Херсонский собор Сретения Господня

Исторические даты
Сретенского
собора


Вопросы духовнику

Православный
календарь;
Типы Богослужений
в Сретенскомсоборе на предстоящей неделе

Трансляция Богослуженияиз Сретенского собора

Правила поведения в Сретенском соборе

Святое Причащение и подготовка к Таинству

Владыка Дамиан неустанно возносит молитвы о благотворителях и жертвователях храма

Крещения, Венчания, Молебны, Освящения, Панихиды и прочие требоисполнения в Сретенском соборе

Молитвы на каждый день, а так же в особых ситуациях. Акафисты. Новые переводы и редакции Богослужений.


О применении музыкальных инструментов в православном
Богослужении

 

136 28.12.2008

Святитель Илларион Троицкий 

Удовольствия  

Сегодня день памяти архиепископа Илариона Троицкого - человека, который оказал очень большое влияние на судьбу послереволюционной Церкви 20-х годов. Выдающийся богослов и проповедник. Вся его жизнь была горением величайшей любви к Церкви Христовой, вплоть до мученической кончины в ссылке.

----- Фрагмент Богослужения

Родился ныне празднуемый святой в 1886 году в семье священника. В детстве, будущего архиепископа звали Володей. Когда ему было 5 годочков, он учинил выходку, которая чуть ли не привела к инфаркту его родителей. Представляете, Вовочка берет своего трехлетнего братишку за руку и идет с ним пешком из своей деревни… в Москву… учиться.

Неизвестно, чем все бы закончилось, но брат Вовочку подвел. Не успели выйти они из села, а малый расхныкался. Володя и так, и сяк, уговаривал его, дескть, учиться надо, а он: «К маме хочу». – «Ну и оставайся неучем», - с досадой бросил ему будущий светила. Короче, операция «Учеба-1» была сорвана.

Впрочем, вскоре родители отдали Владимира в Духовное училище, а затем и в Духовную семинарию. Затем он поступает в Московскую Духовную академию и блестяще заканчивает ее в 1910 году со степенью кандидата богословия. Его оставляют при академии профессорским стипендиатом.

В 1913 году Владимир получает ученую степень магистра богословия за свой фундаментальный труд «Очерки из истории догмата о Церкви».

Все было замечательно, но сердце Владимира горит желанием служить Богу до конца, без остатака и поэтому в скиту Троице-Сергиевой лавры он принимает монашество с именем Илариона, а примерно через два месяца, 2 июня, рукополагается во иеромонаха, а затем возводится и в сан архимандрита.

30 мая 1913 года иеромонах Иларион назначается инспектором Московской Духовной академии, а в декабре 1913 года архимандрита Илариона утверждают в звании экстраординарного профессора по Священному Писанию Нового Завета.

А дальше, не загорами и большевистский октябрьский переворот. Гонение на Церковь и уже в марте 1919 года архимандрит Иларион был арестован. Первое тюремное заключение продолжалось недолго – всего три месяца. Это была такая небольшая разминка.

В мае 1920 года Илларион хиротонисан во епископа Верейского, викария Московской епархии.

Епископское служение его было крестным путем. Вызовы в ОГПУ, допросы, избиения, угрозы. Не прошло и двух лет со дня его хиротонии, как он оказался в ссылке в Архангельске. И так это уже будет до самой его смерти – послужит владыка годочек-два и снова -  в лагерь. Освободят на пару месяцев – и вновь на Соловки.

В те послереволюционные годы была одной из самых сложных церковно-этических проблем: как Церковь должна относиться к советской власти. Патриарх Тихон оказался по одну сторону баррикады –поначалу он попросту проклял большевиков и разослал окружное послание с анафематством всех, оказывающих советской власти какую бы то ни было поддержку. А по другую сторону баррикады оказалась обновленческая часть Церкви, члены которой искренне считали, что коммунистические идеалы полностью совпадают с идеалами христианства, а большевизм реализует Евангелие на практике.

Собственно, как показал дальнейший опыт, это было две порочных крайности, которые со временем было необходимо Церкви преодолеть. Обновленческая часть Церкви со временем угасла, в том числе и по причине того, что простой верующий народ не любил иерархов, заигрывающих с коммунистами.

Ну а сторонники патриарха Тихона с каждым годом все яснее стали осознавать, что советская власть пришла не на три с половиной года, а гораздо на большее время, и с ней надо как-то сосуществовать.

Позже, находясь в застенках тюремных подвалов, патриарх Тихон подпишет другой документ, смягчающий свою позицию к коммунистическому режиму. А еще позже, патриарший местоблюститель митрополит Сергий Страгородский выпустит в свет свою декларацию, в которой будет заявлено, что «Церковь вместе с (советским) народом, и его беды воспринимает, как свои беды, и его радости - как свои радости".

Эта Сергиева декларация вызвала бурю возмущения среди православного епископата и простого люда, особенно тех, кто находился в заключении и ссылках. Сергия Страгородского стали считать предателем Русской Православной Церкви.

И вот здесь, ныне празднуемый святой Илларион, сыграл очень важную роль миротворца. Его голос был очень авторитетным, во-первых, потому, что его все знали как сторонника патриарха Тихона. А во-вторых, у него было моральное право поддерживать Сергиеву декларацию, потому что он сам много пострадал от советсткой власти.

В своем письме из заключения владыка Иларион писал, что до крайней степени не сочувствует всем отделившимся от Церкви, возглавляемой митрополитом Сергием Страгородским. Это их отделение он считает делом неосновательным, вздорным и крайне вредным. «Я ровно ничего не вижу в действиях митрополита Сергия и его Синода, что бы превосходило меру снисхождения и терпения»,— заявляет Владыка Илларион. Мол, какую штуку выдумали. Он, мол, отступник. И как пишут, будто без ума они. Сами в яму попадают и за собой других тащат».

Это был действительно голос здравого смысла в то время, который звучал из уст мученика, сумевшего сохранить светлый ум, доброе сердце и не озлобиться. Молиться о своих обидчиках и заботиться о Церкви, наставляя и примиряя между собою собратию - православный епископат - в те трагические годы.

Отошел в вечность Владыка Илларион Троицкий в 1929 году 28 декабря в заключении. Это богатырь духом и телом, чудесной души человек, наделенный от Господа выдающимися богословскими дарованиями, жизнь свою положивший за Церковь. Вечная ему память.

----- Фрагмент Богослужения

И вторая тема, обсуждаемая в Кафедральном соборе Сретения Господня, связана с земными наслаждениями.

Рассуждая о сфере удовольствий человеческих, мы условно с Вами как бы разделили все наслаждения на две категории – двигающие и тормозящие, стимулирующие и парализующие.

Ну вот, к примеру, упитанный мужчина – как я или еще толще - решил всерьез заняться своим здоровьем: перестал есть, что попало, три раза в неделю в тренажерном зале снаряды двигает в поте лица. Ну и, глядишь, через полгода или год его телеса обрели очертания Шварценеггера или Сталлоне. Все смотрят на него с восхищением, ну а он, соответственно, торжествует победу над своим ненавистным ожирением и дряблостью, радуется успеху, испытывает наслаждение.

В этом случае удовольствие, получаемое атлетом, положительное, стимулирующее. Без этого наслаждения ничего бы не получилось у этого толстячка. Он то и диету терпел, и физические нагрузки именно ради этого будущего кайфа. Или военнослужащий, которого повысили в звании – он блаженствует, по крайней мере, первые дни. А потом старается выслужиться к еще одной звездочке на погонах. И это нормально – об этом свидетельствует многовековая народная мудрость: «Плох тот солдат, который не хочет стать генералом».

Денежная премия – это вещь приятная, если только она не оскорбительно маленькая, благодарность людская, когда ты ее заслуживаешь.

Таким образом, удовольствие можно достичь трудом или подвигом – спасти скалолаза, сорвавшегося в ущелье. А можно и проще – набить косячок и курнуть – вот тебе и ощущение славы, если, конечно, на славняк прибьет.

Но, не надо слишком обольщаться, любое удовольствие, даже трижды заслуженное, является фактором, ограничивающим свободу человека. Всяческие ограничения в еде, физические нагрузки - это ведь тоже кандалы, в которые ты сам себя заковал.

И, наоборот, ты можешь в этом быть свободным, если тебе без разницы какой размер брюк тебе нужно покупать. Если тобою не обуяла пижонская страсть производить впечатление на окружающих, то ты можешь спокойно сесть за стол и без всяких ограничений отобедать по-человечески, а потом поспать часок-другой. Вот у кума моего, тоже нету талии. Но у него это от благочестия по причине высокой морали. Восхищать кого-либо, а тем более, соблазнять своей фигурой - он даже мыслей таких не питает. А, следовательно, и особого стимула обретать формы Аполлона Бельведерского не наличествует. Конечно, я полагаю, если бы совершилось чудо, и Сергей, проснувшись утром, сверхъестественным образом оказался килограммов на 40 легче, он был бы «не против» такой метаморфозы, даже – «за». Но без особого счастья, как он часто восклицает: «А, впрочем, какая разница!...» Он спокоен, самодостаточен и свободен. Хорошо это или плохо? Смотря, как посмотреть. Для физического здоровья, может и не очень. А для духовного, таки, да. Представьте себе, если бы он был похотливым Дон Жуаном, естественно – стройным, лощеным – разве это было бы лучше?

----- Фрагмент Богослужения

Собственно, о чем речь? Иногда потерять свободу – очень даже неплохо, попасть в плен какой-нибудь гениальной идеи, посвятить жизнь свою чему-то очень важному и судьбоносному. Радоваться успехам, блаженствовать от свершений, от признания людского, человеческой благодарности - собственно, в этом и предназначение удовольствий - выступать в роли паровоза, мотивации нашего поведения. Удовольствие должно быть наградой за проделанную работу, пройденный путь, своего рода – зарплатой.

Но проблема в том, что люди во все времена норовили устроить свою жизнь таким образом, чтобы поменьше делать и побольше получать. Ну, любит человек халяву, что уж тут поделать? И если бы деньги на производстве платили всем подряд, независимо от того - ходит человек на работу или нет – заводы бы стояли.

Зачем мучить себя в спортзалах, если можно себе внушить – а я и так сплошное очарованье. Зачем подвергать себя издевательствам в университетах, если можно объявить – а я и без аспирантуры кого хошь за пояс заткну? Зачем ставить для себя какие-то возвышенные цели, если я уже сам по себе, являюсь подарком человечеству. Все окружающие должны безмерно радоваться о том, что я есть. А я буду кайфовать от того,  что другие довольны - якобы довольны - тем, что я есть.

Это, кстати, популярный вид такого блудодеяния духовного. На именинах, как правило, виновник торжества сидит во главе стола и ждет, когда его воспоют. Ну а как не уважить именинника – не пощекотать его эрогенную зону: «Спасибо, дорогой, за то, что ты у нас есть». Юбиляр от этих слов уже начинает учащенно дышать. А дальше: «Ты самый красивый, ты самый обаятельный, самый желанный, самый умный». Именинник уже почти в экстазе. «Ты великий из великих, мы тебя все обожаем, мы счастливы быть с тобою. Ты несравненный, ты вожделенный, ты самый лучший, ты наше сокровище…» И тут у нашего героя наступает пик блаженства. Все.

На это любой скажет, ну да, именинник, конечно, не тянет на те эпитеты, которые непрерывно звучали за столом, но ему-то приятно. Почему бы имениннику хотя бы в этот день не сделать такой вот «тайский массаж». И на первый взгляд, оно и действительно все неплохо – язык без костей, сплести льстивый и велеречивый тост несложно, тостующему, по большому счету, все равно, за какое «достоинство» в кавычках тостуемого пить, а тому – приятно – удовольствие и пронзительное, и почти бесплатное.

На самом же деле такие удовольствия порочны, правда, я не знаю, греховны они в какой степени, в сравнении скажем с блудом физическим? Скорее всего, в меньшей степени, но не в малой. Поверьте, уж лучше, находясь в гостях среди приличных людей напиться вусмерть, побить посуду, наблевать в коридоре и разбить унитаз. Лучше, имеется в виду, для души, а не для тела. Потому, что за такое «удовольствие» на следующее утро гуляке придется расплачиваться очень жестокими моральными страданиями. Вести себя скромно, извиняться, рассчитываться за материальный ущерб, ощущать себя великим грешником, пребывать в глубочайшем смирении. Т.е., если человек совестливый, то это только на пользу его душе послужит.

А вот если человека захвалили – это гораздо опаснее любой пьянки. Даже если он здравомыслящий и критически относится к самому себе, все равно, какая-то доля похвал проникнет в его душу, пусть даже и на подсознательном уровне. Психологи констатируют: лесть действует безотказно. Даже если человек умный и понимает, что ему льстят, это все равно ему это нравится. Более того, даже если кому-то удалось каким-то образом выработать иммунитет против похвал, и воспевания его даже раздражают, вызывают отвращение, все равно он, пусть в малой степени, но подвергается воздействию панегириков. Это абсолютно неизбежно.

----- Фрагмент Богослужения

Помню один из ярлыков свирепствовавшей в прошлые десятилетия советской атеистической пропаганды – так и писали – «Церковь – это последний оплот феодализма». Вы знаете, как ни странно, а мне эта формулировка как раз очень нравилась и до сих пор симпатична. Как сейчас говорят, при социализме не все было плохо, так же я осмелюсь сказать, что и при феодальном строе были положительные стороны. Ну, феодал в церкви – это епископ в таком вот характере, начиная со средневековья и по сегодняшний день. Херсонская епархия, конечно, бедновата, чтобы тянуть на феодальное устройство, ну а, скажем, Львовская - там сегодня все в лучших традициях прошлых веков. Самое большое достоинство феодального строя заключается в том, что феодал имеет возможность абсолютно не зависеть от общественного мнения и принимать те решения, которые ему подсказывает разум, совесть и вера, что совершенно немыслимо в республике. При демократии правитель должен угождать людям, принимать так называемые популярные решения, поступать так, чтобы услышать аплодисменты народа. А как свидетельствует история, часто так бывает, что угождение народу в конечном итоге приводит к бедствиям того же народа.

Так вот, ныне покойный митрополит Сергий Петров, управлявший Одесско-Херсонской епархией – это настоящий Феодал с большой буквы и в хорошем смысле этого слова. Совершенно неординарная личность. Феноменальная память, ума палата, эстет, обладал редчайшим управленческим даром. Его хвалили все, искренне хвалили, и он был достоин похвал. В истории таких иерархов были единицы – это правда. И конечно, такую вот недюжинную личность, испортить похвалами было невозможно.

Но постоянное пение дифирамб в адрес Владыки Сергия, таки на него повлияли, он стал зависим от похвал. Был тогда один священник, уже и не помню, как его звали – лично я его не знал – он был каким-то донецким благочинным. Так вот этого батюшку, скажем, отца Аркадия, мучил вопрос: а что, обязательно архиерею надо петь пространные панегирики, может, как-то и без этого можно обходиться? Ну и однажды, когда митрополит Сергий посетил его приход, а епархия наша тогда была громадная – четыре области – Одесско-Херсонско-Ворошиловоградско-Донецкая, отец Аркадий учтиво принимал Владыку со всеми подобающими почестями, но за все время пребывания митрополита не проронил ни одного слова похвалы в адрес иерарха. Я не был очевидцем всего этого, подробностей не знаю, но эксперимент этот отцу Аркадию вышел «боком». На следующий день он получил архиерейский указ, освобождающий его от благочиннического служения в донецком соборе и назначающий его на служение в какую-то деревню. Нечего было на Владыке проводить такие опыты.

На самом деле произошла очень банальная вещь. Владыка был подсажен на похвалы – «похвалозависим». А любознательный батюшка решил посмотреть, что будет с архиереем без этого морального наркотика. Абстиненция, ни больше, ни меньше. Отец Аркадий заставил августейшего пережить ломку. И это ему так даром не прошло.

Но Владыке Сергию было легче. Во-первых, да, его подсадили на этот наркотик, но у него была власть и реальные возможности обеспечить себя этим наркотиком. Он мог заставить все духовенство трепетать перед ним, почитать и составлять о нем акафисты. Во-вторых, он в значительной степени соответствовал текстам этих акафистов.

А каково простым смертным, ничем особым не отличающимся от общей массы, которых льстецы и комплиментщики подсадили на похвалы. Они попали в рабство. Они нуждаются в похвалах и зависимы от льстецов, часто готовы на что угодно, лишь бы их снова похвалили.

Такими тщеславными людьми легко управлять и манипулировать. Помните песенку из мультика:

На хвастуна не нужен нож

Ему немного подпоешь

И делай с ним, что хошь?  

Удовольствие удовлетворения тщеславия лишает человека свободы. Это свойство любого удовольствия, без единого исключения. Опыт наслаждения связывает волю человека, сковывает не только внутреннюю глубинную свободу, но даже элементарную свободу выбора, а зачастую, навязывает образ мыслей и действий, совершенно чуждых данному индивиду.

Но, как мы подчеркивали с Вами, удовольствие может быть и рабочим, и положительным, и полезным. При одном условии. Если оно, во-первых, тебя не успокаивает, а движет тобой. И, во-вторых, движет в правильном направлении. К Богу. Аминь.

----- Фрагмент Богослужения

На этом мы завершаем нашу богослужебную телепрограмму, и я прощаюсь с Вами до встречи через неделю. Всего Вам доброго!

 

Здесь все телепрограммы из цикла "Малая Пасха", которые Вы можете прочитывать в текстовом варианте, слушать в real-audio, просматривать или скачивать video в mp4  или аудио в mp3 файлах себе на жёсткий диск без всяких ограничений.

 

 


 


Кафедральный собор Сретения Господня
Херсонской епархии
Православной Церкви Украины


Украина 73011, Херсон, ул.Сретенская, 58-а
тел: (+38-0552) 43-66-48
моб: (+38-050) 764-84-19, (+38-096) 049-19-56
ioann@pravoslav.tv

По благословению Архиепископа Дамиана