Херсонский собор Сретения Господня

Исторические даты
Сретенского
собора


Вопросы духовнику

Православный
календарь;
Типы Богослужений
в Сретенскомсоборе на предстоящей неделе

Трансляция Богослуженияиз Сретенского собора

Правила поведения в Сретенском соборе

Святое Причащение и подготовка к Таинству

Владыка Дамиан неустанно возносит молитвы о благотворителях и жертвователях храма

Крещения, Венчания, Молебны, Освящения, Панихиды и прочие требоисполнения в Сретенском соборе

Молитвы на каждый день, а так же в особых ситуациях. Акафисты. Новые переводы и редакции Богослужений.


О применении музыкальных инструментов в православном
Богослужении

 

75 30.09.2007

По Воздвижении

Некоторые причины разделения Церкви

(продолжение)

Здравствуйте, дорогие телезрители!

Нынешнее воскресенье по-церковному называется неделей по Воздвижении. Потому, что три дня назад, в четверг, праздновалось Воздвижение Креста Господня.

История праздника очень простая. В IV веке, при императоре Константине Великом, когда христианство в Римской империи перестало быть преследуемым и, более того, обрело покровительственное отношение властей, царица Елена возглавила раскопки и поиски всего, что было связано с жизнью Иисуса Христа. Было выделено из императорской казны достаточно денег, чтобы вести широкомасштабные археологические и исторические исследования. И вот, как один из успехов проделанной работы, было обретение брусьев того Креста, на котором был распят Иисус Христос. Верующие восприняли эту находку с большим воодушевлением. Собралась огромная толпа ликующего народа, и патриарх Иерусалимский Макарий вознес, «воздвиг» Крест над молящейся толпой, т.е. торжественно поднимал и опускал это священное древо.

С исторической стороны – это событие, безусловно, небезынтересное. Но может возникнуть вопрос, почему Церковь так его празднует? Ведь Воздвижение – это один из 12-ти самых больших праздников года. И, наверное, дело не в деревянном бруске, который был когда-то раскопан. По всей видимости, что-то тогда произошло в плане духовном. Ведь изначально «крест» было плохим словом. Крест, в представлении современников Иисуса - это страшный и мерзкий предмет. Абсолютно так же, как для нас с Вами - виселица, нож с кровостоком, изготовленный специально для убийств, кол, вытесанный для мучительной казни преступника, топор палача, гильотина, электрический стул и т.д. Именно с таким чувством воспринимали люди образ креста. И, что же произошло, когда на нем оказался наш Господь? Крест стал самым священным предметом для всех христиан, символом самого христианства.

Не все и не сразу люди осознавали глубину и святость Креста Христова. Была разная символика у христиан: изображение рыбы, как Вы помните, с самого начала. Ну а затем постепенно, крестное знамение – стало знаком всеобщим. И обретение в IV веке Креста Христова – это временной рубеж, это день, когда в сознании людей окончательно утвердилось главенство Креста в Христианстве.

----- Фрагмент Богослужения

В нынешнем уставном Евангельском чтении от Марка звучат слова Господа: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною…»

Какой крест мы должны на себя взять? Не деревянный, наверное. Крест - это наши трудности, тягости, скорби.

Если вдуматься, то этот призыв Христа звучит революционным лозунгом. В контексте дохристианской культуры, эти слова – вызов, скандал. Это относится и к современному нехристианизированному людскому менталитету. Что такое хорошо на бездуховном уровне? Это когда легко, тепло, уютно. Живешь по принципу: не бери тяжелого в руки, а дурного - в голову. А вот если тебе тяжко, множество забот и проблем? Если ты несешь на себе громадных груз ответственности, если ты страдаешь ради ближнего, если ты преодолеваешь жуткие препятствия, значит, ты не сумел обеспечить себе красивую жизнь.

А Господь говорит: возьми свой крест и неси его. Конечно, если хочешь следовать за Мною в Царство Неба. Крест перестает быть проклятым и становится благословенным. Тернистый путь восхождения на небо.  

Именно трудности и боль жизни делают человека настоящим человеком. Я думаю, любой из нас, оглянувшись назад, на прожитую часть своей жизни, вспомнит особо тяжелые дни и периоды. Здесь ценен именно свой личный опыт, потому что чужой - не тиражируется. Каждый из нас достиг чего-то, есть то, что он есть, благодаря именно трудностям, которые он пережил. Не любым, конечно, трудностям. Неудобства бывают разными. На потолке, говорят, спать неудобно, брюки - через голову одевать. Легко на самом деле превратиться в мученика. Утром оденьте правый туфель на левую ногу, а левый - на правую, и ходите целый день. Или, как пес из Простоквашино, вместо сапог купите на зиму кеды.

Меня всегда удивляло, почему многие сельские жители строят нужник в форме собачьей будки в увеличенном масштабе на противоположном конце двора. Это же ведь тоже крест своего рода. Причем, почти добровольный. Потому что сделать нормальный туалет в доме – это элементарно и дешево. Мой отец, когда его переводили на деревенские приходы, за месяц успевал собственноручно проводить в дом воду, канализацию, устанавливать водяное отопление и делать душевую, ванную и туалет в теплом доме. Легко. А по-другому жутко даже представить. 3 часа ночи, зима, мороз 30 градусов, вьюга, а тебе приспичило в туалет, хорошо, если просто так. А если расстройство желудка? Это такой, надо сказать, тяжкий крест. Но я думаю, что Христос совсем не это имел в виду, когда призывал всех нас взять свои кресты.

Крест Христов – это когда классный врач в нашей обыкновенной больнице принимает по 50 человек в день за 700 гривен в месяц, в то время, как имеет возможность переехать в Канаду и принимать 1 человека за два дня с окладом в 15 тысяч долларов. Крест Христов, это когда дочь ухаживает за своей парализованной мамой, крест – это когда многодетная семья усыновляет брошенного ребенка. Крест – это когда тебе больно, но ты не ноешь, когда ты без ног, но умудряешься себя обслуживать и еще и другим помогать.

Крест – это тяжесть, взятая на себя по любви к Богу и к ближним.      

----- Фрагмент Богослужения

Основная причина церковных разделений – это вторая тема, обсуждаемая в кафедральном соборе Сретения Господня.

Рассуждая о таких понятиях, как форма и содержание, мы подчеркивали с Вами очень важную истину о том, что православные христиане мы с Вами не потому, что у нас храмы с куполами. Совершать литургию можно в любом помещении – клубе, кинотеатре, метро. Это будет, конечно неудобно и не эстетично. Но святость молитвы и актуальность Евхаристии от этих обстоятельств не уменьшатся. Богослужения наши являются православными не потому, что почти каждое слово священником, чтецом и певцами прочитывается по соответствующим богослужебным книгам Православной Церкви. А напевы православны не потому, что музыку писали Архангельский, Турчанинов, Бортнянский, Чайковский или Гречанинов. И священники наши не потому православны, что носят облачения византийского покроя.

Православие – это вера, соответствующая догматам, провозглашенным на Семи Вселенских Соборах, т.е. это вера, адекватная вероучению некогда единой неразделенной Церкви.

Причем, надо сказать, что такой вот наш церковный подход предельно рациональный. Умнее ничего не придумаешь. Ну, вот сами подумайте - была некогда одна единая на весь тогдашний мир Церковь Христова. Не под безоблачным небом, конечно. И ереси были, и расколы, и интриги в верхах. И, тем не менее, до 1054 года церковь была единой. За время ее земного бытия были сформулированы главные вероучительные истины. И вот мы, как люди православные, исповедуем веру именно той, еще единой, неразделенной Церкви. В то время, как западная часть отделившейся церкви – католики - за второе тысячелетие утвердили массу новых догматов, по меньшей мере, очень спорных. Православные христиане никогда не примут, например, католический догмат о непорочном зачатии Девы Марии, догмат о папской непогрешимости, догмат о сверхдолжных заслугах и сокровищнице святых, и прочие.

А с появлением протестантизма, новые разновидности церквей стали размножаться, как насекомые. Ну, вот представьте себе, двадцать лет тому назад, когда я начинал свое священнослужение, протестантских деноминаций было уже более 2000.

Да, традиционные христиане виноваты – раскололи единую Церковь на 2 части – Восточную и Западную. Это не есть хорошо. Я думаю, что на том свете за такую шалость кого-то долго на сковородке будут жарить. Да, виноваты. На две части разделились. Ну, конечно, не совсем на две. Смотря как считать. Нехалкидонитов и прочих мы сейчас в виду не имеем. Но две – это не две тысячи. Чувствуйте разницу.

Причем, две тысячи – это было 20 лет назад. А сегодня, знаете, сколько нам протестантизм новых движений наплодил? Еще восемь тысяч. На сегодняшний день различных протестантских деноминаций – более 10000.

Сами протестанты от такой статистики за голову хватаются – не знают – что делать. А ничего не поделаешь. Началась цепная реакция. Из бутылки выпустили джина.    

И вот каждая из этих 10000 деноминаций имеет свои вероучительные особенности. Кто-нибудь, попробуйте познакомиться со всеми их катехизисами - десятью тысячами. Я уже не напираю на то, что из десяти - девять тысяч – полный бред. Это такие местечково-домашние церкви с примитивным самодельным богословием. Зато своим.

И вот в этих условиях бушующего житейского моря надежнее всего держаться веры наших отцов, веры исповедуемой еще единой неразделенной Церковью, как, собственно, и поступают православные христиане. 

----- Фрагмент Богослужения

В прошлый раз мы говорили с Вами о том, что возникновение протестантских церквей связано с попытками исправить искажения и перегибы традиционных церквей. Да, действительно, в известной степени это относятся к протестантам классическим. Ну, вот Лютер выступил против индульгенций и прочих злоупотреблений католической церкви. Там конкретно виден был мотив.

Мы подчеркивали с Вами, что отличительные особенности в вероучении классических протестантов это сыворотка против какого-то заболевания церкви традиционной, это своего рода антибиотик. Вещь иногда очень нужная.

Но мы так же упомянули в прошлый раз, что противовес крену традиционной церкви – это далеко не единственная мотивация даже классических протестантских движений. А что касается современных дроблений, то ни о каких попытках что-то исправить или улучшить и речи идти не может. Ну, о чем разговор, если каждый день по нескольку новых церквей возникает. Какой-нибудь там Джимми из Детройта встал утром не с той ноги и вдруг решил создать новую церковь. Это даже не смешно. 

Я хочу, чтобы Вы меня правильно поняли. Я не то, чтобы  взъелся на протестантов. Лично у меня прекрасные отношения со многими пасторами и я очень уважительно отношусь к конкретным протестантским общинам. Моя задача - в другом. Выявить вирус дробления. Почему происходит распад современной церкви, причем, это ведь наблюдается не только в протестантской среде. В Украине православие у нас на три осколка раскололось. В России - тоже достаточно юрисдикций. И катакомбные, и зарубежные, и истинно православные церкви. Правда, там они немногочисленны и преследуются государством. Там двуглавый орел. Церковь Московской патриархии с государством имеют одно туловище. Не думаю, что это хорошо, но в плане единства, получше.

Да, так вот, допустим, какое-то рациональное зерно, пусть самое минимальное, есть во многих протестантских движениях. Не без этого. Но вот, в чем дело. Жажда правды не является главным мотивом отделения новой группы христиан от своей церкви-матери. Об этом очень важно помнить. А что же главное? Ответ предельно прост и банален. Человеческие гордыня и амбиции. Стремление к власти и самовыражение церковных лидеров. И это составляет 99% всех мотиваций. Только в 1% входит все остальное: и жажда правды, и проповедь Евангелия, и благие намерения, и все, что угодно. Так было везде и всегда. Почти. Исключения – это отдельный разговор.

Этот же принцип хорошо виден в современном положении православия в Украине. Вот вдумайтесь. И Киевский патриархат, и Московский, и УАПЦ, исповедуют одно и то же православное вероучение. Все эти три ветви живут одними и теми же древними церковными канонами. У всех абсолютно один и тот же церковный обряд и одни и те же традиции. И, тем не менее, все - по разные стороны баррикад.

В чем же дело? Вероотступничество, с какой-то стороны? Ничего подобного. Ни мы не можем обвинить церковь Московского патриархата в искажениях веры, ни они - нас.

Так в чем же дело? В очень простой вещи – в подчинении. В этих межцерковных спорах и противостоянии никто тебя не спросит: как ты веруешь? Тебя могут спросить: ты Московскому патриарху подчиняешься или Киевскому? Для некоторых рядовых православных – это просто беда. Один наш прихожанин жаловался, говорит: встретишься с кем-нибудь, разговоришься, затронешь вопросы веры, а собеседник тебя и спрашивает: а храм какого патриархата ты посещаешь? Так вот, просто не везет. Один раз сказал, что Киевского, так нарвался на русского черносотенца – он меня чуть не побил. Второй раз, из осторожности, ответил, что хожу в храм Московского патриархата. И опять невпопад. Попал на украинского националиста: он чуть в мое горло не вцепился.

----- Фрагмент Богослужения

Так что же происходит с нашими церквями? Какова главная причина разделения? Все предельно просто. Властолюбие церковных лидеров, жажда власти.

Ну, Вы помните 92 год. Для русского православия он был в своем роде годом экзаменационным. Украина стала самостоятельным государством, а, согласно древней церковной канонике, границы церковного управления должны совпадать с границами государственными. А, следовательно, иерархия Русской Церкви обязана была подписать всего лишь одну бумажку – правда гербовую. Патриарх во главе с русскими епископами должны были поставить свои подписи под текстом, который гласил бы, что с сего дня Церковь в Украине является Церковью-сестрой – близкой и любимой сестрой Церкви Русской. Но не подчиненной, а самовозглавляемой, равноправной со всеми другими православными Церквями.

Всего лишь один лист бумаги формата а-3 тогда, в 1992-м году - и не было бы никакого церковного разделения в Украине.

Но текст такой не прозвучал. Почему? На эту тему Вам могут читать самой разной сложности теории, рассказывать множество баек, но ответить на этот вопрос Вы можете сами, без всякой подсказки. Вспомните церковную статистику на 1992 год. Из общего количества храмов на всей территории бывшего Союза две трети были на территории Украины. Ну, Вы себе представляете – две трети храмов в Украине, и одна треть - на все остальные бывшие республики - Россию, Белоруссию, Прибалтику и т.д., и т.д. Первых лиц Моспатриархии по-человечески очень даже легко понять – в одночасье отпустить две третьих храмов. С мирской точки зрения, это даже глупо. Нужно каким-то образом заблокировать этот процесс. Что собственно и было сделано, причем, вполне политическими способами, включая черный пиар. И надо отдать должное, вся эта кампания проведена вполне успешно. Больше половины церквей Украины остались под Москвой.

Но меня сейчас не столько это волнует. Я сам больше русский, чем украинец. Проблема в том, что грех в современной церкви, похоже, обретает главенство.

В Церкви земной, исторической, как и в любом сообществе, всегда люди были разные.  В любой период безобразия хватало. Личности проблематичные пролезали в верхний эшелон власти. Интриги, обман – все это было. Но, тем не менее, до поры до времени, все же, как-то удавалось сохранить хоть какое-то единство. А сейчас - полный распад. Почему?

Да потому, что иссякла любовь между христианами. Сверху донизу. Ее и раньше, конечно, не хватало. Ну, согласитесь, это просто дикость. Идут навстречу два православных священника – один Киевского патриархата, а другой - Московского. Заметили друг друга и проходят мимо, отвернувшись в разные стороны. Это что, имеет какое-то отношение к православным канонам или к Евангелию? Или, в позапрошлом году наш священник отпевал умершего возле подъезда многоэтажного дома. И здесь же, на балконе второго этажа, женщина оказалась - прихожанка одной из промосковских приходов. Так что она только не вытворяла. Забаррикадировавшись на балконе, она и орала, и выла, и выкрикивала ругательства в адрес Киевского патриархата, пытаясь заглушить похоронные песнопения наших хористов.

Опять-таки, я сейчас не намерен заострять внимание на частностях. Дело не в случившемся. Проблема в том, что куда-то испарилось желание быть вместе, единой семьей. Нет желания что-то исправлять.

Так сказать, прошла любовь, увяли розы.

----- Фрагмент Богослужения

 «По тому узнают все, что вы Мои ученики, говорил Христос, если будет любовь между вами».

Как Вы думаете, если бы руководство Киевского и Московского патриархата любили друг друга – они смогли бы найти общий язык и решить вопросы с объединением Церкви? Ведь в этом случае, и проблем нет. Вообще никаких проблем. Мы ничем не отличаемся. У нас одно вероучение, мы живем по одним и тем же древним церковным канонам. У нас одни и те же обряды. Все предпосылки к единству. Любви только друг ко другу нет.

И самое страшное – то, что всех это устраивает. В том числе, и прихожан. Ну а почему бы и нет. Нам батюшка сказал, что мы настоящие православные, а соседи - раскольники. Это даже приятно осознавать. И священники рядовые любят, когда их хвалят: вот вы настоящие священники-патриоты, а Пафнутий – тот предатель, москаль. Или заявления - вот в эту церковь можно ходить, а та - безблагодатная. Анекдот есть на эту тему. Один украинский «Вуйко» попал не необитаемый остров. Ну, как Робинзон Крузо. Корабль потонул, а его волной на берег выбросило. Стал обживаться, диких коз приручил, домик себе построил и т.д. И лет там, через сорок, люди с проплывающего корабля его заметили, высадились, и вот он, прежде чем с ними покинуть остров, показывает гостям место своего многолетнего обитания - жилище, мастерскую, подсобные помещения, инструменты, оружие, которое он сам себе изготовил, башню для наблюдения. И два храма.

Вся эта экскурсия людям с большой земли показалась жутко интересной. Но вот, удивляются они. А зачем вам одному два храма? А як же, - він відповідає, - у цей храм я ходжу кожну неділю, а у цьому храмі - і ноги моєї не буде.      

Это тоже очень важный психологический момент. Ощущение исключительности. Не даром во многих протестантских церквях в список вероучительных формул входит пункт, согласно которого, на том свете в рай должны попасть только члены этой деноминации. Все остальные должны будут гореть в аду. Вот вдохновляет многих сие обстоятельство. Просто в раю находиться - неинтересно. Вот если с сознанием того, что я здесь на лоне Авраама возлежу, а кто-то - в котле с кипящей смолой – тогда да, райское блаженство обеспечено.

Да, так вот, какой рабочий вывод на сегодня мы можем сделать? Почти в каждой протестантской деноминации есть рациональное зерно правды. Так же, как и в любой православной структуре. Спросите Московского Патриарха: почему ведется такая ожесточенная борьба с Поместной Украинской Церковью? – он приведет веские тому аргументы и будет по-своему прав. Спросите иерархов нашей Украинской Церкви: они приведут не менее веские аргументы в пользу того, что в Украине должна быть единая самовозглавляемая поместная православная Церковь. И это, тем более, будет правильным. Но ни одна, ни другая, правда никому не нужны, когда нет не только любви, но и страха Божия. Духовенство и той, и другой церкви не живет ожиданием Страшного Суда. Думают, почему-то, что всеобщий суд будет абсолютно для всех, но не для них. Т.е., еще -потеря веры.

Посему, любое церковное дробление происходит в духовном плане, когда люди теряют живую веру в сердце и добрые отношения друг ко другу. Христиан разделяют не различия в формах облачений или в чинопоследованиях Богослужений. Дело не в обрядах, а в вере и любви. Не во внешнем, а во внутреннем. Не в форме, а в содержании. И это мы должны понимать и об этом всегда помнить. Аминь.

----- Фрагмент Богослужения

Вот и к концу подошла наша сегодняшняя Богослужебная телепрограмма. Я прощаюсь с Вами и желаю всего доброго.

 

Здесь все телепрограммы из цикла "Малая Пасха", которые Вы можете прочитывать в текстовом варианте, слушать в real-audio, просматривать или скачивать video в mp4  или аудио в mp3 файлах себе на жёсткий диск без всяких ограничений.

 

 


 


Кафедральный собор Сретения Господня
Херсонской епархии
Православной Церкви Украины


Украина 73011, Херсон, ул.Сретенская, 58-а
тел: (+38-0552) 43-66-48
моб: (+38-050) 764-84-19, (+38-096) 049-19-56
ioann@pravoslav.tv

По благословению Архиепископа Дамиана