Херсонская епархия
УПЦ КП

под управлением Архиепископа Климента

Приходы Херсонской епархии

Владыка отвечает на вопросы посетителей

Владыка отвечает на вопросы посетителей

Кафедральный собор Сретения Господня

Трансляция Богослужения из
Сретенского собора

Православный календарь;
Расписание Богослужений в Сретенском соборе

Правила поведения в Сретенском соборе

Святое Причащение и подготовка к Таинству

 Владыка Дамиан неустанно возносит молитвы о благотворителях и жертвователях храма

Крещения, Венчания, Молебны, Освящения, Панихиды и прочие требоисполнения в Сретенском соборе

Православ ТВ

прот.Иоанн Замараев

Aрхив
"Малая Пасха"

Архиепископ Ионафан (Елецких)

О применении музыкальных инструментов в православном Богослужении

Гостевая Книга

 

350 03.04.2011

Великий пост

Любовь 

Вот уже и середина Великого поста – до Пасхи каких-то три недели осталось, которые промелькнут совсем незаметно – дай Бог, чтобы Страстную нам не прозевать, а сосредоточенно, молитвенно пережить эти великие святые дни, ну а затем и радостно встретить светлое Христово Воскресенье.  

----- Фрагмент Богослужения 

Рассуждая о Великом посте, нельзя не подчеркнуть важность посещения постовых Богослужений. К сожалению, для многих – это трудноразрешимая проблема. Во-первых, потому, что эти службы совершаются только лишь в будничные дни и далеко не во всех храмах, в то время, когда большинство народу занято на работе. А в субботу и воскресенье – дни для многих выходные – Богослужения в храмах уже обычные – не великопостные. Т.е., многие просто по времени не могут справиться с этой задачей.

Но главная проблема всё же не в этом. Некоторые добросовестно пробовали бывать на постовых Богослужениях, но потом прекращали эти попытки - по причине длительности и монотонности этих служб. Ну вот попадает человек в храм и ожидает чего-то яркого, захватывающего, впечатляющего. А там 95 процентов – монотоннейшего чтения – всё на одной ноте, безо всяких эмоций, выразительности. Причем, хорошо, если на понятном языке, и чтец нормальный, а то, ведь, если бабка беззубая бубнит себе под нос славянский текст, которого сама не понимает - и поэтому - ни логических тебе ударений, ни точек, ни запятых. И вот приходит свежий нормальный современный человек в храм, минут пять послушал этот бубнёж, возжег для приличия свечу перед иконой и с чистой совестью разворачивается и уходит навсегда в полной уверенности, что ему на этих службах делать нечего.

Насчет некачественного чтения на непонятном языке – дело это печальное – оправдывать не берусь – пусть лежит на совести епископов и настоятелей -  Богослужение однозначно должно быть информативным. Но монотонность Великопостных служб, спокойствие и успокоенность лежат в самой их идее. Они такими быть должны. Вот в нашем Сретенском соборе всё и слышно, и понятно, и, тем не менее, если посетит наш собор в будничный день человек, жаждущий ярких красок, впечатлений и эмоций, он также будет разочарован. Да, всё членораздельно, понятно, читают вменяемые чтецы и, тем не менее, как-то серо – никаких тебе интриг, хореографии, режиссуры. Священник молча стоит себе у престола – изредка возглашает коротенькие фразы, дуэт или трио певчих иногда без претензий на искусность пропоют: «Господи, помилуй», маленький тропарчик или стихиру. Вот и все. И выстоять так в храме на одном месте два или три часа – ну просто тяжко, для многих это подвиг даже непосильный.

Но, ведь для церковных людей, практикующих, так сказать, христиан – никакая это не трудность – ими службы выстаиваются легко. Почему так? Ну, во-первых - навык, натренированность. Попробуйте заставить пробежать дистанцию человека, который не то, что бегать, а пешком почти не ходит – всё на машине. А во-вторых, и это главное. Как мы уже отмечали с Вами в прошлый раз, люди подсажены на непрерывный информационный поток. Перед глазами обязательно что-то должно мелькать, даже не важно что – клип какой-то, фильм, шоу, люди вокруг. Шум какой-то должен быть, музыкальный или речевой. Причем, отнюдь не для общего развития или углубления каких-либо знаний, а чтоб, как ручеек журчит и ласкает слух, так и входящая информация. Кайф человек получает от рассматривания меняющихся картинок и понемногу становится зависимым от этого удовольствия. И если, в какой-то момент, его лишить этих ласк, он завопит: «зрелищ!» - Хочу смотрива, и децибелов мне подбавьте! 

К большому сожалению, уйма людей уже не могут без зрелищно-слухового наркотика. Поэтому, попадая в храм и проваливаясь в тишину молитвы и созерцания, таковые испытывают своего рода ломку, абстиненцию.

В-третьих, в такой тишине, люди, вдруг, неожиданно начинают улавливать еле слышные звуки своей души и, как сквозь тусклое стекло, прозревать своё духовное состояние, а оно, у большинства из нас ох, как неблагополучно! И первая реакция почти любого человека - закрыть глаза, отвернуться от самого себя, не видеть то, чего не хочется видеть. Ну а раз так – Вы сами понимаете – если мы не хотим глядеть на грязь в нашей квартире, то перспектива генеральной уборки удаляется далеко за горизонт.

Ну и еще немалую роль играет комплекс неумейки. Понятное дело, если пришел в храм, то надо стоять и молиться – слушать чтение, сосредотачивать своё внимание на словах, которые звучат на Богослужении, а это не так просто. Вот даже заставил себя человек более или менее длительное время находиться в храме, что уже нелегко. Ну и стоит он, переминаясь с ноги на ногу, а мысли витают, где угодно. И проблемы на работе обдумываются по ходу, и семейные неурядицы, и скандал с соседом всплывает в памяти. Но вот очнулся, мол, о чем же это я в храме думаю! Пытается возвратиться к молитве, но проходит секунд двадцать, и опять мысль улетела – фильм вспомнил, поездку на курорт и т.д. Так не успел обо всем передумать, и служба закончилась. И выходит человек из храма, вопрошая себя: а смысл моего двухчасового стояния! Толк то, какой? Молиться, почти не молился, а так мечтал, думал о совсем посторонних вещах. Какой тогда смысл вообще посещать храм?

Вот этот последний вывод в корне ошибочен. Дело в том, что Богослужения православной Церкви составлены с учетом подобных человеческих слабостей. Они достаточно продолжительны, и ключевые слова основных молитв многократно повторяются. Так что, если среднестатистический человек сумеет сосредоточить своё внимание только на десятой части службы, этого уже будет достаточно для положительных изменений в его духовной конституции.

Плюс, еще немаловажно то, что в составлении восточного православного Богослужения принимали участие знатоки человеческой души – по-современному их можно было бы назвать психоаналитиками и психотерапевтами. Я не думаю, что святые отцы профессионально владели психотерапией и методами нейролингвистического программирования. Скорее всего, те приемы, которые можно обнаружить в ходе православного Богослужения, применены интуитивно, по Божьему вдохновению. Но факт -  штука упорная. У человека, даже не слушающего Богослужение, а просто находящегося в храме, меняется сознание, у него появляются качества, которых раньше обнаружить было невозможно.

Ну и наконец, есть знаковые Богослужения, как бы опорные пункты церковного календаря. Ну вот как можно, например, отпраздновать Пасху, не побывав на ночном Богослужении? Есть такие особые, уникальные Богослужения и в Великом посту, на которых просто нельзя не быть. На первой седмице Великого поста – это чтение канона Андрея Критского, хотя бы на одной литургии Преждеосвященных Даров побывать, которые совершаются по средам и пятницам. Ну и на Страстной седмице – архиважные Богослужения – четверг вечер – это чтение страстных Евангелий, в пятницу вечером - чин погребения Спасителя. В великую субботу утром – совершенно потрясающее Богослужение. И если не побывать ни на одном из этих служб, говорить о Великом посте можно очень с большой натяжкой, если вообще можно будет о нем говорить. Так что, дай Бог каждому из нас силы и решимости пост провести в полной мере – засеять духовное поле наших сердец обильно, чтобы и урожай духовный был богатым.  

----- Фрагмент Богослужения

О любви – вторая тема наших великопостных размышлений.

Способности любить ближних своих также просим мы у Бога в молитве Ефрема Сирина. «Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любви даруй ми, рабу Твоему».

Я думаю, никто не будет спорить, что с любовью у нас с Вами совсем плохо. Начнём с того, что мы не очень понимаем, что вообще от нас хочет Господь, когда заповедует любить друг друга. Ну, вызвать карету «скорой помощи», если кому-то поплохело – это понятно, одолжить соседу денег до зарплаты, если человек нормальный – это да, или место уступить старушке в общественном транспорте. Ну а любить встречного и поперечного – это вообще кажется нереальным. Тут в семье ладу не сладишь. Муж с женой каждый день скандалят, с детьми общий язык не найти, а уж что касается людей посторонних – это вообще немыслимо. Тем более, сердцу не прикажешь – как вообще можно себя заставить кого-то любить. Оно, конечно, неплохо было бы в действительности - проснулись в одно прекрасное утро – и все люди планеты Земля любят друг друга, цветы дарят. Войны прекратились, ссоры, споры. Рай на земле воцарился бы в одночасье. Да, но это мечта, идеал, на который указывает нам Бог, но это же нереально, по крайней мере, в наше время и в наших условиях. И Бог-то не может этого не понимать, поэтому, дескать, пусть прощает.

Другими словами, корень проблемы в её отсутствии. Мы не чувствуем того, что наши отношения к ближним не совсем правильные. Наоборот - больно сволочей много вокруг нас. И любить кого – вот эту скотину? Как его вообще земля выдерживает!

Начнем, наверное, с того, что у нас с языком не все в порядке. Насколько богатый русский язык, но насчет любви полная нищета. В греческом языке 5 слов, обозначающих разные аспекты любви, в еврейском 3, даже в украинском 2 – «любов» и «кохання», а вот в русском всего лишь одно, которое обозначает все и одновременно - ничего. И к Родине любовь, и в постели – любовь, и к другу любовь, и к невесте любовь, и к сыну любовь и к стакану вина любовь.

«Козочку люблю, такая хорошенькая бегает на моем участке. Под Рождество зарежу – жаркое будет на славу».

Ну, язык языком, но большинство людей и умом не могут отличить любовь к коровке от любви к говядине. Когда муж говорит жене, что любит её – что под этим подразумевается? Хочу, чтобы тебе было со мной хорошо? Или хочу, чтобы мне с тобой было хорошо? Это, между прочим, принципиально разные отношения, но большинство народу даже для себя самих не задаются вопросом – предположим, да, я таки люблю этого человека, но как люблю? Как курочку на ужин? «Сладкий мой зайчонок, я тебя съем!»

Язык древнерусский также не отличался словесным богатством выражений любви, однако, то главное, общеупотребительное слово, обозначающее любовь было более конкретным, удачным и, в конце концов, правильным. «Он её любит», - говорим мы сегодня, а лет 150-200 назад то же самое сказали бы по-другому: «он её жалеет». Причем, как Вы понимаете, слово жалость в старом употреблении имело немного другое звучание. Сегодня сказать – я его жалею - имеет оттенок унизительный. Если я кого-то жалею, значит, я над этим человеком, а он, бедняга-неудачник, где-то у моих ног. Вот такого оттенка в древнерусском слове «жалость» - не было. Зато содержалась драгоценная часть содержания этого слова. «Он ее жалеет» – что это значило? Что ему было больно, когда ей приходилось ходить на речку за водой и тащить оттуда тяжелые ведра, и он бежал ей помогать. Его сердце кровью обливалось, когда ей нужно было слабыми женскими рученьками стирать грубую холстину, и он при любой возможности старался на себя взять самую тяжелую работу. Он не мог спокойно смотреть, если она не красиво или не тепло одета, он расстраивался, когда ей было грустно и т.д.

Понимаете, вот это древнее слово «жалеть», оно сообщает правильный вектор в отношениях между людьми. Потому что нынешнее слово «любит» - мало того, что размыто, оно, плюс ко всему, еще и затаскано. Основные ассоциации уже совершенно иные. Сегодня сказать: «я её люблю», как правило, означает ровно то, что «мне рядом с ней хорошо». Хорошо ли ей рядом со мной – этот вопрос выпадает. В конце концов, это её проблема, главное, чтобы мне было с ней хорошо. Вот если она меня бросит, то это уже моя проблема будет. Поэтому, надо как-то вести себя компромиссно – нельзя не учитывать и её интересы – себе же дороже обойдется.

Так вот: «хочу, чтобы мне было хорошо с тобой» - да это любовь, но не к другому, а к самому себе. Поэтому, сплошь и рядом происходит обман. Когда люди говорят друг другу: «я тебя люблю» - они, как правило, лгут, в первую очередь, себе самим, ну и, конечно, друг другу. Иногда искренне лгут, не понимая, что на самом деле правильнее было бы сказать: «дорогая, ты обладаешь характером, темпераментом, интеллектом, сексапильностью и прочими качествами, которые могут мне на протяжении какого-то, может быть достаточно значительного времени, доставлять удовольствие и комфорт. Я понимаю, что футбол не бывает в одни ворота. Мол, посмотри на меня – али я не весел, али не красив? Тебе, ведь тоже, глядишь, хорошо будет со мною. Почему бы и нет? Часто все это бывает и взаимно. И он любит только себя, и она любит только себя. А друг с другом живут потому, что ему хорошо с ней, а ей хорошо с ним. Ну, как правило, это ненадолго и, тем не менее, такой вот тандем двух эгоистов почему-то называют любовью, и как-то оно и звучит нормально в современном словоупотреблении. А вот в старом - такой абракадабры не получится. Если он её жалеет, значит, понятно – он хочет, чтобы хорошо было, в первую очередь, ей, значит, он её действительно любит.

Во-вторых, древнерусское слово «жалеть» содержит некую динамику. Любить – означает нечто чувственное. Ходит человек и переживает от чувства к чувству – то в жар его бросает, то в холод. Другие могут об этом и не подозревать – это внутренняя проблема любящего. А вот жалеть - это не столько проникаться чувствами, сколь действоватьпроявлять своё отношение в пользу дорогого тебе человека, беречь его.

И вот уже этот аспект более понятен и применим в любви к ближним. Понятно, почему? Какие могут быть сентиментальности к человеку, который мне отвратителен? А вот пожалеть можно и несимпатичного, и неуважаемого, и даже врага. 

К этому как раз и призывает нас Бог – не к экзальтированным переживаниям, не к сантиментам, не «от чувства к чувству», а к тому, чтобы мы, глядя на ближнего, понимали, что он - тоже чадо Божие – да, грешное, да, испохабленное грехами, но нуждающееся – может быть, в нашем прощении, или простом минутном человеческим внимании или услуге, которую, быть может, мы даже обязаны ему оказать, скажем, по своей профессии. Если Вы, предположим, чиновник, и Вы в любом случае должны выдать этому посетителю бумагу. Но это сделать ведь можно по-разному - довести человека до белого каления – двадцать раз прогонять его по кругу, а можно и душевно - помочь человеку, как родному. Причем, разница-то в усилиях – не очень большая. Или ты продаешь товар – как ты относишься к покупателю – как к средству сбыть свой товар или как к брату во Христе?

Любая сфера нашей деятельности – это полигон для учений, это школа любви. Каждую минуту перед любым из нас выбор – как врач отнесется к больному, и, наоборот, больной - может, даже «спасибо» не скажет? Как учитель - к своим ученикам? С душой он будет преподавать свой предмет или по обязанности? А вот мой конкурент – как я поведу себя с ним – забуду, что он такой же человек, как и я, или буду стараться сохранить к нему уважение? К врагу - отнестись с сожалением и быть готовым подать ему руку помощи. Этого хочет от нас Бог. Причем, не надо оваций, не надо фейерверков, пламенных речей и слёз. Не надо гигантомании – от тебя никто не требует стать спасителем человечества – ты просто улыбнись, только не американской резиновой улыбкой, а искренне, скажи два слова, но только не формально, а от сердца, и это уже будет уверенным шагом к исполнению Господней Заповеди о любви.

И еще один изъян в понимании многими христианами заповеди о любви к ближним. Многие думают, мол, да, Господь заповедал любить ближних, ну, конечно же, мы должны как-то стараться. Не перечить же Господу! С другой стороны, заповедь то, ведь, тяжелая, и Бог прекрасно это понимает – ну, разве Он не простит мне того, что я там кого-то недолюбливаю? Бог же добрый!

Бог-то простит, но проблема здесь не в прощении, а в нас самих. Мы ведь с Вами хотим в рай, а не в ад. А в раю – проблема – там Христос. А Христос – беда ведь, какая - Он добрый. И нам будет очень неуютно – представьте себе – Гриша мне враг, моя воля, я б его к стенке поставил. А Христос возлюбил моего самого заклятого врага, Он ради этого Гриши на Крест взошел и умер. Так кто же после этого для меня Христос? Если Гриша для меня враг, а Христос любит Гришу, значит, перефразируя известную поговорку, получается так – скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто мой враг. Друзья моих врагов – это мои враги. Другими словами, мы с Иисусом будем по разные стороны баррикад, причем, компромиссов на том свете не получится. Это мы здесь можем помыслить одно, сказать другое, а сделать третье. Улыбнуться, а про себя подумать – что б ты сдох! Там все мысли и чувства на виду, там ничего не скроешь. По меньшей мере, ты будешь чужим Христу - у тебя с Ним не будет ничего общего. Он, ведь, любит всех, а ты этому не научился – кроме, как любить себя - у вас интересы будут разные, вы для друг для друга будете утомительными, и, в конечном итоге, постараетесь держаться друг от друга подальше. Ну а подальше - это где? Там, где нет света, там – тьма, там, где нет Бога, там ад.

Поэтому любовь к ближним, это не должно быть для нас каким-то абстрактным пожеланием. Научиться любви, стать добрыми, милосердными, жалостливыми, доброхотными, снисходительными это - самая главная задача жизни. Любовь и только любовь может быть тем мостом, который сблизит нас с Богом, сроднит нас с Ним. А если в нашем существе не будет этого качества – нам с Богом делать нечего, а Ему с нами – и подавно.

----- Фрагмент Богослужения

На этом мы завершаем нашу богослужебную телепрограмму, и я прощаюсь с Вами до встречи через неделю. Всего Вам доброго.

 

Здесь все телепрограммы из цикла "Малая Пасха", которые Вы можете прочитывать в текстовом варианте, слушать в real-audio, просматривать или скачивать video в mp4  или аудио в mp3 файлах себе на жёсткий диск без всяких ограничений.

 

 


 

Херсонская епархия УПЦ КП


Украина 73011, Херсон, ул.Энгельса 45
тел: (+38-0552) 38-01-13; 43-66-48; 43-66-53;
моб: (+38-095) 424-11-43; (+38-096) 04-91-956
Секретаря епархии: Іоанна Замараева:
(+38-050) 927-28-18
ioann@pravoslav.tv

По благословению Архиепископа Дамиана