливости. Он знал прошлое и будущее людей, которые приходили к нему за духовным советом, читал их мысли.

После смерти игумена обители "Неусыпающих" святой Маркелл, был избран на место почившего, и в этом служении пребывал ровно 60 лет. Слава о святой жизни Маркелла распространилась по всей Византии и далеко за ее пределами. К игумену приходили издалека и знатные, и простые, и богатые, и убогие.

Пожертвования святой Маркелл использовал для строительства больницы и богадельни.

Случай был такой очень показательный - слуга некоего вельможи Ардавурия, незаслуженно обвиненный, прибежал к Маркеллу с мольбой укрыть его от гнева своего господина. Игумен сжалился над ним и согласился предоставить слуге убежище, понимая, что этим навлекает серьезные неприятности не только на себя самого, но и на братию монастыря. Вельможа Ардавурий дважды требовал от святого Маркелла, чтобы он выдал ему Иоанна, но тот всякий раз отказывался. Тогда Ардавурий прислал отряд воинов, и монастырь был окружен. Упавшая духом братия пришла к авве, прося избавления от беды.

И вот дальше происходит интересная развязка, которую описывает агиограф, скорее всего, сам не понимая, что произошло. Ну вот, представьте себе ситуацию, монастырь окружен войском, причем, не вражеской страны, а своими, так сказать. Обороняться - ни с практической стороны невозможно, ни с моральной. Сдаться и выдать беглеца? Некрасиво.

И вот, отворяется маленькая дверца в воротах монастыря, и оттуда выходит на встречу войску всего один человек – старец, игумен Маркелл. Он в традиционном монашеском одеянии и с крестом в руке. Подходит ближе и останавливается. Немая сцена продолжается какое-то время, после чего войско разворачивается и уходит прочь.

Автор жития не сумел воздержаться от своих собственных комментариев и попыток объяснить случившееся. Он пишет, что преподобного Маркелла в тот момент окружало сияние, а от креста исходили молнии и, мол, это напугало воинов, и они обратились в бегство. К сожалению, никто из нас с Вами не был свидетелем этой сцены, но мне кажется, что агиограф этим сиянием и молниями вместо того, чтобы усилить образ святого, ослабил его. С крестом, извергающим молнии, и любой из нас может выйти навстречу мечам и копьям. А вот с простым деревянным – это уже надо быть героем. Скорее всего, здесь описан тот род чудес, без которых не могли обойтись люди древности, и если этих чудес нехватало, то их придумывали. Т.е., речь идет о внешних эффектах, шоу. Чудо-то произошло на самом деле, но на более глубоком уровне. Этот вид изможенного согбенного старца в поношенном монашеском одеянии, с крестом в руке, против вооруженного войска. Дескать, вы хотите жертвы – пожалуйста – вот я. И дрогнуло сердце у начальствующих и воинов. И сам вельможа Ардавурий остыл в своем гневе и простил своего слугу.

Преставился к Богу преподобный Маркелл в 485 году. Его верный ученик Лукиан тяжко скорбел о своем учителе, и на пятый день после похорон Лукиану явился во сне преподобный и утешил своего ученика. Утешил, надо сказать, таким, сугубо христианским утешением. Святой Маркелл предсказал ему скорую кончину, что-де, не долго тебе там, на земле, тосковать – скоро будем вместе. Вот эта формула утешения, она сегодня не действует не только на людей неверующих, но и верующих. И зря, по большому счету. Ведь – это правда. Если каждый из нас и до ста двадцати лет доживет, все равно, с точки зрения вечности, пребывать на земле в нашей плоти остался нам всего лишь один миг.

----- Фрагмент Богослужения

И вторая тема, обсуждаемая в Кафедральном соборе Сретения Господня – рабство, в которое попадает человек, привязывающийся к каждодневным удовольствиям.

Мне запомнилась одна из старых юмористических миниатюр Хазанова. Фабула там такая: один наш русский мужик побывал за границей в какой-то из стран Западной Европы, и его больше всего удивило поведение тамошних граждан на пляжах. Его шокировало то, что приходят к морю и молодые, и старые, и малые, спокойно раздеваются, снимают нижнее белье, надевают плавки и идут купаться. А к вечеру все повторяется в обратном порядке - последний раз окунувшись в воду, любая иностранка может снять с себя купальник, не прячась в загородках и не кутаясь в покрывалах, одеться и уйти. И это у них происходит как-то естественно - никто на нее не пялит глаза, ни у кого челюсть не отваливается – все как бы так и надо. И вот у нашего мужика засела мысль: а что ж это мы так не умеем. Какие-то поганые иностранцы, и у них все запросто, а нам, русским, слабо? Обидно, ведь, за нацию, за державу. Ну и решил, в первую очередь, самому себе доказать, что русские не хуже каких то финнов – стал себя морально настраивать – вот приду на пляж, встану и, не стыдясь, перед всеми переоденусь.

Момент настал, но ничего не получилось. Руки предательски отказались оголять свой зад. Мужик был крайне расстроен и на следующий день вновь пришел на берег с намерением преодолеть этот комплекс. Но ничего не вышло и в этот, и последующие дни. Это его еще больше раззадорило – очередной раз он собрал своих друзей для моральной поддержки. К друзьям присоединились сочувствующие зеваки.

И вот в самый ответственный момент, под мысленную барабанную дробь, наш патриот мертвой хваткой уцепился в свои трусы и, собрав все свои человеческие силы, резким движением опустил руки так, что они зарылись в песок… Но при этом трусы оказались на месте.

Между прочим, эта юмористическая миниатюра иллюстрирует очень важный психологический момент нашей зависимости от общественного мнения, которое может одобрять или осуждать тот или иной поступок индивида. Вот это коллективное «одобрям» или «осуждам» часто связывает нас по рукам и ногам, парализует любое наше самостоятельное движение. Иногда это хорошо. В частности, на примере этой байки, когда мужик так и не смог оголить свои гениталии перед отдыхающими. Хорошо, даже не в смысле того, что финны, в отличие от нас - падшие грешники, потому что парятся в общих банях – мужчины вместе с женщинами. Это, как раз, вопрос спорный. Потому что иностранец, пребывая в бане с молодой девушкой, может думать на любую постороннюю тему, а вот наш в этой ситуации будет думать только одно. И эти его мысли будут видны не только по выражению лица. 

Скорее всего, здесь преимущество нашей культуры заключено в области эстетики. Ну, одно дело, когда мальчик обнажен или молодой юноша, это еще куда ни шло. Ну а когда великовозрастный мужчина голый, это действительно – срам. Это, в первую очередь, не эстетично. То же самое относится и к престарелой бабусе. Поэтому, я считаю, что прикрывание наготы – это элемент культуры, которым мы, славяне, обладаем, и это нам в плюс, а у каких-то народов он отсутствует.

В нашей среде этот культурный элемент общепринят. Он у нас сидит и в сознании, и подсознании, и чувствах, и эмоциях. И когда кто-то из нас пытается пренебречь этим этическим элементом, то испытывает давление громадного общественного пресса. На самом деле – мы ведь с Вами вовсе не свободны, мы связаны по рукам и ногам страхом – а что о нас подумают люди, если мы так-то и так-то поступим? И, наоборот, наше желание быть одобренными окружающими цепляет нас и трактором тянет к исполнению того или иного общественного стереотипа. Иногда это хорошо, т.к., является тормозом, ограничивающим проявление порочного, греховного начала индивидуальности, подстегивает каждого к минимальной респектабельности, как это случилось с героем хазановской юморески.

Но общественные оковы ограничивают не только зло, отрицательные поступки человека, но и положительное его движение вперед и ввысь.

Я помню себя в советские времена, как трудно мне было перекреститься перед едой в общественной столовой. Такое ощущение, будто к правой руке привязали гирю, килограмм пятьдесят. Я, конечно, справлялся с этой тяжестью в силу особого родительского воспитания. Но многие мои сверстники – дети верующих родителей – не крестились в общественных местах, даже священники некоторые не справлялись с этой тяжестью. Я никого не осуждаю, для некоторых это было просто непосильной задачей. Да что говорить о тех временах, даже сейчас, помолиться перед едой в том же ресторане – какие-то усилия нужны, хотя атеизм уже давно утратил в обществе свое господствующее положение. Ну а раньше, перекреститься, когда на тебя смотрят десятки насмешливых безбожных глаз, было примерно таким же подвигом, как и хазановскому герою оголиться в общественном месте.

Но, ведь, с другой стороны, Сам Христос сказал: «кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами».    

----- Фрагмент Богослужения

 Таким образом, общественное презрение, глумление, насмешки – это горькая микстура, которую иногда необходимо проглатывать, если ты хочешь быть человеком здоровым. А одобрение, признание, похвалы – это вкусные конфеты, которые, однако, могут испортить твои зубы и желудок.

Конфеты – это удовольствие, в котором лично я толк знаю. Самые ранние годы своего детства я провел в полном конфетном кайфе. Дело в том, что до семилетнего возраста я пребывал абсолютно на всех Богослужениях Свято-Духовского собора каждый день. По простой причине – моя мама пела в церковном хоре без выходных и отпусков, ну и, с одной стороны, меня девать было некуда, а с другой – родителям очень хотелось, чтобы я вырос человеком церковным, а маслом, как говорится, кашу не испортишь. Поскольку, мама была у меня строгой, то в храме я вел себя идеально – не шумел, не вертелся, стоял, как на подсвечнике, лицом к иконостасу, вовремя крестился. Короче, все соборные бабушки умилялись и задаривали меня конфетами, кои я любил, и которые у меня не переводились. А однажды, помню, накануне родительской поминальной субботы был такой случай - моя мама должным образом готовилась поминать почившую нашу родню - напекла огромное количество пирогов и купила большую торбу любимых мною конфет «Каракум». Обнаружив местонахождение лакомства, я решил принять самое активное участие в поминовении усопших. Ну и в течение дня, со словами «упокой, Господи, души усопших рабов Твоих», съедал конфету за конфетой. Короче, ко времени вселенской панихиды следующего дня тот поминальный мешочек оказался пустым. Обнаружив сие, мама была в обмороке, даже не оттого, что конфуз намечался, а из опасения за мое здоровье. Причем, опасения были вполне оправданы. В раннем детстве я расплачивался зубной болью в эквивалентном количестве съеденных конфет. В отрочестве моя любовь к тортам, пирожным и прочим сладостям была компенсирована жутким кожным заболеванием. Ну а последующее сластолюбие уравновешивается современным диабетом.

Не знаю, отчего мне придется помирать, но совсем не исключен образ недавней кончины мамы одной из наших матушек. Многие из Вас знают, о ком я говорю. Сравнительно молодая женщина-диабетик изголодалась по конфетам, ну и съела целую коробку. Вот и все – Царство Небесное, вечный покой.

----- Фрагмент Богослужения

На прошлых воскресных беседах, мы подчеркивали с Вами, что любое удовольствие действует на человека подобно наркотику – делает его зависимым в большей или меньшей степени. Ну, понятно – разные удовольствия, значит, и разная степень зависимости. Героин – это серьезный, глубокий кайф, а табачная сигарета, это так, мелочь. Соответственно и мучительность абстиненции разная. Курца с хорошим стажем лишить табака – это страдания его тяжкие, хотя и ерунда в сравнении с ломкой морфиниста, не получившего очередную дозу.

Ощущение власти – это очень сильный наркотик. Ради власти некоторые люди готовы жертвовать всем и всеми. Похвалы людские, слава – это тоже, как мы говорили с Вами, наркотик. Конечно, все люди разные – кто-то больше предрасположен к тщеславию, кто-то меньше, но подсажены на этот моральный наркотик, как мы подчеркивали в прошлый раз, практически мы все. Дело даже не в том, что по жизни нас много превозносят – кого-то и, наоборот, совсем мало и редко хвалят. Но, в абсолютном большинстве почти у каждого из нас стаж похвал громадный – с пеленок. Вот лежит младенчик, а вокруг него любящие родители, дедушки и бабушки - нарадоваться не могут: какой молодец, Вовочка, золотой мальчик, как хорошо покакал! Это, между прочим, уже первая доза наркотика.

Проходит время и его уже хвалят за то, что он покушал. А дальше - молодец, что на уроке хорошо отвечал – оценку отличную получил, первое место на конкурсе занял и так далее, и тому подобное.

Большинство педагогов ошибочно считают, что похвала – это хороший стимул в воспитании и образовании ребенка. На самом деле, это очень вредное и опасное заблуждение. Хвалить и восхищаться действительно надо, но хвалить не ребенка, а дело, с которым он справился. Предположим, дите собирает самолетик из деталей конструктора, и у него действительно неплохо получилось. Как мы должны вести себя в этом случае?

Ну, конечно, хуже всего – не обратить на это никакого внимания. Но если мы хотим поощрить чадо – как это сделать? - «Какой молодец – мастер, руки у тебя золотые!» Ответ неправильный. Ни в коем случае таких слов при ребенке произносить нельзя. А что можно и нужно сказать? «Какой красивый самолет у тебя получился! Здорово как!» Вот это будет верным. Хвалить надо не человека, а дело, которое он творит, если оно, конечно, достойно похвалы.

Почему так? Да потому, что если удастся научить человека радоваться делу, которое он вершит, он будет по-настоящему успешен в труде и счастлив в деле. А если ему само по себе дело не важно, и он просто ждет похвал или иной формы вознаграждения за свою работу, классным мастером он не станет никогда.

Ну и еще раз повторимся в констатации того факта, что похвалозависимые люди – это в той или иной степени лишенные свободы рабы, скованные цепями по рукам и ногам общественным мнением и совершенно неспособные на самостоятельные шаги. Даже если очень захотят, руки увязнут в песке, а плавки останутся на месте. Они не могут совершить то действие, которое будет не одобрено окружающими. И, наоборот - землю будут грызть, если за это похвалят. Это ущербно даже по нашим усредненным общепринятым представлениям.

Не говоря уже о высокой духовности. Вот святые подвижники – как они реагировали на похвалы? Такие светила аскезы как Антоний Великий, Макарий Египетский при первой похвальной в их адрес фразы немедленно прекращали разговор, разворачивались и уходили подальше от льстеца. Причем, иногда бегом мчались они прочь, закрывая уши и демонстрируя тем самым пагубность лести. А иногда реакция наблюдалась с нашей точки зрения совершенно неадекватная - какой-то юродивый и по зубам мог заехать. Для того, чтобы запомнили люди на многие годы и поколения, вспоминали бы и задумывались об этой архиважной духовной проблеме душевных оков. Собственно об этом и нам с Вами стоит чаще размышлять.

----- Фрагмент Богослужения

На этом мы завершаем нашу Богослужебную телепрограмму, и я прощаюсь с Вами до встречи через неделю. Всего Вам доброго!

 

Здесь все телепрограммы из цикла "Малая Пасха", которые Вы можете прочитывать в текстовом варианте, слушать в real-audio, просматривать или скачивать video в mp4  или аудио в mp3 файлах себе на жёсткий диск без всяких ограничений.

 

 


 


Кафедральный собор Сретения Господня
Херсонской епархии
Православной Церкви Украины


Украина 73011, Херсон, ул.Сретенская, 58-а
тел: (+38-0552) 43-66-48
моб: (+38-050) 764-84-19, (+38-096) 049-19-56
ioann@pravoslav.tv

По благословению Архиепископа Дамиана