Херсонский собор Сретения Господня

Исторические даты
Сретенского
собора


Вопросы духовнику

Православный
календарь;
Типы Богослужений
в Сретенскомсоборе на предстоящей неделе

Трансляция Богослуженияиз Сретенского собора

Правила поведения в Сретенском соборе

Святое Причащение и подготовка к Таинству

Владыка Дамиан неустанно возносит молитвы о благотворителях и жертвователях храма

Крещения, Венчания, Молебны, Освящения, Панихиды и прочие требоисполнения в Сретенском соборе

Молитвы на каждый день, а так же в особых ситуациях. Акафисты. Новые переводы и редакции Богослужений.


О применении музыкальных инструментов в православном
Богослужении

 

196 05.02.2009

дравствуйте, дорогие телезрители!

Сегодня мне хотелось затронуть тему, связанную со старинными иконами.

Многие даже не представляют себе, насколько велика духовная ценность старинных икон. Конечно, далеко не каждая икона, написанная два, четыре или шесть веков назад, представляет собой сокровище. Во все времена большинство икон не удавались. Но в древности, в отличие от наших дней, был институт иконописцев. Иконописец – это не простой художник. Да, всегда были и есть очень одаренные, опытные художники. Но иконописец – это особый человек. Конечно, изначально он – художник. Но он должен быть святым человеком, он должен быть подвижником, вести созерцательный образ жизни, обладать большим опытом молитвы. Перед началом работы иконописец уходил в глубокий пост и усиленную молитву. Он должен проникнуть в духовные сферы и отразить в красках то, чего здесь не существует. Иконы еще называют окнами в иное измерение, окнами в параллельный мир, окнами в запредельный космос. Но для того, чтобы изобразить, надо увидеть, надо вырваться из этого земного гравитационного поля. И иконописец постом, молитвой, аскетическими упражнениями этого достигает. И тогда он может создать правдивую икону, которая будет повествовать нам о мире по ту сторону. Просто художник, даже очень талантливый, с этим не справится. Художник в картине выражает сам себя, он самовыражается, а не отражает те тонкие духовные реалии, которые находятся там. Современные иконы чаще всего пишутся с дымящейся сигаретой или даже в состоянии легкой алкогольной эйфории. Да даже если и на трезвую голову, но без молитвы – икона не получится.

Так вот, настоящих иконописных школ у нас нет уже давным-давно. И те немногие иконы, которые чудом до сих сохранились – они пропадают. Я не имею в виду того огромного количества икон, которые вывезли за рубеж, или те, которые сжигали на кострах после Октябрьской революции. Дело в том, что старые иконы нуждаются в реставрации, в уходе. На некоторых иконах отслаивается краска, и этот процесс необратим. Иногда иконы могут быть поражены плесенью, грибками, бактериями, шашелем. И если вовремя не оказать квалифицированную помощь иконе, она безвозвратно погибает. За иконами надо смотреть, за ними нужно ухаживать, и делать это должен только профессионал. Не дай Бог за это дело возьмется неквалифицированный человек – тогда выйдет ровно по поговорке: «Услужливый дурак опаснее врага». Лучше уж ничего не предпринимать, чем доверить работу с иконой неспециалисту.

В Херсоне у нас буквально единицы людей, обладающих необходимым опытом и знаниями в деле реставрации икон. Все эти люди интересны, и с одной из них мы с вами сегодня встречаемся. Это Светлана Васильевна Петренко, художник-реставратор.

Светлана Васильевна, старых икон остается все меньше и меньше, многие из них нуждаются в неотложной квалифицированной помощи. Что нужно для этого – обладать какими-то знаниями? И что угрожает больше всего иконе сегодня?


С.В. Петренко:

- Конечно, для того, чтобы спасти икону, я считаю, что обязателен профессионализм в этом деле. Такие понятия, сейчас широко применяемые у многих мастеров, так сказать, «поновителей икон», как «подгрунтовать и подкрасить», совершенно неприемлемы. Даже для того, чтобы отмыть икону от каких-то пылевых загрязнений, ее нужно укрепить – потому что все иконы требуют этого. Особенно те, которые написаны уже давно: они претерпевали разрушения в результате коробления досок, от сырости и снова просушки. Точно так же и красочный слой – он на иконе расширялся, сужался, появляется крокеллюр, мелкий и крупный, осыпается красочный слой. Если икона была покрыта лаком или олифой, лак темнеет, скрывает изображение, цвет красок, их яркость и насыщенность. Для того, чтобы это все знать, нужно обладать, конечно, профессиональными знаниями. О том, какие смывки применить, потому что многие пользуются по незнанию щелочными, и икона, или картина, любой красочный слой теряет свой цвет. Некоторые цвета исчезают совершенно, приобретают белесый цвет. Так же и в любом процессе – нужны знания, нужен опыт, конечно, чтобы браться за ценную икону или картину. Поэтому профессионализм – прежде всего.

О. Иоанн: 

- Светлана Васильевна, буквально в двух словах: что такое реставрация?

С.В. Петренко:

- Само слово «реставрация» означает просто «восстановление». В работе реставратора принимают большое участие люди других профессий: и химики, и биологи, и технологи, которые изучают попутно икону – когда, кем она была написана, какими красками, какой состав растворителей и лаков…


Справка:

Светлана Васильевна Петренко родилась в Донецке, в 1958-м году. Кружки, художественная школа, художественное училище в Луганске… В 1983-м году оканчивает Киевский Художественный институт. Большая практика реставрации икон со всей областей Украины. Работа в Переяславль-Хмельницком музее под открытым небом. Укрепление росписей в соборе Василия Блаженного. С 1984-го года переезжает в Херсон, преподает в художественной школе, а затем много трудится в кафедральном соборе Сретения Господня.


О. Иоанн: 

- Светлана Васильевна, а насколько вообще ответственна работа реставратора?


С.В. Петренко: 

- Эта работа не может сравниться с той работой, которую выполняли реставраторы хотя бы в 19-м веке. Их просто переписывали, те работы, которые должны были реставрироваться. Тогда и появились стихи Пушкина: «Художник-варвар кистью сонной Работу автора чернит…»


О. Иоанн: 

- Светлана Васильевна, расскажите буквально в двух словах: какие иконы бывают?


С.В. Петренко:

- В связи с тем, что икона пишется с очень давних времен, на протяжении всего этого исторического процесса требования к иконе, используемые материалы, стили – все это менялось. Как мы знаем, древнерусская икона писалась на досках, применялись только яичные краски, темперные, покрывалась она олифой и писалась по определенным церковным канонам, которые нельзя было переступить. С развитием химии, техники появлялись новые пигменты, новые краски, которые более широко применялись в написании икон. Иконы стали покрывать лаком, очень часто писали их на холстах, на фанере, на железе, на стекле. С развитием техники менялись и подходы к написанию иконы. В послепетровскую эпоху много икон было написано в технике академической. Не придерживались строго формата, размера… Ну, и применение материалов. Древнерусская икона писалась только на природных материалах, дерево как основа, яичная темпера, пигменты земляные и другие, - только природные. Причем, что интересно, использовались редкие материалы, которые дробили до такого состояния, что они имели еще огранку. И при нанесении темперы на икону, на белый, дышащий левкас, свет, проникая через эти огранки, давал очень глубокий и красивый цвет. Поэтому темперные иконы, которые дошли до наших дней, имеют глубину и прозрачность цвета. Но чем дальше, тем проще художники относились к технологии и к технике написания. Иногда смешивали краски, делали недопустимые смеси, краски со временем чернели, темнели, и поэтому говорят: чем древнее икона, тем лучше ее состояние.


О. Иоанн:

- Светлана Васильевна, расскажите, пожалуйста, о сюрпризах, которые преподносит реставрация.


С.В. Петренко:

- Почти каждая икона хранит в себе какую-то тайну – это-то и интересно в реставрации, в работе реставратора. Очень редко бывает такое, что все проходит гладко, без сюрпризов, без каких-то загадок. Потому что иконы, проживая длительную жизнь, теряли свои качества, цветовые, их состав… и поэтому икону часто записывали. Бывало даже – просто по желанию заказчика. Бывало, конечно, потому, что предыдущая икона уже была в таком состоянии, что существовать она, в общем-то, уже не могла, не имело смысла – казалось бы. И поэтому «поновители» очень часто их просто-напросто переписывали. Иногда подлинная икона сохранялась, но ее покрывали подцвеченными лаками, и со временем этот лак еще более темнел или мутнел, и изображение почти полностью исчезало. Иногда производились частичные записи в тех местах, где были разрушения, но иногда встречались такие иконы, которые записывались полностью. Причем человек, который записывал, не осознавал, на какую икону он поднимает руку, и какую икону он покроет своим новым слоем. Таким образом, под многими записями находились работы довольно-таки приличные, сильных мастеров, и вполне в нормальном состоянии. Но только потому, что реставрация еще не имела той техники и технологий, которые можно было бы использовать, иконы не реставрировались, а просто переписывались. Бывает иногда и два, и три, и четыре слоя. Сейчас найдены такие способы, когда икону расслаивают, потому что каждый слой имеет свою художественную ценность. Например, Владимирская Богоматерь была записана трижды только до 16-го века, и каждый слой считался имеющим художественную ценность. И было просто жаль потерять каждое из этих изображений. Поэтому научились переносить их, расслаивать. В общем, реставрационная техника сейчас на высоком уровне.

Сейчас у меня в работе находится одна интересная икона, с теми погрешностями, о которых я говорила – когда икона более ранняя, более интересная и ценная, была записана другим мастером. И при расчистке было обнаружено, что нижняя живопись написана незаурядным мастером, который владел трехслойным методом живописи. Здесь тоже хорошо видно эту технику, когда красный грунт – вот здесь он просвечивает – использовался в тенях крыла, и только белый цвет выделял форму, делал объем крыла. Этот мастер пользовался фламандским трехслойным методом живописи. Кроме того, обратная сторона иконы, доски ее скреплены такими шпонками, которые называются «ласточки» - они применялись очень рано, еще с 13-го века. У меня возникло подозрение, что эта икона написана гораздо раньше примерно 17-го века. об этом говорили и пигменты, которые здесь применялись. Сделав химический анализ белил с крыла ангела нижней иконы, и взяв химический анализ с одежд Христа более поздней записи, было обнаружено, что белила здесь, в этом участке живописи – цинковые, которые были применены гораздо позже тех белил, которые применялись в фигуре ангела. Это были свинцовые белила. А белила в этом слое были цинковые, они применялись с середины 19-го века, в то время как свинцовые белила применялись весь период до изобретения цинковых белил. Кроме того, о более раннем времени создания иконы нижней говорит зеленый цвет. До 17-го века, до 18-го века не было ярких зеленых красок. И художники, чтобы изобразить зеленый цвет, делали его послойно. В данном случае применился вот такой светлый охристый цвет, потом светло-зеленый, сверху – темно-зеленый. То есть художник, чтобы достичь нужного ему цвета, набирал его в три слоя. Это тоже говорит о том, что икона была написана очень рано, где-то в период до 17-го века.

О. Иоанн: 

- Светлана Васильевна, вы избрали в жизни путь реставратора, это часть вашей жизни. Почему? Что подвигло к этому?

С.В. Петренко:

- Собственно говоря, к этому я шла, действительно, всю свою жизнь. Потому что впервые попробовала рисовать в раннем детстве, когда взяла у мамы губную помаду и разрисовала дома стены (смеется). После этого отец увидел во мне талант художника, и всю мою жизнь направлял меня по этому пути. Я закончила Луганское художественное училище, факультет живописи, и занималась, фактически, только живописью. Когда я поступала в институт, чтобы продолжать свое образование, мне моя учительница, педагог мой, посоветовала пойти на отделение реставрации. Я тогда очень слабо представляла, что это за дело, но она посоветовала именно это, говоря: «Ты очень терпеливая, очень настойчивая в своих задачах, в целях, а самое главное – спокойная и терпеливая». Поэтому я избрала отделение реставрации. Ну, а потом это меня очень заинтересовало. Я человек, который вообще очень любит разгадывать загадки, тайны, а реставрация именно это и предполагает. Потому что очень часто под расчищенным кусочком открывается такой цвет, что душа радуется, когда видишь, что ты делаешь такое хорошее дело: открываешь людям настоящее произведение искусства, спасаешь иконы, которых сейчас довольно мало, почти все они в плохом состоянии, - и чтобы дать им новую жизнь, нужна рука реставратора.

О. Иоанн:

- Да, именно рука настоящего реставратора. Поэтому, если у кого есть старые иконы, нуждающиеся в укреплении, восстановлении или просто уходе, можно обратиться в наш храм. Даже чтобы смыть грязь с иконы – даже такая простая операция должна проводиться специалистом, а не Гришей-кочегаром. А икона, хорошая икона – это очень здорово. Попробуйте каким-нибудь вечером, в полумраке, становясь на молитву, зажечь свечу или лампаду перед хорошей иконой, и вы окажетесь совсем в другой атмосфере, совсем в другом мире. Молиться будет легче. И тогда каждый согласится, что икона – это великое достижение христианской культуры. На этом я с вами прощаюсь и желаю всего доброго.

 

Здесь все телепрограммы из цикла "Страницами Главной Книги", которые Вы можете прочитывать в текстовом варианте, слушать в real-audio или mp3 формате, просматривать real-video или все эти файлы скачивать себе на жесткий диск без всяких ограничений.

 



Кафедральный собор Сретения Господня
Херсонской епархии
Православной Церкви Украины


Украина 73011, Херсон, ул.Сретенская, 58-а
тел: (+38-0552) 43-66-48
моб: (+38-050) 764-84-19, (+38-096) 049-19-56
ioann@pravoslav.tv

По благословению Архиепископа Дамиана