Воскресные беседы прот. Иоанна Замараева
об основах проповеди Евангелия

На главную  

8.9.19 – осмысленность жизни

В прошедшие воскресные дни мы рассуждали с Вами об одном из видов веры – вере религиозной. Мы подчеркивали с Вами, что религиозная вера это особое состояние человека. Всего человека, включая и ум, и чувства, и волю, и даже физический уровень. В отличие от простой веры.

Простая вера это, в большей степени, сфера ума. Вот не видел никто никогда Бога, а мир, тем не менее, существует - и недурственный – значит-таки Кто-то Есть, Тот, Кто его задумал и сотворил. Здравый смысл подскажет, что не могло все так, вот, само собою появиться - ни с того, ни с сего. Так рассуждает большинство. Но, к сожалению, для многих такая вера навсегда и остается сферой только разума.

Между тем, такая вот умственная вера ничего не меняет в жизни. И человек, теоретически признающий существование Бога, ничем не отличается от оппонента, который отрицает бытие Божие. Разве, что большей рациональностью. Мы уже достаточно говорили о том, что безапелляционные заявления о том, что Бога нет, это патология. Болезнь разума. Вот представьте, я сейчас начну утверждать, что жизнь существует только на планете Земля. И, брызжа слюной, заверять, что нигде во вселенной – ни в нашей солнечной системе, ни в других галактиках, ни во всей метагалактике - нет ни одной планеты, где возможна была бы жизнь. Любой человек задаст мне резонный вопрос: а на каком основании я это утверждаю, если даже соседний Марс нами не исследован? Мы до сих пор не можем утверждать, что нет никакой жизни на Марсе.

Ведь для того, чтобы настаивать на том, что во Вселенной нигде нет жизни,  нужно везде побывать, как минимум, во всех точках мироздания. Это в то время, как нам потребуется миллион лет, чтобы долететь до ближайшей звезды. Поэтому, безусловно, человек, отрицающий бытие Божие – это человек неумный. В Библии употребляется даже более резкое слово – «безумный». «И сказал безумный в сердце своем: «нет Бога»».

Как мы уже говорили с Вами, таких людей, которые категорически отрицают бытие Божие, очень мало, в мировом масштабе гораздо меньше 1%.

С другой стороны, если человек бытие Божие только признает и на этом ставит точку, то, по жизни, так сказать, разница между первыми и вторыми незначительна. Если, соглашаясь с тем, что Бог есть, люди продолжают жить так, как будто Его нет, чего стоит признание Бога, если это самое признание не способно побудить человека пальцем пошевелить для того, чтобы ответить добром человеческим на Добро Божие.

А вот вера религиозная – это уже серьезно. Это человек, живущий согласно своим убеждениям. Это цельность и собранность индивида. Человек, осознав вездеприсутствие Бога, начинает и жить соответственно, а это уже признак логичности, последовательности. Если я понимаю, что всегда нахожусь в присутствии Всевышнего – другими словами - где бы я ни находился – в храме или театре, дома или на производстве, на базаре или в гостях, на вечеринке или за границей в командировке – везде рядом со мной Господь. И если эта истина у меня не вызывает сомнений, то разве не логично мне сообразовывать свою жизнь, свои поступки со своей верой. Если я точно знаю, что вот этот поступок огорчит Бога, то, быть может, не стоит его совершать. Или я четко понимаю, что сейчас Господь от меня ждет вот этого. Так, может, стоит поступить по-Божьи?    

Таким образом, понятие религиозности можно еще определить как цельность человека, не расщепленность и не раздерганность его жизни, логичность, последовательность, устремленность к ценностям непреходящим.

И, безусловно, это требует определенных усилий, напряжения. Но эти усилия, во-первых, не так тяжки, как это многим кажется. Помните, Иисус говорил: «иго Мое благо, и бремя Мое легко». А во-вторых, это так сказать, духовное подвижничество, в общем и целом не снижает качество нашей теперешней земной жизни, вопреки мнению некоторых.

Есть такое достаточно стойкое заблуждение, которое бытует в основном в среде людей неверующих, что религиозность – это сплошные тяготы и неприятности. Это лишение удовольствий и радостей жизни, это смур, это бремя постоянного выполнения религиозных предписаний, это игнорирование земных ценностей.

Это вовсе не так. Религиозный человек радуется бытию и получает не меньше удовольствий от жизни, чем неверующий. Имеется в виду нормальный религиозный человек, который без «вавки» в голове.

Так уж сложилось, что среди людей, посещающих храмы, очень много немощных и телом и душой, много неудачников с не сложившейся жизнью. Много людей слабых, убитых горем. Эти люди очень остро нуждаются в утешении, успокоении. И, вне всякого сомнения, они приходят по адресу. Сам Христос говорил: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас».

И вот, достаточно большой процент людей не реализовавшихся, так сказать, непрезентабельных, которые посещают храмы, невольно провоцируют такое ложное представление, что Церковь – это и есть такой вот клуб неудачников и несчастных.   

В Церкви действительно человек может найти тепло, уют, успокоение. Поэтому тем, кому зябко в этом холодном мире, те, кому горько и больно, приходят в Церковь и действительно чувствуют облегчение. Но истинное предназначение Церкви не в этом. Одна из главных задач Церкви сообщить человеку истинную мотивацию в жизни, вдохновить на новые великие свершения. И по большому счету, в воцерковленности или религиозности деятельные и успешные люди нуждаются гораздо больше, чем немощные. По очень простой причине. Потому что правила дорожного движения гораздо важнее знать тем, кто ездит на автомобиле, чем тем, кто сидит дома. Физические силы нужны больше тем, кто таскает тяжести. Конечно, и бомжу, и нищему, и слабоумному тоже нужна вера, так

же нужен Бог. Но они ограничены своей имущественной, трудовой или интеллектуальной слабостями. Поэтому бомж или шизофреник, даже зная волю Божию, вряд ли смогут ее полноценно реализовать. И, наоборот, одаренному, работоспособному, состоятельному человеку гораздо легче состояться как служителю Неба.

Если Вы обратите внимание на Богослужение Православной Церкви, то оно в большей степени предназначено для людей состоявшихся. Хотя бы потому, что главная, центральная часть – сердцевина литургии – Евхаристический канон – это молитвы благодарности Богу. Благодарности за все. Просительные ектеньи тоже есть, но это - второстепенные части литургии, причем, представляющие собой поздние прибавления, не меняющие ее основного смысла – благодарности Богу. А благодарить Бога тем, у кого в жизни ничего не получается, гораздо сложнее.

На самом деле, подлинная церковно-религиозная жизнь – это не убаюкивание и не успокоение. Это не уход от реальности в мир иллюзий, а наоборот - пробуждение. Когда человек очнулся и спрашивает: «Кто я?», «Зачем я живу?», «Каково мое предназначение?» Представьте себе человека, который проснулся, открыл глаза, смотрит, а он, оказывается, едет в вагоне какого-то поезда. Наверняка, этот человек начнет выяснять: «А почему я здесь?», «Как я оказался в поезде?», «Куда я еду?» Это вполне нормальная реакция психически здорового человека. Наоборот, будет странно, если человек, очнувшись, не придаст сему странному факту никакого значения. В поезде, так в поезде. Спать есть где. На столике - еда. Проводник никаких претензий не предъявляет. А значит, можно махнуть рукой и ехать дальше, какая разница – куда. Согласитесь, это, по меньшей мере, было бы странно.

Религиозность это прямо противоположная позиция. Это стремление увидеть во всем смысл и цель. И, осознав свое предназначение, жить соответственно высшим замыслам. Другими словами, религия это не только связь с Богом, но еще и связь в самом человеке. Связь между умом и волей, мыслями и чувствами, словами и поступками. Поэтому религиозность это подлинная целостность человеческой личности, а, следовательно, гармоничность и красота.

1.9.19 – В божьем присутствии

В прошлое воскресенье мы затронули с Вами очень важный аспект веры. Мы говорили о вере религиозной и сравнивали ее с обычной верой в Бога. Мы подчеркивали с Вами тот факт, что признание человеком существования Всевышнего еще не делает его религиозным. Любой мыслящий человек, глядя на мир вокруг, наблюдая природу, рассуждая о великолепии мироздания, без особого труда придет к той мысли, что вся эта красота и великолепие Кем-то придуманы. Слаженность, уравновешенность вселенной как сложнейшей системы Кем-то сконструированы, созданы, что есть Какой-то Высший Разум, Некая Высшая Творческая Сила, Космическая Воля.

Ну вот, предположим, договорились – Бог есть. Ну и что? Есть Бог, а есть Австралия. Мне какое-то есть дело до Австралии? Родственников там нет, друзей тоже. Мне абсолютно «параллельно» – есть Австралия или ее нет, так же как и существование Марса мне безразлично. Если завтра сообщат, что его скушала какая-то ползучая черная дыра, аппетит у меня ничуть не испортится. Единственное, чтобы у нас погода в Херсоне была хорошая, чтобы с Землей было все в порядке.

Но совсем будет по-другому, если в Австралии окажется человек, к которому я небезразличен. Тогда я буду пытаться всячески преодолевать огромное расстояние к этому континенту. Если денег нет на самолет, то буду использовать телефон. Письма писать буду - почтовые или электронные. Т.е. я буду осуществлять, так сказать, религию – связь. Это Вы хорошо помните, что латинское слово «религио» – в переводе на русский - связь.

Так вот, религиозность начинается с того, что у человека появляется желание иметь с Богом отношения. И тогда что из этого следует? Во-первых, стремящийся к Богу человек, начинает думать о Боге, рассуждать, задавать вопросы. Каков Он – Бог, как Всевышний ко мне относится, как я выгляжу перед Его взором? Что нравится Творцу во мне, а что Ему неприятно? Что ожидает от меня Господь? Какие планы у Него по отношению ко мне?

Да, это первейшие вопросы, которые волнуют религиозного человека и совершенно не колышут нерелигиозного.

Правда вся эта озадаченность не всегда приходит сразу. Довольно часто религиозные отношения с Богом начинаются с более простых мотиваций. Корова ни с того, ни с сего сдохла, потом - собака, затем кот помер. И жена заболела. Порчу никак навел кто-то. К бабке обратился, а она в церковь посылает. Пришлось идти.

Или машину - одну разбил, купил другую – неделя не прошла – ударил. Только отрихтовал и покрасил - на стоянке въехали. Что-то не так – надо посвятить.

Это примитивно, но смеяться над этим не стоит. Мы же не смеемся, когда иностранец пытается по-русски что-то выговаривать. Или дите - от горшка – два вершка – уборку маме помогает делать – это ведь тоже выглядит неуклюже.

Для начала, просить у Бога все подряд – это нормально. Как дети просят у своих родителей. Просить хорошую жену, просить работу хорошую, машину, жилье и т.д. Господь ведь сказал: «все, о чем ни попросите от Отца во имя Мое, даст вам». Беда, если религиозное развитие человека на этом останавливается. Пока здоров – Бог не нужен. Заболел, но таблетки помогают, тоже Бог не нужен. А вот, когда ни таблетки, ни примочки, ни инъекции уже не действуют – тут и о Боге вспоминают.

Здесь, забегая вперед, надо сказать, что нельзя относиться к нашему Небесному Отцу как к заменителю пилюль, как к присадке к автомобильному маслу или автосигнализации. Вернее, если человек еще дите, то Бог прощает такое отношение, Он снисходителен. Но если человек пытается ловко устроиться, Бога держать за мальчика на побегушках и относиться, соответственно, так же, то это неправильно. И Бог рано или поздно дает знать о Своем несогласии. Освятил машину и тут же бахнул ее: только из церковного двора выезжал и сразу же столкнулся с другой машиной, которая на освящение торопилась. Бог – это не джин из лампы Аладдина, слушающий и повинующийся. Но об этом потом еще поговорим.

Далеко не все люди знают, что размышление о Боге – это уже молитва – одна из форм молитвы. В представлении большинства – молитва – это что? Встал перед иконой, свечу зажег и крестишься. Или открыл молитвослов и - вперед. А еще лучше так, непосредственно: Господи, дай мне штуку баксов. Это тоже молитва. Но только один вид молитвы, причем не самый возвышенный.

Молитва – это очень широкое понятие. Думает человек о Боге – значит, уже молится. Разумеется, не как попало, - почтительно, с благоговением. Или просто живет человек своей обычной обыденной жизнью – ходит на работу, хозяйничает по дому, общается с друзьями, но при этом не забывает о Божием присутствии. Он как бы пребывает пред лицом Божиим, осознает и помнит, что где бы он ни был – с ним рядом его Небесный Отец. Это тоже молитва, причем не менее, а, может, и более важная, чем те, которые напечатаны в наших молитвословах. Между прочим, высшая форма молитвы, которой достигают святые – это молитва безмолвная. Правда, там речь идет об особо глубоком созерцательном состоянии, о котором мы говорить пока не будем.

Так вот, молитва в широком смысле этого слова, есть даже не следствие религиозной веры, а ее составляющая. Кстати, это очень важно понимать. Раз и навсегда нужно усвоить, что религиозная вера и молитва – это две стороны одной и той же медали. Понятно – почему так? Мы уже несколько раз подчеркивали с Вами, что религиозная вера – активна, динамична, в отличие от простой пассивной веры. Так вот, этим самым движением, действием религиозной веры является именно молитва. Можно еще проще сказать. Религиозная вера – это простая вера плюс молитва. И, наоборот. Религиозная вера минус молитва равняется простой пассивной вере, типа, есть Австралия, есть Марс, ну, и есть Бог.

Итак, еще раз, сначала. Религия, т.е. связь с Богом начинается с веры в то, что Бог не просто есть где-то в космическом пространстве, а присутствует здесь с нами сейчас. Вот давайте сейчас сделаем маленький опыт. Просто попробуем сосредоточиться. Минуту назад мы, может, не думали о Боге, а вот сию минуту, давайте вспомним самую простую истину, которую исповедуем ежедневно. И те из Вас, которые не очень внимательно слушают мою проповедь, давайте отвлечемся от посторонних мыслей и поймем, что все мы, вот сию минуту в самом прямом и непосредственном смысле, находимся в присутствии Божием. Бог вот здесь с нами, так же как и перед теми, кто сейчас у экранов телевизоров. Он невыразимо близко сейчас к каждому из нас. Это, ведь, действительно так. Это не метафора, это не внушение, не словесный прием – это правда. Это то, во что мы с Вами действительно верим.

Те из Вас, кому сейчас удалось сделать это движение веры, наверное, хоть немного почувствовали тепло Божьего присутствия. Мы озарены Божией любовью. Свет Господень просвещает всех нас. Если Вы это чувствуете, то Вы поднялись, как минимум, на одну ступеньку религиозности. Вспомнив о Боге, мы установили связь с Ним - религию.

На этом мы и остановимся с Вами сегодня, усвоив ту истину, что первый шаг к Богу, начало религиозной веры – это осознание и приятие Божьего присутствия в нашей жизни.

25.8.19 – Вера религиозная

Сегодня мы начнем с Вами размышлять над очень важным аспектом веры. Веры религиозной.

Мы уже говорили о вере в себя. Но вера в себя, как Вы понимаете, это не религиозная вера. Рассуждали о вере в других, в ближнего. И размышляли о вере в бытие Божие. Но, как это ни странно может показаться на первый взгляд, вера в существование Бога – это так же нерелигиозная вера.

В то, что Бог есть, верят абсолютное большинство людей земного шара. Людей, категорически отрицающих бытие Божие, в мировом масштабе намного меньше одного процента.

Даже в нашем постсоветском пространстве, где господствовала атеистическая идеология, и с детского сада воспитывали не одно поколение безбожников, -поспрашивайте самых разных людей, никогда не посещающих церкви, не относящих себя ни к одной из религий. Простой вопрос: «как Вы считаете – Бог есть?» Большинство скажут: «Ну, такой Бог, как Его рисуют на иконах, такого, конечно, нет. Ну а вообще – что-то есть, какая-то Сила. Вот Справедливость есть. Кто-то есть, Кто руководит миром.

Многие из нерелигиозных ученых, которые не обращаются к Богу с молитвами, не посещают храмы, не размышляют над Словом Божиим, в бытие Божие верят.

Для таковых Бог – это Высший Разум, Некая абстрактная Сила, Которая, конечно есть, но нам - какое дело до Нее?

Есть даже такой, вот, философски оформленный взгляд, который в истории философской мысли получил название деизма. Деисты – это те, которые соглашаются с тем, что Бог есть и принимают факт сотворения мира. Они соглашаются, что – да, мир, вселенная сотворена Богом. По-другому не получается. Мир – это сложнейшая система, просчитанная, сбалансированная, уравновешенная и т.д. Случайно сам по себе мир возникнуть никак не мог, так же как и часы сами по себе без часовщика не соберутся.

Да мир создан Богом, но нам-то какое дело до этого? Деисты считают, что Бог ведет Себя так же, как и часовой мастер, который изготовил часы, наладил, отрегулировал ход и все. Он отдал или продал эти часы пользователю, после чего уже никакого отношения к ним не имеет. Это уже не его собственность, и он вряд ли их когда-то увидит. Так и Всевышний - сотворил мир, уравновесил, так сказать, здесь все и самоустранился, и теперь мир существует сам по себе – без Божьего вмешательства, без Провидения. Творец, создавший мир уже не управляет миром и, тем более, к человеку не имеет никакого отношения.

В самом деле – кто такой Бог, а кто такой человек? Пылинка, атом. Любая бактерия для нас гораздо больше, ближе и сопоставимей, чем человек по отношению к Богу.

Между прочим, это такая вот рациональная позиция. Ход мысли нехилый. Если задуматься серьезно, так и в самом деле – как это Бог – Верховное Существо, наполняющее Собою весь космос, для Которого наша планета Земля меньше пылинки, как Он будет общаться с нами? И зачем? Кто мы такие во вселенском масштабе? Нас ведь с Вами не волнуют судьбы инфузорий-туфелек. Резонно?

Но на самом деле Бог оказывается еще более могуществен, чем можно только себе вообразить. Совершенно невероятное оказывается очевидным. Религиозный опыт всего человечества свидетельствует, что Бог - не где-то там. Он не абстрактен, а реально участвует в судьбах не только человечества в целом, но и в жизни каждого. Это, наверное, самая удивительная способность Всевышнего. Именно здесь, по всей видимости, апогей могущества Творца. Действительно, как творил Бог мир – нам это тоже не понять. Но ведь гораздо сложнее себе вообразить, как это Бог может с каждым из нас общаться и как-то влиять на нашу жизнь.

Всевышний действительно является по отношению к нам не только Творцом и Создателем, но и нашим Небесным Отцом, который заботится о любом из нас. Он отвечает на вопрошания людей. Он отзывается на молитвы людские, прошения. Он слышит каждого персонально и заботится о самой малой поступи на нашем жизненном пути.

Эту истину принимают далеко не все люди, но приятие этого и является началом веры религиозной. Если человек просто признает факт существования Бога, Который, да - есть, но по большому счету не имеет ко мне никакого отношения – это еще не религиозная вера. А вот, когда человек начинает осознавать, что Бог всегда рядом, что Он видит нас, слышит, знает наши мысли и чувства, то такого человека можно уже назвать религиозным, пусть даже совершающим первые шаги веры. Осознавая близость Творца, человек, выражаясь библейским языком, начинает ходить перед Богом, жить в предстоянии Всевышнему.

И с этого момента становятся возможными реальные отношения человека с Богом, коммуникация, связь с Творцом.

Связь, общение с миром духовным, невидимым. Это понятие, как Вы знаете, имеет свой термин, обозначается отдельным словом – религия. От латинского «религио» – связь.

Религиозный человек – это тот, который имеет связь с Богом. Имеется в виду подлинно религиозный. Потому, что развелось столько разновидностей «религиозности» в кавычках, что нормальному человеку даже стеснительно как-то относить себя к людям религиозным. Настоящая религиозность – она ведь ненавязчива. А фальшивая - смотришь – явно пришибленный, с головой никаких взаимоотношений – и поучает. Учителем великим вообразил себя. Гуру. В любом храме один-два мужчины и три-четыре женщины. Кликушами называются. Самолично вменяют себе в обязанность следить за порядком. В Церковь придет молодой – не дай Бог, руки за спину – так по рукам в некоторых храмах могут надавать. Религиозники «псевдо» такие – порода или патология, которые точно все знают – что женщинам, например, в брюках – нельзя. Правда, объяснить не могут – почему. Без платочков - нельзя. Вилки и ножи на поминках - нельзя. И т.д. Это не религиозность. Это - дурь.

Так вот, религиозная вера – это вера, которая делает возможной связь, религию между человеком и Богом. И если эта связь развивается и совершенствуется, и человек становится близким к Богу, происходит единение верующего со Всевышним, то в этом случае открываются человеку новые возможности, о которых много говорится на страницах Евангелия. Верующий горы может передвигать. Очень просто. Потому, что верующий близок с Богом. А раз Богу все возможно, то и верующему становится возможным все.

18.8.19 – Верность богу и доверие

Сегодня давайте поговорим с Вами еще о двух аспектах веры в Бога - о доверии Богу и верности Творцу.

В общем, для ума здесь все понятно. Я думаю, что все прекрасно знают, что означает доверять Богу и что такое быть Ему верным. Но эта теоретическая простота очень трудно выполнима практически.

И доверять Всевышнему - занятие непростое, и быть Ему верным. И первое, и второе требует от человека предельного напряжения, а иногда - и настоящего подвига.

Что труднее, а что легче – запросто не скажешь. Попробуйте примерить на себе - вот что проще - доверять Богу или быть Ему верным?

Верным быть Богу, значит – любить Его, всегда помнить о Небесном Отце, жить по закону Создателя, исполнять Заповеди. Это в то время, когда полно искушений, когда хочется пойти легким путем. Получить удовольствие в тот момент, когда требуется перенести тяжесть ответственного труда. Верность действительно требует больших духовных усилий человека.

А доверие? Подумаешь, доверять Богу? – Это же так просто. Раз и навсегда сказал себе самому, что у Бога все под контролем, и все правильно. И живи себе с этой уверенностью. Оно вроде так даже и легче. Голова, по идее, должна меньше болеть - при подобном раскладе.

Но это так только на первый взгляд. Лично я допускаю, что доверие Творцу, на самом деле, может оказаться даже более тяжким, чем верность Всевышнему. Тому, что это так, свидетельствуют многие примеры и из нашей с Вами жизни, и из библейской истории.

Авраам, например, верность Богу хранил неизменно во все дни своей жизни. Собственно, его и воспевают за это, отцом веры называют. Точнее надо было бы говорить, что Авраам – это отец верности. Верности и послушания Богу. Вот ислам строится как раз в первую очередь на верности и преданности Богу. Соседняя наша Авраамитская религия. По Аврааму у нас корни общие.

Авраам действительно был человеком недюжинной веры. Поставьте себя на его место. Вот любому из нас услышать бы голос Божий, говорящий: пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего [и иди] в землю, которую Я укажу тебе. Т.е. брось свой дом, родных, город или селение, где ты живешь, и иди, не зная куда. Мы бы просто к психиатру побежали. А вот Авраам встал и пошел.

Жил он по совести, был человеком праведным.

И верным Богу этот наш общий праотец был всегда, а вот доверие Господу - периодически терял. Помните, как Всевышний обещал ему наследство – потомков великое множество – как песок земной, как звезд в небе.

Но для начала нужно было родить хотя бы одного сына. В принципе, дело ведь не хитрое - была бы женщина нормальная, да и сам - не больной. Но время шло, он старел, жена не молодела, а детей все не было. В конце концов, Сара уже - все. Если и рассчитывать на появление сына, то разве что с помощью аиста или капусты. И когда под известным Мамрийским дубом пришельцы напомнили бездетным старикам о Божием обещании, о том, что все еще будет, что остался еще порох в пороховницах и т.д., Сара - та вообще в глаза гостям рассмеялась. Ну и Авраам, он уже давно потерял надежду на исполнение Божьего обетования. Его понять легко. А что любой нормальный человек будет думать в подобных обстоятельствах. Слепо верить словам, которые явно не соответствуют реальности?

Иов многострадальный. Его еще зовут Иовом праведным. Он всегда поступал правильно, старался, чтобы все по-Божьи было. Прежде, чем что-то сделать, он думал – а как Бог оценит его поступок или шаг. Далеко не все так жили раньше и сейчас это - большая редкость. Иов ведь действительно был человеком Божьим. И тут постигают его столько несчастий. Он лишается имущества, становится нищим. У него погибает вся семья. И напоследок он заболевает проказой.

Ну, вот любого из нас подвергнуть хотя бы трети таких испытаний, какова была бы наша реакция? Что бы мы ответили Господу на все это? 

Помните, Иова, почтенного и всеми уважаемого жителя, вывезли за город – всех прокаженных тогда изгоняли из селений, чтобы другим не заразиться. Представляете, лежать вдали от людей и гнить заживо.

И, тем не менее, в эти дни его страшных невзгод, верность Богу, верность он сохранил. Помните, как жена провоцировала его выступить против Творца, похулить Всевышнего. На это Иов не пошел. Но пессимизм его речей свидетельствует о, мягко сказать, дефиците доверия Богу.

Иоанн Предтеча сначала собственнолично засвидетельствовал об Иисусе, что это Христос, Мессия, Агнец Божий, берущий на Себя грех мира.

А потом смотрит, что не так все складывается. Иисус не то, чтобы не стал царем, Он даже не стал всеми уважаемым авторитетом. Так просто – «бродячий учитель», коих в те времена было много. А сам пророк оказался в темнице, и понимал, что вскоре ему отрубят голову. И что же тогда происходит в душе Иоанна? Верность Богу Он сохраняет. Он не ропщет на Бога, он остается верным Закону Божьему. Но доверие Божьему Откровению на какое-то время Он теряет. Его вера колеблется, и он посылает Иисусу двоих учеников своих спросить: «Ты ли Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого?»

Мы с Вами очень часто не понимаем Бога. Бога вообще трудно просчитать. Особенно когда чувствуешь несправедливость по отношению к себе. Ну, неплохой ведь я человек. Особенно в сравнении с некоторыми. Вот негодяй тот живет в полном достатке, и везет же такой дряни – все есть. И ведь хвороба никакая не берет. А ты тут, горбатишься, и все - как вода в песок. Господи, так что же это за безобразие такое? Я ведь человек верующий – и в Церковь хожу, как положено, каждое воскресенье - в храме. И утром помолюсь, и вечером. И днем несколько раз о Тебе вспомню. И не ворую, и людей не обманываю. А живу - хуже не придумаешь.

Я по себе помню: в свое время такая очень серьезная обида была у меня на Бога. Лет в 12-ть я заболел стрептодермией. Эта болезнь кожи иногда протекает умеренно, а иногда развивается в совершенно жуткие формы. У меня был последний вариант. Уже потом, когда я лежал в Ярославском институте, мне заведующий отделением сделал комплимент, что такой формы заболевания он видывать не видывал за все 30 лет своего врачебного стажа. Описывать этот недуг я не стану – слушать это совсем не приятно. Единственно, что скажу, что Голливуд со своими «ужастиками» отдыхает полностью. Лицо, спина и грудь – это почти сплошная рана, покрытая струпьями. Лежать не на чем. Употреблять пищу – проблема открыть рот. Глаза тоже иногда полностью заплывают и т.д.

Но и это, надо сказать, не самое страшное. В кризисный период болезни меня нельзя было никому показать – это действительно по-настоящему было страшно. Ощущалось одиночество, оторванность от общения со сверстниками. Понимание того, что ты вызываешь у нормальных людей только страх и сожаление. Последнее было еще более тяжким.

И я хорошо помню тогдашний стиль моего общения с Богом. Я говорил Богу абсолютно все, что я думал. Я выражал, мягко говоря, несогласие. За что? Почему я? Серьезныхс моральных проступков я за собой не чувствовал. Вырос я в Церкви. До школы я вообще был на Богослужениях ежедневно. С малых лет я пел в Церковном хоре. К четырем годам я уже наизусть знал основные церковные песнопения – и слова, и напевы. Кстати, сохранилась одна архивная звукозапись 1964-го года.

Учитывая, что детей в те времена антирелигиозного разгула в церквях почти не было, то я был одним из немногих, который, разумеется, не своими заслугами, а стараниями родителей сохранял верность Богу. И тут на тебе – такое вот спасибо с Небес.

Конечно же, не было у меня тогда доверия к Богу. Я не думаю, что Бог сильно за это на меня обижался. Но отсутствие доверия, во-первых, отдаляет нас от Бога, а во-вторых, сильно отягчает наши страдания. Одни и те же невзгоды можно переносить по-разному. Гораздо легче, когда ты понимаешь, что болезнь эта не случайна и не напрасна, что так действительно, надо - для твоей же пользы. И - совершенно другие ощущения, когда ты сетуешь и злишься на Творца.

Понимание, как правило, приходит намного позже. И в этом, как раз, и состоит проблема. Понимание смысла невзгод и страданий запаздывает. Когда человек осознал всю пользу испытания, оно уже позади.

Только к 18-ти годам до меня дошло, зачем же Господь меня подвергал таким испытаниям. И я был благодарен Ему за все. Это, конечно, разговор отдельный. Единственное, я могу сказать, что думать, размышлять я научился именно за те четыре года болезни. Для этого у меня  было высвобождено достаточно много времени от игр, забав, общения со сверстниками. Да и вообще, если во мне и есть что-то хорошее, оно так или иначе связано с какими-то трудностями, тяготами, проблемами.

Никакой Америки здесь я не открываю. Любой из Вас может, оглянувшись на прожитые годы, сказать то же самое. Все, что мы собой представляем, все наши достижения, уровень развития – это результат пережитых трудностей и испытаний.

Открытым остается лишь вопрос – как в эти тяжкие минуты и дни сохранить доверие Богу, не потерять веру в Отеческую заботу и любовь к Нам Всевышнего? Но на это, очевидно, придется отвечать каждому отдельно - для себя самого.

11.8.19 – причины неверия В БОГА - 3

Уже несколько воскресений подряд мы рассуждаем с Вами о вере. Как мы уже убедились, феномен веры многовекторный и многослойный. Вера в себя, вера в ближнего, вера в Бога.

В Бога верить – это тоже неоднозначное понятие. Во-первых, это - вера в бытие Божие, во-вторых - доверие Богу, в-третьих – это верность Богу.

В следующий раз, если получится, мы коснемся проблемы доверия Богу.

С доверием Богу все намного хуже. Доверие Всевышнему – это гораздо больший дефицит, чем вера в бытие Божие. Доверие действительно требует большого напряжения духовных сил человека. Просто верить, что Бог есть – это нетрудно. Поэтому отрицание бытия Божия – это достаточно редкое и странное явление. В принципе, это предрассудок по определению. Что такое предрассудок? Это принятие на веру какого-либо суждения без рассуждения. Ну, вот ему сказали, что Бога нет, он, как попугай, и повторяет. Нормально – это когда человек фильтрует то, что ему говорят, пытается критически осмыслить. И если он слышит разумные, обоснованные суждения, веские аргументы, то он принимает их, соглашается. Это умный человек. А неумный, он услышал глупость и, не включая рассудок, особенно если думать нечем, пропускает эту глупость в свое сознание. Без рассудка, игнорируя рассудок. Поэтому это понятие этимологически так и обозначено – предрассудок. Так вот, отрицание бытия Божия – это самый настоящий предрассудок, и мы с Вами уже об этом достаточно говорили.

Другое дело вопрос, почему живуч этот предрассудок? Более того, нужно иметь в виду, что не верят в Бога люди разные, в том числе и умные, культурные, порядочные, высоконравственные и даже незаурядные личности. Правда, среди интеллектуалов неверующих людей крайне мало. Несравненно больше неверующих людей в усредненной среде.

Особенно для людей проблемных, неверие – это такой моральный наркотик. Если человек ведет безнравственный образ жизни, а совесть какая-то еще осталась у него, то оно ведь неуютно становится, когда вспоминаешь о Боге, о жизни загробной. А тут, вот, говорят – «Бога нет». Ура! Значит, и страшного суда нет, и адских мук. Живи, как хочешь. Да, я обманываю других, но в принципе – какая разница. Все будем на кладбище. Все равно все закончится могилой. Поэтому, пока еще я живой, от жизни нужно взять как можно больше. Комфортная такая позиция.

Для интеллектуалов, те которые не верят – повторяю – это большая редкость, причины разные. Лень, например. В церковь ходить не хочется. Если уверуешь, то надо как-то жизнь менять. Какие-то обязанности появятся, какие-то ограничения – с чужими женами спать нельзя будет и т.д. Ну, это, конечно, на уровне подсознания. А так отговорок много. Например, такие вот рассуждения – если бы Бог был, то он не допускал бы несправедливости на этом свете. Это также отговорка, это не выстраданный вопрос. Потому что для человека среднего развития после минимального умственного напряжения становится понятным, что для того, чтобы установить порядок и справедливость, на самом деле, нужно всех людей на земле лишить самого главного – свободы самоопределения. Превратить человека в такое послушное животное, а еще лучше - в киборга. И запрограммировать всех биороботов на добро, и вот тогда уже все будет в порядке.

В 60-х годах был такой анекдот. Он не смешной, но очень умный. Запросили центральный компьютер: «Как достичь мира во всем мире?» Неделю целую работала ЭВМ и, наконец, выдала ответ: «Для того, чтобы установить мир во всем мире, нужно уничтожить все население земного шара».

Так вот, отрицание бытия Бога, особенно квалифицированная – это редкость. В юности я ошибочно думал, что самый большой враг Церкви – это атеизм. Еще он тогда, как бы в насмешку, назывался «научным». Я искренне так считал и решил посвятить годы своего образования как раз этой проблеме – теоретической борьбе с атеизмом. Восемь лет образования в среднем и высшем духовном учебных заведениях. Специализация по истории философии, соответствующая тема работы и т.д.

Главное, конечно, настрой. Помню, Ленинградская Духовная академия – это было единственным в СССР заведением, в которое поступала передовая западная богословско-философская литература. Ее, конечно, не выдавали на руки, но по специальному разрешению позволяли в читальном зале пользоваться. Так вот, мы с сокурсником, закармливали шоколадом библиотечных девчат до такой степени, что они, нарушая распорядок, выдавали нам эти издания на ночь. Ксероксов тогда не было, и мы щелкали фотоаппаратом - переснимали на фотопленку, микрофильмировали эти книги. До сих пор у меня хранятся километры лент.

Готовились как на фронт. Никто нас не заставлял - сами понимали – враг не дремлет. И вот настало время. Высокопреосвященнейший Митрополит Одесский и Херсонский Сергий (Петров) меня рукоположил в священный сан и назначил настоятелем Свято-Сретенской Церкви – этого вот самого храма. 33 года назад, я приступил к служению. И, как сейчас помню, неспокойно на душе, жду нападения идеологического врага.

Перечитываю книги, конспекты, освежаю в голове аргументы, всевозможные схемы диспутов. Жду.

А врага все нет и нет. Ни одного живого воинствующего атеиста. Мне обидно. Что ж я даром восемь лет потратил. Я стал выискивать. Всех знакомых спрашивать. А потом прямо таки взмолился – хочу видеть живого атеиста. Единственный человек, который откликнулся на мою мольбу, это был Владимир Андреевич Быстров – известная в Херсоне личность – выдающийся библиофил, высокого класса специалист по экслибрисам и т.д. Многие из Вас знают его как прихожанина нашего храма. Так вот Владимир Андреевич «сосватал» меня с человеком №1 по атеистической работе. Мелецкий, если кому-нибудь из Вас что-то говорит эта фамилия. Мелецкий на протяжении многих лет отвечал за атеистическое воспитание по всей Херсонской области.

Долго ждал я его прихода - с крайним нетерпением. И вот, наконец, наступила долгожданная встреча. Своей супруге я поручил накрыть стол, чтобы достойно встретить уважаемого оппонента. Вообще, это курьезный случай был. Мы сидим, угощаемся, разговариваем на разные нейтральные темы. Мне, как хозяину дома, неудобно провоцировать своего идеологического противника. Мелецкий тоже - человек воспитанный. В общем, ерзал я на стуле довольно долго. И, наконец, мой гость, очевидно, проникся моими внутренними страданиями и все мне объяснил. Он рассказал одну историю из своего детства. То, о чем мне было поведано, было очень важным и многое делало понятным.

В отроческом возрасте жил он в сельской местности недалеко от храма. По соседству был дом священника с приусадебным участком. Там был сад, обильно плодоносящий яблоки и груши. Поскольку, как известно, краденое яблочко всегда вкуснее, ребята не оставляли без внимания батюшкино достояние. Отец Пафнутий, или как его еще там звали, был человеком суровым и не разделял детской радости ребят, вкушающих фрукты, забравшись на макушки фруктовых деревьев. Более того, он всячески возражал против досрочного построения коммунизма на отдельно взятой территории, сиречь на его усадебном участке. Его преподобие стало бороться с подобными прокоммунистическими идеями и словом, и делом. Для пущей убедительности он подобрал подходящий дрын. А для неотразимости своей аргументации, в этот дрын набил еще гвоздей. Получился такой ежик, скрещенный с ужом.

И вот тихим и теплым августовским вечером, помолясь, отец Пафнутий засел в сарай. Неважно, сколько он там ждал. Главное, не зря сидел. Послышались осторожные шаги, затем шуршанье листьев. Тут батюшка и выбегает из своего укрытия и, размахивая своей колючей палкой, с криком «антихристы», бежит в сторону внучков Ильича. Трое ребят были порезвее, они мигом поспрыгивали с деревьев и одним махом очутились уже по ту сторону забора. А Мелецкий был мальчиком менее поворотливым, и батюшка своим дрыном его-таки достал.       

Окончив свою историю, Мелецкий поднял штанину и показал мне шрам, отчетливо выделявшийся на его ноге.

Это было ответом на все мои вопросы.

Я до сих пор благодарен ему за искренность. Он мог бы об этом ничего не говорить, и тогда трудно было бы понять внутреннюю мотивацию его общественной деятельности. Причем, он не делал из этого секрета. Это не было исповедью или доверительным разговором. Поэтому я спокойно сейчас могу об этом говорить вслух.

Обида на священника. Или разочарование священником. На самом деле, это популярный мотив отказа от Бога. Священник – он же должен быть таким неземным – ангелом. Ему даже туалет как-то неприлично посещать. А он вообще… Третьего дня пьяным напился в стельку. Ну не в стельку – это сапожники так напиваются, духовные лица – до положения риз. Так вот, прежде чем вырубиться, представляете – ужас какой - к Машке приставал! Ну, раз так, то никакого Бога нету уж точно.

Здесь, конечно, нельзя защищать наших батюшек. Да и сам себя я не собираюсь оправдывать. Если почитать Григория Богослова – «Слово о Священстве», то хочется сразу же снять крест и облачение и держаться от алтаря подальше. Да и вообще, если строго посудить, из 100 храмов - 99 нужно будет закрыть, а то и все 100. Где набрать праведников, чтобы на каждый приход хотя бы по одному хватило. Негде. Беда, а что делать?

С другой стороны, Бог-то здесь причем? Богу тоже, думаю, неприятно смотреть на эту дрянь.

Сказать, что Бога нет потому, что церковники такие-сякие – это грубая логическая ошибка. В логике, как дисциплине, название для этой ошибки имеется – «учетверение терминов». А в народе это звучит проще – «на городі бузина, у Києві - дядько».

Глупо строить идеологию Богоотрицания на крестовых походах, инквизиции, невежестве церковников и т.д. Но именно так это и делается. И не потому, что ума не хватает, а потому, что Церковь надо придушить как систему, как структуру, влияющую на сознание людей. Зачем какая-то библейская идеология? У нас есть коммунистическая. Не надо нам Церкви – у нас партия – ум, честь и совесть.

Или просто так хочется. Вот хочется, чтобы Бога не было. Жить так проще. И пускаются тогда в ход любые доводы, пусть даже совсем смешные и несостоятельные. В психологии это называется вытеснением. Вытеснением памяти, вытеснением рассудка. Например, человек начисто стирает из своего сознания реальный факт из собственной жизни. Принцип простой. Память мне говорит о том, что это со мной было. Гордость возражает – со мной этого быть не могло. И со временем память уступает. Человек перестает верить в то, что с ним действительно это было на самом деле.

Если человек не верит – не нужно думать, что он невежественный и глупый. Он просто этого не хочет. У него есть мотивы. А если человек не просто неверующий, а воинствующий атеист, то это так же отнюдь не есть результат умственной деятельности. Это либо работа такая, за которую платили деньги в свое время, или серьезная обида на Церковь, как это было с Мелецким, как это было с Осиповым – бывшим преподавателем Ленинградской Духовной академии, и прочими. 

  Не хочу – не вижу, не хочу и не верю. Впрочем – это право каждого человека, вольного человека, обладающего драгоценным даром свободы.

9.8.19 – несостоятельность атеизма - 2

В прошлое воскресенье мы начали с Вами разговор о вере в Бога.

Точнее, о вере в бытие Божие. Другими словами – есть Бог или Бога нет. Для многих из стоящих здесь в храме, подобная постановка вопроса может показаться дикой. Мы то ведь с Вами, помимо теоретических рассуждений, имеем еще и какой-никакой, пусть самый скромный, опыт Богообщения. И, тем не менее, это не дает нам право неуважительно относиться к разуму, рассудительности и пренебрегать интеллектом. Помните, «…возлюби Господа Бога… всем разумением твоим…»

Мы подчеркивали с Вами, что Господь установил миропорядок таким образом, чтобы во всем была соблюдена свободная воля человека – в том числе, и относительно его выбора между верой или неверием. Не желает человек верить – пожалуйста.

В этом Бог проявляет абсолютную и безоговорочную последовательность и верность Своим высшим принципам. Если человек сотворен свободным существом, то он должен быть вольным во всех отношениях без исключения. В том числе, и относительно веры в своего Творца. А для этого нужны соответствующие условия. Бог не должен демонстрировать Свое присутствие в мире, не должен навязывать Себя. Поэтому мир так устроен, что его можно по-разному изучать. Можно в каждом явлении природы видеть Божию премудрость, а можно усматривать некий слепой механизм, сложенный из множества цепей случайных совпадений.

Действительно, все происходящее вокруг нас можно объяснять его величеством - случаем. Потому, что Сам по Себе Бог невидим, и действия Его в мире сем ненавязчивы. Пророк Исаия о Христе в свое время писал, что Отрок сей «трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит». Это не только об Иисусе. Это и о Всевышнем.

Можно быть уверенными - не будет Бог в громе и электрических разрядах являться неверующим и, шокируя их воображение, принуждать их верить в Себя.

Однако Всевышний и не скрывается от человека. Это было бы несправедливо и ущемляло тех людей, которые Его ищут. Богоискатель легко обретет Его в своем сердце, в своем разумении, в окружающем нас мироздании.

Да, «Бога никто не видел никогда», но, как пишет апостол Павел Христинам Рима: «Невидимый Господь - Его вечная сила и Божество, через рассматривание природы становятся видимы».

Другими словами – Невидимого Творца можно узнать, изучая Его творение.

Что это значит?

Вот мы с Вами сейчас находимся в храме. И мы вправе не задумываться о многих вещах. Например, кто построил храм, кто написал для него иконы, откуда это убранство, наличие каких-то нужных вещей. Нас никто не заставляет об этом думать.

Но есть реальные люди, например, Светлана, которая следит за порядком в нашем храме. И если, не дай Бог, она заболеет, и ее работу никто не будет выполнять, через некоторое время храм превратится в мусорник.

Любая вещь, которую мы возьмем с Вами в руки, она может о многом рассказать, особенно ученому человеку. Ботинок, например. В какой стране его изготовили, на какой фирме, из каких материалов. Почему такой или иной формы. Если обувь носили, то по ней можно определить размер ступни, походку человека и т.д. Анализируя микрочастицы на подошве, криминалист скажет, где побывал хозяин обуви и т.д.

По картине хороший «спец» может сказать столько всего о самом художнике, что для непосвященного человека это покажется невероятным.

Изучая мир, вселенную, природу о Боге можно говорить бесконечно. О характере Бога, о Его изобретательности, могуществе, гениальности, эстетике, заботливости и т.д. Стоило нашу планету Земля расположить немного дальше от Солнца, сумасшедший холод был бы круглый год - жить было бы просто невозможно. Немного ближе – жара была бы невыносимая. Чуть-чуть в процентном отношении добавить в наш воздух кислорода, и при первом же пожаре все на Земле выгорело бы дотла.

Посмотреть на любую козявку – все продумано до мелочей. Эти подвижные ножки, хитиновый покров. И крылышки тончайшие – попробуй, изготовь такие. И это же аэродинамику нужно рассчитать, чтобы она полетела.

Да любое дерево взять – это же живое существо. Оно как-то рождается, растет. Экспериментально подтверждено, что есть в нем какие-то эмоции. Если человек постоянно отламывает ветки и рвет листья на этом дереве, то потом, некоторое время спустя, когда этот человек приближается к этому лиственному существу, датчики улавливают какие-то там характерные сигналы страха. Дерево боится такого человека.

А выехать на природу – куда угодно – в горы, лес, на море. Это же красота, свидетельствующая о высочайшем художественном вкусе Творца.

Все это случайно, - скажет неверующий. И вселенная возникла случайно, с ее галактиками и системами. И планета наша случайна. Растительный и животный мир случайно возникли. И человек - тоже случайно.

В общем, так думать никто не запрещает. Хотя, мне кажется, что это неумно.  

Да, Бога мы не видим. Но мы сейчас не видим и строителей этого храма. И никто не думает, что собор возник случайно, Сам по себе. Самые простые вещи – они кем-то сделаны. Скамейки, на которых мы сидим – они ведь не сами по себе возникли – там, длительным эволюционным процессом, видоизменяясь от примитивных форм простой табуретки до мягкого дорогого кожаного кресла. Дескать, ветры, ураганы, потоки вод перемешивали древесину. Одновременно отделялись шкуры от останков диких животных. Шлифовались. И вот, на протяжении длительного времени так вот случайно появились скамейки, которые, плюс, еще сюда в храм ветром задуло. Да, это тоже объяснение, но кого оно может удовлетворить?

Попытка объяснить возникновение мира бесконечной цепью случайных совпадений  это еще и ненаучно.

Есть, например, такой замечательный закон термодинамики. Второй закон. Все учились в школах и, по идее, наизусть должны знать этот закон, хотя я в этом сомневаюсь. На самом деле, для среднего уха звучит он тяжеловато. "Энтропия изолированной системы, не находящейся в тепловом равновесии, с ходом времени стремится к своему максимальному значению".

Ну, если перевести на наш простой язык, применительно к контексту нашего с Вами разговора, то получится примерно так: «Окружающая нас материя обладает фундаментальным свойством саморазрушения и дезорганизации». На самом деле, все очень просто. Если не воздействовать на мир извне, он будет изменяться не от простого к сложному, а от сложного к простому. Не от примитивного к высокоорганизованному, а  наоборот.

Если порядок не поддерживать – где угодно – в городе, дворе, доме, то порядка со временем будет все меньше и меньше. Помните, еще в советские времена спортлото разыгрывалось. По телевизору показывали сам процесс построения выигрышных чисел. Шарики с нанесенными на них цифрами в боксе перемешивались сжатым воздухом. Какие в результате номера получались? Какие угодно. Но за всю историю не только спортлото, а и всех подобных игр – хоть раз было, чтобы цифры шли подряд – 1,2,3,4,5,6? Не было, хотя теоретически это возможно. Возьмите колоду карт, разложите их по порядку – от шестерки до туза – и так все масти, и начните тасовать. Чем дольше вы будете перемешивать карты, тем меньше будет в них порядка. А не наоборот. Беспорядочно сложенные карты не станут в один ряд, даже если Вы будете их всю жизнь тасовать. Это область нашего каждодневного опыта. Часы или компьютер не могли бы возникнуть сами по себе, даже если бы наличествовали элементы – детали к ним. Насыпьте ведро деталей к мобильным телефонам в центрифугу, и пусть они там сто лет перемешиваются. Соберется ли сам по себе хоть один мобильник?

Но вселенная, окружающий нас мир – это - не мобильник и не компьютер. Простейшая бактерия – инфузория, например, гораздо сложнее самой передовой современной химической фабрики.

Атеизм на самом деле антинаучен. Заявления, будто мир возник сам по-себе, развиваясь от простого к сложному, противоречит чему угодно - и здравому смыслу, и тому же 2-му закону термодинамики. Без внешнего воздействия – это так называемая «замкнутая система», окружающая нас материя обладает фундаментальным свойством саморазрушения и дезорганизации. Деградации, а не упорядочения или эволюции.

Но мир, который нас окружает – чуден. Он прекрасен. Значит, есть высший Разум, есть высшие Силы, которые вызвали Вселенную от небытия к бытию и продолжают управлять им, поддерживать равновесие и порядок.

Скептик скажет – ну, все это домыслы. Какой-то Бог, Которого никто не видел, не слышал, не обонял, не осязал. Мол, это несерьезно.

Серьезно это. Помните есть такая частица, которую физики назвали нейтрино. Вольфганг Паули считается "отцом" нейтрино. Так вот, Паули открыл эту частицу, так сказать, на  кончике  пера. Эту частицу никто в глаза не видел. Никакими приборами она не регистрировалась. Но вот Паули был убежден, что должна быть такая частица. Иначе не срастается. Закон сохранения энергии не работает. Вот если есть эта частица, то тогда все нормально, все можно объяснить. А если ее нет, тогда вся логика ломается.

И вот, Паули пишет письмо участникам конференции физиков в Тюбингенском университете.

С присущим ему юмором, он шутливо обращается: "Дорогие  радиоактивные  дамы  и  господа! Я нашел  отличное средство  для спасения закона сохранения энергии и получения  правильной статистики... Оно заключается в  возможности  существования  электрически нейтральных частиц, которые я назову нейтронами. Непрерывность бетта-спектра станет понятной,  если  предположить, что при бетта-распаде с каждым  электроном  испускается такой нейтрон, причем сумма энергии нейтрона и электрона постоянна...» И так далее.

Позже нейтрино был зарегистрирован. Если точнее, след от нейтрино. Но это было значительно позже. До этого даже следов нейтрино никто не наблюдал. Но Паули понял необходимость существовании этой частицы. Прошло время, и мир убедился, что да – есть нейтрино.

Аналогично и с верой в бытие Божие. Конечно, аналогия слабая, и тем не менее. Мыслящий человек, глядя на мир, поймет, что без Творца и Промыслителя здесь обойтись невозможно. А значит, Он есть. Прав апостол Павел на все сто: невидимый Господь, Его вечная сила и Божество через рассматривание природы становятся видимы.

28.7.19 – ВЕРА В БОГА - 1

Мы говорили с Вами о вере в себя и вере в ближнего. И отмечали жизненную важность этих векторов.

Мы подчеркивали тот факт, что верить это не так просто, как это может показаться на первый взгляд. Вера всегда связана с определенным напряжением, усилиями, риском.

Даже в себя верить для многих задача непростая. Я? Да что я? Я - простой рядовой, средний. Что я могу сделать? Я и этого не могу и на это не способен. Это, между прочим, жизненная позиция такая у многих людей. Я ничто и никто. А раз я никто и ничто, то чего зря напрягаться. На хлеб, как ни будь, заработаю. А там, еще стиральную машинку, если повезет, куплю. Вот и все. Кстати, последнее суждение – это тоже фактор веры. Знать достоверно о том, что Гриша через полгода купит стиральную машину нельзя, поелику ни один человек в мире не знает - доживет ли он сегодня до вечера. А то ведь, как в анекдоте - катится голова из под трамвая и думает: «ничего себе – за хлебушком сходил». Но если так мыслить, то лучше тогда сразу заказать панихиду и ложиться в гроб.

Даже для того, чтобы шнурок завязать на ботинке, нужна вера. В то, что я сейчас куда-то пойду. Правда на такую веру нас хватает. А вот в то, что я могу добиться колоссальных успехов в самых разных областях - это часто слабо.

Верить в ближнего еще тяжелее. На фоне всеобщего и неистребимого балабольства, когда люди обещают и ничего не делают, или делают так, что – лучше бы ничего не делали.

А с другой стороны, если вовсе перестать верить людям, то жить становится не возможным в принципе.

Сегодня мы с Вами начнем говорить о вере в Бога.

Феномен веры в Бога непрост. Он сложный – сложенный из нескольких составляющих аспектов.

Во-первых – вера в существование Бога.

Во-вторых – вера, как доверие Богу.

И, в-третьих – вера – это инструмент связи человека с иным миром. Если даст Бог, мы в ближайшие воскресные дни постараемся что-то вспомнить, как-то освежить и упорядочить наши представления о сем важном предмете.

Итак, относительно веры в бытие Божие.  

Излишне будет говорить о том, что вера в Бога требует определенных усилий интеллекта, воли, чувств. Наверное, если не так просто верить даже в себя любимого, который вот он, в свои возможности и перспективы, реализация которых реальна.

Трудность веры в существование Бога в первую очередь заключается в том, что Он невидим и неощутим никакими из 5-ти основных органов наших чувств. Апостол Иоанн Богослов, как Вы прекрасно помните, так и пишет в Евангелии – «Бога не видел никто никогда» (Ин.1,18).

Во-вторых, забегая вперед и уже исходя из презумпции веры, необходимо отметить ненавязчивость Божьего присутствия в мире сем. Всевышний настолько уважает свободу человека, что оставляет любому из нас возможность отвернуться от Бога, не замечать Его постоянных забот и действий.

«Господи, спаси меня!», - орет падающий с высотного дома мужик! И попадает прямо в кузов автомобиля со стекловатой. Выбирается, чешется и говорит – смотри, как повезло! Вместо - спасибо Тебе, Бог. И доказать такому человеку, что, дескать, тебя-то Бог спас, -невозможно. Случайность. Вот и все. Что тут возразишь? – Действительно случайность. Ничего сверхъестественного. Ехал грузовик и вез стекловату на стройку. А тут как раз человек с балкона вываливается. И вот такое совпадение. Причем здесь Бог? Для кого-то причем, а для кого-то - и вовсе нет.

Лет в восемь-девять, когда я учился в школе, и надо мной подсмеивались сверстники – вот мол, боговерующий – помню, мне искренне хотелось, чтобы Господь явился учителям, учащимся - вообще всем людям - и сказал: «народ – вот, Я Есть! И Ваня Замараев прав». Я даже молился, чтобы так случилось. Но этого не произошло. И никогда ничего подобного не было. Потому что, в противном случае, человек бы лишился выбора. Он перестал бы быть вполне свободным существом. Хочешь - не хочешь – а вот Я, Всевышний – Творец вселенной, а вот Мой Закон и т.д.

Любое чудо, которое когда-либо происходило на Земле, всегда можно было объяснить и так, и эдак. Ну, вот хрестоматийный пример из Библейской истории. Исход евреев из Египта. 40 лет скитания в пустыне и, наконец, Иисус Навин ведет народ в землю обетованную. На пути река Иордан, которую нужно форсировать. Не группе людей, а всему народу - с детьми, стариками, больными. Это если на плотах переправлять многотысячную толпу – это столько займет времени, что все с голоду перемрут. Иисус Навин вопрошает Бога. Он молится Творцу. И, вдруг, происходит чудо. Иордан на глазах мелеет, и вода довольно быстро уходит. Обнажается дно реки. И народ легко преодолевает это серьезное препятствие.

Нормальный вывод - какой? Бог ответил на молитвы Навина. Но можно и возразить – а причем здесь Бог? Примерно раз в 500 лет у горного верховья Иордана происходят обвалы и, как следствие, на короткое время перегораживается ток и, соответственно, уровень воды падает иногда до нуля. Случайность!

И в пустыне все тоже было вполне естественно. Перепелов ветер надул – что здесь особенного? Манна небесная – так ведь это цвет одного из тамошних растений. Вот и все чудеса.

Конечно, можно спросить скептика – а какова вероятность того, чтобы Иордан обмелел как раз в тот день, когда это было так необходимо?

Бог ежедневно Себя проявляет в жизни каждого из нас. Но таким деликатным образом, что мы остаемся абсолютно свободными в выборе своей позиции. Или благодарить Бога, или - Его просто не замечать.

Помню, со мной был случай. Это еще в перестроечные годы. Одолжил у одного приятеля я денег ровно на месяц. Сумма не очень большая, и я был уверен, что без особого напряжения ее возвращу. На всякий «пожарный», я рассчитывал деньги перезанять– два человека у меня были такие, что хоть днем, хоть ночью можно было к ним придти – всегда выручат. Проходит месяц. Завтра нужно отдавать долг, своих денег не оказалось – не пришли. Выход простой – звоню одному приятелю, а он извиняется – говорит – вот, третьего дня отдал взаймы родственнику – свободных ни копейки. Звоню куму. Кум-то уж точно выручит. А его в Херсоне нет – он в отъезде. Вот такого поворота я вообще не ожидал. Сделал еще несколько звонков. И, как на зло, к одному дозвониться не могу, другой - холодильник вчера купил, и сам в долг влез и т.д. Что ж делать? Времени нет – завтра в 10 утра придут за деньгами. А я сегодня с утра уже успел подтвердить готовность возвратить долг. Я-то ведь рассчитывал переодолжить сумму. Ночь, заснуть не могу, ворочаюсь. Часов в шесть проснулся, хожу по дому. Звонить кому-то – рано, неэтично. После восьми сделал еще несколько неудачных звонков, а в девять - звонят уже в двери. Ну, вот и настал час расплаты, час стыда и срама. Причем, на час раньше – не в 10, а в 9. Открываю двери, на пороге стоит женщина - немолодая, просит принять. Я приглашаю в приемную и стараюсь ее слушать. Дается мне это непросто – мысли совсем о другом. Между прочим, она говорит, что давно решила сделать пожертвование. А тут еще какую-то премию выдали ей на работе, плюс - первая пенсия. Она открывает сумочку и подает мне завернутую в лист бумаги пачку денег. Я истово ее благодарю. Чувство признательности в тот момент было у меня, так сказать, обострено до крайности. Я был готов ее расцеловать. Она уходит, и я считаю ассигнации. Там оказалась ровно та сумма денег, которую мне срочно нужно было отдать. Ни одного лишнего рубля, ни одной лишней копейки.

Как человек верующий, я сердечно поблагодарил Бога. И я не сомневался - ни тогда, ни теперь, что это Божья забота, Божья десница управила таким образом.

Другой же человек может расхохотаться – скажет – «что же здесь Божественного? Просто человек решил пожертвовать деньги, а деньги всегда на что-то нужны. Ну, так получилось, совпало». И эта позиция скепсиса она теоретически неуязвима. Ну, ведь, строго говоря, это действительно могло быть простым совпадением. 

Если человек не хочет видеть в происходящем десницу Божию, он ее не увидит. Ничего хитрого и мудреного в этом нет. Люди умудряются ведь и друг друга не видеть и не слышать. Что уж о Боге говорить?

Как в Евангелии сказано: «своими глазами смотрят, и не видят; своими ушами слышат, и не разумеют, ибо огрубело сердце людей сих и ушами с трудом слышат, и глаза свои сомкнули, и не увидят глазами и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, чтобы обратиться (ко Творцу)».

18.7.19 – ВЕРА В ДРУГИХ

В прошлое воскресенье мы очередной раз размышляли с Вами о феномене веры. Как мы подчеркивали, вера – это одно из самых важных составляющих человеческого бытия. Без веры жизнь просто невозможна.

Не проживет человек без веры в себя. Если он не верит в свои собственные силы, ум, способности, то он и шагу не ступит. Для того, чтобы поставить перед собой любую, даже самую простую цель – нужно верить в то, что ты сможешь ее достичь. Я, например, знаю одного молодого человека, который всерьез считает, что никогда не сможет научиться водить автомобиль. Серьезных оснований для таких выводов у него нет. Пункт просто такой.

И он на самом деле никогда не будет управлять автомобилем, но не потому, что ему это не дано, а просто потому, что он не верит в свои способности. 

О подобных вещах мы с Вами говорили в прошлый раз. Вера в себя самого – это очень важно. Без веры в себя какое бы то ни было поступательное движение, или развитие индивида абсолютно невозможно.

Хотя вера в себя в какой-то мере связана с риском. Риском - переоценить свои силы, свои возможности и претерпеть серьезные срывы. Но, на риск идти нужно. Лучше переоценить себя и, на практике убедившись в том, что ноша слишком тяжела, непосильна, уменьшить груз, упростить задачу, опустить планку. Это лучше, чем наоборот, ставить цель намного ниже своих возможностей. Потому что недооценка себя самого исключает раскрытие того, что в нас есть - талантов, дарований, возможностей, и человек попросту не реализует себя в жизни. А человек, не реализовавший себя – это несчастный человек.

Сегодня давайте поговорим с Вами об иной вере – вере в других.

Сразу стоит отметить банальную вещь, которую все мы с Вами хорошо знаем. Если вера в себя – это дело рискованное, то вера в ближнего – это еще опаснее. Я не думаю, что сей печальный факт нужно кому-либо из Вас доказывать. Наверное, каждый на собственной шкуре почувствовал - и не однажды – как опасно надеяться на кого-то, доверять серьезные дела, давать взаймы деньги и т.д.

Народная мудрость выражена многочисленными присказками, поговорками, пословицами: «хочешь нажить себе врага – одолжи человеку деньги», «хочешь загубить дело - поручи его другому» и т.д.

Большинство людей не оправдывают свое доверие по большинству показателей, и бывалому опытному, умудренному жизнью человеку вообще никому не хочется доверять. По молодости доверять проще – еще не так много накоплено отрицательного опыта – еще не так бит, не столько синяков и ссадин. А уже к сорока годам каждый из нас становится хотя бы немного скептиком, хоть чуть-чуть неверующим в своих ближних.

Но несмотря ни на что, хотим мы этого или не хотим, мы вынуждены верить людям и верить в человека. Выбора почти нет – ну, разве что между жизнью и смертью. Исчезновение веры в человека – означает полную остановку жизнедеятельности.

Ни одного шага нельзя ступить без веры. Каждый день мы просыпаемся и пьем чай с бутербродом. И мы верим, что к листьям чая не примешан какой-то сор, какие-то вредные вещества, которые могут нас лишить здоровья или отправить на «тот» свет. Проглатывая кусочек колбасы, мы надеемся, что она изготовлена, пусть не из мяса, но, во всяком случае, не из какой-то жуткой гадости, от которой все внутренности могут расплавиться. Между тем, гарантии никакой нет – вы сами знаете тенденции многих современных пищевиков.

Ну, а как по-другому – отказаться от еды? Или перейти на натуральное хозяйство – самому выращивать скотину, самому шить себе одежду, дабы оградить себя от опасности, что кофточка из новой синтетической ткани не окажется сильным канцерогеном?

Мы садимся в маршрутку и надеемся, что она исправна, что, как минимум, у нее рабочие тормоза и не отваливающиеся колеса, что водитель - не дурак и не пьяный. Но это не факт. Почему мы так думаем? Вот недавно моя супруга вылетела из микроавтобуса на мостовую просто потому, что был замок двери неисправен, шофер не позаботился об этом. А сколько ДТП с трагическим исходом? Но мы продолжаем жить, двигаться, летать на самолетах, ездить на поездах. Ну, а как по-другому? Закрыться у себя в квартире или офисе? Так сверху что-то упадет. Тот же самолет, как на здание торгового центра в Нью-Йорке.

На вокзалах, кинотеатрах и рынках нельзя появляться – а вдруг террорист бомбу заложил?

На стройках цемент воруют. Когда в Армении было землетрясение – очень много народу погибло – так оказалось, что дома состояли из бетонных конструкций, не соответствовавших стандартам прочности. Цемент сэкономили.

А где гарантия того, что дома, в которых мы с Вами живем, построены в соответствии с требованиями безопасности. Здания ведь действительно падают не только от землетрясений.

В Ленинграде я жил по соседству с новопостроенным домом, который развалился ночью как раз перед заселением. Это было еще в советские времена. А тогда умели избегать скандалов. Бросили всю лучшую технику города и в фантастически короткое время убрали строительный мусор. За ночь посадили деревья и траву на месте бывшего дома. В назначенный день прибывают новоселы, ищут дом, на глазах которых он так долго строился, и ничего не понимают. Мы ж третьего дня здесь были – дом стоял. Мы же свои квартиры уже видели! 

Оснований для недоверия людям всегда больше чем достаточно. Ну, так что же – в землянках жить? А где гарантия, что парикмахер, который тебя бреет - не перережет тебе горло? Ну вот, в голове у него что-то перемкнуло, а в руках острейшая бритва – одно легкое движение – и все.

Люди женятся, выходят замуж с верой в то, что будут счастливы, что человек, который сейчас рядом – он хороший, что с ним будет здорово. А основания для этого какие? Никаких. Общечеловеческий опыт говорит о другом. Большинство браков распадаются. Ну, так что из этого – не жениться, не выходить замуж?

Супруги рожают детей в вере и надежде, что чадо вырастет и станет нормальным человеком, опорой в старости. А откуда эта вера? На каком основании? Основания никакого. Сначала ты ночами не спишь – пеленки меняешь, потом нянчишься с ним, кормишь, поишь, одеваешь, обуваешь. Потом в лучшую школу пристраиваешь и т.д. А вырастает подлец. Пьет, гуляет, ворует, из дому все выносит. А там, глядишь, и на родителей руку поднял. Ведь сколько случаев, когда дети убивают своих родителей.

Но представьте себе, если бы мы жили в доме с постоянной мыслью о том, что вот-вот он рухнет, ели пищу в страхе, что она может быть отравлена, общались с супругой или супругом, осознавая, что он или она тебе изменяет, растили детей, рассчитывая на то, что они вырастут негодяями и т.д. Этот список очень легко продолжить без особого труда. Какова была бы наша жизнь? Ее не было бы. Так жить нельзя. Без веры, без доверия.

Да, есть понятие разумной осторожности. Но это достаточно искусственное понятие. В рассуждениях оно звучит просто и убедительно. А практически осуществить эту разумную осторожность, как правило, не получается. Либо человек перестает быть осторожным и живет, не думая ни о чем и ни о ком плохо, радуется жизни, надеется на все хорошее, ходит так сказать, под Богом. Либо превращается в циника, который никому и ничему не верит. Который старается защитить себя со всех сторон, построить подземный бункер, замуровать себя железобетоном. Но такие люди сгнивают заживо.

Иисус Христос со страниц Священного Писания призывает всех нас верить друг другу, любить друг друга и бесконечно прощать друг другу.

Кстати, прощение – это оборотная сторона веры. Невозможно искренне простить человеку без веры в то, что, несмотря на его неприглядные поступки, в нем что-то есть хорошее, что он может стать другим, лучшим, чем он есть.

Верить до последнего издыхания и - сотый, тысячный раз прощать. Однажды Петр приступил к Иисусу и спросил: Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз? Иисус отвечает ему: не говорю тебе: до семи раз, но до семижды семидесяти раз. А как Вы знаете, число семь в Библии обозначает полноту. Десять раз по семи, а потом, еще раз умножить на семь – это означает бесконечность.

О том, насколько это оправдано, рационально, можно спорить сколько угодно, приводить бесчисленное количество доводов. Но, в конечном итоге, мы должны понимать, что живем мы подлинной жизнью до тех пор, пока верим. Верим в себя, верим людям и, конечно же, верим в Бога.

14.7.19 – ВЕРА В СЕБЯ

Удивительно емкая фраза апостола Павла из его послания к Галатам, над которой мы размышляем с Вами уже несколько месяцев. Как он пишет: «Плод Духа это любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание».

В прошлый раз мы остановились с Вами на таком человеческом качестве, как милосердие, а сегодня - поговорим о вере.

Нужно сразу сказать, что как бы серьезно мы ни относились к понятию «вера», на самом деле этот фактор гораздо важнее, чем мы можем себе даже представить. Плюс – это понятие сложное. Сложное, в смысле сложенное из многих слоев – уровней и частей.

Вера - и как уверенность в невидимом, вера - и как доверие. Вера, как духовная сила, которая, по словам Христа, может двигать горами.

Опять же – кому или в кого верить? В Бога. В ближнего. В себя.

Ну, по всей видимости, с себя самих и нужно начинать.

Что означает верить в себя?

Во-первых, очень важно ответить себе самим на самый главный вопрос жизни: «что я такое?» Конечно, навскид не получится. Этот вопрос должен звучать постоянно, на протяжении всей жизни. И тем не менее. Кто я такой? Маленький, гаденький червячок? Супермен? Или божество?

Адам и Ева подумали, что они могут занять место Всевышнего. Они ошиблись. Они возомнили себя Божествами – по-еврейски эрум, а увидели себя нагими – арум - библейский символ слабости и беспомощности – слышите - игра слов – эрум-арум. Ошибка стоила дорого Адаму и Еве. Ну, вы понимаете, что Адам и Ева – это библейский символ человечества, а не просто какие-то персонажи.

Да, человечество в целом и отдельные люди в частности, склонны преувеличивать свои возможности, переоценивать свою роль, значимость, достоинство. И часто это оканчивается трагедией. Даже на банальном бытовом уровне. Полез мужик на дерево, позабыв, что ему не 20 лет, а больше 60-ти. Упал, и - «со святыми упокой».

Но все эти беды из-за преувеличения своих сил и возможностей – это мелочи по сравнению с противоположным – недооценкой самого себя.

Переоценивать свои силы, скажем, способности к учебе, опасно. Периодически в учебных заведениях, особенно высших, студенты сходят с ума. Это действительно так бывает. У нас в Ленинградской Духовной академии у одного студента «крыша поехала». Причем, так, не сразу и заметили. А потом смотрят – а он мыло ест. Такой печальный случай был. Это в любом учебном заведении так бывает. Раз в два года, раз в три года, если учебное заведение достаточно большое, то кто-то перегревается.

Но масса людей – неудачники – только лишь по одной причине. Они не верят в свои силы и возможности.

Я помню очень давно – мне было лет 13 – папа благословил мне заняться музыкой с одной молодой еще тогда женщиной - прихожанкой храма. Отец служил в храме в Киндийке. Ну, поскольку мне было только 13, то, хотя теоретических и практических знаний по музыке у меня было достаточно, педагогического опыта у меня не было. А главное, не было обыкновенного жизненного опыта. Тогда я не смог решить самую главную проблему, которая стояла передо мной. Свои занятия я должен был начать с того, чтобы убедить свою старшую ученицу в том, что она будет хорошей ученицей и обязательно добьется успеха.

Она действительно была способным человеком к учебе. Петь в церковном хоре она бы запросто научилась. Музыкальные дарования у нее были, но как-то не на поверхности. Музыкальный слух однозначно у нее был, но не координировали голосовые связки. У нее не очень получалось сразу точно интонировать.

Если бы я вчера был такой умный, как сегодня моя жена, я бы объяснил своей ученице ее проблему и успокоил бы ее, что – ничего страшного – немножко или «множко» нужно будет позаниматься, и все наладится. А я, вместо этого, уже не очень подробно помню, по всей видимости, с отроческо-юношеским ригоризмом требовал немедленного попадания в ноты. И этим способствовал полной утрате и без того слабой веры своей ученицы. Она перестала посещать уроки, заявив, что это - бесполезная трата времени – все равно у нее ничего не получится, коль нет музыкальных способностей.

Музыкальные способности, на самом деле, у нее были. Быть может, скромные, а может и нехилые. Сейчас то об этом уже никто не узнает.

Даже если бы у нее не было вообще никаких музыкальных способностей, чего в природе, наверное, не бывает вообще, но, предположим: ну, потеряла бы она какое-то время на безрезультатных занятиях, вот и все. В конечном итоге все бы убедились, что фокус не удался – легче медведя научить ездить на велосипеде и т.д. Вот и все.

С переоценкой своих возможностей все гораздо проще. Главное – не надрываться. Попробовал поднять 20 кг – легко. А теперь 30. Тяжелее. А вот 50 кг – не подыму – разве – через силу. В большинстве такие попытки безобидны. Подойди к вагону и попробуй сдвинуть его с места. Толкай его. Ну, посопишь минуту, попыжишься, ну зато будешь точно знать, что толкать вагон тебе не под силу.

Проблема в том, что человек, как правило, недооценивает себя. Причем, во всех измерениях. Люди редко думают о том, что они - любимые чада Божии. Что они созданы по образу и подобию Всевышнего. Что жизнь человека – это высшая ценность. Мы ведь так не думаем. О том, что жизнь наша чего-то стоит, мы вспоминаем только, когда врачи признают саркому легкого. И то, это не столько оценка жизни, сколь животный инстинкт самосохранения.

В каждом из нас есть какое-то чувство неудовлетворенности. Нам хотелось бы занимать лучшее положение в обществе, мы хотели бы пользоваться большими благами, но мы, в большинстве, либо слишком мало, либо ничего не делаем для того, чтобы достичь желаемого. И не всегда это происходит по лености, косности. В большинстве мы попросту не верим в себя, не верим в то, что мы реально можем чего-то достичь.

Или вот заговорить о праведности, святости вот нашей с Вами. Эта тема вызывает непреодолимую улыбку. Кто святой? Я? Да вы что? Какой из меня святой? Серафим Саровский – другое дело. А я-то, каким боком ко всему этому? А что, Серафим Саровский из другого теста слеплен? Вовсе нет.

Если я буду верить, что могу быть святым, конечно, у меня, может, этого не получиться. Но если я изначально не верю в это, то уж точно у меня ничего не выйдет.

Есть, правда, еще патология духовная, о которой мы специально не говорим, но о существовании которой должны знать. Это такая вот скользящая самооценка, нефиксированная.

Если нужно что-то делать, что-то решать, предпринимать какие-то усилия, серьезные шаги, то человек прячется за такую лжескромность. Кто я такой? Я простой человек, не наделенный властью, несмышленый и т.д. Т.е. разбирайтесь без меня. А моя хата – с краю.

А через пять минут ему кто-то замечание сделал. И тут его понесло. Да я, да у меня – опыт жизни, трудовые заслуги. Я умный и уважаемый человек и т.д.

Причем, и в первом, и во втором случае этот человек искренен. Такая вот духовная шизофрения. И не нужно думать, что мы с Вами не затронуты этой болезнью. Правда, в разной степени. Быть может – в очень малой.

Но это уже из области духовных заболеваний.

Что же касается самой веры, то вера в себя, вера в свою собственную значимость, вера в ценность своей собственной судьбы и жизни, вера в свое высокое предназначение – это фактор, без которого нормальное протекание жизни просто невозможно.

7.7.19 – милосердие

На прошлых встречах мы достаточно сильно увлеклись знаменитым высказыванием апостола Павла из его послания к Галатам, и на первый взгляд может показаться, что мы, в какой-то степени отошли от нашей общей темы. Темы о духовном подвижничестве. Хотя на самом деле это не так.

Как мы неоднократно подчеркивали, цель духовного подвижничества – это внутренняя красота человека, его достоинство и состоятельность в жизни.

А каковы признаки, по которым мы можем оценить – прекрасен человек или безобразен, каковы критерии - красоты духовной или несуразности. И вот здесь, в оценке человеческого достоинства или несовершенства, перечисленные апостолом Павлом признаки вполне могут быть достаточно точным и легким ориентиром.

Что может быть проще? Задать себе и друг другу элементарные вопросы – любвеобилен ли я или черств? Радостный ли я или смурной? Верующий, кроткий, мирный я или скандальный? Терпелив ли, благ ли я, милосерден ли, воздержан ли?

В прошлый раз мы как раз остановились на таком не совсем нам понятном качестве, как благость. 

Поскольку «благость» - это понятие, которое уже как-то потерялось в нашем словоупотреблении, то мы пытались определить его методом сравнения с близкими по значению словами – такими, как любовь, доброта.

Опять-таки со словами всегда существуют большие проблемы. Вопрос: когда употребляется то или иное слово – в каком столетии или даже десятилетии? Ну, вот самый, как ни на есть хрестоматийный пример изменчивости значения слов. Как Вы помните, в школах на изучении языков было популярно задание составить предложение из определенных слов. Учитель диктует, предположим, пять слов: «катается, горки, мальчик, крутой, с». И лет 20-30 назад ребята написали бы: «Мальчик катается с крутой горки». А вот сегодня дети из тех же самых слов пишут по-другому: «Крутой мальчик катается с горки».

Слово добрый еще лет двести назад означало ни что иное, как – толстый. Тем более в славянском языке – если Вы прочитаете слово «добрый», не надо ассоциировать его с любвеобилием, какими-то возвышенными чувствами. Отнюдь. По-настоящему добрый – это тот, у кого вес больше ста килограммов. Кстати, следы от этого первоначального понятия в какой-то степени сохранились и до сих пор. Иногда можно услышать такую фразу – ну, кум, ты и раздобрел. Имеется в виду – растолстел. Или по отношению к материальному имуществу говорят – вот все мое добро – имеется в виду имущество.

А вот сегодня – понятие «добрый» уже гораздо ближе к слову милосердный. Т.е. – как мы отмечали с Вами в прошлый раз – доброта в нынешнем словоупотреблении – это коммуникативное свойство. Добрый человек – это тот, у кого доброта как-то проявляется.

А лет сто назад – добрый – это тот, кто в достатке, у кого все есть, кто накормлен, сыт и поэтому у тебя не отнимет твой кусок хлеба. Ему он просто не нужен – у него всего хватает – он добрый. От его доброты, естественно никакой пользы никому нет. Но он безвредный и всем доволен. Т.е. в старорусском словоупотреблении – доброта – это некоммуникативное свойство. А в современном - уже по-другому. Если сегодня мы говорим о человеке, что он добрый, то это означает не только то, что он тебя не обидит, но и то, что его добротой можно как-то воспользоваться. Т.е. это уже коммуникативность.

Любовь, кстати, тоже. Мы вот сейчас говорим: «он ее любит». А лет 100 назад наши деды говорили: «он ее жалеет», вкладывая почти тот же смысл. Почти, но не совсем. Культурно-историческая среда иная. Жизнь была тяжкая. Не столько жить, сколько выживать приходилось. И если сейчас некоторых женщин может даже вполне устроить, чтобы был такой домашний мужчина, который сидел бы дома, практически ничего не делал, а просто боготворил свою супругу, то раньше в общей массе это было немыслимо. Любить – это значило в поте лица трудиться на благо семьи, защищать свою семью, с готовностью жизнь свою отдать, отрывать от себя самого кусок хлеба. Жалеть, одним словом. 

 «Благость», как мы подчеркивали с Вами, это некоммуникативное свойство. В отличие от любви, которая требует выхода, реализации, проявления. В отличие от следующей добродетели, о которой нам хотя бы несколько слов надо сказать сегодня. Это милосердие.

Милосердие – это слово нам более-менее понятно. И слава Богу.

Милое сердце.

Во-первых, милосердие – это коммуникативное свойство. Оно динамично. Милосердие не может быть в себе. Оно постоянно проявляет себя. В отличие от доброты в старом словоупотреблении, т.е. сытости,  или любви в современной культуре, когда человек может искренне уверять, что он любит, причем – не кривя душой, но он и пальцем не пошевелит для того, чтобы сделать что-то доброе или приятное любимой.

Милосердие больше связано с жалостью. Оно проявляется там, где кому-то плохо. Причем милосердие не избирательно. Любовь – она так же динамична, но она сосредоточена на объекте своей любви. Для любимой – все что угодно. А все остальные – они чужие, посторонние – какое мне до них дело?

Милосердие не избирательно. Оно обращено ко всем.

И еще, милосердие всегда связано с жертвой. Если у Вас старая кофта, и Вы никак не решаетесь ее выбросить, а тут подвернулся бомж, который избавил Вас от этой проблемы, то, скорее всего – это не будет считаться милосердием. Милосердие – это когда Вы, жалея кого-то, что-то отрываете от себя, делитесь чем-то тем, что Вам самим нужно.

Милосердие обязательно для христианина. Христос призывает нас в категорическом императиве: «будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд» (Лк.6,36). «Суд без милости -не оказавшему милости», - сказано в послании апостола Иакова (Иак.2,13). Очень строго звучит, не правда ли?

Вот к благости такого призыва нет. Нигде не написано – «Будьте благи!» Более того, Иисус говорил, что никто не благ, как только один Бог. А человеческая благость, по апостолу Павлу, может быть разве как плод Духа Святого в человеке. Т.е. благость в человеке – это уже Божественное свойство, другими словами – если человек благ, то в нем присутствует Сам Бог.

И если мы с Вами не будем благими, то, по всей видимости, с нас особо не взыщется. Но вот если мы не будем милосердными, то могут быть серьезные проблемы. «Суд без милости - не оказавшему милости».

Есть одна особенность Слова Божия. Выполнимость требований. Если от нас требуется что-то категорично, то это означает, что мы можем реально справиться с поставленной задачей.

Поскольку милосердие – это не столько состояние, сколь действие, то вовсе не обязательно ждать – а когда же у меня появится жалость к несчастным и непреодолимое желание чем-то поделиться. Оно может не наступить никогда. Да, хорошо, если ты с удовольствием помогаешь несчастным. Но можно - и без удовольствия.

Причем, не нужно пытаться сразу матерью Терезой стать. Если ты за последние десять лет ни одной милостыней никого не наградил, то может быть отдать кому-то червивое яблочко будет для тебя пределом возможного.

Это знаете как проблемы с десятиной. Ну, вот получает человек, предположим, 500 гривен в месяц. А десятина – это 50 рублей. Ну и естественный вопрос – а как это я целых пятьдесят гривен в церковь отдам. Мне и так не хватает на самое элементарное. И человек вообще ничего не жертвует. Жертвовать – это тоже умение, внутренняя сила, своего рода искусство. Этому тоже надо учиться. Совести не хватает 10% заплатить – ну, начни с 1-2 %. А там, глядишь, через год сможешь оторвать от себя и 3, а может и 4 процента.

И еще, в овладении любым искусством – важно постоянство. Учиться играть на музыкальном инструменте от случая к случаю – это бесполезная трата времени. Добиться успеха можно только каждодневным трудом.

То же самое и с милосердием. Хорошо, если у нас будет выделен какой-то день в неделе или месяце. День милосердия, где нашей задачей будет сотворить какое-то доброе дело нуждающемуся ближнему. И если мы будем творить эти добрые дела, то в какой-то момент воспламенится наше сердце, и мы не просто механически будем благотворить, но уже и сердце наше будет в этом участвовать.

23.6.19 – благость

Рассуждая о духовном подвижничестве, мы однажды упомянули слова апостола Павла, в которых он говорит о плодах Духа Святого, когда Он входит в человека. Это любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание. И так сложилось, что слово за словом, мы решили размыслить над этой очень важно фразой апостола. 

На прошлых воскресных беседах мы уже немного говорили о таких качествах, как любовь, радость, мир, долготерпение.

А сегодня давайте размыслим о следующем плоде Духа Святого – благости.

Благость. Это слово уже почти нам неродное. Архаизм.

Но беда не в том, что слово погибает. Для любого языка – это естественно. Одни слова умирают, другие рождаются. Молодость побеждает. Новые слова успешно заменяют старые. Но с «благостью» все по-другому. Здесь проблема в том, что вместе со словом умирает и содержание. Нет замены. Это старорусское слово уже почти никто не произносит не потому, что оно старое, а потому, что оно стало ненужным. Люди почти никогда не встречают, не видят того, что можно назвать благостью. Вот что это такое? Благость. Вы слышали – в быту или по радио или телевидению, чтобы кто-то в разговоре употреблял его. Или пытался заменить его каким-то другим словом? Крайне редко и то, наверное, случайно, не вникая в значение этого понятия.

Самое близкое к значению слова «благость» - «доброта». Но доброта – это не совсем благость. Доброта – это промежуточное понятие между благостью и любовью.

Давайте попытаемся понять, что такое благость, сравнивая это понятие с родственными словами, которые более-менее нам знакомы.

Ну, вот в какой-то мере все же нам понятно – что такое любовь. Мы не будем сейчас углубляться в нюансы – неважно – любовь к девушке или любовь к Родине. Так вот, любовь направлена на конкретный объект. Если Вуйко любит Украину, то это вовсе не значит, что он так же будет любить Россию или Белоруссию. Более того, житель Западной Украины может не очень то чествовать Восток или Юг Украины. Любовь – избирательна. Парень любит только эту девушку – на другую он не будет обращать никакого внимания, если он, конечно, ее действительно любит. Мать любит своих детей. Не то, чтобы плохо относится к чужим. Других можно и пожалеть и что-то приятное им сделать – подарок какой-нибудь – машинку или куклу. Но свои - есть свои. Любовь направленна. Она фокусируется на определенном объекте. А вот доброта – это уже гораздо глубже и серьезней. Добрый человек – он ко всем добр. Он не делит людей на своих и чужих, симпатичных и некрасивых. Он просто добрый. Кто угодно подойдет к нему с просьбой – самый никчемный, жалкий, ничтожный человек, и он ему последнее отдаст. Причем, без вздохов. Любящий тоже способен на многое. Влюбленный тоже готов отдать последнюю рубашку любимой. Но только любимой. По отношению к другим этот любящий может быть редким скрягой. Он даже может быть человеком злым. Даже разбойником или бандитом. Грабить прохожих. Но вот этого человека он любит и готов жизнь за него свою отдать.

Значит первая разница между любовью и добротой – это избирательность любви и универсальность доброты.

Второе различие между любовью и добротой – это временность любви. Жил такой серой жизнью – а потом, вдруг, полюбил. Речь не только о мужчине и женщине. Была вот «помаранчева» революция. И вот многие из «оранжевого» контингента вдруг почувствовали себя патриотами Украины. Вдруг откуда ни возьмись, любовь к Родине проснулась. Я это без юмора говорю. Но потом, когда поняли, что очередной конфуз произошел, то вслед за разочарованием и любовь прошла. Значит, другое различие между любовью и добротой – это временность любви. Хотя это последнее свойство может быть и не обязательным. Говорят ведь о вечной любви. Будем верить, что человек способен на эту вечную любовь. Во всяком случае, уж Бог – точно любит нас бесконечной любовью. Но любовь может быть и кратковременной. А вот доброта – это, как правило, стабильное свойство. Добряка сделать злым – это нужно сильно постараться. Может быть, и получится, но только если этот добряк просто от природы добрый, а не от Бога.

Ну и дальше, для того, чтобы легче нам было понять значение слова «благость», давайте оттолкнемся уже от первых двух понятий – любовь и доброта. Есть одно важное свойство любви и доброты – это коммуникативность. В большей степени это свойство присуще любви. Любовь требует выхода, реализации, проявления. Любовь – это двигатель, стимул к действию. Бог творит мир только потому, что Он есть Любовь. Он нуждается в нас, как в объекте любви. Всевышний самодостаточен. Он ни в чем не нуждается, кроме одного – в нас, в подобных Себе. Он всемогущ, Он все может, кроме одного. Он не может заставить нас полюбить Себя. Он может ожидать этой любви, как Отец в притче о блудном сыне, или даже просить нашей любви, как в притче Соломона: «Сын Мой, дочь Моя! Отдай сердце твое Мне, и глаза твои да наблюдают пути Мои!»

Доброта также коммуникативна. Другое дело, она не направлена на конкретный объект, она - во все стороны, она обращена ко всем. Но она также динамична. Она видна во многих проявлениях. У добряка масса таких качеств, как мягкость, сердечность, сочувствие, жалость, сострадание. И эти качества - они не где-то внутри. Они на поверхности. С такими людьми хорошо. У таких людей находят пристанище те, у которых не все благополучно в жизни, одинокие, побитые жизнью и т.д. И сколько бы ни было несчастных людей возле добряка – пусть сотня, обязательно найдется место в душе и для сто первого. Мать Тереза – яркий пример доброты. Для себя у нее ничего не осталось. Ни имущества, ни времени, ни чувств, ни внимания. Она всю себя не просто отдала однажды. Она это делала ежедневно, на протяжении всей жизни. Она жалела всех обездоленных. Тысячам людей удалось выжить только благодаря ей.

Доброта - это очень редкий дар, но хоть иногда мы сталкиваемся с добрыми людьми. Не в такой степени добрыми, как святитель Николай или мать Тереза, но - тем не менее. По крайней мере, нам понятно это качество. Что такое добрый человек, мы все же знаем. А вот благой человек – это гораздо сложнее.

Я не уверен, что сам до конца понимаю, что такое благость. Во-первых, благость – это свойство некоммуникативное. Благость не нуждается в проявлении вовне. Благой человек – это когда любовь, доброта, тепло, свет – внутри человека. Не то, чтобы они бездействовали. Но действие их совсем иное. Благость не подвигнет человека на строительство богаделен, ночлежек, бесплатных столовых для бедных. Имеется в виду, что именно это качество человека не предполагает доброделания, потому что благой человек одновременно может быть и добрым, и любвеобильным. Но вот благость, она не поднимет человека на борьбу за права человека, на баррикады за социальную справедливость. Благой человек вряд ли будет требовать повышения заработной платы, заниматься политикой даже в положительном смысле этого слова – например, там, составлять социальные программы, добиваться их реализации и т.д. Благость – это внутренний свет некоего неземного мира, внутреннее тепло необъяснимого спокойствия. Помните, мы говорили о плоде Духа Божия – мире, внутренней духовной умиротворенности. Благость, по всей видимости, где-то рядом. Но если мир – это согласованность человека внутри себя самого, то благость – это обращенность вовне этой духовной гармонии. Именно обращенность. Это не деятельность, ни движение. Это пребывание, нахождение.

Внешне благой человек может казаться бесполезным. Монахов, подвижников, аскетов, кстати, в определенные исторические времена обвиняли в безделии, тунеядстве и т.д. Справедливости ради надо сказать, что поводов было достаточно. В некоторых монастырях моральная обстановка была отнюдь нездоровая. Но мы сейчас не об этом.

Благой человек может вообще ничего не делать – ни пахать, ни молоть, ни строить. Но с ним всем хорошо. Он излучает какое-то тепло, какой-то свет, в лучах которого голодный перестает чувствовать голод, больной перестает ощущать болезнь, несчастный перестает чувствовать свое несчастье.

Серафим Саровский, которого мы постоянно вспоминаем, обладал этим качеством. Много воспоминаний об этом написано.

И последнее сравнение. Любовь может быть естественная, а может быть и благодатная. Доброта так же может быть природная, а может быть и Божиим даром. А вот природной благости быть не может. Благость – это только дар Духа Святого. Помните слова Иисуса Христа: «Никто не благ, как только один Бог».

Благость – это обоженность человека, присутствие в Нем Самого Бога.

Благость – это слишком большой и слишком редкий дар Божий. Я не думаю, что нам с Вами можно особо рассчитывать на такой подарок. Но апостол Павел советует нам ревновать о дарах Божиих. Во всяком случае, стремление должно быть, планка должна быть повыше. Ну, а там – как знать.

2.6.19 – Долготерпение

Большинство из нас с Вами - это христиане, которых хватает – максимум - на посещение воскресных Богослужений, что само по себе уже неплохо. Но наша духовная жизнь должна быть результативной. Не стоять на месте, а двигаться навстречу Богу, быть близкими к нашему Творцу. Быть в Нем, находиться в Духе. Как часто мы с Вами вспоминаем изречение Серафима Саровского – стяжать Дух Святой.

Если спросить любого из нас: «а стяжал ли Ты Дух Святой?», близок ли к Богу, имеешь ли ты реальное общение со Всевышним?», - большинство из нас окажутся в затруднительном положении. С одной стороны, ведь, действительно, у каждого из нас есть определенный духовный опыт. Мы обращаемся к Богу в молитвах, и Бог отвечает на них. Мы видим и ощущаем десницу Его заботы о нас, Провидения. Но сказать, что мы прямо-таки находимся в Духе Святом, большинство из нас не решится.

А если кто и заявит со всей категоричностью, что я вот - Божий человек, я близок Небу или не скажет, но так подумает, то это не будет означать, что так оно и есть на самом деле. Впрочем, проверить нашу одухотворенность довольно просто. Достаточно применить тест апостола Павла, записанный в его послании к галатийским христианам. Если мы действительно пребываем в Духе Святом, то, как результат, в нас будут произрастать плоды Духа Святого. Мы будем качественно меняться. Во-первых, мы будем ко всем любвеобильны. Во-вторых, мы будем радостны в любых житейских ситуациях. В-третьих, - будем ощущать внутренний мир, неземную умиротворенность, абсолютное спокойствие и так далее.

Как Вы помните  - «Плоды Духа - любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание».

О любви, радости и мире мы уже размышляли с Вами. А сегодня, давайте, поговорим о четвертом качестве истинного христианина – долготерпении.

Что такое вообще долготерпение? Долгое терпение, большое терпение? Это внутренняя сила, способность человека оставаться самим собой в трудных и тяжких обстоятельствах и поступать не так, как хочется, а как надо.

Каким-то природным минимумом терпенья обладают все люди без исключения. Без терпенья попросту невозможно и дня прожить. Яичницу приготовить – уже нужно какое-то терпенье - сковородку там приготовить, подождать, пока изжарится, потом - еще минуту, чтобы рот не обжечь.

Любая работа требует терпенья. А учеба? По себе помню – в школу ходил, как на каторгу. Плетусь со школьным портфелем – а на улице солнышко, птицы поют, травка зеленая. Жизнь то – вот она – прекрасная. А мне - в школу – две контрольные писать и по русскому языку отвечать наизусть правила правописания за всю первую четверть - и ни кому-нибудь, а Инне Владимировне, которая спуску не даст.

В общем, в таком упрощенном земном варианте терпение понятно. Начальника по физиономии съездить хочется, а нельзя. Себе же хуже будет. Зубы лечить надо, а боязно. Ладно – уж на следующей неделе точно пойду к зубному врачу. Кстати, есть люди, которые вообще не могут терпеть зубной боли. Сейчас уже легче – пломбу поставить могут и под общим наркозом.

Кто-то чувствует себя героем – пломбочку поставить в элитном кабинете он не боится. Ну так вариант можно усложнить. Как насчет зубного хирурга, стоящего над Вами с клещами – этим, не знаю, как называется, инструментом в готовности вырвать Вам эдак зуб мудрости? И зубильце с молоточком на всякий случай. Впечатление уже становится более ярким. 

Между прочим, настоящую боль, люди не переносят. То, что в художественных фильмах показывают, как пытают героя какого либо – разведчика или партизана, а он нет – не скажу и все – режьте меня, убивайте. Это все сказки. В свое время, я намного больше читал самых разных книжек, чем я сейчас это делаю и мне кое-что попадалось из специальной литературы, закрытой для общего пользования. Например, был такой учебник – «Тактика допроса». Или книги описывающие принципы подготовки разведчика. Так вот отрабатывались вполне выполнимые задачи. Требуемый максимум молчания пойманного разведчика – это два часа. На больше никто не рассчитывает. Если попался шпион, то современные технологии пыток очень быстро заставят заговорить любого самого мужественного человека. И упор в подготовке кадров делается не на то, чтобы будущие разведчики молчали, а на то, чтобы таким образом спланировать возможное будущее признание, чтобы провалившийся шпион как можно позже сказал о самом главном.

Т.е. это означает, что природные ресурсы человеческого терпения очень ограничены. Боль ломает любого человека. Но совершенно все по-другому, если человек в Духе Божием, если вступает в силу Благодать Божия, если ниспосылается дар долготерпения.

Мы читаем акты святых мучеников и видим картину совершенно непохожую на ту, которую мы привыкли видеть в нашей жизни. Какие только страдания не переносили мученики за Христа. Мы даже тех инструментов для пыток не представляем. Например, колесование. Клали человека на платформу и многократно проезжались по нему специальным колесом-барабаном, после чего все его косточки оказывались мелко раздробленными. В рот олово расплавленное любили заливать христианам и т.д. Страшные мучения иногда продолжались по нескольку дней. Не два часа, что требуется от разведчика, перед тем как расколоться, а несколько дней, заканчивавшихся отсечением головы. И христиане все это выдерживали. Хотя, повторяю, физически, это невозможно в принципе.

Может, кто читал книгу или смотрел фильм «Камо грядеши», там очень правдиво передан исторический факт массовых казней христиан еще в первом веке при императоре Нероне. Тысячи костров одновременно было разведено, в которых горели христиане. И сгорая в этом пламени  - пели. Это последнее обстоятельство настолько шокировало языческих римлян, что последовали массовые обращения язычников в христианство. Позже Тертуллиан произнесет свои знаменитые в веках слова: «кровь мучеников – это семя христианства».

Но говоря о долготерпении, как даре Божием, мы, в первую очередь, конечно, имеем в виду не боль, не пытки, не издевательства. Времена, когда за веру во Христа казнили, уже далеко позади. А если бы и не так, то терпение – как перенесение боли – это не центральное значение для сего Божьего дара.

Наверное, важнее, чтобы мы научились терпеть друг друга подобно тому, как Всевышний терпит нас с вами.

В Священном Писании о Боге сказано, что Он долготерпелив и Многомилостив. Он человеколюбивый и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый и истинный, сохраняющий [правду и являющий] милость в тысячи родов, прощающий вину и преступление и грех…»

И вот это Божественное качество – долготерпение нашего Господа, должно стать и нашим с Вами. Бог терпит наши грехи, порочность, несовершенство. И призывает быть такими же долготерпеливыми по отношению к нашим ближним. А это иногда бывает – ох как трудно. Сил не хватает. Но если в Духе Божием, то вынести можно что угодно и кого угодно.

2.6.19 – МИР

О любви мы уже говорили с Вами. И о радости довольно много размышляли. Эти качества поставлены Словом Божиим на первые два места. Любовь и радость - это первые, самые важные два плода Духа Божия, в нас пребывающего. Говорить можно бесконечно о любой из этих добродетелей.

А вот следующий плод Духа – мир. Он, с одной стороны, вроде бы, и понятен всем нам, но, если вдуматься глубже, то окажется, что мы мало что о нем знаем.

Мир. Что такое мир? Если мне память не изменяет, Адольфу Гитлеру принадлежит формулировка мира, как краткому промежутку между войнами. И действительно, слово «мир» для всех нас, в первую очередь, воспринимается как отсутствие кровопролития. Когда мужчины дома, а не на фронте, заводы выпускают трактора, а не танки, предметы быта, а не снаряды для артиллерийских орудий и т.д. Пережить Великую Отечественную войну – молодому поколению не очень понятно, как это было возможно.

«Мир» - как отсутствие междоусобицы. На самом деле, это, может быть, даже страшнее, чем война. Там, хоть, знаешь своих, чужих. А здесь - твой родной брат может оказаться по ту сторону баррикады. Безусловно, мирное время это - не красный террор. Это - не белогвардейское движение. Это - не ленинские, а, затем, и сталинские репрессии. Это - не голод и не коллективизация. Это - не хрущевские закрытия и разрушения храмов и т.д.

Мир, как противоположность ссоры, нам так же понятен. Если повздорили с кем-то, а потом помирились. Наступил мир в отношениях с сотрудником или соседом. Мир в семье – это тоже понятно.

Но вряд ли о таком мире писал апостол Павел в своем послании Галатийским христианам. И за Божественной литургией произносятся такие возгласы, как «в мире Господу помолимся», «о мире свыше Господу помолимся». Возглашения «мир всем!», «с миром изыдем» и т.д. Все эти слова - не совсем тот мир обозначают, который у нас на устах.

Нет, безусловно, церковь молится и о временах мира в благоденствии, т.е. о том, чтобы не было войны, переворотов, конфликтов. Но, в первую очередь, и в самом главном и глубинном смысле, имеется в виду внутренний мир человека, душевный мир.

О душевном мире очень сложно говорить, и мы о нем мало что знаем. Не то, чтобы вообще ничего. По всей видимости, у каждого из нас было хотя бы несколько мгновений в жизни вот этого необычного состояния спокойствия, когда оно внутри тебя и его ничто не может поколебать. Не в смысле безразличия, наплевательского отношения ко всему, что происходит вокруг нас, некоего пофигизма. Нет! В этом душевном мире, как это ни странно и ни противоречиво может показаться на первый взгляд, находится место и для любви, и для сочувствия, и для сострадания. И, тем не менее, все покрывается и заполняется миром и радостью в Духе Святом. Это очень сложное состояние, которое выходит за рамки привычной нам элементарной психологии.

О мире духовном нельзя говорить, не пережив его. А если даже есть такой опыт, его трудно передать или объяснить. Ведь в обычной психической жизни как происходит: либо мы заторможены, либо абстрагированы. Ну, никакого дела нам нет до того, что  Петя в данный момент в страшных муках умирает в больнице от рака легких. Либо, если это наш родной, любимый человек, мы места себе не находим. И вот, если нам станут утверждать, что возможны одновременно и любовь, и сострадание, и мир, и даже радость, то абсолютное большинство из нас, независимо от количества прочитанных книг по психологии, скажет, что этого не может быть потому, что не может быть никогда.

Это действительно не может быть никогда с человеком, дистанцированным от Бога. Этого состояния широты, включающей психологически несовместимые состояния, нельзя достичь никакими упражнениями. Аутотренинги, йоговские упражнения - пожалуйста. Хочешь успокоиться за судьбу ближнего своего - внуши себе, что ничего страшного не происходит или еще лучше, что этот ближний – это чужой человек и к тебе никакого отношения не имеет. И - живи себе на здоровье – ешь, пей и веселись.

Об этом состоянии, к сожалению, мы знаем в основном только по опыту христианских подвижников, аскетов. Для нас это не предмет аналитических воспоминаний. Это тот опыт, который, скорее всего, конечно был, но не как что-то естественное, в смысле обычного, а как результат некоего прикосновения Божия.

Как правило, Господь дает понять, почувствовать любому человеку что есть хорошо. Он как бы ориентирует нас, говорит, что – вот в этом направлении неплохо бы нам двигаться. Это действие Божие имеет свое название в церковной традиции - предваряюще-просвещающая Благодать. Это своего рода аванс. Аванс – это плата за будущий труд. Человек еще пальцем не пошевелил, и нет гарантии, что он будет что-то делать, а ему уже заплатили. Бог очень много авансов раздает. И вот, наша задача - попытаться вспомнить. Скорее всего, в жизни каждого из нас было это посещение мира. Мира, не который дает мир, а который подается Богом. Это какое-то совершенно особое, ни с чем не сравнимое, состояние тишины, прохладного тепла, ясности, при которых не останавливается жизнь, не замедляется движение, а наоборот, ощущается активность и движение.

Всевышний дает каждому почувствовать – что такое настоящий мир, который внутри нас, мир, как составляющая Царства Божия. Большинство из нас забывают это состояние, как и любое другое. Ну, хорошо мне было. Ну, очень хорошо. Но оно ведь прошло, и следа от него не осталось. Вот и все.

А святые подвижники, они очищают свои сердца и открывают их для Бога. Стяжание Духа Святого. Для нас с Вами – это абстрактные слова. А Серафим Саровский говорил, что это есть главная цель в жизни христианина. Что есть цель жизни? - спросили преподобного, – Стяжание Духа Святого, - без оговорок и промедлений ответил святой.

А плод Духа Святого, как мы уже говорили с Вами, это - любовь, радость и мир. Мир совершенно необычный. Тот мир, которого не может ничего нарушить, даже самая страшная война. Человек будет участвовать в страшной битве, жутком сражении, но мир Божий будет внутри него. Он будет в концлагере, тюрьме, карцере, но Царствие Божие будет внутри него. И ничто не сможет лишить его этого состояния мира Божия и любви - ни скорбь, ни теснота, ни гонение, ни голод, ни нагота, ни опасность, ни меч, ни смерть, ни настоящее, ни будущее.

26.5.19 – Скорбь о потере любимого.

Павел, апостол, заповедует христианам  радоваться всегда, непрестанно. Радость, как мы подчеркивали с Вами, это один из самых главных признаков одухотворенности, облагодатствованности человека. Радость – это плод Духа Божия, вселяющегося в человека.

Но, как можно радоваться, когда жизнь бьет по голове и больно. Денег не хватает – ну, это еще можно как-то переносить, пытаться философски относиться к материальным трудностям. Но вот, - если настоящая трагедия? Например, семья распадается. Муж уходит из семьи. Или жена. Если - бестолочь или пьяница, ну это так – с глаз долой, из сердца вон. А если нормальный мужчина и любимый. Или жена, от которой души не чаешь, вдруг уходит к твоему единственному другу. Это ведь такой поворот жизни – свихнуться можно. Умереть от боли душевной. А о радости, как-то даже язык не поворачивается говорить.

Безусловно, любую истину, доводя до предела, крайности, можно свести к абсурду. Если дом сгорел, ногу поломал или везут тебя на каталке в операционную заворот кишок распутывать – особо не похохочешь.

И все же. Решающее значение в любых обстоятельствах будет иметь наше отношение к той или иной беде. В металлолом разбил машину – можно сокрушаться о том, какой ценой она тебе досталась. Экономил на еде и питье, отказывал себе в развлечениях - бедный я. Долго можно так сетовать и изводить себя самого. А можно в сердцах махнуть рукой и выругаться – ну и бес с ним, с этим автомобилем. И продолжать, в принципе, нормально жить.   

Конечно, автомобиль – это мелочи. Даже крышу над головой потерять - это ничто, в сравнении с потерей любимого человека. К своему счастью, я не пережил этой трагедии и, поэтому, не могу по-настоящему ощутить глубину горя, силу и невыносимость боли, которые люди испытывают в момент разрыва с человеком, к которому привязаны сердцем и душой. С другой стороны, я знаю очень многих людей, переживших это горе, с очень многими общался в беседах - довольно откровенных. Поэтому, я, как и любой из нас, кое-что понимаю в этом. Да, не все выдерживают страшной боли. Есть люди, которых эта трагедия сводит в могилу. Но абсолютное большинство, с большими или меньшими потерями, выдерживают этот жизненный удар. И не просто выдерживают, но и выстраивают свою дальнейшую жизнь на достаточно хорошем, качественном уровне.

Избежать боли и страданий в подобных случаях, конечно же, невозможно. Но сила и длительность боли может колебаться в десятки и сотни раз, в зависимости от правильного или неправильного нашего отношения к случившемуся.

Во-первых, нужно знать, что боль проходит - любая.

Во-вторых, если это случилось, то в этом обязательно есть смысл, логика. Такие вещи не приходят случайно. Каждая волосинка на нашей голове учтена Богом. А подобные повороты событий - под особым контролем Всевышнего. Упускать это из виду, значит, терять опору под собственными ногами.

Да, внутренне протестовать мы можем сколько угодно. Человеческая логика будет вопить, что – это крах, что все кончено, жизнь искалечена, нет смысла жить и т.д. Но именно в таких пограничных ситуациях мы можем обнаружить нашу веру в Бога и доверие к Нему.

Верим ли мы, что Господь управляет миром? Верим ли мы, что это прискорбнейшее событие было допущено Богом для какого-то блага, пусть и не понимаемого нами. Доверяем ли мы Богу? На самом деле, это - фундаментальные вопросы, ответ на которые имеет судьбоносное значение.

Между прочим, есть неверующие люди, я таких знаю, которые искренне утверждают, что, хотя бы во что-то верить надо. Без этого нельзя. И это справедливо. Если человек верит не в Бога, а хотя бы во что-то абстрактное – светлое будущее, например, в то, что завтрашний день будет лучше, чем сегодняшний – это тоже как-то помогает. Вера в свое могущество, свои собственные силы, в завтрашний день – это конечно хромая вера, но это лучше, чем никакой.

Так вот, казалось, что может быть худшим – потерять любимую жену или любимого мужа? Но я конкретно знаю примеры, когда жизнь этих несчастных довольно быстро менялась в лучшую сторону. Иногда – это стресс, который пробуждает какие-то способности человека. Перед моими глазами мужчины и женщины, которые расцветали после пережитого горя. Одна особа, которую я хорошо знаю, просто преобразилась. Она стала еще более привлекательной и интересной. Ее карьера пережила буквально вертикальный взлет. Углубившись в свое любимое дело, она достигла совершенства. Она до сих пор не замужем и особо не стремится к этому, но она весела, радостна и, я так думаю, счастлива.

Разные судьбы у людей. Некоторые создают новые семьи – бывает, настолько удачно, что первый брак вспоминают как жалкое подобие. Бывает и так, что человек остается несемейным. Но вот быть ему одиноким и несчастным – это уже зависит от его внутреннего состояния. Если он зацикливается на этой проблеме – смотрит назад, а не вперед, то действительно, можно превратиться в страдальца по жизни. И, наоборот, если попытаться понять – почему Господь допустил в нашу жизнь эту боль, в чем положительный момент происшедшего, какую пользу мы можем из этого извлечь, то в этом случае легкомысленный анекдот о сетовании грузина, может приобрести более глубокий и значимый смысл. Помните? Какое горе! Совсем один остался, ну, совсем один. Один? Совсем один? Ура! Совсем один! В определенном смысле, это - не такой уже и глупый анекдот. Сквозь очевидный цинизм проглядывает верная направленность. Видеть во всем положительный момент и радоваться этой благой составляющей. Радуйтесь и веселитесь! Всегда радуйтесь! Аминь.

12.5.19 – Скорбь о ближних

Давайте продолжим тему наших воскресных бесед о духовном подвижничестве. Напомним, что в церковной традиции подвижничество именуется аскезой. Аскеза - это слово греческого происхождения, в разные времена имевшее разное значение. Аскео – это и спорт. Аскео – это и ювелирное искусство. Аскео – это еще искусство созидания духовной красоты и гармоничности человека. В общем, как мы понимаем, все эти три значения связаны с созиданием красоты, прекрасного. Цель аскезы – духовная и физическая красота человека, гармония в отношениях с Творцом и окружающим миром.

Несколько наших воскресных бесед мы уже посвятили с Вами рассуждениям о радости, как о естественном состоянии христианина. К непрестанной радости нас призывает Бог со страниц Библии. И мы достаточно говорили с Вами о причинах, которые препятствуют нам осуществить эту заповедь Божию. Это различные невзгоды – болезни, материальные трудности, потери наших близких. И мы пришли к выводу, что все эти огорчения расстраивают нас в той степени, в которой мы испытываем дефицит веры. Для верующего человека, который понимает всю относительность земных ценностей, кратковременность нашего здешнего бытия, любые невзгоды – это мгновения, которые нам нужно пережить для нашего же блага - для воспитания нашей воли в твердости, устойчивости, последовательности, верности и преданности Богу и ближним.

Но есть в жизни по-настоящему – серьезные трагедии, о которых не скажешь – а, ерунда – и это пройдет. Фактически, существует только одна уважительная причина для наших слез. Это духовная гибель наших близких. Если наш сын, брат или кто иной встал на преступный путь зла. Если дорогой нашему сердцу человек - вор, убийца, наркоман и подобное. Это настоящая трагедия, потому что это касается вечности. В данном случае у нас есть полное основание опасаться за судьбу наших ближних в мире будущего века.

Так вот, действительно, духовная гибель для вечности наших близких, любимых людей, является веской причиной для глубокой скорби и сожаления. Но опять таки, эти наши сетования в одном случае могут отравить нашу жизнь, сделать нас хмурыми и безрадостными, а в другом случае, не вытесняя из наших сердец духовной радости, сообщить динамику нашим добродетелям. Если мы будем часами бродить у себя в четырех стенах и причитать: «ох какое горе, какая беда!», особого толку от этого действительно не будет. Просто мы будем пребывать в отвратном расположении духа, в расстройстве чувств, с пошатнувшимся душевным равновесием.

Правильнее будет иной вариант – динамический. Если мы всю свою любовь к ближнему, все свое сожаление к нему, сочувствие, скорбь, жалость трансформируем в действие. Если мы свои чувства жалости обуздаем, запряжем их, начнем езду на них, будем использовать их в качестве двигателя, то они перестанут быть мучительными. Мотор автомобильный, если он вынут из машины, знаете, как будет шуметь, если его завести и еще дать газу на холостых оборотах – оглохнуть можно будет. А если он на своем месте, к глушителю подсоединен и нагружен – на соответствующих оборотах толкает автомобиль, то он почти совсем бесшумен.

Вместо вздохов и сетований о погибающем ближнем, нужно задаваться вопросами: «а что мы конкретно можем сделать для любимого, чтобы ему помочь?» Хоть что-то сделать, пусть не решающее проблемы. Иногда об этом полезно говорить, советоваться, особенно с более опытными в духовном плане людьми. И действовать - словом и делом.

Мы не будем сегодня говорить о том, как в том или ином случае можно пытаться удержать человека от погибели, наставить на путь истины – это отдельный, длинный и сложный разговор. Тем более, универсальных рецептов не существует – разные ситуации и люди все разные - ко всем нужен свой индивидуальный подход. Более того, мы отнюдь не обречены на успех. Вероятнее всего наши увещевания будут проигнорированы. И, тем не менее, слишком важна здесь наша активность, наше действие, движение.

Это очень важно. Печаль о ближнем, скорбь о нем еще можно сравнить с горючим, тем же бензином для вашего автомобиля. Если произойдет разгерметизация и бензин будет выливаться из бака или бензопроводных трубочек, то в машине может случиться пожар. Ваш автомобиль сгорит. В другом случае, тот же бензин может послужить для успешного передвижения. Вы сможете преодолеть сотни километров пути.

Так вот, если печаль о гибели ближнего приводит нас в движение, то возгорания не происходит. Инсультов, инфарктов не будет. В этом случае, печаль не вытеснит радости из наших сердец. Тем более, все мы верим в благость Божию. Всевышний Творец – это не грозный суровый Хозяин вселенной. Нет, Он – любящий нас Отец Небесный. Он хочет всех спасти и привести «в разум истины».

О будущей загробной жизни мы мало что знаем. Нам мало открыто. Например, что значит вечные мучения. Были авторитетные отцы Церкви древности, которые всерьез считали, что вечность – это не бесконечность. Вечность – это какой-то длительный период. Потому, что вечность - от слова «век». А век – это, там, сотня лет – отнюдь не бесконечность. Так вот эти святые отцы считали, что Благость и всемогущество Божие не может позволить ужас бесконечных страданий в будущей жизни. Это, конечно, не должно давать нам повод для легкомысленности, дескать, можно жить как угодно – все равно – рано или поздно, Господь спасет меня. Духовная гибель людей, таким образом, не фатальна, и сознание этого, соответственно, ограждает нас от впадения в уныние и отчаяние.

5.5.19 – Радость-страдание

Радость – страдание – вещи казалось, противоположные. Но нам придется смириться с фактом того, что эти категории всегда будут рядом. Радость – страдание. Страдание – радость. Что такое христианство? Это Евангелие – радостная весть. И жизнь во Христе в этом Евангелии Царства. Но ведь центр Евангелия – это Крест Христов. Апостол Павел так и сказал христианам Галатии: «Я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира».

В одном из русских фильмов в устах персонажа прозвучала замечательная притча о том, как двум людям было дано нести по Кресту. Один безропотно волок свой Крест, а другой все время просил Бога облегчить ношу. И вот, Бог, сначала немного укоротил тому человеку крест. Через некоторое время тот снова возопил ко Всевышнему. Господь еще меньшим сделал ему крест. Ну и, наконец, зануда оказался с совсем крохотным крестиком. И вот эти двое идут дальней дорогой, и впереди них оказывается пропасть, которую невозможно обойти. Первый снял с себя свой огромный крест и перебросил его через ров. И этого креста едва хватило, чтобы им преодолеть эту пропасть. Притча эта многослойная. Какие истины звучат в ней! В притче этой помимо всего затрагивается еще очень важный пункт. Два человека преодолели ров, благодаря заслугам одного. Но мы сегодня этого архиважного момента касаться не будем.

Мы просто еще раз отметим, что радость успеха приходит через страдание, через боль.

Боль бывает разная. Острая, невыносимая, но кратковременная. Или тупая, слабая, но длительная. В данном случае понятие «боль» нужно понимать в широком смысле этого слова. Мучится человек ведь не только на одре болезни. Есть такое словосочетание - «муки творчества». Можно было бы сказать – трудовые муки. Ну, разве не мучение разгружать вагон с чугуном или гравием? А разве учиться в школе не мучение? Здесь можно сделать ряд оговорок. Некоторым отдельным людям очень ЛЕГко усваивать знания – хорошие способности. Или сейчас появились школы – «не бей лежачего» называются. Но вот, например, мне в свое время ходить в школу было мучением. Заболеть гриппом для меня было глубоким счастьем. Страдание – идти на работу неинтересную. Далеко не у каждого человека процесс зарабатывания денег совпадает с любимым делом. Усталость, когда хочется спать, а нужно обязательно что-то делать – это тоже форма боли. Ну, а если избегать этих неприятностей – сначала учебы, потом работы. Жизнь просто не состоится.

Но, как мы отметили, все это длительные, но меленькие мучения. А есть страдания ужасные. Пытки, мучения, казнь. Человек за минуту может пережить то, что в иное время год не вместит. Поэтому вот эти запредельные страдания могут способствовать, так сказать, вертикальному взлету человеческого духа. День страданий, может стоить полсотни лет такого серого пресного проживания. Это можно сравнить со взлетом на космическом корабле. Так сказать, вторая космическая скорость. Был такой пьяница - Вонифатий. Два дня мучений и он - святой, за молитвой к которому прибегают уже 17 веков. Вообще-то - страшных мучений. Его били так, что мясо отпадало от костей, вонзали иглы под ногти, нако­нец, влили в горло расплавленное олово.

Рассуждая о страданиях, крайне важно не упустить принципиальную важность - внутреннее отношение человека к боли. Это настолько важно, что отмечено на крестном знамении. Наверняка, многие из Вас обращали внимание на изображение Креста. На Западе – там Крест принято изображать только из двух перекладин – четырехконечный. А вот в нашей восточной традиции, помимо основной перекладины, есть еще две малые – вверху ровная перекладина и внизу косая. Многие из Вас знают, да я уже и говорил Вам неоднократно, что означает кривизна нижней перекладины Крестного знамения. По правую и по левую стороны Иисуса были распяты два разбойника. И тот и другой переносил тягчайшие, невыносимые страдания. Но один из них по слову Христа, наследовал рай, а другой погиб для жизни вечной. Один вознесся, так сказать, на Небеса, а другой - низвергся в преисподнюю. Вот косая перекладина это и обозначает – справа – стрела вверх, слева – вниз.

Другими словами, страдания не обязательно возвышают человека, делают его лучшим.

Страдание может опустить человека, что мы видим с Вами не так уж и редко. Если человек соглашается нести Крест свой, если он принимает его как от Бога, то он духовно растет. И, наоборот, если отвергает Крест, озлобляется, то деградирует. Это очень важно помнить в дни наших болезней, скорбей, горестей. Например, смерть близкого любимого человека одних приводит к Богу, а других отворачивает от Бога. Я лично знаю нескольких людей, которые ходили в Церковь, а потом перестали – обиделись на Бога. Дескать, как же так. Я хожу в церковь, а Бог меня не оградил от этого несчастья. А многие, наоборот, обрели Бога именно через скорби и испытания.

24.3.19 – Радость в трудностях

Если мы обратимся к своему собственному опыту жизни или оглянемся по сторонам, то довольно легко и быстро составим перечень тех невзгод и негораздов, которые в повседневной жизни нас расстраивают.

Не хватает денег. В нынешние дни – это большая проблема. Нужно пойти на базар и просто-напросто купить еду и самые необходимые вещи – мыло, шампунь, зубную пасту и т.д. А денег, вот, на самое элементарное нет.

Бытовая неустроенность. Нет нормальной крыши над головой. Условия совершенно не соответствуют общепринятым нормам.

Работа тяжкая и неинтересная. Никаких перспектив роста и зарплата никудышная.

Этот список легко продолжить. Причем каждый пункт будет вполне убедительным. Действительно, мне-то чему радоваться? Вот сосед – бизнесмен – у него и дом трехэтажный и дача, как дом, и машина за 50000 долларов – вот ему есть причины радоваться. А я концы с концами не могу свести. Он на Канарах отпуск проводит, а мне в Железном Порту нет возможности отдохнуть.

Резонный аргумент. Но, если следовать такой, на первый взгляд железной логике, то этот богатый сосед должен был бы с утра до вечера радоваться. Так сказать, улыбка до ушей не имела бы основания сходить с его лица. Но этого же нет. Скорее, наоборот. Вот Вы часто видели, чтобы богатый человек просто улыбался? Я не говорю об открытой, искренней улыбке. Просто, любой улыбкой?  

Наш Владыка в телеинтервью рассказывал Татьяне Каменской о своем бедном голодном детстве, о своем доме – землянке,  зеленой траве, пении птиц. Для него это было счастливое время. Самые светлые воспоминания. О том, например, как, для того, чтобы приготовить лепешку на обед, нужно было собрать оставшиеся на колхозном поле, после уборки, колосья пшеницы.

У меня нет никакого основания не верить своему отцу, хотя верить, честно говоря, трудно. Действительно, когда на обед гнилая картошка за счастье – как можно радоваться? Но люди пели, плясали, выходили замуж, женились, рожали детей - помногу. Как-то им и в голову не приходило, что не время рожать – зачем нищету плодить. Мне, вот, действительно трудно себе представить, если бы моя бабушка Евдокия в свое время объявила, что раз памперсов нет в продаже, то детей - не будет. Не родила бы отца, меня не было бы на свете, моих детей и т.д.

Но почему же так? Отчего так происходит, что люди, которые находились в несравненно худшем положении, могли получать от жизни удовольствие, а вот мы с Вами, часто подавлены реалиями наших дней - нелегких, но и не самых тяжелых?

Несколько лет назад я общался с известным нашим херсонским краеведом, покойным Евгением Горностаевым. В частности, он рассказывал о нашем Сухарнинском районе довоенных лет. Домик под камышом – это было круто. В основном люди жили в землянках. Вообще-то я не уверен, что все из Вас знают, что такое землянка. Ну, это Вы у Владыки спросите. Так вот, жили в землянках. Туалет-скворечня - на улице. О том, что такое ванна или душ – люди и представления не имели. О горячей воде или газе мы не говорим. Водопровода не было никакого. Воду развозили в баках на повозках с лошадиной упряжкой. Заливали эти баки на речке Кошевой. Кошевую еще называли речкой-вонючкой. Почему «вонючкой» – это тоже не все знают. Дело в том, что было в довоенные годы такое обыкновение: если что-то дохло – лошади, коровы, собаки, коты и т.д., то их не закапывали в землю, а вывозили на Кошевую и бросали в воду. Ну и это все так медленно разлагалось и, соответственно источало запах, отнюдь не ласкающий нюх. Так вот, здесь же неподалеку, из этой же речки, брали воду для питья. Правда, ее очищали. Очистное сооружение представляло собой два дырявых бака – очень большой, утопленный в воду, а внутри бак поменьше. Между баками был насыпан песок, который и являлся единственным водяным фильтром. Из малого бака, соответственно, наливали воду для развоза по дворам.

Я не хочу быть неправильно понятым. Я вовсе не пропагандирую нищету и неустройство. Я никогда не буду спорить, что Мерседес лучше, чем Запорожец, лучше - в теплой ванне с ароматной пеной, чем - в жестяном корыте. Лучше быть хозяином фирмы, чем ее сторожем. Но проблема заключается в том, что мы с Вами гораздо больше страдаем от себя самих, чем от невзгод и тяжких обстоятельств. Мы терзаем себя сплошным сетованием, что вот нам плохо, что мы неудачники, не смогли достичь видного положения в обществе. И вот на самом деле эти сетования сами по себе намного мучительнее, чем любые объективные тяжести. Причем моральное самоиздевательство происходит на любом уровне, и этому подвержены абсолютное большинство людей. Типичная картина. Сидит бухгалтер у себя в конторе и пытается свести цифры в своих бумагах. А не получается. Там недостача, там первичных документов не хватает. И налоговая скоро должна нагрянуть. Хорошо, если просто оштрафуют. А то ведь и посадить могут. А тут за окном дворник Федя метет. Везет дворнику, - продолжает размышлять Иван Иванович, - сейчас вот уберет мусор и пойдет домой спокойный и счастливый. А я, вот, здесь, как проклятый целый день с этими счетами. Федя тоже размышляет о своей судьбинушке. Вот, дурак, не учился в свое время, а теперь, вот, мету сор. Каждый Божий день – и в мороз, и в слякоть. А вон там Иван Иванович, который в окне виднеется, сидит в тепле и зарплата выше.

Все это я говорю не для того, чтобы Америку открыть для кого-либо из Вас. Все эти психологические нюансы Вы лучше меня знаете. Но в большинстве случаев, эти наши знания, наш опыт, не используются практически. Да, мы все это понимаем, эти истины лежат где-то на дальней полке нашего сознания, ну не настолько далекой, чтобы при случае мы не могли это вспомнить. Но это понимание, как правило, не работает, оно никак не влияет на наше мироощущение. И поэтому - наша с Вами задача: состыковать и скрепить вот эти простые житейские, подчас банальные истины с центрами управления, рычагами нашего мироощущения.

17.2.19 –Радость и вера в загробный мир

Как может не радоваться человек, если ему пообещали через несколько лет вручить ключи от дворца, в котором он будет жить всю свою громадную жизнь. С усадьбой и вертолетом, за беседкой - с видом на голубое озеро. Но ведь так оно и есть. Вот все мы стоим сейчас в этом храме. Как я уже отмечал, наша община одна из самых молодых по возрасту. И, тем не менее, посмотрите, так, чтобы ни на кого пальцем не показывать, а взять средний наш возраст и среднюю продолжительность земной жизни. Ну и получится, что в среднем, максимум, через двадцать лет, нам нужно будет справлять новоселье. Дворцы уже готовы для каждого из нас. Помните, Христос сказал: «В доме Отца Моего обителей много. А если бы не так, Я сказал бы вам: Я иду приготовить место вам. И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтобы и вы были». Представляете, каждому из нас - по сказочному дворцу. Более того, перед этим нам будет дано новое тело – абсолютно идеальное, неземной красоты, которое не будет стареть, которое не будет подвергаться целлюлиту, остеохондрозам, радикулитам, не говоря уже о каких-то серьезных заболеваниях. Мы сможем мгновенно перемещаться в пространстве за ноль секунд в любую точку космоса. И нам не будет одиноко или скучно. У нас будет возможность интересного общения с кем угодно, даже со Христом. Хоть немного напрягите воображение, представьте все это – неплохо ведь. И это ведь не сказки. Это обещание. Твердое обещание Того, Кто еще никого никогда не обманул. Сам Бог сказал, что так будет. А если Бог сказал, то так и будет. Вопрос - в другом: мы верим в это или нет?

Давайте быть честными и не обманывать друг друга. Мы ведь не верим. Стыдно признаваться, но это факт.

Или, все же, верим? Это каждый может легко проверить. Подойти к зеркалу и посмотреть на свой «фэйс». Если оно изуродовано недовольством и хмурью, то вывод простой – в зеркало на нас смотрит человек неверующий. Вне всякого сомненья.

Есть христиане, которых подобные разговоры обижают. Как правило, они возражают с категорической претензией на здравый смысл. Дескать, мы-то верим, что там, на небесах будет неплохо. Но, во-первых, туда еще надо попасть. А во-вторых, мы-то сейчас - на земле и кушать хочется сейчас. И много чего сейчас надо. И одеться, и обуться.

Конечно надо, кто спорит? Мы, действительно, пока что не в обителях Отца нашего Небесного. И это нормально, когда люди строят фабрики, заводы, дома. Кто-то засевает поля, кто-то высаживает сады. Кто-то просто зарабатывает себе на хлеб насущный. Заповедь Закона Божия так и гласит: «шесть дней (в неделю) работай и делай [в них] всякие дела твои…». Проблема - в другом. Понимаете, когда мы проездом в другом городе, и нам несколько дней нужно провести в гостинице, нам тоже небезразлично, в какой отель мы попадем. С клопами или евроотделкой. Но мы же не станем затевать ремонт номера за свой счет.

Я никого не призываю опустить руки и ничего не делать. В конце концов, так было бы даже скучно. Но мы не слишком всерьез должны воспринимать наши земные дела и успехи.

Вот я сейчас строю дом. Не знаю, сколько лет это займет. Думаю, не меньше пяти. Это мне будет шестой десяток лет. И вполне логично задаться вопросом: «а сколько мне в нем жить останется?». Вчера я похоронил мужчину 55 лет. Кстати, вел он здоровый, активный образ жизни. В последнее время я вообще не помню, чтобы провожал кого-то в последний путь старше 60-ти. Отец Алексей Алексеенко, правда, немного больше прожил. Ну, пусть 80 лет, ну даже 90, что маловероятно. А толку от этого, если после сорока, годы воспринимаются как месяцы, а после 60-ти - как недели. Если еще на это сделать поправку, плюс вычесть годы старческого маразма, то лет десять реальной экзистенциальной жизни может и будет еще. Это ведь, правда. Это та правда, от которой мы прячемся. По очень простой причине, по нашему неверию. Нам стоит заговорить о кратковременности земной жизни, как у нас портится настроение.

А вот апостол Павел, который был по-настоящему верующим человеком, чувствовал себя по-другому. Помните, он писал Филиппийским христианам: «для меня жизнь - Христос, а смерть - приобретение… имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше; но оставаться (мне) во плоти нужнее для вас. И я верно знаю, что останусь и пребуду со всеми вами для вашего успеха и радости в вере».        

В годы советской власти популярен был упрек в адрес Церкви в том, что де она уводит человека из реального мира в мир иллюзии. Я так думаю, что это совершенно несправедливое обвинение. Церковь, как раз, наоборот – борется с иллюзиями. Самое вредное заблуждение – это иллюзия стабильности. Представьте себе летящий куда-то камень, а на нем сидящего муравья, воображающего, что он хорошо устроился.

В большинстве люди - не такие уж и глупые. Просто велико желание быть обманутыми. Прилагаются все силы, для того, чтобы убедить себя, что я здесь надолго. Это мое. Вот дом, вот состояние, вот положение в обществе. А это просто мираж. Какой дом, какое имущество на Земле? Два квадратных метра и метр в глубину?

 Проблема в том, что эту истину люди воспринимают с печалью. А вот апостол Павел, наоборот, говорил: хочу освободиться от плоти. Почему такая разница? Да потому, что верующий человек телесную кончину воспринимает как начало жизни, а неверующий - как окончание. Эпитафия одна мне понравилась. На могиле высечено крупным шрифтом: «Вот и все». Гениальная фраза. Всего восемь букв, а выражено, вмещено в ней полностью все атеистическое мировоззрение. Был человек, и нет человека. Невеселое миросозерцание.

Каждый, конечно, человек имеет право на свои собственные взгляды. Есть безбожники, атеисты. Они не верят ни в Бога, ни в мир духовный, ни в загробную жизнь. Это их право. Мы не разделяем их мнения, но отдадим должное - они в каких-то моментах оказываются людьми более честными. Они открыто заявляют: «да, все мы помрем, всех нас зароют в землю, и лопух на могиле вырастет». Такое грустное мировоззрение. Невыносимо тоскливое. С этим действительно нормально жить нельзя. И человек себя успокаивает, как может. Да, умру, но не скоро. Да и вообще думать об этом негоже. Об этом не говорят - это неприлично. Неверующий полностью вытесняет из своего сознания фактор смерти. Но она приходит. Сначала к его близким, родным. А потом и к нему самому. И для него это полный крах. Конец. Он этого и не скрывает. Все кончилось. Точка. Это вполне соответствует его мировоззрению.

Но когда верующий теряет почву под своими ногами, провожая близких, или когда сам оказывается на смертном одре, то здесь во весь рост встает вопрос веры. Верим мы или не верим. В Бога и Богу.

10.2.19 –Радость и материальный достаток

Остановились мы в прошлое воскресенье на духовной проблеме очень многих христиан – безрадостности. Мы подчеркивали с Вами, что тоскливый христианин – это раздвоение личности, только на более глубоком духовном уровне, своеобразная шизофрения. Патология такая.

Потому, что христианство – это радость. Evangelion - радостная весть. Как может носитель радостной вести быть печальным? Как может юморист смешить людей, если ему самому не смешно. Одно дело, если мужик работает ассенизатором, и от него - неприятный запах, но если он на французской косметической линии разливает изысканные духи, то по идее, от него должен тянуться шлейф тонкого аромата.  

На самом деле, сегодня слишком много печальных носителей радости, несмотря на то, что апостол Павел категорично призывает христиан: «всегда радуйтесь».

Правда, сейчас развелось много умников, которые по-своему пытаются перетолковать Библию. Прием очень простой. Обычно если человек не хочет всерьез воспринимать Слово Божие, он объявляет, что, дескать, я же не такой глупый человек, чтобы понимать написанное в буквальном смысле слова. Или еще так елейно говорят: «Сие надобно разуметь духовно».

Говорят: да, я радуюсь, но моя радость - глубокая, внутренняя, духовная, а не поверхностная, эмоциональная, и ее просто не видно неопытному взгляду. Помните сказку Андерсена «Голый король»? Там платье королю сшили из тонкой духовной ткани, и в результате он оказался голым. Подобна этому несуществующему платью и эта скрытая за семью печатями радость современных фарисеев.

Христос провидел коварство таких перетолковщиков, и заранее, чтобы усложнить ход хитросплетений, добавил в Свою Нагорную проповедь еще одно словечко, которое стопорит их разглагольствования. Веселитесь, - завещал нам Христос. Не просто радуйтесь. Нам хотят сказать – да, радуйтесь, но тихо, про себя, можно даже сквозь слезы. Нет, Христос заранее ломает эти карточные домики. Он говорит: веселитесь. А веселье – это уже конкретное понятие, означающее внешнее эмоциональное проявление радости, причем в динамике. В каком случае мы можем о человеке сказать, что он веселится? Если он просто улыбается, это еще не веселье. Вот если он прыгает – ноги выше головы, это да, тогда можно сказать, что это веселье, если он шутит, смеется, поднимает всем настроение.

Но здесь обязательно всплывает естественный вопрос – а если не весело, что делать? Если кошки на душе скребут, если жизнь по голове ключом бьет? Если тебя обманули, предали, бросили и т.д. – что тогда? Улыбаться, - шеф любит идиотов? Разумеется, нет. Все должно быть естественным.

Ну а естество, к сожалению, склоняет нас к обратному. В жизни очень много скорбей. Да и в Церковь большинство людей приходит, спасаясь от невыносимой сердечной боли. Большая часть верующих обратились к Богу не от хорошей жизни. Как говорят в народе: «Гром не грянет, мужик не перекрестится», «Как тревога, так и до Бога». Это правда. Досадная, но - правда. Лучше было бы приходить к Богу, когда хорошо, когда жизнь – полная чаша. Когда благополучие, изобилие и  много счастья. Приходить к Богу не с просьбами, а с благодарностью. Но греховной человеческой натуре свойственно даже не вспоминать о Боге, когда все хорошо. Есть, пить, веселиться без Бога. Жить в злой беспечности до тех пор, пока не произойдет потрясение, катастрофа. И только тогда, когда уже деваться некуда, когда уже слишком все плохо, вот тогда и о Боге вспоминают.

Я это говорю не для того, чтобы кого-то уколоть, Боже сохрани. Все мы «хороши» в кавычках – каждый по-своему. В конце концов, хорошо, хоть так. Пусть через боль и страдание, но - к Богу. Здесь важен результат.

Есть люди, которые, приходя в Церковь, рассчитывают, что раз они уже сделали такой решительный шаг - соизволили оказать честь храму своим посещением, снизошли ко Всевышнему, то все их житейские проблемы должны исчезнуть мгновенно. Так бывает далеко не всегда. Да и дело не в житейских неурядицах. Кто из Вас вхож в компании людей богатых, добившихся многого в мире сем, тот знает, что, как правило – это скучные, печальные люди. В большинстве, они, конечно, не позволяют своей грусти выплескиваться наружу – это неэтично, дурной тон. В этих компаниях звучит много веселых рассказов, море анекдотов, выпивается много водки, но сквозь громкий смех улавливается ничем неистребимая печаль. Богатые не только плачут, но среди них много по-настоящему несчастных. Есть, которые, оканчивают жизнь самоубийством. Только не нужно понимать мои слова как некий приговор. Трудно богатому войти в Царство Небесное, сказал Иисус. Трудно, но возможно. Редко, но можно увидеть и среди богатых людей носителей внутренней красоты, гармоничности.

Но здесь очень важно понять, что эта внутренняя красота, самодостаточность - отнюдь не есть результат материального достатка и благополучия.

Другими словами радость благополучных, богатых людей не лежит в их благополучии, и безрадостность бедных и несчастных не является следствием их неудачливости. По большому счету, по самому большому счету, радость – это дар Божий. И, наоборот, безрадостность, смур – это отсутствие этого Божьего дара. Помните, мы неоднократно приводили слова апостола Павла, свидетельствующего о том, что результатом нахождения человека в Духе Божием является любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание. Радость – это плод Духа, это результат встречи с Богом, это следствие близости к Богу.

Есть такой замечательный акафист «Слава Богу за все». Многие из Вас хорошо знают это произведение. А тем, кто ни читал и не слышал этот акафист, советую: обязательно приобретите, он должен быть у нас в продаже. Это молитвенное последование представляет собой необычный феномен, это уникальное явление в духовной жизни всего прошлого столетия. Написал этот акафист священник Петров в ссылке на лесоповале. По-моему, он так и не вернулся оттуда, там и погиб.

В этом творении излита благодарность за каждый листочек дерева, за каждый вздох свежего воздуха, за каждый луч солнца. Ссыльный Петров благодарит Бога за массу вещей, которых мы в жизни не замечаем в принципе. Обязательно прочитайте этот акафист. Кто уже читал или слушал, вспомните, как он здорово написан. Он не оставляет никакого сомнения в искренности автора. Петров благодарит Бога за все, он радуется. Но представьте себе, в каком он положении. Его арестовали, его по этапу гнали в Сибирь. Он живет в бараке, где кормят, как попало, условия невыносимые. Каждый день вокруг умирают десятки и сотни ссыльных. Но и это еще не главное. У него где-то есть дом, жена, дети. У него были друзья, духовные чада. Он служил в родном храме. И вот его выдернули оттуда, оторвали от всего дорогого, любимого.   А он радуется и благодарит Бога. Почему? Да потому, что он - в Духе Божием. Он реально с Богом, и это все меняет. 

Понятное дело, что, в известной степени, это все не про нас с Вами. Наш с Вами духовный полет невысокий. Якщо і літаємо, то дуже низенько. С другой стороны, и преувеличивать разницу между собой и такими святыми не стоит. Они ведь тоже люди, из той же плоти и крови.

Другое дело, факт – штука упорная, - нет у нас радости, которая была у святых, Божественной радости, которая есть плод Духа. И улыбки перед зеркалом и всякие кривляния тоже не очень помогают. Эту настоящую, подлинную, ничем неугасимую радость может дать только Бог. Только близость с Богом угашает, делает маленькими, мелкими и незначительными все наши земные невзгоды. Когда Бог заполняет наши сердца, то печали там места не остается, какими бы ни были внешние обстоятельства. Это очень важная истина, засвидетельствованная опытом многих и многих святых.

И все-таки, а как же быть нам с Вами? К Богу мы не так близки, как хотелось бы. Из-за этого и безрадостность жизни, и печали, и скорби. Знаете, есть такая интересная святоотеческая схема взаимозависимости сближения с Богом и с ближними. Схема проста и гениальна. Рисуется круг, а в центре круга ставится точка. Эта точка в середине – обозначает Бога, а линия окружности множество людей. Ну, вот представьте себе, стоит Христос, а вокруг его расположились ученики. И вот если они одновременно будут приближаться к Иисусу, который в центре, то неизбежно они будут сближаться и друг с другом. Соответственно и наоборот. Если апостолы на почтительном расстоянии окружили Христа и одновременно приближаются друг ко другу. Сокращая расстояние между собой, они сужают круг, и этим приближаются ко Христу.  Другими словами, чем ближе мы к Богу, тем ближе друг ко другу, и, наоборот, чем ближе мы друг к другу, тем ближе и к Богу.

Нечто подобное можно было бы изобразить и с радостью и с благодарностью.

Действительно, чем ближе человек к Богу, тем он радостней. Но ведь, и наоборот. Когда мы, вдруг замечаем, начинаем видеть в своей жизни хорошее и радоваться этому хорошему и благодарить за это Бога, то этим самым мы приближаемся к Богу. Здесь начинает действовать обратная зависимость. Чем больше благодарной Богу радости, тем ближе к Богу. Просто надо научиться сосредоточиваться на хорошем, замечать хорошее в жизни. А этому, конечно, надо учиться. И, до известной степени, это искусство. В общем,  видеть хорошее и не сосредоточиваться на плохом – это как раз и есть одна из задач аскетики. На этом, пожалуй, сегодня мы остановимся.

3.2.19 – «Радость»

Рассуждая о духовном подвижничестве, мы неоднократно подчеркивали с Вами тот факт, что аскетический опыт отшельников для нас актуален, как бы это ни казалось невероятным. Любые взлеты и падения аскета, они аналогичны нашим успехам и неудачам на духовном поприще. Другое дело, синусоида у нас мелкая. Восхождения не очень высокие, и падения не очень низкие. А так, в общем, все - то же самое.

В прошлое воскресенье мы говорили с Вами, что в нашем житейском море есть маяки, ориентирующие нас в духовном пути, дорожные указатели. Ими нельзя пренебрегать -можно сбиться с пути.

И среди аскетов, и среди серьезных, вдумчивых, творческих христиан был люди, которые считали себя успешными в духовном плане, но на самом деле все их старания не имели никакой ценности. Любые достижения - мыслимые или немыслимые – как, например, овладение своим телом, развитие интеллекта, волевых качеств, открытие в себе невероятных способностей, прозорливости, всего того, что принято называть чудотворениями, все это становится бессмысленным, если не происходит реальная встреча человека с Богом в Духе Святом.

А как определить – в Духе Святом человек, или только думает, что он близок к Богу, мнит о себе, что он чего-то достиг?

Основные критерии, которые могут как бы тестировать, оценивать духовное состояние человека, мы с Вами называли. Они описаны в послании апостола Павла к галатийским христианам. Плод Духа, пишет апостол, это любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание.

В прошлое воскресенье мы останавливались на обретении человеком подлинной любви  как результате близости с Богом в Духе. Если человек с Богом, он не может быть черствым, холодным. Он обязательно будет любвеобильным, лучезарным, согревающим.

А если этого нет, то можно достичь чего угодно – там, способности сквозь стены проходить – пользы от этого никакой. Эту истину апостол Павел истово подчеркивает, в некотором запале, может даже в исступлении. 

«Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, - то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы».

Значит, любовь – это самый первый и главный критерий правильности духовного пути.

А вот на второе место апостол Павел ставит радость. Радость - это второй по значению критерий близости человека к Богу после любви.

Евангелие изобилует призывами к радости. Тот же Павел многократно пишет в письмах христианам: «всегда радуйтесь». Иисус Христос заповедует: «Радуйтесь и веселитесь…». Само Евангелие в переводе с греческого - радостная весть.

Я думаю, что большинство христиан не воспринимают эти заветы и призывы Священного Писания всерьез.

Если бы мы с Вами были художниками, и перед нами была бы поставлена задача изобразить типичного православного христианина? Такой усредненный тип. По нашему храму судить труднее, потому что контингент у нас немного другой. Средний возраст гораздо моложе, интеллигенции больше. Никого насильно не заставляют надевать платочки, длинную одежду, смывать грим и т.д.

В других  храмах, с таким устойчивым традиционным контингентом, более ярко выражена такая вот вселенская тоска. Типичного богомольца выдает смур. У него на лице написано; "Я - человек серьезный". А внизу приписка: «А вы все грешники, - И P.S., -Смейтесь, смейтесь - Суда Божия не избежать. Все там будете».

Много еще приписок можно прочитать на благочестивом лице православного. Прямо поперек физиономии жирным шрифтом: "Нельзя!" (с восклицательным знаком), "Не положено!", «Не по уставу».

Вы знаете, смурной христианин, это гораздо хуже, чем кажется на первый взгляд. То, что он сам страдает – это полбеды. Но он ведь невольно является сотрудником армии атеистических агитаторов. Его лицо – это эффективнейшая, высокотехнологическая атеистическая пропаганда. Самый сильный аргумент против веры и Церкви – это тоскливые лица верующих. Это действительно убийственный аргумент. Любой атеист спросит, дескать, что же вы, христиане, проповедуете Евангелие, а вид у вас, как будто каждый день переживаете по сто несчастий одновременно.

И это правда. Евангелие нельзя проповедовать с грустью в голосе. Что такое Евангелие? Радостная весть. Радостная новость. Вот представьте себе, что, вдруг, совершенно неожиданно Вы узнаете, что, оказывается, есть какая-то ваша дальняя родственница где-то в далекой Америке, которая оставила наследство – 8 миллионов долларов, а Вы остались единственной наследницей этого состояния. И вот представьте, вам это сообщили, и вы делитесь этой новостью со своими родными и друзьями таким плаксивым голосом: у меня, оказывается, богатая бабушка в Америке. Она завещала мне 8 млн. долларов. Это внутреннее противоречие, которое дает основание сомневаться в истинности этого свидетельства.

Вчера я был в Одессе и проезжая по улице Черноморских казаков увидел кафе-пивнушку, которая удивила меня названием – «Спортивное». Представляете, кабак «Спортивный». Хотя это, в общем, то же самое, что и скорбное благовестие.

Сегодня мы на этом остановимся, а в следующий раз попытаемся понять, почему у нас такое происходит. Безусловно, есть причины, есть объективные обстоятельства и если у человека горе, то вовсе он не обязан натягивать на себя резиновую улыбку. С другой стороны, черные очки или маска скорби легко прирастает к лицу, и потом оторвать ее бывает очень сложно. Аминь.

26.1.19 – «Любовь»

Два прошлых воскресенья подряд мы говорили с Вами о, так сказать, духовном тупике, который обозначен святыми отцами древности словом «прелесть». «Прелесть» - не в современном положительном словоупотреблении, как там - великолепие, красота и тому подобное, а «прелесть» от корня «лесть», т.е. обман, ложь. Вместе с приставкой «пре», обозначающей превосходную степень этой льсти, лжи.  

Мы не будем повторяться и, тем более, углубляться в мистические тонкости состояний и переживаний аскетов - подвижников с большой буквы этого слова. Их – единицы, тех, которые оставили дома свои и ушли в скиты и горы, поселились в пещеры и денно и нощно подвизаются в посте, молитве и духовных упражнениях. Я думаю, что с нами такого не случится. Дай нам Бог, хотя бы минут пять утром помолиться и минут пять - вечером. И придти на воскресную литургию.

Но мы ошибемся, если будем думать, что духовный опыт аскетов для нас неактуален. Наоборот, он весьма ценен, поскольку они ушли далеко вперед, намного опередили нас на пути духовного развития. И отклонения, заблуждения, ошибки, которые они допустили, на их уровне очевидны.

Та же самая гордыня. Для нас с Вами это – ну, такой маленький недостаток, слабость. Так же как и раковые клеточки – говорят, они есть в любом организме. И нас это, в общем, не очень волнует. Но если эти клеточки  начнут расти, развиваться, то хорошего мало. Так вот и с той же гордыней. Для аскета гордыня – это духовная смерть. Почему так? У него полет выше. Если мы споткнемся и упадем, то коленки ушибем, поцарапаем. В худшем случае головой об асфальт ударимся. Ну, легкое сотрясение мозга – неделю полежать рекомендуется. А потом - вперед – бегай, работай, живи на все 100. Ну а если ты - на 9-м этаже и вывалился, то сотрясением тут не обойдется. Одно дело шел по улице, засмотрелся на красивую женщину и - лбом в столб. Оно больно, конечно. Но это мелочь в сравнении с тем, если это случится, когда ты, сидя за рулем автомобиля, провожаешь взглядом прелестную особу, а едешь на приличной скорости.

Драгоценность аскетического опыта заключается в том, что аскеты в плане духовного развития пошли очень далеко – нам с Вами столько не пройти. Некоторые из них даже преодолевали рамки земных ограничений. Если верить свидетельствам жизнеописания, то плоть некоторых святых преображалась, наподобие плоти Христа после Воскресения. Они могли подниматься над землей и даже мгновенно перемещаться в пространстве. «Телепортация» – есть такое словечко из научной фантастики. Не говоря уже о прозорливости, чтения мыслей на расстоянии, знания будущего и т.д.

Молодой человек решил посетить старца, по-моему Иоанна Кронштадского. Думает про себя: поболтаю со знаменитостью. Приходит, стучит в келью. Его встречает послушник и говорит: старец велел угостить тебя чаем и сказал, чтобы ты этой ложечкой поболтал в стакане.

За подобное некоторых святых называли чудотворцами. Но чудотворение, или какие- либо необычайные способности, дарования – не являются самоцелью подвижника. Это как бы сопутствующее, второстепенное. Главное – это близость к Богу в Духе Святом. Поэтому жития святых говорят нам не только об успехах духовного подвижничества, но и о трагедиях. Человек может вести довольно строгий образ жизни, поражать окружающих силой своих подвигов и, тем не менее, быть слишком далеким от Бога.

На примере жизни подвижника это всегда гораздо виднее, четче, контрастнее. Церковь признала Симеона Столпника святым, и я, разумеется, не собираюсь это оспаривать. Но лично мне кажется, что не такой уж простой и прямой путь был у Симеона к Богу. Месяцами стоять на камне, на столбе и непрестанно молиться – это недюжинная мощь воли, это прорыв на какой-то принципиально иной уровень человеческих возможностей. Но факт из жизни Симеона - вещь упорная. Как он обошелся со своей мамой. Она к нему пришла в гости, а он молится. Ему докладывали. Он не обращал никакого внимания. Она долго ждала его, но он так и не встретился с ней – не хотел прерывать молитву. Я уверен, что если Церковь и канонизовала Симеона, то явно не за этот поступок. Возможно, преподобному предстоял еще какой-то поворот, корректировка направленности духовного пути.           

Любовь – это самый первый признак того, что человек на правильном пути. И наоборот. В этом вряд ли можно быть категоричнее апостола Павла. Помните его знаменитую 13-ю главу из 1 послания к Коринфянам? «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, - то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы».

Эту главу Павлова послания некоторые называют гимном любви. Я так не думаю. Это скорее вопль обличения. Это крик неприятия псевдоверы, псевдоподвига и псевдорелигиозности. Эта 13-я глава – похожа на грозные слова Христовы: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хищения и неправды. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты». 

Итак, первый и самый главный критерий истинности духовного пути это - обретение любви. Как понять – с Богом человек или далеко от Бога? Очень просто. Не надо выслеживать: а как постится человек, какие молитвы читает. Нет. Нужно поставить вопрос и ответить – есть в нем любовь или нет. «По тому узнают все, что вы - Мои ученики, если будете иметь любовь между собою», - сказал Христос. А это уже явно относится к каждому из нас, а не только к обретшим дар пророчества и говорящим человеческими и ангельскими языками и, тем более, отдающим свои тела на всесожжение.

Если человек в Духе Божием, то плоды Духа, как мы неоднократно цитировали слова апостола Павла, - это любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание. Но самое первое – это любовь. Вот на этом давайте сегодня и остановимся. Аминь.

13.1.19 – «Лжеаскеза»

Говоря о духовном подвижничестве, мы остановились в прошлое воскресенье на опасности, которая нам с Вами, скорее всего, не угрожает. Для того, чтобы упасть с колокольни, туда надо залезть. Нельзя заблудиться в лесу, не выходя из дому. Аскеты подвижники много трудятся над собой, чтобы достичь высочайшей степени общения с Богом, предельной степени, на которую только способна природа человека. Но на этом пути есть свои заслоны, рвы, западни, болота. Смертельной болезнью аскезы, как мы отмечали с Вами, является состояние, названное святыми отцами Церкви прелестью. Слово «прелесть» очень удачно подобрано в данном случае. С одной стороны, «прелесть» связана с понятием удовольствия, а с другой стороны образовано от корня лесть «прельщение», обольщение, ложь. Происходит какой-то сбой в духовном настрое аскета. Это очень трудно сформулировать, но в поисках Богообщения, прислушиваясь к голосу свыше, подвижник начинает слышать самого себя, свой собственный голос из глубин самосознания. И этот свой голос выдавать за Божий. Это не умственное расстройство – паранойе, шизофрения. Ничего общего. Аскет, попавший в прелесть – это человек, прошедший довольно длинный и тяжкий путь самоанализа, самоконтроля. Это подвижник, который в совершенстве владеет собой, управляет своим телом, обладает элементами сверхсознания. Он достигает сверхчувствительности, сверхвидения. Он оказывается способным погрузиться в бездну своего собственного духа. Но фокус заключается в том, что дух человеческий есть отражение Духа Божеского. Человек вообще создан по образу и подобию Божию. И вот этот собственный огонек Божественного, который горит внутри каждого человека, аскет начитает выдавать за Божественный. Он заблуждается. Видит на самом деле самого себя и общается с самим собой. И удовольствие получает от общения с самим собою, а думает, что имеет дело с Богом.

Как мы уже подчеркивали с Вами, прелесть – это тупик, из которого нет выхода. Человек, попавший в такой капкан, духовно погибает. Ему невозможно ничем помочь. Он абсолютно убежден, что достиг предельного совершенства. На всех окружающих он смотрит свысока, снисходительно.      

Святые отцы, предупреждая об этой страшной опасности, указывают на симптомы этого духовного заболевания, признаки, по которым можно вовремя самому узнать о развивающемся недуге или обнаружить эту инфекцию в своем ближнем. Самый очевидный и верный симптом – это гордыня.

Истинная аскеза, ведущая к реальной встрече с Богом, ведет к противоположному гордыне – глубочайшему смирению. Встреча с Богом – это озарение души ярчайшим светом, при котором даже незначительная грязь, незначительная порочность делаются отчетливо видными. Наверное, каждый из нас обращал внимание на солнечные лучи, пробивающиеся сквозь оконную раму и ярким светом освещающие какой-то участок комнаты. И какое множество пылинок летает в этой полоске света. Обычно мы не видим в воздухе пылинки. Но оказывается - их множество, везде, даже в чисто вымытом жилище. Не видим до тех пор, пока не загорается яркий свет.

Так же и в духовном плане. Озаренные Божиим светом люди искренне начинают себя считать самыми большими грешниками на земле. Подчеркиваю – искренне, потому что просвещенные Божественным Светом, видят то, что для нас с Вами остается неприметным.

Истинные подвижники духа всегда поражают окружающих глубиной своей скромности и смирения, в то время как заблудший аскет, наоборот, горделив. Он считает себя выше и достойнее других. Почему так? Да потому, что он не просвещен светом Божественным. На самом деле, он - в духовном мраке.

А гордыня, по тем же святоотеческим высказываниям является сердцевиной, сущностью греха. Гордыня это Богоотступничество, вытеснение Бога из своей жизни и поставление самого себя в центр вселенной. Именно этот механизм и срабатывает в прелести. Потому, что вместо сосредоточения на Боге, заблудший аскет направляет свое внимание на самого себя.

Подвижник, движущийся в правильном направлении, т.е. навстречу Богу, в восхождении к Богу приобщается Духу Божию. И само уже по себе нахождение в Духе многое меняет в душе и сердце аскета.

Общение с Богом в Духе приносит свои плоды. Помните, апостол Павел писал о плодах Духа. Каковы последствия общения с Богом? В послании галатийским христианам апостол пишет. Плоды Духа - это любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание. Посему, как сказал Христос: «по плодам их узнаете их». Если человек действительно имеет какое-то отношение к Богу, то это обязательно влияет на его душу. Он становится любвеобильным, радостным, благим, кротким, милосердным и т.д.

А если этого нет, то правомочно усомниться – а с Богом ли общается этот человек? Жена одного священника жаловалась на супруга. Говорит: почти каждую ночь встает и молится. Так я уже этому не рада. Если долго молится, то потом весь день испорчен. Злой как василиск. Это, конечно, не уровень аскезы в классическом понимании этого слова. Это так, слабое отражение, упрощенная аналогия. Но  подобные вещи имеют место не так уж и редко. Неверующие говорят между собой. Знаешь, моя соседка – бабка старая - богомольная, почти каждый день в церковь ходит, но злющая! 

Я так думаю и надеюсь, что ни о ком из нас так не говорят люди. Остановимся, давайте, на этом, и пусть наши души озарены будут любовью, радостью, миром, долготерпением, благостью, милосердием, верой, кротостью и воздержанием. Аминь.

6.1.19 – «Прелесть»

Остановились мы в прошлый раз на сложности и неоднозначности понятия, заключенного в выражении «встреча с Богом». Мы неоднократно подчеркивали с Вами, что «встреча с Богом» это образное, метафорическое выражение, часто употребляющееся в церковном обиходе. Образное - потому, что увидеть Бога по существу, Таким, Каков Он Есть - невозможно. «Бога никто не видел никогда», - пишет Евангелист Иоанн.

С другой стороны, Бог открывается людям. Он дает о Себе что-то узнать. Человек может услышать Божий какой-то беззвучный голос, увидеть невещественный свет своим внутренним взором.

Есть евангельские слова, которые мы постоянно повторяем за Богослужениями: «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят». Узрят – это слово церковнославянское, которое нынешние переводчики норовят перевести на современные языки, а в результате получается конфуз. Как-то я был в Баштанке Николаевской области – там истовый украинскоязычный приход, и помню – у меня уши в трубочку свернулись, когда я услышал пение: «блаженні чисті серцем, бо вони Бога побачать…». На русском это будет не намного лучше: «блаженны чистые сердцем, ибо они Бога увидят». Нет, Бога никто не увидит. Бога можно узреть. Это однокоренное слово созерцанию. Созерцание – это внутреннее углубленное чувствование дуновения миров иных. Это ощущение таинственного незримого присутствия Божия. Созерцание Божественного – это, по словам апостола Павла, попытка различить некие контуры, виднеющиеся сквозь грязное тусклое стекло. Помните, апостол пишет Коринфским христианам: «Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно». Это в русском синодальном переводе так звучат слова Павла. А в оригинале, там - не тусклое стекло, а зеркало. Но дословный перевод здесь собьет с толку неподготовленного читателя. Потому что, по нашему опыту, в зеркальном отражении очень даже неплохо все видно. Мы ведь пользуемся с Вами благами цивилизации. Зеркала у нас стеклянные с металлическим напылением, с большим коэффициентом отражения. А раньше зеркала представляли собой листы меди, натертые порошком. Кому делать нечего, может попробовать изготовить в домашних условиях такое зеркало из медной пластинки, для того, чтобы иметь представление о достоинствах ископаемого варианта. Единственное преимущество такого зеркала будет то, что в нем Вы не увидите ни морщин своих, ни пятнышек, никаких дефектов кожи, и это сохранит Вам хорошее настроение на целый день.  

Мы также говорили с Вами, что «встреча с Богом» - это несказанная, невыразимая радость, ни с чем не сравнимое блаженство. Откуда эти ощущения, мы можем догадаться. Если мы рады общению с умным, красивым человеком, то сколь прекраснее Сам Творец всех людей и миров. Если каждый из нас вообразит себе самого желанного для себя человека во всем мире, самого обаятельного, очаровательного, остроумного, любвеобильного, лучезарного, легкого, веселого и т.д. и т.д. – все, на что нашей скудной фантазии хватит. А потом все эти качества нужно будет умножить на миллион, и все равно ничего не получится, потому что Бог намного прекраснее не только того, что мы способны вообразить, но и любых математических величин.

И вот эта радость, это блаженство встречи с Таким Богом переворачивает все в человеке и устремленность к Богу ставит на первое место. А иногда эта тяга к Богу становится единственным чувством, затмевающим все остальное. Апостол Павел, помните, писал: «для меня жизнь - Христос, и смерть – приобретение». Это, кстати, не просто красивые слова, и это не преувеличение. Представьте себе массовые показательные казни христиан. Для увеселения римлян, так сказать, на праздник столицы, по центральным улицам тысячи и тысячи горящих костров, на которых горят христиане. Древние римляне не были людьми слабонервными, и массовые расправы для них - это одно из любимых зрелищ. Но вот, непонятно. Все бывало, но… поют. Горят на костре и поют. Это совершенно не вмещалось в черепную коробку язычника.

Эта же радость Богообщения уводила подвижников в пустыни. Даже слабое веяние Божьего присутствия для отшельника было более желанным и сильным, чем все блага мира сего вместе взятые.

Но здесь, в области аскезы, как везде, существуют подводные камни, могущие потопить даже «Титаник». Что поставить на первое место? Блаженство, которое испытывает человек при встрече с Богом или Самого Бога? Не надо думать, что это вопрос искусственный. Это злободневный вопрос, простирающийся на всю нашу жизнь в любых взаимоотношениях, не только с Богом. Люди, с которыми мы общаемся, имеем какие-то дела – что собою представляют для нас? Ценность саму по себе или средство? Если мы уважаем человека, то за что? Мы восхищаемся, любим его, готовы ему служить. Или нам просто хорошо с ним, комфортно.

Помните, мы говорили с Вами о разнице между Божеской любовью и сатанинской. Божеская любовь выражается формулой – люблю и хочу, чтобы тебе было хорошо, и готов жизнь за тебя отдать. А сатанинская любовь формулируется иной фразой: люблю и хочу, чтобы мне было с тобой хорошо. Ты – вкусный, и я хочу тебя съесть. Это, как в анекдоте. Один говорит: обожаю котов, а другой отвечает, а я их не перевариваю, на что первый замечает: зря, вы их просто готовить не умеете.

Второй вид любви для нас привычней. Ходил по двору бычок – любимец всего семейства. А потом его - на мясо.

Так вот есть, оказывается, западни и в аскетическом делании. Что на первом месте? Бог, ради которого я готов на любые лишения? Или блаженство общения с Ним? И вот, если возобладало второе, то оканчивается для такого подвижника все очень печально. На самом деле, он тоскует не «по Боге», а по блаженству, которое когда-то испытал в Божественном озарении. Не Бог ему нужен на самом деле, а кайф, который он никак не может забыть. И это трагедия многих аскетов. Люди продолжали свои подвиги, готовы были на любые духовные и психофизические эксперименты, чтобы вновь и вновь испытать радость. Чего только не практиковалось в истории аскетизма. Это и задерживание дыхания, когда наступает кислородный голод, и человек испытывает эйфорию. Это и различные мантры, позы тела, сосредоточения на различных телесных центрах и т.д. Приемов много, но цель одна – испытать удовольствие. А это, разумеется, тупик.

Это всегда тупик, когда удовольствие ставится главной целью. Сделал порядок в доме и в результате доволен, наслаждаешься красотой – это нормально. Ты же потрудился, заслужил это удовольствие. Заработал на холодильник, стиральную машину, хороший телевизор. Привез домой, поставил и радуешься. Ну и правильно. На отлично сдал экзамены в ВУЗе, получил хорошую работу, купил квартиру в удобном районе – тоже вполне законная радость.

Но если у человека станет целью не полнота жизни, не стремление к достижению результатов, не преодоление трудностей, не движение, а - просто удовольствие, то скорее всего, он упростит себе задачу. Сидит мужик в сараеподобной хате и пьет самогон. Зачем ему дом строить, продвигаться по служебной лестнице, если можно, как пел Высоцкий: «засосал стакан и - в Ватикан».

А если хорошие наркотики, так вообще проблем нет. Человек в луже валяться будет и - кайфовать.

Этот же искус есть и в сфере духовной, в подобную паутину попадали и многие подвижники. Если употреблять аскетическую терминологию, то капкан этот на языке святых отцов назван словом «прелесть». Святые отцы считали состояние прелести самым страшным, из которого практически нет никакого выхода. Иными словами, спасти человека попавшего в состояние прелести, невозможно. Человек научился виртуозно воздействовать на психофизические центры, обеспечивающие удовольствие, и ему больше ничего не нужно. Более того, эти люди выдают это свое искусственное самоудовлетворение за блаженство общения с Богом. Они горды, заносчивы, считают себя лучше других. А это - диаметральная противоположность подлинной святости.

Если даст Бог, мы еще поговорим с Вами немного о подводных камнях аскезы. Может показаться, что эти наши разговоры слишком далеки от наших проблем. Болезни крайностей аскезы, к азалось, нам-то уж точно не угрожают. От обжорства умереть раньше времени - это другое дело, это более актуально. А с аскетизмом, это, вроде, как и не по нашей части. В общем да. Состояние прелести нам, пожалуй, действительно не угрожает. Но всегда есть параллели, которые хотя и находятся на более низком уровне, но их направленность аналогична. Многие векторы духовной жизни аналогичны для самых разных образов жизни – и отшельнической, и монашеской, и мирской.

30.12.18 – Мотивация подвижничества

На протяжении нескольких прошлых воскресных бесед мы говорили с Вами о мотивах духовного подвижничества. На самом деле – это фундаментальный вопрос.

Если мне приведут неопровержимые доводы, и я даже соглашусь, что уединение, пост, молитва, созерцание и прочее благотворно повлияют на мою душу, то это вовсе не будет значить, что я последую примеру пустынножителей – уйду в пустыню и поселюсь в пещере. Даже если я всем умом проникнусь величием подвига святых, это меня нисколько не подвигнет. Потому, что я живу другими ценностями. Дом, семья, дети. Это нам понятно. Интересная работа - тоже понятно. Чаек попить в хорошей компании или что-нибудь покрепче – тем более понятно. На дачу съездить, а если повезет - в пансионат - на солнышке погреться, в теплом море побарахтаться.

Положа руку на сердце, мы вообще не понимаем великих молитвенников и подвижников духа, даже мы – люди церковные. Да, мы восхищаемся ими. Да, мы их почитаем. Но понять, как это у них получилось, почему они отказались от земных благ, которые для нас имеют такое большое значение, нам понять практически невозможно.

Но все же, есть маленькая зацепка, наверное, единственная аналогия, которую мы можем использовать для того, чтобы хоть как-то понять, что происходит в душах великих аскетов. Мы уже приводили эту аналогию. Если человек по-настоящему влюблен, он готов на все. Ведь не зря бытуют такие крылатые фразы, как: «с милым рай и в шалаше». Или: «Я за тобою - хоть на край света». Если вдуматься, то это очень серьезные выражения. Другое дело, они затасканы, как и все возвышенное и сильное. Люди горазды самое обыкновенное и мелкое облекать в возвышенное. Постоянно звучит: «люблю, страдаю» и т.д., хотя - так, в лучшем случае, мелкие эмоции имеют место. Так вот, действительно, если человек по-настоящему влюблен, он и вправду все и всех бросит и потащится пешком на край света. И будет готов на этом краю света жить с милой в шалаше. Во всяком случае, до тех пор, пока не пройдет любовь.

Рассуждая о семье, мы как-то с Вами уже обыгрывали состояние влюбленности. Мы отмечали характерные особенности влюбленных. Это - какая-то неотмирность, благостность. Человека многое чего перестает интересовать. Он живет только одним и думает только об одном. Он способен на любые глупости и выглядит смешно. Большинство из нас в той или иной степени знакомы с этим состоянием. Но на самом деле, есть люди, с которыми такого не было. И вот люди, никогда в жизни не переживавшие влюбленности, совершенно не поймут влюбленного. Единственное, что они могут сказать – с ума сошел человек, «крыша поехала».

Примерно в таком же положении находимся и мы с Вами, когда рассуждаем о подвижниках духа, аскетах, людях, которые всю жизнь свою без остатка посвятили Богу.

Ответ здесь, на самом деле, очень прост. Они полюбили Бога всей душой, всем сердцем, всем умом, всей волей своей. И мы с Вами неоднократно отмечали причину, по которой это возможно. Эти люди пережили, образно говоря, встречу с Богом.

Выражение «встретить Бога» - это метафорическое словосочетание - в Церкви принято. Хотя мы понимаем, что увидеть Бога по существу невозможно. «Бога никто не видел никогда», - написано в Евангелии от Иоанна.

Есть и другие высказывания по этому поводу. В начале Библии во Второзаконии есть такие слова: «да не увижу более (Бога), дабы мне не умереть». Что означают эти слова?

Во-первых, есть ли в этих двух библейских фразах противоречие? Нет, конечно. По существу, Бога действительно невозможно видеть. Что значит по существу? Нельзя видеть Бога таким, каков Он есть. Но некое озарение, некоторое видение в созерцании, при котором Бог открывается человеку в доступном для человека проявлении, не только возможно, но и имеет место. Общецерковный, если не сказать общечеловеческий опыт, богат Боговидением. Тысячи и сотни тысяч людей переживали Богоявление, Теофанию. И Богоявление никогда не оставалось бесследным. Оно всегда что-то меняет в жизни человека, в его ориентирах, иерархии ценностей.

Другое дело, очень разные степени этих Божиих озарений люди переживают. Какое-то, пусть малое озарение, я уверен, пережил каждый человек. Может, настольно малое, что на того или иного индивида это не произвело столь значимого впечатления. 

Но тогда возникает вопрос, а почему одни люди имеют яркий опыт Боговидения, а другие почти ничего об этом не знают. Косвенный ответ на этот вопрос содержится в этой же Библейской фразе: «да не увижу более (Бога), дабы мне не умереть». Нахождение в Духе Божием – это та близость, которая в пограничном состоянии озарения человеку еще доступна. Человек может некоторое время находиться в этом состоянии и не умереть от избытка ощущений. Речь не идет о том, чтобы увидеть Бога Таким, Каким Он есть на самом деле. Но даже увидеть то, что мы именуем слабым отражением Бога, может привести к физической смерти. Поэтому всегда, когда происходили Теофании, Богоявления, Бог являл Себя в той степени, в которой тот или иной человек способен был вместить. Церковное песнопение праздника Преображению Господню так и гласит, что Христос преобразившийся на горе Фавор пред своими учениками, явил им славу свою «якоже можаху», т.е. в той степени, в которой они могли вместить, воспринять, вынести. И у каждого человека свой порог чувствительности, восприимчивости к созерцанию духовного, и свой порог, так сказать, прочности. Это, во-первых.

Во-вторых, близкая встреча с Богом для слабого человека чревата тем, что он может потеряться как личность. Ведь даже для неординарных людей, Теофания надолго выдергивала их из человеческого социума. Многих подвижников-аскетов вообще переставали волновать проблемы людские. К Симеону столпнику мать пришла – много лет они не виделись, а он молится - на столбе стоит. Мать долго ждала Симеона, но он так и не сошел к ней. Я не берусь судить о таких вещах – насколько это нормально, но самые близкие к нам и почитаемые святые, даже после многих лет уединения и подвигов, стяжав духовный опыт, возвращались к людям, отворяли запоры своих келий, начинали общаться с людьми, наставлять, утешать, одним словом, служить людям.

Но было немало аскетов, которые духовно погибали. Замыкались в прельщении. Есть такая аскетическая болезнь – прелесть – может быть, мы как-нибудь поговорим с Вами о ней. Поэтому, как и почти во всем, здесь также есть две крайности, два искушения. Первая крайность – это полное обмирщение, когда человек живет только ценностями материальной сферы, а другая – аскетическая крайность, стремление, так сказать, вертикального взлета с форсажем, которого природа индивида может и не выдержать.

Да поможет нам Бог идти царской золотой серединой. Жить, радуясь земными радостями, но, вместе с тем, не упустить и сокровища духовные, вечные, с которыми нужно будет предстать в жизни будущего века. Аминь.

23.12.18 – Кому нужны монастыри?

Уже давным-давно мы говорили с Вами, что нам не очень понятен смысл духовных подвигов, особенно, если он выражается в крайне выраженной форме аскетического делания. Жизнь преподобных отшельников, пустынножителей вызывает у нас множество вопросов и почти не дает никаких ответов. Нормальный здоровый человек – юноша - уходит в пустынное место,  роет себе землянку и проводит эдак лет сорок в молитве и трудах, питаясь подножный кормом и лепешками из травы.

По нашим понятиям – никакой он не нормальный раз не сидит дома. Пока совсем подросток – родителям надо помогать, потом жениться, детей кормить и воспитывать – вот это норма. Ну, а в пещере сидеть – в чем смысл. Богу молиться? Так это можно и дома, в семейном кругу. Темным зимним вечером, в натопленной хате зажечь свечу, собрать домочадцев, ну, и почитать вслух молитвы. Это даже приятно – идиллия такая. И польза – глядишь, через много лет какое-то дите вспомнит молитвенный урок своих родителей и захочет духовную эстафету передать дальше – станет молиться со своими отпрысками. 

Упоминая подвижников, я имею в виду не классических монахов, большинство из которых были - просто несостоявшиеся в миру люди. И монастырь их особо лучшими не делал. Монастырь – на самом деле это казарма со специфическим уставом. Строгая дисциплина, которая на монашеском жаргоне именуется послушанием, труд, как правило, нетворческий. Если сказали саженцы сажать вверх кореньями, значит так и надо – корешками вверх. Те, кто не читали жития святых могут подумать, что я преувеличиваю. Еще, конечно, - длительное стояние на богослужениях, что само по себе тоже не обязательно способствует духовному росту.

Во все времена большинство из монахов были такие нормальные, как мы с Вами, грешники, разве что с амвонов провозглашалась исключительность монашеской стези. Ангелами во плоти именовали их, хотя от этих величаний пользы мало.

Серафиму Саровскому в одно время пришлось находиться в монастыре, так братия очень его не любила за то, что он - не как все. Слишком уж он набожный, не компанейский какой-то. Так они шутку такую армейскую над ним сыграли. Пока он был на богослужении, они залезли в его келью и разобрали печь. А это было зимой. Причем, не в Египте и даже не в Крыму. Это Саров – средняя полоса России. Там и насмерть окоченеть можно было. Такая вот братская любвеобильная шуточка была.

Оптинских старцев очень не любили при жизни. Нет, народ, духовные чада любили, а в церковных кругах они не очень котировались. Хотя Оптинское старчество – это, вообще, выдающееся явление во всей церковной истории.

Только не нужно думать, что монастыри, даже в таком виде, это плохо. Наоборот, худо, что их сейчас мало. А куда себя деть людям, которые не очень приспособлены к мирской жизни? Периодами общественное сознание перекашивается то в одну, то в другую сторону. Вот сейчас господствует стереотип, будто все девушки должны выйти замуж, и все парни - жениться. Это заблуждение настолько глубоко и прочно сидит в умах и душах людских, что сама мысль – а что, если я не женюсь или не выйду замуж? - это будет конец света, апокалипсис. Небеса свернутся, как свиток, солнце превратится во тьму, а луна - в кровь. Эта идея фикс настолько сильна, что она даже не позволяет человеку усомниться в непреложности ценностей семейной жизни.

Ежу понятно, что семья – это хорошо. Ну, а если человек физически или психологически не способен к семейной жизни. И не надо думать, что это исключение. Я точно не знаю, сколько людей по физиологическим причинам не способны к семейной жизни, но психологически несостоятельных людей намного больше половины. Почему столько много разводов и искалеченных судеб? То, что дефицит культуры – это да, но дело не только и не столько в этом. Ну, не может этот молодой человек быть настоящим главой семейства, он просто не способен к этому. И это вовсе не означает, что он обречен на несчастную жизнь. Он может иметь хорошую интересную работу, он может наслаждаться общением с друзьями. А если у него развиты духовные наклонности, он может быть монахом и прожить достаточно светлую и радостную жизнь. Но ему все говорят – ты что, бобылем хочешь остаться – женись! Окружающие его просто насилуют. И, в результате, счастливым он не становится. Семейная жизнь для него – это сплошной надрыв, неподъемный груз. И сам он страдает, и те, кто рядом – жена, дети мучаются с ним. Он никакой, с точки зрения хозяина жизни. Любое более-менее серьезное решение для него непосильно.

Такие люди очень комфортно чувствуют себя в армии, когда все расписано, когда за тебя думает начальство. Или в монастыре. Если будешь нормально вести себя, тебя никто не выгонит. Вовремя будешь накормлен, и крыша - над головой. Никаких проблем решать не надо, никаких переживаний – откуда, там, деньги взять – за газ или электричество заплатить. Кстати это не так уж и маловажно. Я это все говорю для того, чтобы мы не путали с Вами такие понятия, как институт монашества, с понятием духовного подвижничества, аскезы.

Конечно, среди монашествующих могут быть подвижники, но как отвечал один монах Одесского Свято-Успенского монастыря на вопрос одного паломника: есть ли среди монахов этого монастыря святые люди? Он говорил: «Святых, вот, нет, а чудотворцев - полно».

Монашество само по себе не есть стимул к духовному развитию, хотя тот факт, что труд и молитва в любом монашеском уставе занимают значительное место, делает монастырь местом, более благоприятным для духовного делания.

Но, возвращаясь к нашей теме, как мы неоднократно подчеркивали с Вами, не будет человек всерьез подвизаться, работать над своей душой до тех пор, пока не произойдет какая-то внутренняя его встреча с Богом.

Потому что нет стимула. Если я не знаю Бога, если у меня нет с ним никаких ощутимых отношений, разве, так – кое-какие косвенные. Если мне по большому счету безразлично – рядом Он со мной или где-то, - если мне все равно, как Он ко мне относится, разве я буду стараться достойно выглядеть перед Ним? Если я вспоминаю Бога, когда у меня что-то не ладится - теща заболела, старую машину никак продать не могу, - и вот решил попросить Бога помочь, - глядишь, и покупатель нашелся. Билет на экзамене хороший попался, налоговую стороной пронесло и т.д. Или, наоборот, обманул кого-то, а завтра - потерял в десять раз больше. Таки Бог есть. Это тоже такие взаимоотношения со Всевышним – примитивные, но весьма значимые. Потому, что абсолютное большинство народа с Богом соотносятся только на таком уровне. Ну, кроме тех, для которых, что - в лоб, что - по лбу – все едино. Как в анекдоте, один папа своему туповатому сынку объяснял, что такое море. Папа уже и на берег его привез и, в конце концов, окунул с головой в воду, а чадо в ответ: «Тату, що це було?». Такого уровня взаимоотношений с Богом, наверное, не может быть в принципе.

Но есть и, наоборот, люди очень духовно чуткие, для которых общение со Всевышним осуществляется не только посредством каких-то знаков в житейских коллизиях, а происходит более близкий непосредственный контакт, при котором человек хотя бы в какой-то мере начинает знать Бога, ощущать Его неизъяснимую красоту, обаяние. Как это происходит – не очень понятно.  

Если кто читал житие преподобного Серафима Саровского, то, наверное, обратили внимание на опыт общения Мотовилова с преподобным. Помните,  барин спросил у святого: а как люди бывают в Духе Божием?» Старец пытался ему объяснить это на словах, но когда увидел, что тот не понимает, взял его крепко за плечи и объявил: «Вот теперь мы оба в Духе Божием с тобою, - и прибавил, – что же ты не смотришь на меня?»  «Не могу, батюшка, смотреть, потому что из глаз ваших молнии супятся, а лицо Ваше - светлее солнца».

Так вот, каждому из нас нужно хотя бы краешком души ощутить что-то подобное для того, чтобы появилось и у нас серьезная мотивация стремления к Богу и работе над своей душой.

9.12.18 – «…но избави нас от лукаваго»

Избавь нас от лукавого, завершаем мы с Вами молитву «Отче наш…». Т.е., от зла. Не от лукавства, как его разновидности и не от дьявола, которого иногда так называют, а просто от зла.

И прошение это, обращённое к Небесному нашему Отцу, легко ложится на сердце, ведь, на самом деле – сколько вокруг нас зла – казалось, уже земля не выдерживает, трещит по всем швам. Как здорово было бы, если мир бы изменился вокруг нас – воцарилась повсюду любовь, верность, добросовестность, самоотверженный труд. Чтобы правители наши готовы были последнюю рубашку с себя снять, заботясь о рядовых гражданах.

Ну а поскольку сие немыслимо, значит, избавь, Господи, по крайней мере, нас, молящихся Тебе от всего этого ужаса. Если кого-то и ограбят, то пусть это буду не я. Если чьё то предприятие и разорят рэкетиры или налоговики – только не наше.

Доля истинности в таком понимании молитвы Господней, конечно, есть, но очень маленькая, мизерная, потому, что любое внешнее зло, как мы неоднократно подчёркивали с Вами, Господь Своим премудрым Провидением обращает к добру. Сталкиваясь с внешним злом, которое Всевышний попускает каждому из нас в точно дозированном количестве и просчитанном качестве, так сказать, и противодействуя ему, мы наращиваем свои духовные силы, закаляемся, становимся зрелыми, полноценными личностями. Любой вред, причиняемый носителями зла, играет роль тренажёров для наших душ. Да, тренировки эти духовные могут быть слишком тяжкими, зато и результат ожидает нас превосходный. Просто необходимо соблюдать правила, придерживаться рекомендаций нашего Небесного Тренера, и тогда всё будет okkey.

Совсем другое дело внутреннее зло, которое гнездится в наших сердцах – это уже беда настоящая. Оно, как раковая опухоль разъедает наши души. Конечно, мы, в первую очередь, сами должны всё сделать для того, чтобы изгнать из своего нутра эту жёлчную гниль, но зачастую пороху не хватает – воля наша хилая. Иногда даже понимаем, что гибнем от собственной злости, себялюбия и сопутствующих пороков, но ничего поделать не можем. И тогда уместен молитвенный возглас: «Господи спаси!», «Господи, избавь от лукавого - от зла, во мне живущего», «Господи, помилуй!».

К слову говоря, о молитве «Господи, помилуй!», непрестанно повторяющейся в храмах. Боюсь, далеко не все понимают её значение, опять-таки в первую очередь, из-за проблемы языковой. Это перевод с греческого: «Κύριε ελέησον». Наказывать переводчиков вроде, как и не за что – формально, вроде, как всё правильно. «Κύριε» – господин, «ελέησον» – миловать. А по сути, полная ерунда получается. Ну, во-первых - «Господин» - это уже не очень хорошо. Христос учил нас обращаться к Богу, как к Отцу, как к нашему Небесному Папе. А Господин – это тот, который властвует над тобой, у которого ты в подчинении, это отношения, скорее рабские, а не сыновние. А русское слово «помилуй», да и украинское, аналогично – это кошмар дремучий. Кто просит о помиловании? – приговорённый - к расстрелу или тюремному заключению. Хула в этом даже какая-то просвечивается. Это же надо - любящего Папочку по Ветхозаветному именуем Господином, который в одном лице и судья и палач, занёсший меч над твоей шеей, а ты вопишь: «помилуй, не убивай!».

«Κύριε ελέησον» действительно словосочетание трудно переводимое, причем, не только на наши славянские языки. Примерно такая же гадость выходит и с другими языками. Например, много православных приходов, открылось в Германии, в Англии, во Франции, в Америке, в Австралии, в самых разных странах, - и, естественно, Богослужение переводится на языки местные. Сплошные курьёзы: и «поимей жалость, Господи!», и «Господи, прошу пардону».

А вот католики, которых мы иногда критикуем, в этом плане оказались умнее всех. Они вообще отказались переводить «Κύριε ελέησον». Вспомните, кто слушал мессы – Баха, Моцарта, Вивальди и прочих композиторов - быть может обратили внимание, что вся месса, совершается на латинском – кроме вот этой одной малюсенькой молитвочки: «Κύριε ελέησον, Χριστ' ελέησον». Она возглашается по-гречески. По одной единственной причине – адекватно перевести её на латынь невозможно.

Дело в том, что от Бога мы ожидаем спасения не в смысле помилования - амнистии, не извещения о том, что небесные инстанции больше не гневаются на наши грехи и порвали наш приговор, - а исцеления. В грехах я раню свою душу. Нас нужно лечить.

Ну вот представьте – мама, уходя из дому, говорит малышу: «Ты с ножницами не балуйся». Ну, пацан любопытный; мама – за порог, а он, конечно, сразу за ножницы. Игрался с ними, баловался, и доигрался - руку себе порезал. Мама возвращается - с одной стороны она сердится на малыша, что он, мерзавец эдакий, всё-таки нарушил её заповедь. Но что малышу надо от мамы? Чтобы мама сказала ему: «Ну ладно, не буду тебя сегодня ремешком стегать»? Нет, конечно - кровь течёт, открытая рана – перевязывать надо!

Да, мы нарушаем заповеди Божьи. Но через это мы самих себя уродуем. И если Бог нам скажет: «Ладно, Я вас прощаю», нам от этого пользы не больно много - душа-то у нас остается больной. И поэтому в понимании святых отцов единой ещё неразделённой Церкви эпохи семи Вселенских соборов, мы нуждаемся от Бога не пощады, а Его прикосновения к глубинам нашей души, которое может нас исцелить. А масло – это древнейшее лекарство. Раны, ссадины, царапины промывали вином и смазывали елеем. Оно защищает от инфекции, смягчает кожу. И поэтому «ελέησον», которое от слова «елей», означает просьбу к Богу Елея Благодати Господней. Того, чтобы Всевышний вошел в наше сердце и исцелил душу, изуродованную страстями», очистил нас от всякого зла.

Поэтому сказать: «Господи, избавь нас от лукавого, от зла, коренящегося в наших сердцах», это по большому счёту абсолютно то же, что и воззвать «Κύριε ελέησον», а по нашему – Господи, помилуй».

2.12.18 – Каким образом Господь может удержать нас от искушений?

По большому счёту – никак. Мы же, существа свободные. Сам Бог нас создал такими, и лишать людей выбора между добром и злом, между праведностью и порочностью не станет. И, тем не менее, не всё так безнадёжно. Во-первых, Всевышний слишком любит нас всех, чтобы равнодушно смотреть на гибнущих своих земных чад. А, во-вторых, кое-какие рычаги косвенного воздействия на человека, Господь всё-таки за Собой оставил. Главный рычаг, как мы неоднократно говорили с Вами, это так называемое в народе, невезение. Вот мы хотим совершить какой-либо грех, а у нас не складывается – совершенно случайно. Помните, мы цитировали Эйнштейна: «вероятность, говорил Альберт, это сфера, за которой Всевышний на протяжении всей      мировой истории сохраняет своё инкогнито». Это такой очень деликатный способ. Бог, будто бы и вовсе не при чём – «так случилось» – машина поломалась, мобильник разрядился – не смогли договориться, командировку отменили, муж раньше времени с работы возвратился, «дела пришли», чирей не вовремя и в неудобном месте выскочил и так до бесконечности. 

Здесь надо, конечно, сделать поправку – удерживает Господь от впадения в грех только колеблющихся – вот он, вроде, как и не хочет грешить, а с другой стороны – соблазн велик – женщина уж больно хороша собою. И перед её мужем неловко - в глаза ему стыдно будет смотреть. Но это же, аллилуйя, будет завтра! Ну а сегодня, айда в стремена, и чуток погрешим! А тут телеграмма – бабушка преставилась минут сорок назад. Или дитё отравилось в школьной столовой, и отвезли его в реанимацию. Да завтра чадо, быть может, будет бегать и заливаться звонким смехом, но сегодня тебе уже не до романтики. А завтра ещё что-то случится.

Или хотел с завода упереть бочонок краски; пока собирался, его уже украли. Только разводиться с женой надумал, а тут радикулит прихватил, да так, что ни согнуться, ни разогнуться. Решил в Таиланд махнуть к тамошним массажисточкам – геморрой откуда ни возьмись, хотя откуда – понятно – и так далее, и тому подобное. В конце концов, в ящик сыграл, так и не успев совершить самую крупную в жизни глупость. Близкие плачут, мол, безвременно покинул нас, родимый. Ага, безвременно – очень даже вовремя.

Однако, повторимся, подобные вещи происходят далеко не со всеми. Если человек в жизни определился, так сказать, избрал путь греха, и уверенно по нему шагает, Господь мешать ему не будет – нельзя человека лишать права налево.

Но если ты, аки трость колеблемая – вчера тебе хотелось быть добреньким честненьким, благородненьким, сегодня оторваться по полной, а завтра просто плыть по течению, Всевышний уж постарается не дать тебе утонуть. Весь джентльменский набор неприятностей на твою голову обрушится - совершенно случайно – Бог здесь, как бы и не причём.

Ты будешь страдать, проклинать свою судьбу, бранить Всевышнего, быть может, не год и не два. Но придёт время - обязательно наступит, когда, уже оглянувшись назад, с позиции пережитого опыта, Ты увидишь логику всех происшедших событий, оценишь Божественный гений и скажешь: спасибо Тебе Отец мой Небесный за то, что не мытьём, так катаньем, ты удержал меня от искушений, которые могли бы стать для меня роковыми, сгубившими мою бессмертную душу для вечности.

25.11.18 – Искушение

«…И не введи нас во искушение…», просим мы с Вами в молитве «Отче наш».

Но что мы подразумеваем под искушением? В Библии сие слово употребляется в самых разных значениях. Самый близкий по смыслу здесь вариант – это искушение согрешить, нравственно пасть. Так, например, Иисус призывал своих учеников: «Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение…» Т.е., в грех. И Павел апостол пишет Галатам примерно то же: «Братия! Если и впадет человек в какое-то согрешение, вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушённым» (Гал.6,1). Другими словами, поддаться искушению, значит согрешить, не выдержать греховного соблазна. А соблазн, к слову говоря, Христом квалифицируется крайне жёстко: «кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, - говорил Иисус, тому лучше было бы, если повесили б ему на шею жерновный камень и бросили его в море» (Мф.8,42).

Но если Сам Богочеловек Христос говорит о соблазняющем настолько безапелляционно, дескать, лучше бы ему каменюгу на шею и утопить, то неужели Всевышний будет заниматься такими гнусными пакостями, и Его надо постоянно просить, чтобы Он очередной раз нам какую ни будь «свинью» не подсунул? Мол, не вводи нас в искушение, не толкай нас на грех. Для Бога это как-то даже не к лицу.

Тем более, апостол Иаков в Своём пастырском послании пишет прямо: «никто не говори: Бог меня искушает; потому что ни Бог не искушается злом ни Сам не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью» (Иак.1,13).

Священник Леонид Лутковский – переводчик Нового Завета настаивает на том, что в молитве «Отче наш…» нельзя читать: «не введи нас в искушение» – мол, это ошибка в синодальном тексте. В переводе отца Леонида звучит: «удержи нас от искушения». И, очевидно, он прав. Мы и сами найдём злоключения на свою голову – чего доброго, а вымазаться в грязи – это в любой момент. Нас действительно надо удерживать, а не толкать.

Повторимся, что в Библии слово «искушение» имеет разные значения. Например, испытание - тест, экзамен - проверочка.

Например, премудрый Сирах наставляет своего ученика: «не верь слишком многим словам иного собеседника; ибо долгим разговором он будет искушать тебя и, как бы шутя, изведывать тебя...» (Сир.13,14). Иисуса Христа постоянно искушали – испытывали, а действительно ли Он знаток Закона Моисеева? Или, вправду ли Он чудотворец? Помните, как «приступили к Нему фарисеи и саддукеи и, искушая Иисуса, просили показать им знамение с Неба» (Мф.16,1).

Значит, второе значение слова искусить – проверить, удостовериться.

Третье значение этого Библейского термина - перенесение тягостей жизни, трудностей: «с великою радостью принимайте, братия мои, пишет апостол Иаков, когда впадаете в различные искушения, зная, что испытание вашей веры производит терпение; терпение же должно иметь совершенное действие, чтобы вы были совершенны во всей полноте, без всякого недостатка» (Иак.1,4). Другими словами, переживая тяготы и невзгоды, мы закаляем свою волю, становимся мужественными, терпеливыми опытными, умелыми, совершенными - настоящими героями, практически без недостатков.  

Примерно о том же пишет и апостол Павел Коринфянам: «верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести» выпавшие вам тяготы (1Кор.10,13). Трудности укрепляют нас, они полезны и более того – безопасны, потому, что Господь не попустит нам искушения сверх наших сил. Какой бы ни была тяжелой наша ноша, она нам посильна, даже если нам так и не кажется. Бог не ошибается – он лучше нас знает – на что мы способны, а на что – нет.

Конечно, вряд ли мы, во всей полноте сможем последовать совету Иакова, особенно когда речь о радости в испытаниях – мол, радуйтесь, когда Вам плохо – когда вам наносят ущерб, клевещут, предают Вас. Тут уж, хоть бы в уныние не впасть.  

И апостол Пётр говорит примерно то же самое: «О сем радуйтесь, - поскорбев теперь немного, если нужно, от различных искушений, дабы испытанная вера ваша оказалась драгоценнее… огнем испытываемого золота…» (1Петр.1,6).

Понятное дело, трудностей мы всячески избегаем, но полностью избежать их не удаётся никому – Бог так мир устроил – потому, что без житейских тягостей человек не станет человеком - как личность не состоится.

Но в молитве Господней, прося избавить нас от искушений, мы должны молить Бога не о безоблачной жизни без проблем и отягощений, а оградить нас от моральных падений в пучину греха и скверны. Именно оградить нас от соблазнов, удержать нас от искушений.

11.11.18 – Способны ли мы прощать?

«И прости нам, Господи, прегрешения наши, как и мы прощаем, провинившихся перед нами…» – просим мы в молитве «Отче наш». Не очень-то уютная постановка вопроса. А вдруг, у Бога с арифметикой в порядке, и тогда он сможет сосчитать – сколько же мы своих обидчиков прощали. Небось, раз и обчёлся. А если точнее, то р-р-р…

Но тогда нам с Вами, получается, не светит ничего хорошего. Иисус категоричен в этом вопросе: «если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец Ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших» (Мф.6,14-15).

Яснее не скажешь – и дураку понятно, а главное, справедливо. Тут и обижаться, вроде, не на кого. Мы-то, ведь с Вами – о чём мечтаем – о справедливости. Сидеть на берегу и смотреть, на проплывающие гробы тех, кто нас неуважил. А кой кого и на кол посадить бы.

Нет проблем, Господь, как бы соглашается – на кол, так, на кол, извольте – можно и четвертовать, но тогда сам будь паинькой, а не то и тебя придётся садить на это самое дело. Ну а как же – справедливость, так справедливость – равное отношение ко всем - какой мерой другим меришь, такой и тебе отмерят. Всё верно, с этим как-то и не поспоришь.

Но сидит где-то глубоко в нас надежда, ну, во-первых, на русское «авось» - глядиш, пронесёт. А во-вторых, на Божью милость. Да, по-нашему, поземному, как аукнется, так и откликнется, но Он же всё таки Бог, ну не ровня нам. Неужели Он будет опускаться на наш греховный человеческий уровень разборок, мол, ах, так?! Не простил своего ближнего – получай по полной! Он же Благой, Великий, Любящий – что Ему стоит простить всех и точка – и хороших и дурных, и прощавших и злопамятных! Он-то выше всех наших человеческих мелочных дрязг. И не так уж и редко приходится слышать даже из уст православного духовенства, в основном от либеральной её части, прогрессивной, так сказать: мол, без паники: Бог всех простит, всех поместит в раю, и вообще всё будет пучком.

- Ну а как же тогда слова Христа?

- А, не переживайте, это Иисус для острастки так говорил, из педагогических соображений. Чтоб не мытьём, так катаньем, нас примирить друг с другом.

Рациональное зерно, безусловно, есть в подобных рассуждениях. Если Бог – это любящий нас Небесный Папочка – как он может нас не простить. Он же не хуже нас, а лучше. Если даже люди, способны своих чад-негодяев прощать, то тем более, уж Всевышнему и Сам Бог велел, простите за каламбур, простить нам все прегрешения.

Здесь интуиция нас не подводит – конечно, простит всех нас Господь, - уже простил даже те гадости, которые мы с Вами ещё не успели сделать. Но дело здесь, к сожалению, не в прощении. Как это не парадоксально звучит, Божье прощение нам ничем не поможет.

Мы-то на что рассчитываем? На вечное блаженство в Царстве Небесном? Но что нужно человеку для того, чтобы спастись и войти в Жизнь Вечную? Божье прощение? Нет. Надобно стать добрыми - всего лишь. Если ты незлобивый, благодарный, любвеобильный - никаких проблем – транзитом в рай.

А если черствый, злой, эгоистичный – тебе там делать нечего – не потому, что туда не пустят – врата рая открыты для всех, даже для самого последнего негодяя. Но жёлчному, злому – там будет плохо – гневливого, даже если и насильно затащить в общество Христа и святых, ему там окажется невыносимо тягостно – не та компания, так сказать – там все добрые, чистые, искренние, жертвенные, а ты с камнем за пазухой. Обо всём этом мы размышляли с Вами в одно из прощённых воскресений.  

Ну а почему тогда Христу не сказать было прямо? - Не поймут-с. Уж две тысячи лет христианству – 21-й век на дворе, но до сих пор христиане, причем, разных конфессий – ну вот никак не могут высвободиться из плена юридических представлений о Спасении и Жизни Вечной. Хоть кол на голове теши – тысячу раз долдонь, что рай – это не награда, и ад это не кара Божья. И то и другое – это естественное следствие либо доброты человека, либо его злости. Царство Божие внутри Вас есть, говорил Христос. Соответственно и ад там же. Любишь Бога, любишь ближнего – в раю твоё место, пышешь злобой – в аду тебе прогулы ставят. Ну что может быть проще. Но не понимают люди – нынешние люди – большинство даже церковников, причем, с современным образованием. Шестьсот двадцать пятый раз объясняешь, что там, на том свете никаких заборов, никаких ворот не будет – твоя участь будет зависеть исключительно от твоего душевного состояния – добрый, значит, тебе будет хорошо в компании с добрыми, а их местонахождение в раю. А рай – это не пространственное понятие, рай – это единение с Богом. Злой – значит, в раю тебе будет хуже, чем в аду – ты сам оттуда убежишь к таким же, как и ты сам – в ад. А ад – это там, где нет Бога, где тьма. Ясно?

Ясно, но тут же вопрос, который свидетельствует, что товарищ на самом деле совсем не понимает: а как же с Божьим судом Страшным? Да, Суд будет, о нём говорится в Евангелии от Иоанна в 3-й главе: «суд, гласит Слово Божие, состоит в том, что Свет пришёл в мир, но люди возлюбили тьму более, нежели свет, потому, что дела их были злы». Вот и всё. Возлюбил тьму – пожалуйста, ад к твоим услугам – там темно.

Ну вот что может быть проще? Не доходит очень многим. Тем более современникам Христа, которые представляли Всевышнего по большей части грозным Хозяином-Судьёй, Мздовоздаятелем - Мстителем. И что тут поделаешь? Раз людское мышление ограничено категорией права, значит, Иисус и говорит своим слушателям на том языке, который они понимают. «Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец Ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших». Да в этих словах Христа всем понятный юридизм: как ты, так и тебе.

Но что тогда выходит – Христос пошёл на поводу людской ограниченности? Не совсем так. На самом деле здесь, как мы уже говорили с Вами, спрятана ловушка – капканчик такой. А ты прости! Сумеешь, значит, ты добрый. А коль добрый, значит, место твоё в раю.

В Евангелии расставлено множество подобных, почти невидимых тончайших сетей, чтобы нас ими уловить – не для супа, конечно, а для нашей же пользы – как бы поддеть сетью утопающего, вытащить его на сушу, и этим самым спасти ему жизнь.

Помните, в другом месте Иисус говорил – «Не судите, и сами судимы не будете» - ловушка точно такой же конструкции, или сеточка такого же самого плетения. Если ты не осуждаешь грешника, а снисходишь его слабостям, грехам, его порочности, значит, ты уже воспитал в себе доброту. Транзитом в рай, значит! И никаких над тобою судов не предвидится. 

И в притче Христа «О страшном суде» - абсолютно та же ситуация. «Придите ко мне все, кто накормил голодного, напоил жаждущего, одел нагого, посетил больного или заключенного…» И, наоборот, «отойдите от Меня во тьму внешнюю те, кто остался равнодушным - не накормил голодного, не оказал помощь нуждающемуся». Всё то же самое: ну да, можно подумать - не на высоте морали оказались люди, не творившие милость ближним. Но зачем же Богу уподобляться человеческой мстительности, проявлять такую жестокость – не делал добрых дел – полезай в ад на вечные муки! Что ж это за Бог такой!

Конечно же, не в поступках дело, и не в Божьем гневе или мести. Проблема в том, что если ты всего этого, перечисленного Иисусом не совершаешь, это признак того, что ты человек недобрый - чёрствый. И беду тебе принесёт именно последнее обстоятельство.

Христос не читал людям лекции ни по аскезе, ни по психоанализу, Он говорил народу простые и очень понятные вещи, разумеется, в тех случаях, когда это было возможно. Иисус ставит внешние условия – весьма прозрачные. Вот не суди никого, не осуждай – и тебя никто не осудит. Представляете – Страшный суд не для тебя – ты прямой наводкой – в Царство Божие, в Обители нашего Небесного Папочки. Яснее некуда. И вроде ничего сложного и непосильного в этом нет. Но это только на первый взгляд. А Ты попробуй не осудить мразь, ничтожество, которого встретил на своём жизненном пути. Не получится. Не выйдет со стопроцентной гарантией, если Ты человек недобрый. Или попытайтесь простить обидчика настоящего – не пассажира маршрутки, который тебе на ногу наступил, а действительно человека, который нанёс Тебе существенный урон - материальный или моральный. Причем, не просто сказать – прощаю и даже не просто забыть, а действительно простить – для этого нужна полная перемена души, глубинное покаяние – μετάνοια - изменения всего нутра.

Поэтому, взывая к Богу о прощении в молитве Господней, мы всякий раз вопрошаем самих себя: а мы-то сами простили своих обидчиков? Проблема-то в нас. А за Богом не заржавеет.

4.11.18 – Хлеб наш насущный

«Хлеб наш насущный дай нам на сегодня…», просим мы далее в молитве «Отче наш…». Именно на день нынешний – завтра, как знать – может, уже ничего и не понадобится. Главный вопрос - что понимать под насущным хлебом? Буханку, 16 копеек стоившую в советские времена?

Хлеб, конечно, всегда был самой большой ценностью. В голодные годы вообще отождествлялся с жизнью, но когда столы ломятся от всевозможных яств - хлеб не обязателен, особенно тем, кто соблюдает диету - диабетикам в частности. Тогда может, лучше сказать, Господи не оставь нас голодными? И то будет правильным.

Ну а если человек сыт, но без крыши над головой – мёрзнет? Или оказался без одежды? – спёрли - пошёл купаться и остался в чём мать родила. Это тоже согласно толкованиям святых отцов является хлебом насущным. Много чего сюда входит – туалет, например. Если ты оказался где-то в большом городе – не факт, что тебе легко будет выйти из положения - очень даже незавидного – уж лучше было бы пропустить завтрак, обед и ужин. Поэтому, туалет нам насущный тоже дай нам, Господи.

В понятие хлеб входит абсолютно всё, что необходимо для жизнедеятельности человека и реализации его предназначения. Книга, например. Ну как же без книг нормальному человеку. А на сегодняшний день ещё и компьютер, интернет, мобильный телефон. Библия является хлебом насущным, причём, в превосходной степени, и храм, и Божественная литургия, и тем более Святое Причастие.

Т.е., в молитве «Отче наш» мы просим всё, что нам действительно нужно – чтоб вода из домашнего крана не переставала течь, электричество не кончалось, газовая конфорка радовала синим огоньком. Канализация не забивалась, а что ещё хуже не заливало нас фекалиями, как соседку Верки-Сердючки.

В принципе всё просто, сложность начинается, когда пытаешься провести границу – где заканчивается этот хлеб насущный и начинается каприз. Вот из той же самой области - добротный унитаз – это что? Понятно - насущная потребность  - хлеб. А унитаз из чистого золота за 400 тысяч долларов? - Прихоть богатея. Здесь определить легко - гротеск. Ну а до скольких унитаз будет хлебом насущным, а со скольки - греховной роскошью? 5 тысяч долларов за унитаз – тоже грех? А тысяча, а 500?

Или автомобиль – роскошь или средство передвижения? Кому как. Если только в магазин за харчами – баловство, а если по работе - необходимость. Опять-таки – какой автомобиль будет считаться хлебом насущным, а какой – роскошью, за которую придётся отвечать в вечности. Ну, владельцы экземпляров за полмиллиона евро – разумеется, ответят по полной. Хотя здесь тоже нельзя впадать в крайности. Если по городу можно спокойно и на нашей отечественной «Таврии» разъезжать с удовольствием – по себе знаю, то если человек по три раза в неделю за рулём мотается в Киев и обратно - либо «Таврия» рассыплется, либо ты на ней.

Понимаете, ковыряться в носу и приводить выпуклые примеры – это и дураку не в напряг - в жизни не всегда всё так чётко и ясно. Вот мебель давно уж морально устарела, коврики поистрепались. Пока есть немного денежек – обновить бы. С другой стороны, появилась возможность приобрести хорошую библиотеку. Для книголюба – это не вопрос. А для большинства из нас, которые не очень-то читающие - головоломка. 

Или появилась возможность выгодно поменять машину с доплатой. А тут, на грех - у твоей мамы-пенсионерки зубы полетели – поставить бы ей металлокерамику.

Вот и гадай – что будет правильным. Зубы-то оно, конечно, дело хорошее, ну а сколько той маме жить – пластмассовыми обойдётся. А машина – это же «аппарат»!

Вопросов на самом деле бесконечное множество – вот шампанское является хлебом насущным? - Ну а как же, под Новый год без шампанского?! А водка? А мороженое? Ну косметика – понятное дело – хлеб насущнейший, особенно для женщин после сорока.

Видеокамера – хлеб или не хлеб? Для меня хлеб. Вон скоро переведут ВТВ-канал в HD формат, и всё – новую камеру нужно будет покупать – хорошо бы, конечно, заранее – но  5 тысяч долларов однако – и это из недорогих.  

Как мы уже неоднократно говорили с Вами, в этом и вся сложность и всё неудобство христианства – оно требует от каждого из нас шевелить и мозгами и сердцем, то бишь, совестью. Жизнь христианина – это сплошное творчество, по крайней мере, таковым должно быть. Вот что мы просим у нашей Небесной Золотой Рыбки? Стиральную машинку вместо разбитого корыта – нормально. Интересную работу, которая была бы в радость – отлично! Уютное жилище – в самый раз. Ну а если ты слишком много хочешь – командовать там всеми, местным царьком заделаться таким пузатым, в таком случае – прошу пана - а воссесть на престол Славы Божией и понукать Всевышним не желаешь? Вон корыто разбитое у порога – распишись и получи!

28.10.18 – Подвергнуть сомнению истнность всего, что нам сказано, даже Всевышним!

Мой кум и друг Сергий Майстренко любит иногда с ноткой металла в голосе спрашивать: «и какой же будет ваш положительный ответ?!»

В этой хохмочке наглядно демонстрируется попытка совместить несовместимое. Дескать, ответ должен быть положительным, ты должен подчиниться, сказать «да». И вместе с тем свободным, мол, разве ты не согласен?!, мол, ты же сам должен возжелать того, чего от тебя хочу я. Да, ты волен в своём выборе. Но если скажешь «нет», кто же ты после этого?: дрянь, сволочь негодяй! Мол, соглашайся по-хорошему!

На самом деле по жизни – это не такая уж и редкая ситуация. То, что люди с утра до вечера пытаются постоянно навязывать свою волю другим – это – куда ни глянь – везде и повсюду. И, чаще всего это делается в грубых формах: приказа, распоряжения, материального или морального стимулирования, психологического давления, угроз и прочего. Но случается это и на более тонком уровне. Человека убеждают, что, мол, согласись со мной – это же тебе самому выгодно, ты сам больше всех в этом заинтересован. Да и ты, на самом деле, в глубине души хочешь этого больше, чем я.

И здесь может возникнуть вопрос: а не происходит нечто подобное между Богом и людьми. Божья воля – она-то благая – с этим мало, кто спорить будет. А наша – человеческая – греховная. В идеале бы, как высказался один протестантский проповедник, взять бы нас за ноги, вытряхнуть всякую гадость, и вложить все устремления и желания Божественные.

Понятно, почему это не катит. Человек, как мы многократно подчёркивали с Вами, он до тех пор человек, пока обладает свободой выбора; а как только индивид собственной воли лишается, попросту превращается в разновидность животных. Поэтому, жить чужим умом, чужой волей, даже Божьей – это жирная точка на личностном развитии. И что ж тогда получается – жить не своей волей, но Господней – это что - хуже, чем плохо? Вроде, как и язык сказать такое не поворачивается. А жить своей волей, но Богопротивной – разве лучше?

В общем, вопрос провокационный. Большинство добропорядочных христиан на это отреагируют широким, размашистым крестным знамением и репликой: сатана, изыди!

И, тем не менее, наверное таки, лучше, как это ни звучит кощунственно, жить греховной, но своей волей, чем праведной, но чужой. Если б не так, Бог не допустил бы столько зла в мире, столько крови, горя, слёз. Для нас, христиан, ведь, правота и благость Божия аксиоматичны. Мы же не сомневаемся в том, что Господь во всех Своих действиях прав. Предоставив человеку свободу действий, Всевышний прекрасно знал, как он ею распорядится. Следовательно и грех в мире и зло совершающиеся по греховной людской воле – допускает Сам Бог. Наверное уж без удовольствия, но третьего не дано – либо человек свободен, и тогда он человек, либо несвободен, и тогда он киборг.

Это понятно - жить надо своей волей, но рабочий вывод, к которому мы уже с Вами пришли в прошлый раз: эта наша человеческая воля, которой мы живём должна совпадать с Божьей. И вправду - если мы люди – существа свободные, разве обязательно хотеть всё время какие-то гадости. Почему бы нам не возжелать добра и правды. Тем более, Господь от нас ничего сверхъестественного и не ожидает. Он хочет нам только всего наилучшего, и нам вроде, как остаётся только согласиться с Ним, ведь мы тоже себе желаем всяческих благ.

Но этого же, как правило, не происходит. Обычное наше состояние – это совершение поступков, мягко говоря, с волей Божьей не сообразующихся. И так было всегда. Что это – первородный грех, дурная наследственность? Называйте, как хотите. Да человек испорчен, но корень здесь на самом деле ни в какой ни наследственности. Это некоторые, наивно представляя Библейское сказание о грехопадении Адама и Евы, клеймят сих персонажей, мол, не согрешили б тогда на заре мировой истории, всё человечество сегодня жило бы в раю.

Ничего подобного. Даже если б десять поколений подряд вели праведную жизнь, что на самом деле теоретически невозможно – на одиннадцатом споткнулись бы. Строго говоря, и одно поколение не обошлось бы без греха. По очень простой причине. Грех-то, если обобщить, это что? Богоотступничество, перчатка, брошенная Всевышнему. Человеку сказано поступать так, а он говорит: нет, я сам буду решать, что правильно, а что неправильно, что для меня хорошо, а что плохо.

Вот почему так? Неужели трудно довериться Небесному Папочке, и жить счастливо?

Потому, что в основе развития личности, поступательного её движения вперёд, лежит сомнение в истинности тех установок, которые человек принимает извне. Это наглядно на примере извечного конфликта поколений. Родители влагают в умы и сердца своих детей, ведь, много хорошего, полезного, доброго. А дети в большинстве случаев поступают с точностью наоборот. Почему так? Дескать, моральные уроды? Ничего подобного. Человек так устроен, он должен подвергнуть сомнению истинность того, что ему говорят, попытаться опровергнуть ходячие умозаключения, на собственном опыте проверить целесообразность сложившихся обыкновений. Вот вы говорите, мол, так нужно поступать, а я всё сделаю противоположным образом и посмотрю, что из этого выйдет. В большинстве случаев, ничего хорошего не получается. И тогда, макнувшись лицом в грязь молодой человек, ценности старшего поколения принимает.

Но часто бывает и по-иному. Родительский опыт приходится отвергать и выбрасывать на свалку. И, слава Богу, в противном случае, если бы новые поколения во всём соглашались с поколениями старшими, ни о каком прогрессе, ни о каком развитии не могло быть и речи. Мы бы сейчас жили с Вами даже не под большевиками, и не при феодальном или рабовладельческом строе. Хвостами прикрывая наготу свою, с палками бегали бы, сбивая плоды с деревьев. Мы так созданы с Вами – подвергать сомнению всё, что надо и что не надо. В том числе и то, что говорит нам Бог, собственно, чем нынешнее человечество в основном и занято. Бог сказал так, а мы поступаем сяк. Сказать, что это хорошо, так нет. Просто по-другому невозможно, и быть не могло. Человек должен на своём горьком опыте убедиться в Божьей правоте. В абсолютной, совершенной правоте. Бог – это не «шнурки» – это не папа и мама, не дедушка и не бабушка, это не «отстой» – это Бог. Он – Истина с большой буквы этого слова. И рано или поздно мы это поймём. Израненные, изодранные, еле живые, измазанные, в лохмотьях, мы приползём к ногам Спасителя и скажем Ему: Господи, Ты был прав. Хочу, чтоб всё было по-Твоему, по-настоящему хочу, искренне! Да будет воля Твоя – здесь со мною на земле – так же, как и там у Тебя – на Небе. И это не будет ни капитуляцией, или подчинением слабого Сильным. Досыта накушавшись дерьма, мы сами захотим того, что для нас приготовил Всевышний. И слова молитвы Господней «да будет воля Твоя…» можно будет спокойно перефразировать: «да будет, Господи, здесь на земле воля теперь уже и моя, каковой Твоя воля была от создания мира». Слишком много я дров наломал по жизни, судьбу свою искалечил, слёз пролил – и своих и чужих. Но зато теперь я уж точно знаю, на своей шкуре испытал, что лучший путь – тот, который указываешь Ты. Да будет воля Твоя во всём и везде!

Но здесь возникает ещё один вопрос. Да, человек развивается диалектически – от тезиса, к антитезису, от антитезиса к синтезу – к отрицанию отрицания. Ну а как же тогда некоторым святым праведникам удавалось избегать этой триады, обойтись без антитезиса. Вон тот же Иоанн Предтеча, или Сергий Радонежский, Серафим Саровский, Иов Почаевский и прочие. Или вот – зачем далеко ходить – наш Владыка Дамиан – не было в его жизни такого, чтобы он подверг сомнению истинность сказанного Господом, противопоставил свою волю воле Божией. Вот у него духовная жизнь представляет собою какой-то ровный путь восхождения ввысь, без каких бы то ни было зигзагов и падений. Как это у него так получилось?

А если получилось, разве это не ставит под сомнение диалектичность духовного развития личности? Значит, выходит, можно и без падений, без отрицания Божьей воли.

Не выходит! Триада соблюдается в духовном становлении в жизни любого праведника. Просто в роли антитезиса может выступить окружающее общество – чем оно нечестивей, тем больше шансов, что праведник будет духовно возрастать без выпадений и искривлений. Ему не надо будет на собственном опыте убеждаться в отвратительности греха – он нанюхается греховного смрада от окружающих. Андрей Рублёв тому яркий пример – жил он в окружении, где, казалось, не Троицу писать, а скверные картинки. Ан, нет. Это как дети алкашей, зачастую на дух спиртного не переносят – предложи ему сто грамм – он смотреть на тебя будет, как на эксгибициониста.

Ну а коль мы такие с Вами середнячки – не особые грешники – никто из нас деревеньки не сжег, на пепелище голым не плясал, княжну за борт не выбрасывал, а так - лодчонка небольшая, которую бросает волнами то в одну сторону, то в другую - важно успеть в этой краткой земной жизни придти к синтезу. Не застрять на Богоотрицании, а то, ведь – в тупике можно оказаться на всю вечность – упаси Боже - пошалил и - хватит. Потестировал малость  Божьи Заповеди, ну и давай - следуй им. Потому, что диалектика – штука хорошая, свобода – вещь необходимая, но пути, которые не ведут к Богу, направлены в места вовсе не блаженные.

21.10.18 – Да будет воля Твоя!

«Да будет воля Твоя, как на Небе, так и на земле…», просим мы в молитве Господней. Хорошего, ведь, просим у Бога – рай на земле наступил бы, если все бы стали жить по воле Всевышнего! Беда, когда, наоборот - люди живут собственной греховной волей, и нет им дела до воли Божией. И сказать, что мы с Вами – исключение, тоже будет не совсем правильным.

Но кто ж тогда нам доктор? Наша с Вами воля разве не от нас зависит?! Бог-то здесь причём? – Он разве против, чтобы мы жили по Его воле?, и вроде, как и не мешает нам в этом.

Может, в молитве мы имеем в виду, чтобы Господь всех нас, землян, «построил», приструнил, заставил жить по Своей Божественной воле? Вряд ли. И у Всевышнего нет такого в планах, хотя, казалось, чего проще – Бог-то Всемогущ – любого из нас в бараний рог скрутить Ему ничего не составляет, или мозги вправить. Но, нет, Господь хочет, чтоб мы сами захотели того, чего желает Он, ждёт, чтоб без всякого внешнего насилия воля наша стала совпадать с Его волей Божественной.

Именно совпадать. Это архиважный момент – речь даже не о внешнем насилии – об этом и разговора никакого быть не может. Здесь всё гораздо категоричнее. Да, меня могут сильные мира сего заставить, и я буду исполнять, что велено. Но я могу и без внешнего насилия следовать чужой воле. Меня вроде как никто и не заставлял, не подчинял себе – я сам подчинился другому в силу тех или иных внутренних установок. И это тоже не будет моей волей, это так же может быть насилием, только уже над самим собой. С этим, конечно, многие не захотят соглашаться – особенно монастырские настоятели. Именно они придумали крылатое еретическое высказывание, дескать, «послушание выше поста и молитвы». Понятно, почему - послушный монах – это очень удобно – что ему ни скажи – он: благословите, батюшка!

Послушание – это что? Отказ от своей воли и не только от воли. В сознании некоторых монашествующих – это отказ и от собственного рассудка: раз тебе сказали саженцы вверх кореньями сажать: будь добр! Если игумен говорит, что крокодилы летают, значит, таки, летают, пусть и невысоко.

В армии тоже крокодилы - с кожаными крыльями, но там всё же не так запущено. Слушаться солдат не обязан, солдат должен подчиняться. А это далеко не одно и то же. Тебе дан приказ – исполняй. Думать ты можешь что угодно, материть про себя и начальника и его команды, искренне считать его последним придурком – Бога ради – лишь бы делал, что сказали. А в ином монастыре, нет – ты не только должен делать глупость, но и думать так же – это гораздо хуже, чем дисциплина в армии, без которой не обойдёшься – там, ведь к военным действиям готовят. А на войне – хошь-не-хошь должен быть порядок железный, безоговорочное следование уставу, приказам, инструкциям – в общем и целом, конечно. Потому, что дисциплинированным воинам обычно не поручают серьёзную операцию, связанную там, к примеру с разведкой в тылу врага или диверсионной операцией – это приведёт к провалу, скорее всего. Понятно почему - внешняя жёсткая дисциплина притупляет в людях инициативу, сообразительность – вон сколько анекдотов про армию – любую и советскую, и украинскую, и американскую, и фабула почти всех анекдотов одна и та же – тупость, как следствие дисциплины.

Но, как мы уже отметили, дисциплина – не самое страшное; по крайней мере, с послушанием ещё хуже. Горе-духовник претендует поработить не только волю, но и твой разум, и твои эмоции – превратить тебя в зомби. В сектах послушание очень популярно, и не только у Сандея. Компартия вон, чем Вам не секта, в своё время захватившая власть над шестой частью земного шара, она, ведь, претендовала и на ум, и на честь и на совесть. Мол, Вам думать вовсе не надо – за Вас думает ЦК. И стыдиться нет нужды – это дело политбюро. Не только говорить, но и думать было опасно, если твои мысли не соответствовали тогдашней идеологии. Партия требовала полного послушания.

В секту можно попасть где угодно. Записаться на занятия так называемой йоги, которые к настоящей йоге на самом деле никакого отношения не имеют. Даже в церкви можно попасть в капкан. Если Вы посещаете православный храм – думаете, Вам ничего не угрожает. Зря, золочёный купол, увенчанный крестом вовсе не гарантирует, что Вы не попали в секту. Вон, зачем далеко ходить – есть такой в Херсоне отец Виктор Радченко бывший парторг – настоятель Рождество-Богородичного храма на Краснофлотской ближе к Коммунаров. Издали он не страшен – зайти туда свечку поставить - особой опасности нет. Но если Вы пойдёте к нему исповедоваться, а не дай Бог, сопричислите себя к его духовным чадам – уже не Вы будете решать – куда Вам можно ходить, а куда нельзя, с кем следует общаться, а с кем – нет под страхом отлучения, что покупать, за кого голосовать, с кем встречаться и где спать. Он, на самом деле – такой вот лидер тоталитарной секточки небольшой – в подряснике, в православном облачении и с правящим епископом, в общем, в нормальных отношениях. 

Послушание, конечно, имеет место в аскетической практике, но как кратковременное упражнение – некий относительно малый период – своего рода горнило испытания для вступающих на путь иноческой аскезы, тест на выносливость и схватка с гордыней. А далее, по словам самого основателя монашества Антония Великого – не послушание и даже, не молитва главное для инока, а рассудительность. А рассудительность и послушание, абсолютно несовместимы. Подчинение, да. Послушание – нет. Если я вынужден подчиняться, я исполню приказ, даже если он с моей точки зрения абсурден. Но послушание, повторимся – это не просто подчинение – это согласие со старшим, это благоговейное слушание его голоса и сообразование и поступков и мыслей по услышанному. В принципе, этимология слова здесь вполне соответствует содержанию понятия. «Послушание», значит - думаю и действую по услышанному. Независимо от собственных убеждений, своей воли, иерархии ценностей и т.д. Вообще-то это кошмар, но тот кошмар, который многими таковым не считается. Наоборот, какое счастье кумовьям привалило – такой послушный у них ребёнок, такой исполнительный – просто в рот заглядывает своим родителям!

На самом деле, ничего хорошего в этом нет – скорее всего, это дитё вырастет безвольной, безынициативной серой мышкой – таким вот конформистом. В лучшем случае, а в худшем, подпадёт под чьё-то дурное влияние, и ещё неизвестно, чем всё кончится.

Служить человеку, с которым ты единомыслен – нормально, а жить чужим умом и волей – дело дрянь. Любой чужой волей, даже Божьей. Плохо быть зомби, даже если тобою управляет Всевышний. К слову говоря, Господь никогда с людьми и не обращался, как с марионетками, Бог слишком уважает нашу свободу, даже несопоставимо больше, чем мы ценим свою или соседскую. К свободе Вы призваны, братья – восклицает апостол Павел. Свобода, и ещё раз свобода – люди мы с Вами только до тех пор, пока свободны.

Ну а раз так, да будет воля наша с Вами! Но которая пусть совпадает во всём с волей Божьей.

7.10.18 – Царство Божие на земле

«Да придет Царствие Твоё!», просим мы в молитве «Отче наш».

О каком Царстве идёт речь? О Божием. Но какое оно это Божье Царство-государство и, тем более - как оно должно придти к нам – с ногами оно что ли?

Ну, вот любое земное Царство – это что? Во-первых, народ страны, во главе которого царь, которому подданные безоговорочно подчиняются. Конечно же - территория, полиция, армия, конституция, казна, судьи, идеология, культура, традиции и много чего ещё.

Так вот, если мы просим, чтобы Господь здесь на земле воцарился, неплохо бы представить - как это будет выглядеть? Наверное, Всевышний должен каким-то образом локализоваться, стать видимым и слышимым – ведь, чтобы управлять, необходима с подчинёнными постоянная online связь, так сказать. Ну и, понятное дело – устранить соперников - свергнуть всех «януковичей», «путинных», «обам». Разумеется, никаких парламентских свар – сказал Господь, значит, всё – к сведению и исполнению. Порядок сразу идеальный – всех бандитов в пекло и т.д.

Христа в своё время хотели провозгласить царём, а Он говорил: «Царство Моё не от мира сего…» «князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так: а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом…» К слову говоря – вот один из основных «Законов Христовой Конституции» – никакого насилия. Не авторитет власти, а власть авторитета, точнее власть любви. Любишь Бога, значит, будешь соблюдать Его Заповеди.

Странное такое Царство – без всякого насилия – нонсенс на самом деле, потому, что любое государство – это как раз и есть орган насилия. А значит, ни армии ни полицейских нет в этой Божьей стране. А что есть? Территория, например? Территория есть. Вот мы сейчас с Вами в храме находимся – да - это территория Украины, но главное в том, что храм - это участок, клочок земли, входящий в состав Божьего Царства. Понятно, почему - храм Богу посвящён, здесь возносятся молитвы и жертвоприношения Всевышнему.

А дома наши? По идее – это также Божья земля – мы же их освящаем. А что значит освятить дом или квартиру? Сие значит, свою жилплощадь посвятить Богу. Да, люди продолжают жить в освящённых квартирах и домах, но это уже не их территория, а Божья. Это как на борту корабля – в каких бы территориальных водах он ни находился, на нём действует закон той страны, под флагом которой он идёт. Другое дело, мы норовим обмануть и Бога и самих себя. Говорим, Господи, вот мой дом – теперь Твой форпост, всё имущество моё в Твоём распоряжении, свою территорию я отдаю к расширению Твоего Царства, понимая, что Всевышний нас не стеснит. Ну а Заповеди Божьи – «Конституция» Царства Божия блюдётся в наших домах? Да и сами мы, ведь тоже вроде, как Богу посвящены, в том же Таинстве Крещения. Т.е., мы считаемся гражданами Божьего Царства. Но осознаём ли мы это, серьёзно ли относимся к этому? Если мы освятили своё жилище, а в нём постоянная ругань и скандалы – можно ли этот дом назвать домом Божьим.

К освящению домов, к слову говоря, многие относятся, как к шаманскому обряду – оно и похоже - разодетый в парчу батюшка, чем не шаман? Вместо бубна кадило с колокольчиками, загадочный синий дымок, тексты молитв, часто на непонятном языке, что для многих немаловажно – на сакральном волшебном языке, особые заклинания произносятся, после которых не страшен ни потоп, ни пожар, и вообще, всё будет okay.

Не факт – лично мне в своё время 3 раза, чуть ли ни подряд пришлось освящать «Белую акацию» - ресторан такой в районе ХБК многие, наверное, знают. Месяц-два проходит – «батюшка – нелады, давайте ещё раз всё освящать!» А там помимо кафешек и ресторанных залов, есть ещё и казино – было, во всяком случае. Я-то, вроде шёл освящать заведение, где готовят пищу и кормят людей – (это нормально), но, заодно, выходит, освящал и рулетку. И что ж тогда получается – я и все собравшиеся сотрудники «Белой акации» Богу посвящали предмет, заведомо не богоугодный. Поэтому, естественно - там ничего и не могло ладиться.

Это ещё мелочи - вон, мой родственник отец Михаил Пшеничный – освящал – там уже конкретно – казино, что называется, в полном объёме – это которое в гостинице «Фрегат». В тот же вечер игорный зал сгорел дотла. И в этом нет абсолютно ничего удивительного – здесь всё предельно просто: ну вот, люди построили и оборудовали казино. Нравится это Богу? Нет, конечно. Но Бог уважает свободу каждого из нас. Любой из нас имеет право на выбор, даже греховный. Поэтому Господь терпит это мерзкое заведение и там более-менее всё в порядке. А потом хозяева игорного заведения решают пригласить батюшку, мол, вот он там пошаманит, и деньги вообще польются рекой. Но христианское освящение, как мы неоднократно подчёркивали с Вами – это не колдовской обряд, это обращение к Богу, мол, Всевышний Господи! Пусть казино сие будет в Твоём распоряжении – мы вот добровольно, без всякого принуждения посвящаем его Тебе - передаём в Твои руки. - Ах, так!? - как бы отвечает Творец – ну раз Вы передаёте эту гадость в Моё распоряжение, то – извольте – по данному вами Мне праву, я распоряжусь им – маленькая горка пепелища останется на этом месте.

Машину посвятил и тут же её разбил – а нечего проституток иметь на транспортном средстве, принадлежащем Всевышнему.

Территория царства Божия – это любой дом, квартира, дача, сарай, поле, огород, цех, фирма,  корабль, лодка, автомобиль – любое пространство, на котором посвящённые Богу люди – граждане Царствия Божия совершают Божьи дела. Независимо от того, в какой это стране происходит, городе или селе, какого люди цвета кожи, каким они владеют языком, какова их культура, уровень развития и т.д.

Представьте себе фантастическую картинку: вдруг, все люди на земле стали бы исполнять волю Божию, жить по Заповедям Христовым. Рай на земле наступил бы, Царствие Божие опустилось бы на землю.

Хочет этого Господь? Конечно! Надо ли Его об этом упрашивать? Безусловно, нет. Это наша с Вами задача расширять границы Царствия Божия на земле – не за счёт соседского участка, а за счёт каждого своей – будь то комнатушки, кабинета, кухоньки. Хотя, конечно же, мы в любом случае просим помощи Божьей – «да придет Царствие Твоё» - возглашаем в молитве «Отче наш», т.к., «без Меня, говорил Господь, не можете творить ничего».

30.9.18 – «Да святится имя Твое!»

Первое, что мы просим Господа в молитве «Отче наш»: «Да святится имя Твое...» Не очень понятно – что значит «святится». Яйца на Пасху святить, на Преображение виноград – не то, чтобы всё ясно, но дело привычное и очевидное – прошёл батюшка по рядам и святой водой окропил содержимое кошёлок. Квартиру освятить - то же самое или автомобиль. А святить Самого Господа – это же как нужно себя вознести в самомнении! Правда, в молитве мы просим, чтобы освящался не Сам Всевышний, а Его имя. Но это ещё большая нелепость. Как это освящать имя Божие – наштамповать его на деревянных табличках и святой водой их окроплять?

Иудейским слушателям – это, по всей видимости, было ещё более непонятно. «Святой», как мы неоднократно с Вами подчёркивали, на языке Библии, значит, «отделённый» - для Бога отделённый, принадлежащий Всевышнему. Т.е., получается, имя Божие – не свято – ну раз его нужно освящать, т.е., Богу оно не принадлежит  - не кадош (קדוש).

Правильнее всех, на мой взгляд, поступил отец Леонид Лутковский бывший настоятель Свято-Никольской церкви в Киевской области – царство ему Небесное. Наш Сергий Майстренко его хорошо знал. Отец Леонид был великолепным знатоком греческого языка и осуществил очень даже неплохой перевод четырёх Евангелий на современный русский язык. И это греческое «αγιασθήτω» – «святится», не побоялся перевести словом «прославится». В этом варианте всё становится на свои места. Да прославится Всевышний, пусть славно будет имя Его среди всех народов!

При буквалистском подходе можно, конечно, бросить камень в огород отца Леонида, потому, что «αγιασ», дословно, «святой». Но, как говорил апостол Павел: «буква убивает, а дух животворит». Важно, ведь, адекватно передать смысл слов Христа, а не цепляться за то или иное слово. Слова они такие неустойчивые, нестабильные – вчера несли один смысл, а сегодня совсем другой. Вчерашнее Спаси Бог, ныне – «благодарю» - «спасибо».

Особенно сбивало с толку Ветхозаветный люд, наверное, употребление здесь слова «имя». Нет, чтобы сказать: «да прославится Господь!», а тут, да прославится имя Его. Для нас с Вами, христиан – это не помеха, нам всё равно, как сказать: да прославится Всевышний, или да прославится имя Его. Второй вариант, даже несколько поэтичнее. А вот для древних – это был не просто камень преткновения, а целая каменюга. В их представлении – имя - это не просто условное обозначение. Ну, Вы помните - наречь имя означало обрести или продемонстрировать власть над наименованным – так же, как и узнать настоящее тайное имя будь то человека, животного или какого-либо иного существа. Помните ещё во второй главе Бытия, сотворивши человека, Господь предоставляет ему право наречь имена всем животным.

Собственно, идея эта не столько Ветхозаветная, сколь языческая. Практически все народы, окружавшие Израиль убеждены были именно таким образом. Например, у вавилонского божка Мардука было до пятидесяти имен, а хананеяне держали имена своих божеств в тайне, обозначая их лишь общим словом «Ваал» (владыка того или иного места) – понятно, зачем. Чтобы кто-либо из враждующих с ними народов, узнав таинственные, магические имена их покровителей, не обрёл власть над этими божками – тогда, ведь – всё – их же «Ваал» их и придавит.

Израильтяне, конечно, так не считали – Иегова слишком Великий Бог, чтобы, зная Его имя, Им манипулировать. Но ведению или неведению подлинного имени Божия, во Израиле придавалось громадное значение - примеров из Библии привести можно множество. Поэтому, будь то иудей или язычник если взялся бы истолковывать эти слова молитвы: «да святится имя Твоё» – много интересного и фантастичного мы смогли бы услышать.   

Но для нас, христиан, всё гораздо проще и бесхитростнее: «да прославится Господь!» Везде, во всём мире, во всех народах, пусть имя Божие произносится с великим благоговением – со страхом и любовью. 

Но здесь возникает ещё один вопрос. А почему мы взываем к Богу с этой просьбой? Разве это от Него зависит. Нет, конечно, при желании, Всевышний мог бы заставить всех нас Себя зауважать. Тряханул бы землёй хорошенько раз-другой, явился бы в грохоте громов и блеске молний. Кого надо – в бараний рог. Но это же, как мы знаем, не в Его стиле. Господь не только прославлять Себя никого не заставляет, но и даже верить – не хочешь признавать Его существование – ну и ладно, Всевышний Себя никому не навязывает. Целые поколения всю свою жизнь проживают с убеждением, что Бога нету попросту.

Конечно же прославление Бога – дело наше с Вами, а не Божье. Мы, кстати, об этом часто забываем. Но, с другой стороны, без Бога, без Его помощи и Благословения, мы мало на что способны, если вообще на что-то пригодны. Поэтому, в прошении: «да святится имя Твоё», мы, как бы берём Благословение у Бога, испрашиваем у Него Благодатной помощи на Его прославление. Дескать, Боже, я пошёл Тебя прославлять, а Ты подмогни мне, подыграй, чтоб у меня всё получилось.

Но, к сожалению, зачастую – язык наш без костей – языком мы болтнуть что угодно горазды, в том числе и в молитве. Вот пропели с Вами «Отче наш» десять минут назад – всенародно пообещали Господу, что минут через двадцать выйдем из храма и пустимся проповедовать, славить Его святое имя. Серьёзно, что ли? Щас, уже разбежались, пятки оголили – босиком, чтоб скорее! Блаженный. Феофилакт так и говорит, что нашими делами имя Божие должно превозноситься, Но, продолжает блаженный, «нашими худыми делами имя Божие хулится…». Посему вместе с Иоанном Златоустом воскликнем: «Помоги нам, Господи, так чисто жить, чтобы чрез нас все Тебя славили... дабы каждый, видящий нашу жизнь, возносил хвалу Владыке Миров».

16.9.18 – «Отче наш, сущий на Небесах!»

Как Вы помните из Евангелий от Матфея и Луки, однажды ученики обратились к Иисусу с просьбой: «Научи нас молиться! Как правильно молиться?» После чего Христос произносит знаменитую молитву «Отче наш!», которую многие из нас наизусть знают с детства.

Начинает Господь со слов: «Молитесь же так...». Это даёт повод для некоторых думать, что молиться нужно «ИМЕННО так», «ТОЧНО так» - «буква в букву». И молитва «Отче наш», которая следует за этим, достойна этого, и, слава Богу, что мы молимся именно этими словами - это замечательно. Но, конечно же, Иисус не имел в виду, что мы должны молиться ТОЛЬКО так. И в самом Евангелии достаточно мест, где мы видим Иисуса молящимся, и некоторые из этих молитв до нас донесены, и это вовсе не молитва «Отче наш». Поэтому слово «так» нужно понимать, как оно и означало в арамейском — «таким образом», «подобно этому».

Как же Господь призывает нас молиться? Очередной раз освежим в памяти значение каждого прошения этой молитвы, потому, что буквально каждое слово здесь на вес золота.

«Отче наш!» – здесь обращение к Богу, как к Отцу нашему Небесному. Для большинства даже учеников Христовых это был шок, перелом сознания. Да, уже в Ветхом Завете, особенно у поздних пророков было сказано, что Бог человеколюбив, не желает гибели даже великим грешникам, но ждёт их обращения. Но, чтобы так запросто – ко Всевышнему Творцу Неба и Земли, Вседержителю всего мироздания обращаться как к своему отцу, называть Его папой – это, во-первых, лихо, и, ведь, вдохновляет – это же здорово – Бог – любящий нас Небесный папа - это в корне меняет все сложившиеся представления об отношениях Бога к людям. Нечего бояться, никаких условностей или преград. И посредников никаких нам не надо. Между папой и детьми – какие могут ещё быть ходатаи или посредники?! Более того, на языке оригинальном, арамейском в этом месте употреблено слово אבא Аба, по-гречески ββ). «Аба» лучше бы перевести словом «папочка» – это очень нежное, ласковое слово. Отец – это грубовато – ОТЕЦ! Папочка наш Небесный – любящий, заботящийся, сопереживающий и сострадающий нам – вот, что значит первое слово молитвы Господней «Отче». «Наш» - второе слово. Оно так же важно. Именно наш Отец – не только «мой». Если бы каждый из нас говорил «Отец мой», это бы значило, что мы не желаем признавать окружающих нас людей братьями и сёстрами. А это принципиально важный вопрос. Почему, на каком основании мы, христиане называем друг друга братьями и сёстрами? Да потому, что у всех нас один Отец наш Небесный.

«Сущий на Небесах» – обитающий на Небесах.

Но где они – эти Небеса – за облаками, на соседней галактике или за млечным путём? Слово «небеса на языке Библии отнюдь не означает то или иное место в пространстве. Уже за 300 лет до Рождества Христова авторы Септуагинты - перевода Библии на греческий язык различали физическое небо – «урану» и небеса, как область духа – «урани». Таким образом, Всевышний пребывает не на небе, а на Небесах. Небеса – это не место, а образ существования Бога, состояние отделённости, иноприродности всему земному. Сказать, что Бог пребывает на Небесах будет означать, что Бог несоизмерим ни с чем земным, Он иной, Он находится вне пределов всего видимого и умопостигаемого.

К слову говоря, Сам Спаситель многократно пользуется этим термином, подчеркивая, что наступает новое время, когда само небо сходит на землю. Так же мыслили и апостолы. Павел пишет, что уже сейчас Бог посадил нас на Небесах (Еф.2,6). Вся наша жизнь, пусть и на земле протекающая, должна быть на небесах жительством.

Бог трансцендентен, Он существует вне пространства и вне времени, Он запределен миру, но и вместе с тем пребывает абсолютно везде - тем более, обитает в душах и сердцах тех, кто Его принял. Святой Кирилл Александрийский пишет по этому поводу: «Небесами могут быть все те, которые носят образ небесного, и в которых Бог вселился». То же самое утверждает и блаженный Августин: «Справедливо - пишет Аврелий - слова молитвы Господней «сущий на небесех» разуметь так, как если было бы сказано: сущий в сердцах праведных, как в храме Своем».

Поэтому, дай Бог, чтобы и наши души и сердца вместили в себя Небеса – жилище Самого Бога. Во всяком случае это должно стать нашей целью - достичь такого небесного состояния, чтобы самим стать Небесами, в которых будет обитать Всевышний.

9.9.18 – Изгнанные за правду и неправедно злословимые за Христа

Последние две Заповеди Блаженства почти об одном и том же. 8-я: «Блаженны изгнанные за правду…», а 9-я: «Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня». Ну, во-первых, как мы договорились с Вами, под словом «правда», нужно понимать - «праведность» - «блаженны изгнанные за праведность…». Потому, что страдающие от бешенства правды-матки - правдоискатели – это люди просто больные. Сие обстоятельство мы уже обсуждали. Ну а что значит быть праведным христианином? - Вести себя соответственно. Если ты чиновник – не брать взяток, например. Ну и долго ты продержишься в кресле, если нечем будет отстёгивать вышестоящим? Выгонят. Двор подметать придётся или на рынке торговать. Зато Царствие Небесное Бог обещает таковым.

Ну а преследуемые за Христа? Церковь помнит десятки и сотни тысяч мучеников, отдавших жизнь свою за веру в Иисуса. Их жгли на кострах, им рубили головы, распинали, четвертовали, колесовали - дробили кости, в уши и рот заливали расплавленное олово, отсекали конечности, живьём сдирали с них кожу и т.д. Многие из них изумляют стойкостью, казалось, совершенно несвойственной человеческой природе. Откажись от своей веры, просто скажи, что Христос для тебя никто, воскури фимиам перед языческим истуканом и продолжай жить в своё удовольствие. Зачем умирать? Но христиане, особенно первых веков, предпочитали смерть, нежели отречься от Христа. И не только первых веков. Я не помню статистику, - по-моему, каждый день от пяти до десяти человек погибают за Христову веру в наши дни не в Украине, понятное дело, не в Европе и не в Америке. В Индии, Китае, особенно в мусульманских странах. И это 21-й век на дворе. Ну Вы знаете – по шариатским законам, человек, изменивший исламу – принявший христианство, подлежит смертной казни.  

Для человека современного, цивилизованного – как мы с Вами – это дикость, причем, не столь умерщвлять за веру, сколь умирать за свои убеждения. Нашему брату не обязательно грозить костром или колом. За квартиру или хороший автомобиль, наш современный богомолец не только бросит щепотку ладана на алтарь Зевсу или Афродите, самому Молоху акафист сочинит и воспоёт, причём, без особого зазрения совести. Вон наши братья – духовенство Московского патриархата давеча освящали памятник победы – ну Вы знаете – наша улица Розы Люксембург в него упирается – столб такой высокий, долженствующий быть мраморным, но очевидно деньги сэкономили или украли - посему вместо благородного камня толстенная стальная труба торчит посреди клумбы, покрашенная под мрамор. А на самом верху Ника – статуя языческой богини победы, согласно древнегреческой мифологии, дочери титана Палланта и Стикс. Особо страшного в этом, конечно, нет. Статуя на сегодняшний день не действующая, так сказать – перед ней не справляются языческие культы, не приносятся жертвы. По большому счёту – это просто памятник древней культуры. И, тем не менее, православным чином освящать статую, отказ от поклонения которой стоил жизни тысячам христианских мучеников – это, по-моему, перебор.

И дело здесь не в Московской патриархии. Пригласили бы батюшку из Киевского патриархата – Вы думаете отказался бы освящать. Аж бегом побежал бы, спотыкаясь о длинные полы подрясника. Это болезнь времени – отсутствие внутренней позиции. Вон, скоро, наверное, в Украине узаконят однополые браки. И что Вы думаете, их венчать не будут. За двойную цену повенчают кого угодно с кем угодно. Не только мужика с мужиком, а и бабу с коровой. Причем, это уже смех сквозь слёзы. Лет двадцать назад над этим можно было беззаботно хохотать, как о смешной, но совершенно нереальной ситуации, придумывать анекдоты, как, например – наверное, многие знают этот старый анекдот о том, как одна дама приходит к батюшке и просит отпеть свою почившую собачку. Отец Пафнутий пытается ей объяснить, что животных отпевать не положено, только людей и то крещенных. Мадам, слёзно упрашивает, мол, пёсик был настоящим членом семьи, всё понимал лучше любого человека. Батюшка понял, что так просто от собачницы не отделаться – показывает на соседствующую кирху и говорит – вон идите к лютеранскому пастору – он Вам отпоёт – всё будет в лучшем виде. Женщина поворачивается уходить, но в последний момент спрашивает: батюшка, а сколько заплатить пастору – тысячу долларов хватит? Пафнутия чуть удар апоплексический не хватил: женщина! - кричит он ей вслед, что ж вы сразу не сказали, что собачка-то у вас православная! Впервые услышал этот анекдот я лет тридцать назад – было смешно, конечно, но в те годы представить себе, что это может оказаться реальностью, было абсолютно немыслимо. А сегодня – вон по телевизору показывали собачницу, которая пятый год подряд каждый день и летом и зимой на могилку своей четвероногой подружки носит свежие цветы. Вы думаете, что она пожалеет штуку баксов? Да у нас сейчас и по дешевке отпоют - за пару сотен деревянных. 

Понимаете, Царство Небесное для людей, а не для животных. Это я не в том смысле, что там не место нашим любимым кошечкам, собачкам, черепашкам, хомячкам, питончикам и прочей живности. Как знать, может и вправду такое случится, что на том свете встретим своих любимцев. Церковь, конечно, этого не обещает, но мало ли? В Царстве Божием не смогут находиться существа другого рода - двуногие, прямоходящие, которые без шерсти и научились разговаривать, но у коих нет духовного скелета, принципов - слизняки такие. Правили помаранчеві носил галстук оранжевый, пришли бело-голубые – на следующий же день сменил имидж.

В советские времена, появиться в храме, было чревато потерять работу, конечно, если ты не дворник и не рядовой рабочий. Разницу чувствуете? Кто-то готов жизнь отдать за Христа, а кто-то не хочет рисковать должностью. Но это ещё можно понять - любимая профессия – фактор немаловажный. Ну а вот сейчас-то – за посещение православных Богослужений с работы не выгоняют, и премии не лишают. И, тем не менее, есть люди, которые стесняются – кому-то вообще неудобно зайти в храм, а кто-то забьётся в уголок - чтобы его никто не увидел. Я знаю пару человек, которые перестали ходить в наш храм просто потому, что у нас во время Богослужения производится видеозапись для дальнейшей трансляции по телевидению. Дескать, не дай Бог, меня молящегося увидят соседи или коллеги по работе. Какой вздор! Да это же на самом деле для тебя спасательный круг. Проповедовать ты не проповедуешь, особого сужения в Церкви не несёшь. Хоть самым малым – своим примером быть может заставишь кого-то задуматься о своей духовной судьбе. Ан, нет. Неудобно им, стыдно. Но Христос очень конкретно сказал по этому поводу. «Кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда придет во славе Отца Своего со святыми Ангелами» (Мк.8,38). Понятно, что это ораторский приём Христа. Дело, конечно, не в пропускной системе: открыто исповедовал свою веру, без стеснения говорил людям о Боге, не боялся перекреститься в общественном месте и т.д. – значит, в рай. А трясся, как осиновый лист, иконы прятал в шифоньере, от всех скрывал свою религиозность – назад – двери райские закрыты для тебя. Как мы неоднократно подчёркивали с Вами, на том свете не будет пограничников, заборов, ворот, замков запоров и прочее. Просто человек, который при жизни не развил в себе способности занять ту или иную позицию и отстаивать её, не в силах сказать своё решительное «да» или «нет» - это духовный слабак, душевный дистрофик, который будет страдать от своей же дистрофии, и над которым просто потешаться будут.

На самом деле, иногда до абсурда доходит. Я сам свидетель нередких ситуаций, когда батюшка Московского патриархата просит об этом не говорить, а называть его просто священником Украинской Православной Церкви.

То же самое и с нашими некоторыми святыми отцами – всячески избегают аббревиатуры КП – Киевский патриархат – представляете каким же это надо быть импотентом духовным, чтобы у себя на Родине, в Украине стесняться сказать: да я священник Киевского патриархата.

Оно, конечно неприятно, когда тебя раскольником величают. Но голову тебе же за это не отрубят и на кресте не повесят, как это было с Иисусом и апостолами. «Меня гнали, говорил Христос, будут гнать и вас». Да, мы с Вами люди немощные. На костёр, чай не пойдём, голову под топор не положим. Ну хоть перекреститься перед едой при посторонних хватило бы сил. Мышцы воли тренировать надо. А то, ведь, бессилие на уровне духовного паралича случится – в жизнь будущую паралитиками - перспектива невесёлая, надо сказать. Не дай Бог никому.

2.9.18 – Миротворцы

«Блаженны миротворцы – седьмая Заповедь из Нагорной проповеди Иисуса - ибо они будут наречены сынами Божиими». «Миротворцы» - тоже вопрос – кто такие - сейчас войска вон миротворческие из западноевропейских и американских солдат хозяйничают в странах, где им не очень рады.

Одна из первых ассоциаций возникает в связи с этим, что, мол, миротворцы – это те, которые мирят враждующих. Соседей, коллег по работе, детей со своими родителями и т.д. В общем, правильно – помочь примириться повздорившим друзьям или успокоить свары в коллективе – дело благое. Хотя, святитель Григорий Двоеслов – это который составил литургию Преждеосвященных даров, приводил в замешательство своих духовных чад хваставшихся миротворческими заслугами – мол, что помирил двух, находившихся в ссоре и считаешь, что доброе дело сделал? Щас! Ещё неизвестно сколько зла из этого выйдет. Когда эти грешники между собой враждовали, то всю злость направляли друг на друга, а теперь свою враждебность будут выплёскивать на окружающих, причём, не поодиночке - разрозненно, а сообща, организованно, так сказать. А бывает так, и нередко – поссорились два друга - не разлей вода, а точнее вино - и один и второй, наконец, взялись, как говорится, за голову – тот крышу прохудившуюся на своём доме исправил, тот сарай покосившийся перестроил. Всё хозяйство пошло на лад, на работе начальство нарадоваться не может. А потом помирились и опять за старое - каждый день сидят на кухне, сосут самогон и о положении в Бейруте разглагольствуют.

На мой взгляд – это греческое словечко «ερηνοποιοί» [elinopii] лучше бы переводить не, «миртворцы», а словом «смиряющиеся», как это делалось в ранних славянских текстах. Конечно, я не знаток греческого, но древнеславянский вариант намного глубже и правдивей по сути. Смирение, ведь, является первейшим условием примирения. Да и сам мир, как шалом, согласие, взаимопонимание без смирения вряд ли осуществимы. Это, во-первых. А во-вторых, вражда – это то бедствие, спасение от которого в руках самих бедствующих. Когда два человека враждуют между собою, вмешательство третьего вряд ли будет иметь решающее значение. Облегчить сам процесс примирения – да, но только тем, кто сам не прочь помириться. Хотя, есть интересный пример из жизнеописания одного старца, который мирил двух братьев монахов – скажем, Мардария и Афония, которые были так разобижены друг на друга, что ни видеть, ни, тем более разговаривать друг с другом не желали. Приходит святой к Мардарию и говорит между прочим: знаешь, брат – Афоний твой недруг так сожалеет, о вашей ссоре, так хотел бы с тобою восстановить добрые отношения, но не решается – самолюбие не позволяет. Потом идёт к Афонию и то же самое про Мардария - дескать, страдает, хочет испросить прощения, но боится позора быть изгнанным. Кстати, это пример вранья душеспасительного в самом буквальном смысле. Как, впрочем, и наоборот, что гораздо чаще с нами случается. Кто-то в запале в сердцах высказал нам обиду на своего ближнего. А мы как часто поступаем? Встретив его, информируем, мол, а знаешь, что о тебе третьего дня Гриша говорил – и во всех красках, плюс ещё от себя что-то добавим. Вот и всё – не миротворцами стали мы, а, наоборот, провокаторами конфликта, не Божьими сыновьями, а детьми Вельзевула. А могли бы и приврать, дескать, общался с Григорием, он, оказывается тебя так уважает, только признаться в этом стесняется.  

И, тем не менее, самым эффективным противоядием к любой вражде будет именно смирение. Стань смиренным и все враги твои, скорее всего, перестанут быть таковыми. Как и наоборот, гордыня является фундаментальной причиной любых конфликтов. Стяжи дух мирен, говорил преподобный Серафим Саровский и тысячи вокруг тебя спасутся.

Конечно, нельзя всё слишком упрощать. Есть категория людей, которые твоё смирение сочтут слабостью – на голову тебе усядутся и ещё и ноги свесят. Таковых полезно по возможности вразумлять, наказывать, конечно, исходя из ситуации – понятно, если тебе позволяет весовая категория. Но с одним условием – любя. Как Августин блаженный говорил: полюби человека, а затем делай с ним, что хочешь. Можно и в бараний рог, но по доброте душевной. Кстати, друзьями, особенно в отроческом возрасте, многие становятся именно после мордобоя. Можно финансово наказать человека, или административно – глядишь и поумнеет. Но может и вконец озлобиться – так, что любые силовые воздействия крайне рискованны. На то и ум дан Богом каждому из нас и способность во всех ситуациях подходить творчески – перед кем-то смириться, а кого-то и смирить. Кстати, в Остромировом Евангелии написано не «миротворцы», и не «смиряющиеся», а «смиряющие». Смиряющие нарекутся сынами Божьими. Ну а усмирить наглеца - сами знаете, зачастую приходится дрыном суковатым дубовым. Шутка, конечно, но в которой доля правды немалая.

26.8.18 – Чистые сердцем

Шестая, так называемая, Заповедь Блаженства, произнесённая Иисусом в Нагорной проповеди: «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят».

Я уже неоднократно признавался в том, что – да, я сторонник переводов на современные понятные всем языки и Священного Писания и Богослужебных текстов, но меня зачастую коробят бездумные переводы. Читают:  «Счастливы чистые сердцем, ибо они Бога увидят» или поют: «Щасливі чисті серцем, бо вони Бога побачать». Ну, во-первых, счастье в том смысле, в котором мы его сегодня представляем, и блаженство в Евангельском значение – это вещи сильно разные – мы уже говорили об этом. А, во-вторых, ни увидеть, не побачить Бога, никому никогда не удастся «Бога не видел никто никогда», пишет апостол Иоанн Богослов - даже ангелы - поётся в одном из церковных песнопений. И не увидит - никто никогда – ни в сем веке, ни в будущем. Потому, что Всевышний в Своём Существе непознаваем – Он Трансцендентен - запределен всему тварному миру, как гласит фундаментальное положение православного Догматического Богословия. Христа увидим, потому, что Он Богочеловек. А Бога Отца и сегодня и в жизни будущего века можно лишь созерцать, зреть, каким-то образом чувствовать Его в той степени, в которой Он будет Себя нам открывать. 

А созерцать Бога мы можем, во-первых, через рассматривание природы. Апостол Павел так и пишет в своём послании к Римлянам: «…невидимые Его сила… и Божество через рассматривание творений становятся видимы… (Рим.1,12). Каждый листочек на дереве говорит нам о Боге, каждая букашечка или паучок. Но люди с нечистым сердцем их не слышат. Не потому, что глухие – просто не хотят слышать. Им безразличен наш Небесный Папочка, они Его знать не хотят, и слышать о Нем ничего не желают. Мало ли, что Он построил для нас такой чудесный дом – Вселенную, каждую травинку нарисовал, каждый кустик сочинил, белочек, зайчиков, бегемотиков вылепил, реки, моря и океаны разлил, леса деревьями засадил, поля цветами. В недра земли зарыл уголь, железо, нефть, газ. К сожалению, для многих людей важно лишь, чтоб всё это добро не кончалось – газ, нефть, рыба в океанах. Чтоб солнышко светило в меру, дождик вовремя орошал землю, а кто даёт всё это – какая разница? Оно даже так лучше – зарыть голову в песок и не знать – откуда всё это богатство, откуда сама наша жизнь. Главное, витамины вовремя глотать, чтоб подольше протянуть. И подальше от религии, чтоб – не дай Бог, попы не убедили меня в существовании Бога, а то, ведь, придётся Кого-то там благодарить, считать себя перед Кем-то обязанным, в Церковь тащиться по воскресным дням. Не надо – меньше знаешь, крепче спишь – и дольше, по тем же воскресеньям. Да и ладно - пусть спят такие люди спокойно. Господь, ведь, деликатен, он не навязывает Себя, тем более тем, кто не хочет Его знать. Он не станет вторгаться в жизнь человека без приглашения. Пусть не волнуются – не покажется Он им и даже не приснится - не увидят они Его, потому, что сердца их обросли твёрдой коркой окаменелого бесчувствия.

Зря, конечно – жить с огрубелым сердцем – это всё одно, что постоянно находиться в противогазе. Представляете целующихся молодожёнов, одетых в скафандры? Ощущение Божьего присутствия – это, ведь, радость, блаженство, которого люди с закрытым сердцем не могут испытывать в принципе.

Конечно, каждый из нас в разной степени способен к созерцанию Бога – в зависимости от степени сердечной чистоты или загрязнённости – святые праведники – они гораздо явственнее ощущают близость Господа, и это закономерно, потому, что зреть, созерцать Всевышнего возможно лишь в чистоте сердца, со светлыми чувствами и доброй волей.

Созерцать нашего Любящего Отца Небесного, ходить пред Ним, так сказать, делиться своими мыслями, желаниями – это радость. Лишить себя такого удовольствия может, наверное, только неудачник. Тем более в жизни будущей – там, ведь, всё будет контрастней. С Богом ты, или без Бога? Это здесь мы можем юлить – вроде, как с Богом – неплохо - нравится, но спешить не буду – погрешу ещё маленько - до пенсии, ну а потом уже и сдаваться пойду. В будущей жизни всё будет конкретнее – не хочешь с Господом иметь отношения – нет проблем - вон пространства достаточно. Бог, конечно, Вездесущий, но по многочисленным просьбам, так сказать, грешников уступит местечко, освободит. Будет такая зона, где Всевышний окажется «persona non grata» - туда вход Ему нежелателен, а Он учтив и беспокоить не будет. На самом деле эта зона Божьего небытия и вправду существует. Она находится в наших сердцах.

Но там, где нет Бога, там темно и холодно, потому, что именно Всевышний является первоисточником света и тепла. И  вообще абсолютно всего на свете.

5.8.18 – Блаженны милостивые

Есть мнение, что Заповеди блаженства, произнесённые Христом в Нагорной проповеди, представляют собой такую вот, лестницу восхождения – от простого к сложному, от меньшего к большему. Вряд ли это так на самом деле. В этом случае следующая наша Заповедь: «Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут», представляла бы собой 5-ю ступень достоинства – о-го-го, так сказать, в то время, как «Нищие духом» - это был бы такой первый шажок на пути к совершенству.

Но тогда, во-первых, награда выходит не по-честному. Нищие духом сходу наследуют Царство Небесное – ничего себе, а милостивые – просто помилованы будут – не казнены, в «геенну огненную» не брошены, образно говоря. А, во-вторых – нищие духом-то – это не хухры-мухры. Это люди стремящиеся стяжать Духа Святого. А покажите мне человека, для которого стяжание Духа Святого – главная цель жизни – после Серафима Саровского, разумеется. А милостивые – тоже не пруд пруди, но милосердие, в какой-то мере, есть, наверное, в каждом из нас. Помните сцену в Варьете из романа Булгакова «Мастер и Маргарита», как у конферансье голову оторвали – какова была реакция зрителей: «не мучьте его!» – орали из зала. На что Воланд заключил: «Люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было... и милосердие иногда стучится в их сердца... обыкновенные люди... в общем, напоминают прежних... квартирный вопрос только испортил их...»    

Ведь, и вправду, любому нормальному человеку жалко, когда кто-то страдает - помочь хочется, правда, себя не очень обидев. А если уж вовсе нет жалости – то это уже и не человек. Поэтому, если надо было бы расположить Заповеди Блаженства по восходящей, то милосердие, очевидно, следовало бы поставить самым первым.

Милосердие, ведь, это ещё далеко не любовь, это элементарная жалость. Да, человек жалостливый способен к состраданию, может, даже, прослезиться, сочувствуя чужой боли. Плакать с плачущими, он ещё, пожалуй и сможет, ну а вот радоваться с радующимися – не факт. Если человек просто милостивый – он тебя пожалеет, когда тебе плохо, ну а вот когда тебе хорошо, а, не дай Бог, лучше, чем ему – этому милостивому, он может оказаться в весьма расстроенных чувствах, или даже возненавидеть тебя. Я думаю, никому не надо доказывать, что плакать с плачущими легче, чем радоваться с радующимися. Чтобы радоваться за других, надо обладать настоящей любовью, а это уже финиш, а не старт. Именно настоящей любовью, а не, «наглотавшись» эндорфинов, или напугавшись одиночества - любовью жертвенной, отрывающей от себя и дающей.

Правда и в последнем случае - всякое бывает – любовь может быть искренней, но глупой – на последние свои деньги ребёнка закормить шоколадом – хорошо, если просто залипнет, а то, ведь, и кожа вся покроется язвами.

Милосердие – вещь достаточно объёмная. Милость может быть проявлена и на суде, и по отношению к бездетному чаду, и к больному, и к нищему, и к изменившему супругу – где угодно и в чём угодно. И являть милосердие, понятное дело – непросто, причём, не только потому, что переживать чужую беду напряжно, а и потому, что мы с Вами числимся христианами. А в христианстве по больному счету, нет никаких законов – мы под Благодатью, так сказать. Любые правила, предписания, с которыми мы сталкиваемся – это, может и необходимый, но шаг назад от Евангелия. Быть христианином, значит, непрестанно находиться в состоянии свободного творческого поиска – как тебе поступать в том или ином случае – решай сам.

Ну вот, недавний пример: одну нашу прихожаночку – владелицу магазина обворовал давний её работник на серьёзную сумму. Вычислили медвежатника на следующий же день и накрыли со всем скарбом. Понятное дело - тюрьма светит ему лет на шесть, а то и на девять. И вот как здесь вести себя по-христиански? Казалось, всё просто - простить и всё сделать, чтобы наказание бывшему сотруднику было минимальным. Но есть нюанс, ворюга оказался несгибаемым. Попросить прощения у обиженной стороны ему не позволяет гордыня – более того, ведёт он себя нагло, надеясь на безнаказанность – платит адвокату, а через него, по всей видимости, и остальным, в надежде выйти из воды сухим. Т.е., всё его упование возложено на деньги.

И тогда возникает вопрос – как в данном случае проявить христианское милосердие? Ответ очень трудный и неоднозначный. Быть может даже, наоборот - заплатить кому надо, чтобы его таки засадили на положенный срок. Кроме шуток – речь-то идёт о душе, которую надо спасать. Ведь, нельзя допустить, чтобы человек всерьёз думал, что он самый умный и с помощью своих денег способен решить всё на свете – это приведёт его к гибели для вечности. С другой стороны, не факт, что тюрьма его исправит.

Или другой, хрестоматийный пример – дитё состоятельных родителей, ему уже лет под тридцать, а работать не хочет. Целыми днями сидит за компом, периодически отлучаясь то в столовую – благо, холодильник всегда полон харчами, то на горшок. Никакие убеждения родителей устроиться на работу не приемлются. Батюшка, что делать? - спрашивают. Я говорю: 2-е Фессолоникийцам 3,10. Не понимают. Повторяю: ответ на Ваш вопрос - во 2-м послании апостола Павла к Фессалоникийцам в 3-й главе, 10-м стихе: «кто не хочет трудиться, тот и не ешь». Так что же, спрашивают, нам на холодильник замок врезать? Именно! Так это ж, ведь, жестоко, немилосердно. На самом деле всё как раз, наоборот – кормить бездельника страшная жестокость по отношению к его бессмертной душе – Чикатила к своим жертвам был более милостивым, чем родители, обеспечивающие безбедную жизнь своим отпрыскам-дармоедам. А здесь ещё бывает так – родители пытаются заставить паразита трудиться – на вольные хлеба спровадили, а тут сердобольные родственнички или «друзья» в кавычках нарисовались. Тоже парадокс – тысячи и миллионы людей реально нуждаются в помощи, и никому до них дела нет – а вот тунеядец объявился – прямо таки очередь вырастает его обихаживать – бесовщина на самом деле.

В так называемом «Дидахэ» – «Учение Господа народам чрез 12 апостолов» - это раннехристианское писание 1-го века, сказано: «пусть милостыня твоя запотеет в руке твоей». Т.е., не спеши помогать – подумай хорошенько – пользу принесёт твоё вспомоществование или вред.

Это же касается и нищих попрошаек. Василий Великий пишет по этому поводу: «Нужна опытность, чтобы различить истинно нуждающегося и просящего по любостяжательности. И кто даёт угнетённому бедностию, тот дает Господу... а кто подаёт всякому встречному, тот бросает псу, который докучает своею безотвязностию». А Ветхозаветный мудрец Сирах вообще категоричен в этом плане. Он пишет: «давай благочестивому, и не помогай грешнику» (Сир. 12, 4). Во как!

Всё это, в общем, правильно. Но беда здесь  в том, что любой из нас, вооружившись подобными аргументами и доводами, сумеет подвести теоретическую базу под любым отказом в помощи нуждающемуся, практически без исключения. Особенно завет Сираха ценен в этом отношении. Если не следует помогать грешникам, а грешниками являемся все мы с Вами, то и помогать, выходит, некому.

Ну а раз никому не благотворишь, значит «суд без милости не оказавшему милости» (Иак.2,13), как сказано у апостола Иакова. Не миловал ты, и сам не будешь помилован. Чувствуете? Именно вот  за подобные неопределённости множество народу отказалось от христианства и предпочло ислам. Там всё чётко и ясно – такому-то дай, такому-то не давай. Ну а если положено помочь – тут уж не отвертишься. Как и в иудаизме. Нашего Эдуарда Вайнштейна спросите, как в Израиле милостыню просят – требуют – ты обязан – попробуй не дай.

А в христианстве – решай сам – кому дать, кому не дать, кого  облагодетельствовать, а кого оставить при своих интересах, и при том ещё и нести ответственность перед Богом – рисковать быть не помилованным. Не очень-то уютно – айда в ислам! 

Кстати, ислам хранит, на мой взгляд, как минимум, одну в этом отношении ценнейшую истину. Пророк Мухаммед говорил, что даже улыбка на лице мусульманина – это уже милостыня – ну я думаю, не обязательно на лице мусульманина, главное, наверное - искренняя улыбка, не лицемерная и, глядя в глаза. Последняя подробность, к слову говоря, немаловажная. Понимаете, мы, ведь, на людей, нуждающихся в нашей помощи, наловчились смотреть, как сквозь стекло. Мы просто их не видим. И смотреть не хотим – разве, что боковым взглядом, чтобы не натолкнуться. А ты посмотри в глаза человеку улыбнись. Даже если ты ничем не поможешь – искренняя улыбка, по утверждениям пророка – это уже милостыня, пусть и совсем крохотная. Но главное, глядя человеку в глаза, ты, может быть, сможешь понять, почувствовать – как себя повести в данной ситуации. Как праведно поступить по совести, перед живым человеком, а главное, пред Всевышним - милующим, но и нам заповедавшим быть милостивыми.

29.7.18 – Алчущие и жаждущие правды

«Блаженны алчущие и жаждущие правды» - следующая заповедь Иисуса, провозглашённая Им в Нагорной проповеди. Большинство народу так и понимают эти слова, дескать, хорошо быть правдоискателем, борцом за справедливость. Ни в коем случае - здесь опять языковая проблема. Блаженны жаждущие праведности – здесь надо бы перевести - те, которые хотят быть праведными – жизнь свою провести праведно, Богоугодно.

А правдоискательство – это на самом деле психическое расстройство, повреждение ума. Правды в этом мире нет и быть не может до тех пор пока в нём живём мы с Вами – грешники. Поэтому искать в тёмной комнате чёрного кота, которого там нет – абсолютно бесполезное занятие. Другое дело, что многие самую, что ни есть сермяжную месть отождествляют с «торжеством справедливости». Вот если я свернул шею моему супротивнику, мол, этим самым я восстановил справедливость. Вовсе нет – я произвёл на свет новую несправедливость. Федя мне в драке зуб выбил, а я потом его встретил и в ответ ему выбил 3 зуба. Вы скажете, что – конечно несправедливо, зачем же 3? – зуб за зуб, предписывается в Библии. А если один - справедливо? А докажите! А я скажу - нет – 1 зуб за 1 зуб в данной конкретной ситуации было бы несоответствующим воздаянием. Потому, что Федор - заводской рабочий, а я, предположим, школьный учитель, мне надо по шесть часов в день лекции читать, а без зуба – дикция не та и шепелявлю – и для меня это трагедия, в то время, как Федору работать на токарном станке - мало разницы сколько у него во рту зубов. Ведь, не всё равно – поцарапать лицо шахтёру Васе или невесте Лене прямо перед её свадьбой. Или оштрафовать Иванова на 100 долларов и Киркорова тоже на 100 – это, ведь, неравные наказания? Или вот – украсть книгу – далеко не всё равно у кого. Я, например, тоже книги люблю – библиотека у меня неплохая, и когда пропадает та или иная книжка с моей полки мне скорбно, но так – в меру. А вот если бы старая книга исчезла с полки покойного Владимира Андреевича Быстрова – ну Вы его помните – прихожанин нашего храма известный в Херсоне библиофил – он бы просто помер раньше времени.

Нет на свете приборов, которые могли бы измерить человеческую боль, просчитать нанесённый моральный ущерб – поэтому непременно во всех случаях воздаяние либо недостаточно, либо чрезмерно и поэтому справедливости здесь на земле быть не может по определению.

Ну а если бы, вдруг, - пофантазируем - появилась бы такая возможность - точно высчитать меру преступления и наказания. Программисты написали бы такую сверхмощную компьютерную программу, ведущие производители приборов укомплектовали периферийным оборудованием – датчиками там разными, анализаторами. Почему бы и нет. Обидел меня Вася, я обратился куда следует – ну и – закрутилась карусель – детектор лжи задействован, сканирование сознания виновного проводится, анализ его мотиваций на подсознательном уровне исследуется. Степень его ранимости. Уровень обиженности пострадавшего и прочих пережитых эмоций вводится в программу, подробнейшие данные о нанесённом ущербе, ну и т.д. И, в конце концов, компьютер выдаёт абсолютно точный вердикт с нулевой погрешностью: 32 удара плетью по мягкому месту надавать провинившемуся - интенсивность ударов должна соответствовать - 63 кг 850 г и 65 мг – разумеется, шлепки - ни на миллиграмм больше, ни на миллиграмм меньше. А дабы соблюсти точность – приговор приводиться в исполнение должен в автоматическом режиме электронно-механическим экзекутором. Здорово было бы? Или нет?

Вряд ли. Во-первых, если бы всегда и все немедленно и непременно наказывались за проступки – частенько доставалось бы и нам. Это только кажется, что – не за что. Ещё как – есть за что! А, во-вторых, мир стал бы в моральном плане намного ужасней, чем он сейчас. Вытеснялись бы такие фундаментальные добродетели, как милость, прощение, снисхождение, любовь. Всё сводилось бы к симметричности – каков проступок – таково и воздаяние, взвешенное на точнейших весах. Не хотелось бы жить в таком мире, да и Господь учит нас другому: «суд без милости, не оказавшему милость», пишет апостол Иаков в своём послании (Иак.2,13), «не судите и не судимы будете» - говорил Христос.

Жаждать справедливости – дело очень опасное. Если Господь отнесётся к нам не по милости, а по справедливости – всем нам хана. Посему «блаженны алчущие и жаждущие правды…», в смысле праведности, стремящиеся быть праведными.

Что значит, быть праведными? - теоретически просто и ясно - практически сложнее. Любить Бога, ходить пред Ним, соблюдать Заповеди Господни, поступать с любым человеком так, как хочешь, чтобы с тобою поступали и т.д. Меньше грешить, больше дел добра совершать. 

И если человек избирает путь праведности, то – что происходит? Такой человек становится близким Богу, а это уже само по себе блаженство, ведь именно Господь источник подлинной нескончаемой радости. Причем, радости абсолютной, которую нет потребности усугублять, в отличие от земных удовольствий, которыми человек не может насытиться. Пять лет жаждал купить машину, а когда мечта сбылась – дня три порадовался, а затем снова стал страдать уже по земельному участку за городом. Приобрёл участок, захотел следующее, и так без конца.

Один из святых отцов произнёс удивительные слова: «сердце человека настолько велико – бездонно и бескрайно, что заполнить его может только Бог». В противном случае – чем бы мы его не напихивали, всё равно будет ощущаться мучительная пустота. Только Господь может удовлетворить наши духовные запросы, только Всевышний нас может насытить вполне, чтобы мы никогда больше не взалкали и напоить нас, чтобы мы не возжаждали вовек.

22.7.18 – Блаженны кроткие!

Третья Заповедь Блаженства – «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю». Ну здесь маленькая передышка – никаких парадоксов и головоломок, по всей видимости, нет. Наследовать – значит, получить в наследство от родителей или даже не обязательно от родителей – может быть и от дальних родственников, или просто престарелых старушки или старичка, которые тебя полюбили. Т.е., речь здесь не идёт о завоевании земель, или приобретении за деньги, или заполучении территории каким-то мошенническим способом, а именно о наследовании, когда тебе передают землю или иное имущество из чувств уважения и любви.

Ну если у родителей много детей, а хозяйство – землю, дом, ферму нужно передать кому-нибудь одному, то – как Вы думаете - кого они выберут в качестве наследника? Грубияна, наглеца, хама? Нет – скорее всего – нежного, обходительного, любящего сына или дочь. Даже пословица есть такая украинская: «Покірливе телятко дві матки ссе…»

Между прочим, этот принцип работает и в повседневных человеческих обстоятельствах. Наглый человек, в конечном итоге обязательно будет в проигрыше. Именно, в конечном итоге, потому, что на первый взгляд, наоборот, наглость помогает в жизни. Даже говорят, что наглость – второе счастье. Это, конечно, далеко не так, но, ведь, говорят не зря – есть, же в этом какая-то доля правды? Безусловно, есть – поверхностная такая. Стоишь в очереди за билетом, а тут какой-то мужлан обходит тебя и лезет прямо к окошку кассы. В советские времена – это особо актуально было – очереди-то были за всем. За молоком и мясом, за сахаром и мылом, за приличной обувью и одеждой. Если ты человек совестливый, то каждый день в какой-то, хотя бы одной очереди, а то и в двух и в трёх тебе нужно было выстоять. А Вася наловчился всюду ветераном Куликовского сражения прикидываться. И вот Вы цельный час потеряли выстаивая в очереди, а Василий перед самым Вашим носом взял последний билет, и Вы несолоно хлебавши, с расстроенными чувствами побрели восвояси, бормоча про себя, мол, да - наглость – второе счастье.

В очереди, пожалуй, и вправду. Нормальному человеку, проще пропустить наглеца вперёд, чем с ним препираться, и хам этим пользуется. Но наглец, он-то хамски ведёт себя не только в очереди. А по жизни таковых в лучшем случае не уважают - а то и презирают. И если однажды к Вам за помощью обратится эта беспардонность, Вы вряд ли отзовётесь – ну разве, под свежим впечатлением прочитанного Евангелия.

Да, собственно, и в очереди раз на раз, не приходится. Сто раз сойдёт, а на сто первый, и по зубам можно схлопотать. Вон, лет двадцать пять назад у нас в Херсоне на одной из заправок трагический случай был. Помните, когда с бензином перебои были - очереди из автомобилей длиннющие выстраивались. И вот один наглый «счастливчик», в кавычках, минуя череду чающих движения бензина, подъезжает прямо к заправочной колонке, лихо заруливая перед передним автомобилем к заправочным шлангам. Водители стали ему орать, естественно, именуя его не по отчеству, а по матери. Но мужик, по всей видимости, попался бывалый, толстошкурый, привыкший к подобным выплескам эмоций. И всё было бы, как всегда, если бы не одно обстоятельство. У одного водителя, уже целый час честно простоявшего в очереди, было чересчур плохое настроение – наверное, жена третьего дня, как ушла к другу. А у него при себе оказался пистолет – на толчке давеча купил для самообороны. Ну и, недолго думая, представитель обиженной стороны, хватает свой «Макаров», быстро подходит к «хитрому» автомобилю со стороны водительской двери и в упор выпускает в наглеца целую обойму.

Понятное дело - заправка автомобиля, принадлежащего борцу за справедливость, была отложена лет на 12, наверное. Но уж кому точно не повезло на сей раз – это бессовестному «счастливчику», счастье которого было так неожиданно оборвано.

Даже если бы и не случилось это несчастье, вести себя так не то, чтобы просто не благочестиво, не по-Божьи, а и по-человечески невыгодно. Потому, что наглый человек, если в чем-то выиграет – обойдёт кого-то, добьётся чего-то, что скромняге не достичь, то проигрыш будет в тысячу крат больше уже здесь на земле. Но ущерб этот не ограничится рамками сей жизни. Вот то наше презрение, которое направлено на бесцеремонных особей, оно уходит и на тот свет - в вечность. Но там всё будет гораздо хуже. Здесь-то оно, чаще всего, как? Воспитанные люди, как правило, молча наблюдают за наглецом. В голове-то у них много чего бурлит, но обычно этими нехорошими мыслями всё и заканчивается. А в жизни будущей, там не будет разницы между словами помысленными и произнесёнными. Там сознание каждого будет открыто, всё, что каждый думает, будет звучать во весь голос. Представляете, громаднейший поток презрения, направленный на бесстыжего индивида.

Здесь, в земной жизни эта наглость проходит, особенно если человек с патологическим отсутствием совести, непрошибаемый. Ты ему говоришь, извините, Вы не приглашены, а он, будто и не слышит – валит напролом, приговаривая зычным голосом: «так, где здесь именинник, сейчас будем поздравлять, выпивать и танцевать». Ну что его – за холку хватать и прилюдно выводить? Ну тогда будет испорченное настроение у гостей, изгаженный вечер у юбиляра. Уж, ладно, пущай сидит – дешевле обойдётся. Многие знают, о ком я говорю. Есть у нас такой в Херсоне всем гостям гость – непрошенный завсегдатай на всех празднествах, устраиваемых мало-мальски известными в городе людьми. Вроде, как даже выгодно – почти каждый день тебе  праздник и роскошный стол. Ну а что в душе люди испытывают по отношению к этому «джентльмену»? И эти ощущения перейдут в вечность.

Другими словами, наглецы блаженными быть не смогут. Ну а кто в блаженстве унаследует землю, в конечном итоге новую землю в Царстве Неба? Кроткие. Но что это за качество? Противоположность наглости? Тактичность? Не совсем. Кроткий ведёт себя учтиво, уступчиво не потому, что хорошо воспитан, культурен, а по велению сердца – он уступит Вам место не просто потому, что это предполагается правилами этикета, а потому, что он жалостлив, сердечен, искренне желает всем добра.

В связи с последним обстоятельством, очень трудно говорить о кротости людей слабых. Не то, чтобы слабак не может быть кротким в принципе – наверное, может, но выявить, обнаружить это качество у слабого крайне трудно. По очень простой причине. Слабые часто уступчивы именно из-за своей слабости, а не потому, что искренне хотят лучшее уступить другому. Они и рады бы кого-то обойти, но кишка тонка.

Поэтому, кротость – это искреннее проявление доброты, уступчивости, нежности, в первую очередь, сильных людей. Сильных и внешне и внутренне. Он мог всех растолкать, он мог заграбастать себе и то и сё. Но он скромно уступил слабому. Это и есть та кротость, которая очень высоко будет оценена Всевышним.

8.7.18 – Блаженны плачущие!

Блаженны плачущие – новый вызов, очередная перчатка, которую бросает Иисус слушателям, да и нам тоже. Во-первых, как могут быть блаженными, плачущие? Ну разве, что от радости. Но вряд ли Христос имел в виду слёзы от неожиданно накатившего счастья – миллион Федя, вдруг, выиграл и его тёща в тот же день скоропостижно скончалась. Всё-таки, речь, по всей видимости, идёт о слезах скорби. И это никаким боком не лепится к нашему повседневному опыту. Если человек плачет – наверняка ему плохо, и о каком блаженстве тогда речь?

Во-вторых, рыдать, это не очень красиво даже женщине, а плачущий мужчина – это, собственно, уже и не мужчина, а так – размазня. Настоящие мужчины не плачут – им воевать надо – стрелять в противника, не моргнув глазом. Представьте себе сентиментального разведчика, который в стане врага готов прослезиться сочувствием к ближнему. Сентиментальная женщина – ну это куда ни шло, а мужчина – кому он нужен, даже в мирное время – тут нужно быка завалить, овечке горло перерезать, а он расплакался – коровку жалко. Ну кому нужен мужик, который даже курице голову отрубить не может. Плачущий мужчина – это позор, посмешище и если Петя по природе оказался сентиментальным, то он свою сердечную чувствительность засунет себе куда ни будь поглубже - спрячет, а то и вытравит её, как зубные нервы удаляются, загрубит своё сердце, вырастит на нём корку, сделает его подобно камню, чтоб было не пробиваемым, неранимым.

Оно, конечно, хорошо, когда ты защищён – в доспехах. Но эта же защита и мешает – рыцарь в панцире тяжел, неповоротлив и нечувствителен. Представьте, как ему обнять женщину, не говоря уже о большем.

Безусловно, мужчины и от природы менее сентиментальны, но в ещё большей степени сыграла роль историческая культура – во все века поощрялась жёсткость мужского начала, беспощадность к врагу, а как результат – и безжалостность вообще. Мужская бесчувственность в веках воспета народом. Выбросить свою невесту-княжну за борт в набежавшую волну – вот где настоящее мужество.

Женщины тоже разные, встречаются очень жестокие, но в общей массе, всё же они гораздо человечнее, чем противоположный пол - более чуткие. Поэтому и более ранимые - одно без другого не бывает. Одно дело музыканту-слухачу находиться в оглушительно грохочущем заводском цехе, и совсем другое человеку глухому – последний вообще не будет испытывать дискомфорт от зашкаливающих децибелов. Но глухой не слышит и человеческой речи, тем более шёпота.

Вот в храме – оглянитесь вокруг – практически за любым Богослужением, большинство женщин. Почему? Да потому же. Женщины слышат то, чего не слышат мужчины, и чувствуют, то, что бронированное мужское сердце не воспринимает – легчайшее дуновение Благодати Духа святого...

Ещё нужно сказать, что плачь сильно скомпрометирован человеческим эгоизмом. Почему нам в известной мере противно представлять себе людей плачущих? Потому, что абсолютное большинство – льют либо крокодильи слёзы, либо рыдают из жалости к самим себе - даже на похоронах. А бывает и того хуже – скорбят о благополучии ближних своих. Как же так?! Я, такой хороший, вокруг все плохие, а живут лучше меня! И любят их почему-то больше – как тут не взвыть?! Но нет на свете, наверное, ничего отвратительнее, чем искривлённое, перекошенное лицо плачущего завистника.

Свои «5 коопеек» прибавляет ещё и, как бы так сказать – сентиментальный мазохизм. Есть немалая категория людей, которые наловчились извлекать удовольствие от моральных страданий. Хлебом их не корми – дай побыть в роли жертвы, или на худой случай поотираться между теми, кому действительно плохо. Если не в жизни, то хотя бы в кино. Так и говорили прямым текстом – своими ушами слышал – «пошла смотреть индийский фильм поплакать хочется». Или – «такой хороший фильм, такой хороший – я так плакала!»

Понимаете, в чем тут дело. На самом деле здесь тончайшая грань между человечностью, чувствительностью к чужой беде и моральному мазохизму – грань эта не всегда очевидна. Внешне не всегда легко различить, но по сути – это совсем разные вещи. Одно дело разделить страдания человека, стать рядом с ним, подставить плечо в несении им тяжкого бремени, и совсем другое – извлечь удовольствие от собственного умиления, наблюдая за страждущим.

Я не уверен, что в данный момент все улавливают мою мысль. Скорее всего, далеко не каждый обращал внимание на сие не очень приметное психологическое явление, когда собственную боль люди умудряются превратить в усладу. Явление-то парадоксальное. О нём упоминал Фёдор Михайлович Достоевский в 4-й главе «Записок из подполья». 

«Даже в зубной боли, пишет Достоевский, есть наслаждение. Стонут, когда больно; но стоны эти не всегда откровенные, бывает с ехидством, а в ехидстве-то и вся штука. В этих-то  стонах  и  выражается  наслаждение  страдающего;  не ощущал бы он в них наслаждения - он  бы  и  стонать  не  стал. 

Я  вас  прошу,  господа, продолжает Федор Михайлович - прислушайтесь когда-нибудь  к  стонам  образованного  человека  девятнадцатого   столетия, страдающего зубами, этак на второй или на  третий  день  болезни,  когда  он начинает уже не так стонать, как в первый день стонал,  то  есть  не  просто оттого, что зубы болят; не так, как какой-нибудь грубый мужик,  а  так,  как человек тронутый развитием и европейской цивилизацией стонет… Стоны  его становятся какие-то скверные, пакостно-злые и продолжаются по целым  дням  и ночам. И ведь знает сам, что никакой себе пользы не принесёт стонами;  лучше всех знает, что он только напрасно себя и  других  надрывает  и  раздражает; знает, что даже и публика, перед которой он старается, и всё  семейство  его уже прислушались к нему с омерзением - не верят ему ни на грош и понимают про себя, что он мог бы иначе, проще стонать, без рулад и без вывертов, а что он только так со злости, с  ехидства  балуется.  Ну  так  вот  в  этих-то  всех сознаниях… и заключается сладострастие. «Дескать, я  вас  беспокою, сердце вам надрываю, всем в  доме  спать  не  даю.  Так  вот  не  спите  же, чувствуйте же и вы каждую минуту, что у меня зубы болят…»

Итак, плач плачу – рознь. Своей заповедью «Блаженны плачущие» Господь призывает нас не стонать злостно, и не выть от досады. Не плаксами и нытиками слыть. А быть чуткими к чужой боли, сердечными – не просто умом понимать – теоретически, так сказать, а действительно сочувствовать, сострадать страждущим, быть человечными, небезразличными, любящими, близко принимающими чужую беду к сердцу – с плачущими плакать, как говорил апостол Павел, а с радующимися радоваться.

И таковым, в качестве награды, Господь обещает утешение. Конечно же, не в узком смысле этого слова – дескать, плакал, а потом перестал. Утешение – это празднество, пир горой, вино рекой. Типикон – книга такая – церковный устав с указаниями когда и как должно проводить Богослужения – и там обычно по праздникам предписывается «на трапезе монашеской братии утешение велие», т.е., до 3-х красовуль вина. «Красовуля» – это чаша такая, четверть или пол-литровая.   

Здесь, конечно, не стоит делать далеко идущие филологические выводы – идентифицировать старорусское «утешение» и греческое «oi penqountes». Но по глубинной сути, это, примерно, так. Человек, который воспитал свою душу в чуткости, в Царстве Божьем, сможет и Бога «почувствовать», если так можно выразиться, и поистине насладиться высочайшей степенью блаженства. Радостью общения с Господом, миром ангельским и со всеми праведниками.

1.8.18 – Блаженны нищие духом!

Я так думаю, все мы наизусть знаем, так называемые, Заповеди Блаженства, произнесённые Христом в Нагорной проповеди. И поём мы их почти на каждой литургией, да и текст, в общем понятен. Но, проблема, во-первых, в том, что мы к словам привыкаем, и теряется острота их восприятия. А вся Нагорная проповедь, построена, как мы подчеркивали с Вами, на сплошном скандале – ну согласитесь, это же просто кошмар, если вдуматься - блаженны нищие, блаженны плачущие, блаженны изгнанные, блаженны преследуемые. Вот если бы это не Христос, а сосед Гриша сказанул Вам такое, мол, хорошо быть нищим, хорошо быть плаксой, хорошо быть избиваемым, Ваша рука наверняка потянулась бы к телефону – вызвать карету скорой помощи.  

Но, прежде, чем рассуждать о, так сказать, способах достижения блаженства, отметим такой вот предельный либерализм формы этих Заповедей. Хошь - будь чистым сердцем, не хошь – не будь – дело хозяйское, но если всё же захочешь стать благополучным, очисти своё сердце и тогда почувствуешь радость созерцания Небесного. Императива нет в этих заповедях, вот обязан ты, должен поступать так-то и так-то. Отнюдь – никому ты ничего не должен. Если сам желаешь побольше радости в жизни – стяжи кротость. 

Но давайте сначала – «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное».

Вот уж кем нам точно не хочется быть, так это нищими. Какие-то жалкие, убогие люди: все работают, а им лишь бы не работать, а грязными и смрадными просить милостыню. А нищие духом – это что-то – вообще! Ну, кто такие «нищие духом»? Те, которые сдвинулись, сумасшедшие? В общем, похоже. В истории Российской Церкви очень часто сумасшедших почитали блаженными - даже вот собор Василия Блаженного построен в честь знаменитого юродивого. В общем, не привлекательно звучит сия заповедь ни с одной, ни с другой стороны.

Но давайте разбираться, во-первых, с языком. Вот самое первое слово «блаженный», «блаженство» - его содержание сильно изменено с течением времени. Блаженство в современном словоупотреблении – это ощущение пронзительного удовольствия – скажем, после тяжелого трудового дня залезть в теплую ванну или утонуть в мягком кресле перед большим плазменным телевизором, попивая хороший виски, или марихуану курнуть. Вот это — блаженство в нашем понимании, но оно не соответствует смыслу евангельскому, поэтому некоторые переводчики используют здесь слово «счастье» - «Счастливы нищие духом». Звучит получше, но всё равно не подходит. Счастье в нынешнем смысле – это что? Жена красавица, или муж - принц аглицкий, собственный замок роскошный, желательно с конюшней, машина миллионов за 5, дети-паиньки, ну и т.д.

Нет, блаженство в евангельском словоупотреблении означает более высокие чувства. Да - это наивысшая степень счастья, но не материального уровня, а духовного. Блаженство - это предельно высокое состояние духа.

«Блаженны нищие». Кто такие нищие? Бедные, что ли? Нет, конечно. Бывают такие нищие, что – Вы меня извините – богаче всех нас здесь вместе взятых. И, наоборот, сегодня очень много по-настоящему бедных, которых нищими не назовёшь. Нищий по определению – это не тот, у кого нету, а тот, кто просит.

Попрошайничать, конечно, не очень хорошо, особенно если оно пахнет паразитизмом – дескать, ты, дурачок, работай, на хлеб насущный зарабатывай, ну а я пока отдохну, а потом вместе отужинаем – ты же хлебосольный, не откажешь бедному родственничку.

Но – так это - в плане материальном. Что же до духовного – здесь всё по-иному. Духа, которого всем нам так недостаёт, мы не может ни заработать, ни отнять, ни украсть, а только выпросить у Бога.

Совершенно верно, просить унизительно. В этом-то и суть нашей задачи. Мы действительно не хотим унижаться – как поставили себя выше Господа ещё в лице Адама, так и не желаем признать тот непреложный факт, что Бог повыше нас будет. Нам действительно надо унизиться, то бишь, слезть с Божьего трона. Мы-то о себе думаем, что мы сами с усами и никакой Бог нам не нужен. Унизиться здесь – это попросту изменить своё сознание, поставить себя на место – вполне достойное, но соответствующее реальному положению вещей. Не я главный, а Бог. Не Господь от меня зависит, а я от Господа. И если я горделиво отвёрнут от Всевышнего, от этого хуже только мне, и моя задача развернуться к Нему лицом, приблизиться к нему, осознать, что Он – источник жизни.

Трагедия человечества, ведь, в чём заключается? В Богоотступничестве, в разрыве отношений с Богом. И, наоборот, Царство Божие – это когда Бог для нас становится самым главным – Царём. Царство Божие – это согласие с Богом, это гармония со всем мирозданием.

И просить у Бога благодатных сил Духа Святого – это не значит, ныть, зудеть и клянчить. Нужно в простоте сердца склониться пред Всевышним и сказать: Ты мне нужен, я не самодостаточен, мне нужны силы, которых мне крайне не хватает; дух мой немощен, укрепи меня, облагодатствуй, обнови дух Свой во мне.

И вовсе не обязательно об этом кричать, выводить рулады, задабривать Бога, пытаться вышибить у Господа жалость. Всевышний Сам хочет нашего спасения и наследования нами Царства Божия. Наша задача всего лишь изменить своё положение – не той частью, которая ниже спины, а лицом обратиться к Богу и не высокомерно глядеть на Творца миров, что, согласитесь – странно, а с кротостью и благоговением.

10.2.13 – Не клянись вовсе!

«Еще слышали вы, говорил Иисус в Своей Нагорной проповеди, что сказано древним: не преступай клятвы, но исполняй пред Господом клятвы твои. А Я говорю вам: не клянись вовсе: ни небом, потому что оно престол Божий; ни землею, потому что она подножие ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя; ни головою твоею не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или черным. Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого» (Мф.5,33-37).

Проблема для христиан из некоторых протестантских церквей – не всех, конечно. Молодой человек призывается в армию, а служба там начинается с присяги, то бишь клятвы. А сказано Христом – не клянись вовсе.

Между прочим, на этом примере очень наглядно иллюстрируется сектантская психопатология. Сектантство – это, ведь, духовно-психическая болезнь – когда человек не может увидеть, охватить картину в целом, в поле его зрения всегда крошечный сектор. И вот эту часть сектант воспринимает и выдаёт, как нечто целое.

Вот написано: «не клянись вовсе» - что не ясно?

Честно говоря, не очень. От первой до последней страницы Библии – кто только ни клянётся, и это в порядке вещей. Клянутся Авраам и его слуга, клянутся Исав, Иаков. Клянётся Сам Бог: «Мною клянусь, говорит Господь, что так как ты, (Авраам) не пожалел сына твоего, единственного для Меня, то Я благословлю тебя и умножу семя твоё, как звёзды небесные и как песок на берегу моря (Быт. 22, 16-17).

Апостол Павел то и дело клянётся то коринфским христианам: «Бога призываю во свидетели на душу мою…», т.е., клянусь своей жизнью, то римлянам: «Свидетель мне Бог…, что непрестанно воспоминаю о вас в молитвах…», (Римл. 1, 9), то Галатийским христианам: «что пишу вам - пред Богом, не лгу!» (Гал.1,9).

Да что Павел, Сам Христос ответил клятвой, когда этого потребовал от Него первосвященник: «заклинаю Тебя Богом живым вопросил Каиафа: скажи нам: Ты ли Христос, Сын Божий?» (Не просто скажи, а ответствуй под клятвой). Иисус соглашается: «ты сказал» - произносит Христос. Здесь, конечно, очередная языковая проблема, потому, что в современном словоупотреблении «ты сказал» - означает, мол, так я не говорил, дескать, – это твои фантазии. Отнюдь, на языке Евангелия, это ответ утвердительный. Иисус соглашается под клятвой заявить, что – да Я Сын Благословенного! Я Есмь!

Другими словами Иисус нарушает Свои же Заповеди из Нагорной проповеди – щеку вторую не подставляет, ударившему Его служке, клянётся.

Вот удивительно, как можно всего этого не видеть? Лично сам я за свою жизнь прослушал столько елейных проповедей не только из уст протестантских пасторов, но и православных батюшек на тему клятвы и всякий раз попадаешь в какой-то ступор – «чи лижі не їдуть?..» - мол, не клянитесь, это грешно. Мол, Сам Господь наш Иисус Христос сказал: «не клянись вовсе… да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого».

Да, сказано.

Но уже который раз подряд мы подчеркиваем с Вами, что логии Христа, особенно Нагорную, возможно понимать лишь в ключе духовном. Давайте попытаемся разобраться - что такое клятва, и зачем она вообще нужна в каких-то ситуациях? Потому, что люди неверны и лживы. А правда и верность иногда, ох как необходимы. Что может быть страшнее, когда свои же войска переходят на сторону неприятеля. Как снизить вероятность, что такое случится. Заставить солдата присягнуть Родине. Выглядит это, конечно, торжественно, слезу вышибает, но что на самом деле кроется за этими умиленными словами клятвы? Очень простой подтекст - мол, если изменю своей Родине, я заранее согласен с тем, что моя же Родина в лице сослуживцев, меня попросту расстреляет. Т.е., дополнительная внешняя мотивация сообщается – совру – плохо мне будет, хуже не бывает.

Богом клянусь, значит, призываю в свидетели Всевышнего, Господа Праведного, Который всё знает и лжи не благоволит. Дескать, если я лгу, пусть меня Бог покарает! Здоровьем своим клянусь, значит, пусть меня саркома сожрёт, если я говорю неправду.

Но, пардон – а что, без присяги нельзя? Разве не лучше попросту не лгать, быть честным, своих слов хозяином? Наверное лучше и, собственно этого, Господь и требует от Своих последователей, мол, грош вам цена, христианам, если Вы вынуждены сказанное, подтверждать клятвой. Между вами, да не будет так. А как? Сказал «да», значит, да, а «нет», значит, нет. Имеется в виду, между вами –христианами, настоящими христианами – чадами Божьими.

Но если это чадо Божье попадает в среду, где ложь – норма жизни, где не доверять друг другу – жизненная необходимость и эти ироды, кайафы и пилаты требуют подтверждения истинности тобою сказанного – клянись на здоровье, если им так нравится.

Но если уж клянёшься, то не шути этим. В Библии достаточно предупреждений клятвопреступникам: «не клянись именем Моим во лжи, и не безчести имени Бога твоего. Я Господь Бог ваш», сказано в книге Левит (Лев.19,12). «Не отступит бич от ложно клянущегося и дом его наполнится несчастьями» – написано у Сираха в 23 главе. А пророк Захария видел однажды видение: «вот летит свиток… на котором проклятие:.. всякий, кто крадет, будет истреблён, как написано на одной его стороне, так же и всякий, клянущийся ложно, как написано на другой стороне свитка. Я навёл это проклятие, говорит Господь Саваоф, и оно войдёт в дом вора и в дом клянущегося Моим именем ложно, и пребудет в доме его, и истребит и дом, и сад, и даже камни его (Захар.5,1-4). Конечно, это Ветхозаветные страшилки, ну а как быть с людьми, которые не выросли ещё из Ветхого Завета. С ворами говорить нужно по фене.

10.6.18 - Неужели Христос пришёл на Землю, чтобы ИСПОЛНИТЬ Закон Моисеев?

«Не думайте, говорит Христос в Своей Нагорной проповеди, что Я пришёл нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить» (Мф.5,17-18).

Всё в том же стиле - что ни слово Иисусово, то либо парадокс, либо скандал. Разве не Христа постоянно обвиняли в нарушении субботы, в нарушении ритуальной чистоты, что де, Иисус ест и пьёт с мытарями и грешниками, общается с язычниками, учеников Его, что те не постятся в положенные дни, а Церковь, основанная Им, вообще похоронила практически все Ветхозаветные предписания.

Но начнём с языка – как мы отмечали с Вами, множество недоразумений преподносят нам слова, постепенно меняющие свой смысл - примеров сколько угодно.

«Раб» в Библейском контексте, как мы уже неоднократно подчеркивали – это человек преданный, а не порабощенный. А «наказание» – это учёба, преподавание, а не лишение зарплаты или порка ремнём. «Понос», в свою очередь – это не расстройство желудка, а когда о вас дурно говорят и т.д.

Наша Света певчая недавно за вечерним Богослужением читала канон Гурию, Самону и Авиву, и там черным по белому написано, что святые эти одну девицу однажды сношали. Прочитав сие, Света замолчала, и, выдержав паузу, от себя произнесла: «Господи помилуй!» На самом же деле, старорусское слово «сношать» означает – перенести с места на место - непосредственно на руках или на носилках – санитары каждый день сношают больных, таким образом.  

Так вот «исполнить», в данном контексте – не значит выполнить, как мы сейчас это понимаем, а «дополнить» или даже точнее будет «наполнить».

Таким образом, Христос пришел не нарушить Закон Моисеев, а «наполнить» его неким новым содержанием. Как пустой кувшин - все эти 613 ветхозаветных предписаний ко времени Христа, практически утратили свой смысл.

Ведь, любой закон он принимается с какой-то целью, так же, как и любое правило, традиция, обряд имеют смысл только до тех пор, пока сохраняют свою информативность. Ну вот спросить иудея – почему им нельзя есть свинину – будут говорить что угодно, придумают сотню версий - от оригинальной и остроумной, до бездарной и тупой, но вряд ли Вы услышите правильный ответ. Или почему нельзя было войти под кровлю язычника, и недопустимо иудею жениться было на нееврейке, почему, прикосновение к раненому или умершему оскверняет прикоснувшегося и т.д. К слову говоря, в те времена и вопросов таких не задавали. Раввины занимались казуистикой. Казуистикой, опять-таки не в современном ругательном смысле. Казус – значит, случай. Т.е., в каком случае – как себя вести. Сколько шагов в субботу можно сделать, а сколько нельзя? Что нужно делать, если случайно проглотил некошеную еду? Когда и как можно спать с женой? Или, как поступить, если ты, стоя на молитве, испортил воздух. Никто не спрашивал – почему нельзя пользоваться той же расческой, если там отломились более двух зубьев. Вот нельзя и всё – не положено! Почему не положено – повисало в воздухе. Кстати, и до сегодняшнего дня среди иудеев эта психология сохранилась. В современном Израиле, знаете, какой самый популярный ответ на вопрос «почему?» «Потому!» и точка. «Ляма?» «Каха!»

Для культуры, взращенной на христианстве – это, в общем, дико. Хотя, спешить с осуждением не будем. В нашем бытовом православии столько аналогичных вещей, что на поверку мы тоже можем оказаться ничем не лучше любого ископаемого иудея. Мы, ведь, к сожалению, живём в мире множества неосознаваемых церковных обрядов, не говоря уже об обычаях, надуманных людьми с сильно повреждённым умом. В последнем случае даже комментировать тошно. На поминках - столы без вилок и ножей. Ну вот почему я должен рыбу разделывать ложкой или той же ложкой мясо дробить? Ну это ладно - дурь, которая к христианству, к чадам Церкви, к счастью, отношения никакого не имеет.

Но у нас и церковных традиций хватает разных – и сомнительных, и неосмысленных – церковный календарь, например, по старому стилю – это явная глупость - весь мир не в ногу – живёт по Григорианскому календарю, а мы ж, дюже умные – в стихии Юлианского. К слову говоря, Юлий Цезарь – он-то был мужиком умным, но язычником, а папа Григорий – как ни как - христианский епископ – из наших, так сказать. Ползучее Благовещение – то в страстную пятницу придётся, то на Пасху – тоже глупейшее обыкновение. Спросите кого угодно – хоть Московского Кирилла, хоть нашего Киевского Филарета – зачем это безобразие? – не ответят. Или почему в Лазареву субботу Великого поста рыбу есть не положено, а рыбью икру – можно - неважно – черную, красную – любую.

Ну это ладно – сие не то, что в Церкви делает погоду. Ну а вот, если взять всё, что происходит в храме за каждым Богослужением – многие ли из нас понимают значение икон, свечей, каждения, например? Вот зачем священник машет кадилом? Или почему он так одет? А смысл свечу перед иконой возжигать? Уж в эти жесты смысл заложен глубокий, но многие ли его понимают? А если это людям ни о чем не говорит, значит, эти традиции пустеют, становятся порожними. Причем, опустевший ритуал – это ещё не худший вариант. Ведь, природа не терпит вакуума – место свято пусто не бывает. Когда уходит подлинный смысл, на его место приходит ложный.

Купола в храме, оказывается - для того, чтобы под ними можно было постоять и «зарядиться космической энергией». Заочное отпевание умершего стали называть печатаньем – заколдовать в гробу покойника, на всякий случай закупорить его там, чтоб оттуда не вылез и не пришел ночью. В самом деле – спросите – каков смысл обряда предания земли в чине церковного погребения – многие ли внятно ответят на этот вопрос?

Или, что значит, Бескровное жертвоприношение? Что собою представляет просфора, зачем из неё частицы вынимают? Это, ведь, очень важная сфера литургической практики.

Но если люди со сменой поколений перестают понимать смысл этих священнодействий, формы пустеют. Или заполняются иным содержанием – не всегда порочным, но в любом случае, фальшивым. Вот, например, когда прихожане встречают епископа или пресвитера – принято брать у него благословение.

Ну а что такое благословение? Изначально оно мыслилось, как молитва, наставление, благопожелание – добрые, благие слова. Человек перед началом какого-то серьёзного дела подходил к духовному лицу и просил наставить его и помолиться об успешности осуществления его конкретных планов. Дескать, батюшка, вот хочу устроиться на работу – помолитесь обо мне и благословите меня – дайте наставление и пожелайте мне удачи. Или – хочу дом обменять, или поступить на учёбу в институт, или за границу съездить. И священник, по идее, должен выслушать подошедшего под благословение, быть может, расспросить подробности, по надобности преподать наставление, ну и помолиться, а уже на последок - в знак призывания помощи Божьей – осенить крестным знамением.

Помню, в Ленинградской Духовной академии нас отучали от неосмысленных жестов. Подходишь бывало к академическому священнику, сложив руки, мол – благословите, батюшка, а он спрашивает – а на что тебя благословить? У нас, ведь эта внешняя форма благословения давно уж мутировала в обычное приветствие священника. По мере того, как форма эта выдыхалась, пустела её наполняли иным содержанием – сегодня подойти к священнику под благословение – это всё равно, что сказать «здрасте». Кстати, ничего плохого в этом нет. Почему бы и не выразить почтение духовному лицу, особо поприветствовать его?  - но это уже иной смысл сего жеста, не подлинный, не изначальный. Это не худший вариант – сие не «зарядка под куполом космической энергией» и не «ощупывание икон» – мол, от этой исходит тепло – «аура положительная», а эта, дескать, – холодная.

Посему и наш церковный устав, и наши традиции, да и каноны даже некоторые, пожалуй, тоже нуждаются в Христовом «исполнении», сиречь, в наполнении духом Благой вести, Божией Благодатью, в осмыслении и переосмыслении. Вся наша жизнь должна быть прозрачной, все наши религиозные движения понятны, причём, поняты правильно.

Тем более, касательно Ветхозаветных установлений, которые иудеями исполнялись просто потому, что «так надо». А почему надо, зачем, каков смысл того или иного установления? И вот Христос приходит и Своей Благой Вестью, Своим Божественным учением наполняет смыслом опустевшие формы иудейской религиозной традиции.

Другое дело, формы по долговечности бывают разные - кратковременные и даже разовые. Колокола, например, издревле отливали – каждый раз заново форму изготавливали, а по мере остывания расплавленного металла, форма разбивалась. И это не считалось поломкой, вредительством или действием разрушительным. Сие технологическая необходимость.

Да, абсолютное большинство Ветхозаветных правил, по мере кристаллизации Благой вести и давления Свободы во Христе не выдержали, но это не целенаправленная ломка старых форм, и не результат умышленной, планомерной борьбы Иисуса с древними установлениями, а процесс естественного роста. Было семечко, брошенное в землю, а стало деревом, был желудь, а вырос дуб – могучее дерево, совсем не похожее на семечко.

Итак, не ломать старые формы пришёл Христос, а наполнять их новым содержанием. Собственно, это задача и наша с Вами.

3.6.18 – Выколоть себе глаз?!

«Если же правый глаз твой соблазняет тебя, сказал Христос, вырви его и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну. И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну» (Мф.5,29-30).

Мы неоднократно подчеркивали с Вами, что адекватно воспринимать Нагорную проповедь Христа возможно лишь в ключе духовном. Кошмар, в противном случае – Ориген – умнейший человек первого тысячелетия – блестящий Богослов, учитель Церкви и тот однажды свалился в буквализм. Очередной раз перечитав сии строки из 5-й главы от Матфея, Ориген, наверное, взял зеркало, приблизил его к лицу, внимательно посмотрел на правый глаз, потом на левый – вроде, как, всё нормально – не соблазняют. Посмотрел на руки – с одной, другой стороны – тоже проблем, как бы нет. Потом взгляд его опустился ниже, и - тут до Оригена дошло – вот он тот член, который мне покоя не даёт.

Делать нечего – удалять надо - благо, что специалистов в этой области хватало. Правда, кастрировали в основном тех, кто этого не желал – слуг при гаремах, воспитателей молодых рабынь, смотрителей в публичных домах – вели их, как на казнь. А тут – доброволец нарисовался.

Говорят, Ориген жалел о своём поступке некоторое время спустя, да и Церковь осудила это его действие.

Ну а как тогда понимать сии слова Христа, предписывающие отсечение соблазняющих членов тела?

Насчёт соблазнов, Христос вообще был крайне категоричен и даже непривычно жесток. Ведь, трудно даже представить, чтобы Тот, который спас блудницу, сказав ей, что не осуждает её, разбойнику обеспечил рай, молился за распинающих: «Господи, прости их, ибо не ведают, что творят», вдруг заявил, мол, «кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше бы, повесить мельничный жернов на шею и потопить его во глубине морской» (Мф.18,6). В общем, понятно, почему. Потому, что соблазняющий подвергает риску духовную жизнь окружающих. В другом месте Христос скажет: «не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более того, кто может и душу и тело погубить в геенне» (Мф.10,28). А духовно умертвить человека невозможно мечом, автоматной очередью, бомбой и даже взрывом ядерной боеголовки. Но это может запросто сделать грешник своим дурным примером. Понятно – грех греху рознь, но в любом случае это зараза – а иногда убийственная. В ужастиках часто - от укусов вампира нормальный человек тоже становится вампиром, и с ним ничего не поделаешь – только убивать приходится.

Отсечение члена в контексте речений Христа означает отторжение и изоляцию индивида от грешников, несущих соблазн. Крылатое выражение, образ - общества, как человеческого тела, состоящего из различных частей и органов, в апостольские времена было в ходу. Позже апостол Павел Церковь назовёт Телом Христовым, а христиан – членами Тела Господня.

И вот уже в свете этого становится более понятным и высказывание Иисуса о том, что принёс Он на землю не мир, но меч, разделяющий человека с отцом его, дочь с матерью, а невестку со своей свекровью. Если твой брат преступник, но на тебя это никак не влияет, то это ещё полбеды. Но если он тебя соблазняет, ты рискуешь попасть под его влияние – порви с ним какие бы то ни было отношения. И не только с братом, но и с отцом, сыном, матерью, если они тебя толкают на грех. Конечно, чтобы родная мать свою дочь совращала на преступление – это явление на первый взгляд экзотическое, но на самом деле – не такое уж и редкое, как мы уже говорили с Вами.

Но что действительно часто в нашей жизни случается – это когда друзья, люди, с которыми мы часто общаемся - дурно влияют на нас. Так нередко бывает, что человек, отношениями которого ты ценишь, тянет тебя вниз. Рядом с ним ты становишься не лучше, а хуже. Порви с ним, разумеется, после попыток противостоять соблазнам. Да, возможно, тебе больно будет это сделать – это, как отрезать собственный палец. Но пересиль себя – ибо лучше, сказал Иисус, лишиться одного из своих членов, чем, если всё тело твоё будет ввержено в геенну.

Апостол Павел говорит, примерно, то же: «худые сообщества, развращают добрые нравы» - напоминает он христианам Коринфа. Рабочий коллектив, например, на том или ином предприятии, может сложиться жуткий – не в смысле трудный – в последнем случае – наоборот - полезно преодолевать - сложности характеров сослуживцев их нравов, а именно, когда окружение, что называется, тянет тебя на дно в нравственном смысле. И что делать? - Работа-то интересная, да и выгодная – платят неплохо и труд не изнурительный. Однако, лучше остаться без материального комфорта, чем душу свою загубить для вечности. 

Эту заповедь Христа без риска ошибиться можно и расширить - не только с людьми нужно уметь расставаться, но и с вещами. Если ты целыми днями проводишь время возле телевизора - не можешь оторваться от него - понимаешь, что он тобою овладел, буквально прирос к твоему туловищу – вырви его из своих телес – подари тому, кто сможет не во вред себе им пользоваться.

То же самое и с компьютером и Интернетом. Вещи-то замечательные. Но если человек, что называется, покинул мир реальный и живёт в виртуальном – наверное, надо делать радикальный шаг. Это, как со спиртным – пьют людей множество, и одним это не помеха для полноценной, деятельной жизни – знают меру, так сказать, а другие прямо таки под откос летят - на глазах опускаются – посему для таковых отсечь надо это дело – и не нюхать даже. Да, вполне можно и вещи разные поместить в список подлежащего удалению из наших телес. Для кого-то это могут быть игры, увлечения не очень здоровые, пристрастия неконтролируемые, филии и прочее, но в изначальном смысле Евангельский текст нам говорит о разборчивости в социальных связях.

Собственно, об этом и псалмопевец Давид пел в своём самом первом псалме, помещённом в Библию: «Блажен муж, который не ходит на совет нечестивых… и не сидит в собрании развратителей, но в законе Господа воля его… Будет он как дерево, посаженное при потоках вод, которое приносит плод свой во время свое, и лист которого не вянет; и во всем, что он ни делает, будет успешен» (Пс.1-1-3).

13.5.18 – Не мир, а меч!

«Не думайте, говорил Христос, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч, ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью её, и невестку со свекровью её. И враги человеку - домашние его (Мф.10,34-36).

Что ни слово Господа, то скандал! Это мы с Вами, христиане, уже смирились с подобными высказываниями, пообвыкли, так сказать, а представьте - подобное услышать на свежую голову!

Строго говоря, проповедь такой и должна быть. Потому, что ханжеская елейность большинства нынешних проповедей – у нормального человека уже рвотный рефлекс вызывает. Но не слишком ли вероломно - вот в какие ворота это затолкать – мол, врагов надо любить, а самых близких считать врагами – родную мамочку, например. Кошмар полный.

Но что напрочь убивает, это то, что сие - истинная правда. Конечно, не во всех случаях – исключения бывают, но редкие. Стариком себя я как-то ещё не считаю, но уже и не мальчик - в жизни повидал много чего. Судеб искалеченных на моих глазах – давно уж со счету сбился. Ну вот кто лучше всех знает за кого выходить замуж своей доченьке, а в чью сторону даже и не смотреть? Конечно, мамочка. А невестку как приструнить? – без проблем - ценный совет от свекрови № 542. Про тёщу тома злых анекдотов составлено - что по спецзаказу мирового масонства?

Но тёща – это существо даже в худших случаях сравнительно безобидное. А вот родная мамочка, которая обхаживает сыночка давно уж получившего паспорт – это враг первейший. «Петенька, у тебя сигареты кончились – бедненький – денежку возьми там, в тумбочке». Моему приятелю юношества Вите – вполне исторический персонаж - мама с утра в постель приносила стопку водки, если тот с вечера злоупотребил. Витрину в кабаке Петя по пьянке разбил? Ничего страшного – вон папа премию третьего дня, как получил. Кредит взял? – не беда, мы с папой потихонечку погасим. Машину чужую грохнул? Плохо – придётся крёстного напрягать. Девчонку соседскую изнасиловал? Ну ты даёшь! Здесь уж прокурора своего напрягать надо будет. Уволили с работы за опоздания и прогулы? Ну ничего страшного – мы-то с папой получаем нормально – уж как ни будь прокормимся. И вырастает урод – моральный, разумеется. С обезображенной, никчемной душонкой, которая, скорее всего, таковой, и в вечность перейдёт. Благодаря исключительно своим любящим родителям, которые воистину враги заклятые своему чаду.

Один из моих друзей – тоже врач – очень хороший, между прочим - у меня они почти все врачи – на Майстренко коситься не надо – это не о нём - бедняга выслушивал от своей благоверной, почти ежедневные, мягко сказать, упрёки – дескать, идиот ты – нормальные люди на твоём месте взятки берут, а ты полный тормоз! Доходило до развода – он человек совестливый, но очень её любил и готов был во всём уступать. Право не знаю – начал ли он мародерствовать в своём отделении или совесть таки верх одержала? Судя по тому, что сохранилась семья – боюсь, что его пациентам уже давно несладко.

На самом деле таких примеров множество – да их можно в том или ином варианте видеть почти в любой семье, да и в любом коллективе. Какой начальнику фирмы самый близкий работник? Бухгалтер – человек прямо таки родимый, по-своему горячо любимый – иногда безгранично. Но Христос сказал: «Я пришел разделить бухгалтера с шефом, который требует вести черную бухгалтерию. Равно, как и налогового инспектора призывает Иисус расторгнуть трудовые отношения со своим начальником, который требует заниматься вымогательством.

Или ты подросток и уважаешь своего сверстника – ценишь дружбой с ним, но, вдруг, узнал, что он мобильники на рынке у незадачливых девчат ворует – немедленно перестань общаться со своим кумиром!

Да, это не так просто, когда муж твой – рэкетир - у кого-то деньги отбирает и приносит домой. Он же такой милый – спортсмен, боксёр – фигура, хоть снимай для рекламы, мышцы культурита, да и ты ни в чем не нуждаешься, а дети, вообще, живут, как сыр в масле. Но за тобою выбор – Христос или муж, Господь Праведный, или папа – судья взяточник. Кто для тебя окажется любимее? Муж, который не пускает тебя в Церковь? Брат, в своём ангаре изготавливающий фальшивые лекарства или Всевышний? Рано или поздно выбор сделать придётся, потому, что далее Христом сказано: «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня» (Мф.10).

6.5.18 – Давать взаймы, не ожидая возвращения долга?!

«И если взаймы даёте, говорил Христос, тем, от которых надеетесь получить обратно, какая вам за то благодарность? ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же. Но вы… давайте взаймы, не ожидая ничего... и будете сынами Всевышнего…» (Лк.6,34).

Кошмарная Заповедь, впрочем, как и большинство их в Нагорной проповеди Христа. Что же получается - одолжить соседу штуку баксов на пару месяцев в ответ на его слёзные просьбы и что – всё? Плакали мои денежки?

В общем, неудобная такая религия получается. Не слишком ли многого требует от нас Господь?

Но здесь как раз, в этом пункте, Иисус не оригинален. Если другие Заповеди представляют собою, чуть ли не противопоставление Завету Ветхому – например, «сказано древним: люби ближнего твоего и ненавидь врага. А Я говорю вам: любите врагов ваших…», то насчёт взаймы – Христос по сути повторяет – подчеркивает то, что уже было в Ветхом Завете. Для многих это покажется новостью, потому что Библию читают далеко не все, тем более - Второзаконие, которое читать нудно и пользы особой не чувствуется. А там довольно ясно сказано: «чтобы всякий заимодавец, который дал взаймы ближнему своему, простил долг и не взыскивал с ближнего своего,.. ибо провозглашено прощение ради Господа [Бога твоего]». Во как!

Но почему так? Разве это справедливо? Представьте, Петя целых десять лет пахал, как папа Карло в полуголодном режиме, копил на несчастный «Запорожец-Таврию» - мечтал ездить не на маршутках, а за рулём какого-никакого автомобиля – аж четыре тысячи долларов накопил. И тут к нему подкатывает Федя и просит, мол, я знаю, ты собираешь деньги на машину – одолжи мне на пару месяцев, я тебе за это 300 долларов сверху в качестве процентов заплачу. Григорий соображает: почему бы и нет – как раз на оформление деньги понадобятся, а тачку покупать всё равно запланировал весной. Договорились. Федя пожал руку своему благодетелю и пошёл покупать себе «Лексус» – ему как раз этой мелочной суммы не хватало.   

И вот проходит и два и три и пять месяцев, а долг никто и не собирается возвращать. По очень простой причине – Федор оказался человеком, хоть и не церковным, но всесторонним – Библию он читал и, в отличие от многих верующих, слова Спасителя, что, мол, дающий взаймы не должен ожидать возвращения долга, близко к сердцу воспринял. Мол, Гриша ж человек верующий, так вот пусть и поступает по-христиански.

Кстати, о процентах: в Ветхом Завете – это считалось неблагочестиво, особенно в отношении к соотечественникам. Даже в Псалтири звучат эти нотки. Помните:

Господи! кто может пребывать в жилище Твоем?

кто может обитать на святой горе Твоей?

Тот, кто ходит непорочно и делает правду,

говорит истину в сердце своем, кто не клевещет,

кто, поклявшись хотя бы злому, сдерживает слово;

кто серебра своего не отдает в рост и не принимает

(на суде) даров, (чтобы обвинить) невинного (Пс.14).

Значит, пребывать в жилище Господнем, может тот, кто серебра своего не отдаёт в рост. Кстати, иудеи, по-моему, вообще никогда не исполняли эту Заповедь. Ну я не имею в виду частности. Я сам на сегодняшний день должен приличную сумму другу-еврею – и никаких тебе процентов. Но если Вы попытаетесь взять ссуду в еврейском банке, то процент будет ощутимый. В отличие, кстати, от исламских банков. Вот если кто всерьёз относится к Божьим Заповедям, то это мусульмане. Сказано не давать деньги в рост, значит, не давать. Ну, Вы знаете - исламские банки выдают только беспроцентные кредиты. Евреи они похитрее. Нельзя в субботу путешествовать сухопутно? Но по воде-то можно. Сяду-ка я не в кресло повозки или автомобиля, а на бочонок с водой и путешествие моё будет считаться аки по водам.

Так вот, значит, проценты – это плохо - с точки зрения Ветхого Завета. Потому, что в Новом ничего конкретного не говорится, что, мол, в рост деньги нельзя давать. В Евангелии даже, наоборот, Господь произносит притчу о талантах, то бишь, притчу о деньгах, которую знают даже безбожники. Двое управляющих домом состоятельного господина порученными им деньгами кредитовали торговцев, и таким образом удвоили капитал своего хозяина, за что и были поощрены, а третий работник хозяйские деньги просто соблюл в целости и сохранности, за что и был изгнан во тьму кромешную. Иисус, конечно, здесь подразумевал более глубокие вещи, чем банковское дело, но в качестве прообраза, примера достойного подражания, избрана деятельность именно рантье или банковская, причем, с кредитованием, отнюдь не мусульманским.

Так вот, картина не совсем ясная. Получается, что Христос не усиливает заповедь о займах, а ослабляет её. Ведь, как мы уже упомянули, прощать долги предписывают и Моисей и Христос. А вот проценты брать в Новом Завете не возбраняется, в отличие от Ветхого. Правда, Иисус несколько углубляется в сферу души, в область сознания. Не только прощать долг подобает, но и не ожидать его возвращения. Это вполне в духе Нагорной проповеди – акцентировать на внутреннем состоянии человека, на его душу.

Кстати, не ожидать возвращения кредита – это ещё не значит, не предъявлять должнику претензий. Здесь с некоторой иронией полушутя, но с громадной долей правды, можно сказать, что все ныне существующие банки свято исполняют эту Христову Заповедь. Ни один вменяемый банкир, выдавая кредит, вовсе не надеется получить деньги обратно. Для этого существует такой инструмент, как залог, поручительство,  конфискация имущества и пр.

Ты хочешь взять кредит – пожалуйста – что будешь закладывать – автомобиль, квартиру, дачу? Оформляй залог, бери деньги и – хочешь, возвращай их, не хошь - не возвращай, дело твоё. Банкир будет спать спокойно – это ты будешь ночами ворочаться. Он не особо ожидает погашения тобою кредита. Быть может, даже, наоборот. Нынешние банки научились делать прибыль на всём и даже на невозвратных долгах.

Так вот, интересно, почему же Христос, поднявший нравственные требования почти на недосягаемую высоту, в этом пункте не усиливает требования, а по сути, ослабляя их, переносит в сферу души. Не ожидайте возврата, т.е., не заботьтесь о завтрашнем дне, не будьте озабочены, не переживайте, будьте спокойны – мол, здоровье и физическое и духовное дороже денег. А требовать расчета Евангелие не возбраняет, хотя и призывает к милосердию. Прощать долги – дело святое, однако, отметим, не при любых обстоятельствах.

Встречаются заёмщики крайне наглые – на своём опыте знаю. Вот он одолжил у тебя деньги, и ведёт себя, как ни в чем не бывало. А когда напоминаешь ему о долге – обижается – из тебя ещё дурака пытается сделать. Причем, так ведут, как правило, не совсем уж и бедные люди. Деньги у него есть – на второстепенные вещи тратит он гораздо больше, а долг возвратить попросту не желает. И это не тот случай, когда надо прощать. А когда надо?

Христос в этом плане, как минимум три ориентира приводит в одной из Своих притч: Царство Небесное, говорит Иисус, подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими; и приведен был к нему некто, который должен был ему о-о-очень много денег, а как он не имел, чем заплатить, то государь приказал продать своего должника в рабство вместе с его женой, и детьми. Тогда работник тот пал в ноги, и, ползая на коленях, слёзно умолял: государь! потерпи на мне, и всё тебе заплачу. После чего государь, умилосердившись над должником тем, отпустил его и долг простил ему.

Значит, первый признак, который подталкивает нас к прощению – это реальная невозможность должником погасить свой долг. В Христовой притче сказано о должнике, прощенного царём, что он не имел, чем заплатить. Не игнорировал своего заимодавца, не пытался сделать из него лоха, а действительно попал в ситуацию, в которой не имел никакой возможности погасить свой долг.

Более того, он, даже не смотря на безнадёжность своего положения, не собирался опускать руки – надеялся на чудо удачи – просит государя повременить, дать ему шанс.

Далее - заимодавец не сюсюкается со своим должником - распоряжается продать его в рабство вместе с женой его, и детьми. Т.е., поднимается во весь рост вопрос о справедливом воздаянии. Дескать, ты просадил уйму моих денег, да я тебя сейчас всего на органы продам. 

И третий, самый важный момент – должник падает лицом на землю, целует подошвы, так сказать, своему заимодавцу. И уж только потом царь прощает виновника. Кстати, под царём в притче, подразумевается Сам Всевышний. 

Последний момент очень важен, потому, что очень много вывихов сознания – дескать, ты же христианин, значит, должен прощать – всё прощать – долги, подлость, измену.

И, вправду, должен - ведь сказано, если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших». Всё верно, но подлец, которому ты должен простить, он-то испросил у тебя прощения? Да он в нём и не нуждается. Для него твоё прощение, как бисер для свиньи. Другое дело, если ты злобу на него в своём сердце будешь лелеять, то это уже твоей внутренней проблемой будет.    

И всё же остаётся вопрос: почему, в Верхом Завете проценты за деньги взаем порицаются, а в Новом – вроде, как даже одобряются. Ответ на самом деле прост. Давайте вспомним образ жизни израильтян времён Синайского Законодательства. Это сорокалетнее странствие по пустыне, жизнь в палатках. Одалживали что и в каких случаях – когда кушать было нечего. Крокодил не ловится в пустыне, не растёт кокос. Перепела все улетели, а манну небесную не удалось собрать в достаточном количестве.

Да и когда пришли в землю обетованную и  стали вести оседлый земледельческий образ жизни – всё равно - трёхэтажные особняки не строили и роллс-ройсы не покупали. Жили в лачугах, хлеб выращивали себе, а за урожайными годами следовали неурожайные. Кто побогаче имел запас зерна, а бедняк-то с голоду рисковал помереть. И, понятнее дело, если человек просит у тебя мешочек пшеницы - ты ему даёшь, но говоришь – в следующем году принесёшь два – это нехорошо с любой точки зрения, тем более религиозной. Вопрос жизни – это священный пункт. Жизнь – высший дар Божий, которым Господь награждает и умного и глупого, и бедного и богатого. И поэтому, зарабатывать на ближнем, когда тот голодает – грешно.

Этот принцип актуален и сегодня – если человеку нужно лекарство, без которого он помрёт, и он просит у тебя одолжить на это денег, а ты ему говоришь: ладно, возьми – только с тебя 20% ежемесячных – это никуда не годится. Но опять-таки – медицина медицине рознь. Мало ли чего я себе захочу? Зубы, как у поп-звёзд – двадцать имплантатов поставить – каждый стоимостью по 7-ми тысяч. А ещё хочу быть половым гигантом. И прошу одолжить на эти операции деньги – у человека, который импотент по жизни и ходит с пластмассовыми во рту съёмными протезами - причем, претендую на беспроцентную ссуду. Конечно, в конце концов, всё решает любовь – может и вправду, какая-то сердобольная женщина дом свой продаст и пожертвует мне на имплантаты – но в таком случае, если я человек не конченный, я обязан отказаться от такой жертвы. 

Да, так вот, во времена Иисуса Христа мир уже был в немалой степени затронут цивилизацией. Строились дворцы, роскошные бассейны, богатейшие бани, системы водопроводов уже были в ходу, канализация и прочее. Конечно, пользовались всеми благами цивилизации люди богатые, у которых денег много было и, тем не менее, для постройки шикарного имения, нужны были кредитные деньги. И, согласитесь, если обычный рядовой человек - небольшие сбережения у него есть, живёт он в скромном домике, а кто-то собирает деньги для постройки собственного дворца, почему бы не отдать богатею свои деньги под проценты, а потом, соответственно, потребовать их возврата. Процветала уже торговля – снаряжается караван для коммерческого путешествия в дальнюю страну, и тебе предлагается рискнуть – вложить деньги в очередной челнок. Да, на караван могут напасть разбойники и ты всё потеряешь, но если всё удачно – почему бы тебе не получить хорошие проценты с торговой сделки?

Поэтому, христианство – это религия свободы и творчества, в отличие от тех же иудаизма или ислама – там, вот, что нельзя, то нельзя. А мы с Вами, христиане, каждый сам для себя определяет – что можно, а чего нельзя, что хорошо в данной ситуации, а что плохо. Но решать подобные вопросы мы должны не в свете своей выгоды под прессом собственного эгоизма, а в свете Евангелия, вопрошая свою совесть, и мысленно предстоя перед Самим Всевышним.

29.4.18 – Как бать с ненавидящими нас?

Помню, когда мне было ещё 4 года, папа купил магнитофон – «Днепр 11» - сундук такой здоровый. С тыльный стороны там дырочки были – я внутрь заглядывал – мотор был величиной, как сейчас ставят на циркулярку. Бобины с магнитофонной лентой увесистые – если с верхней полки какая-то упадёт на голову – больно будет. Микрофон в комплекте шёл такой плоский, как мыльница. В основном писали церковные песнопения. Моя мама пела и в малом и в большом хоре Свято-Духовского собора – хорошо пела, солировала. Под одной крышей с нами жила регентша Зоя Давидовна – это в том доме, где сейчас церковная лавка. И здесь же на территории ограды Свято-Духовского проживал отец Тимофей Синюк – редкий бас, с красивейшим бархатным голосом – человек-душа - музыкант, эстет. Он ещё жив – в своё время его сослали в деревенский приход - в Збурьевку, где до сих пор и пребывает. 

 Так вот, в те былые времена собирались в нашем доме сия поющая компания, усаживались, папа ставил микрофон на табуретку, включал магнитофон на запись и начинали петь. Такая вот церковная студия звукозаписи получилась. Примитив, конечно, но для тех хрущевских времён гонения на Церковь – это было здорово.

На этом же «11-м Днепре» писались и аудиокниги. До сих пор помню, начитанный отцом, рассказ для детей какого-то христианского писателя под названием «Иван и Ирана» - десятки раз я его прослушивал – не столько потому, что уж очень захватывающий, сколь сам процесс воспроизведения на магнитофоне был интересным – эти вращающиеся бобины, зелёненькая индикаторная лампочка, показывающая уровень сигнала – в нашем детстве-то игрушки, в основном, деревянные были, а тут, какая-никакая электроника.

Сам рассказ бесхитростный, такой вот лубочный, на произведение искусства не тянет, но вполне Евангельский. Если в двух словах: «Жила-была супружеская чета - Иван и Ирина, жили в мире, любви и согласии, в дни воскресные и праздничные посещали храм, короче, образ жизни старались строить на основании Христовых Заповедей.

Но добра без худа, как известно, не бывает – сосед у них – гадюка - был злой. Поскольку речь идёт о временах дореволюционных, а события происходили в обычной деревне, то практически все свободные крестьяне вели натуральное хозяйство - каждое семейство имело своё поле – выращивали зерно для хлеба, хлопок для одежды, овощи фрукты, скотину держали – коров, коз, овец, кур там и прочее. Разумеется, 3-х метровой высоты бетонных заборов в сёлах тогда не строили – земельные участки в лучшем случае разделялись деревянными столбиками или плетнём, а для домашних животных – это не ахти какая преграда. И вот, стоило той же курице нарушить границу и попасть на участок зловредного соседа, как он тут же отворачивал ей голову. А если где-то прохудилась ограда и к Проклу пробиралась козочка Ивана и Ирины или баранчик, то никакой пощады ожидать не приходилось – с той стороны слышался дымок и через считанные минуты аппетитный запах жареного мяса.

И вот однажды, на беду, Проклу попалась корова – так сказать, кормилица семейства Ивана и Ирины – не то сама забрела на соседский участок, а может и сам Прокл ей в этом помог, но участь её ожидала та же, что и предшественников. Иван и Ирина были в отчаянии, а поскольку горе случилось в субботу под воскресенье, они со слезами на глазах побежали в храм на Божественную литургию. Молятся, просят Бога помощи и защиты от бессердечного Прокла. А на Богослужении как раз читался отрывок из Евангелия от Матфея: «любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас…». Глубоко запали эти слова Христовы в сердца Ивана и Ирины, и вот окончилась литургия, они возвращаются домой, рассуждают – как эти слова Господни воплотить в жизнь, ну вот как этого соседа-обидчика полюбить, как ему благотворить? Идут так рассуждают, и видят впереди воз перевёрнутый, подходят ближе – Прокл полуживой лежит придавленный грузом – вместо того, чтобы побывать на воскресной литургии, сосед пошёл в поле – понятное дело – время жатвы – каждый день на счету. Навалил высоченную копну и погнал вола к себе в амбар. А тут на дороге ямка была, в которую аккурат вол и свернул – воз накренился, а сосед вместо того, чтобы быстренько соскочить с транспортного средства, стал вола лупить батогом, бедное животное рвануло поклажу, да не в ту сторону – воз и вовсе перевернулся.

И вот лежит сосед и помирает – людей поблизости никого нет помочь некому, а груз так давит на грудь, что каждый вздох кажется последним. Хотя, там, вдалеке что-то виднеется – какие-то люди. Наверное, надежда блеснула в сознании умирающего. Но, по мере их приближения, Проша понял, что теперь ему тут уж точно конец будет – он узнал своих соседей, которым столько зла натворил. Помощи от них ожидать? Щас! Да когда они подойдут ближе и узнают своего «благодетеля» в кавычках, то ещё больше придавят, чтоб уже наверняка сдох.

Но Иван и Ирина, не раздумывая, подбежали и изо всех сил стали высвобождать своего ненавистного соседа. Оказалось, не так-то просто – воз слишком тяжелый - Иван стремглав побежал за доской, которую использовали, как рычаг и, поддев платформу, кое-как, таки высвободили Прокла – на руках отнесли его в дом и оказали необходимую помощь.

Пару дней сосед отлёживался, а на третий приходит в дом Ивана и Ирины, кланяется в ноги и, во-первых, просит прощения за всё зло, им причинённое, обещает все убытки сполна возместить. Разумеется, благодарит за спасение его жизни и приглашает их к себе в дом на праздничный обед – в общем, такой Happy End складывается. Прокл на всю жизнь становится лепшим другом семейства Ивана и Ирины, кумом, сватом, в общем, самым близким человеком.

Такой вот рассказик – бесхитростный, простенький, не претендующий на тонкость психологических переживаний. Но в нём заключена глубокая правда Евангелия. Правда в том, что зло может быть побеждено только добром и никак иначе. Силой можно только запугать злодея или его уничтожить – иногда приходится это делать. Но это плохое решение проблемы. Зло против зла, в конечно итоге рождает новое зло. Изменить человека, сделать его добрее – можно только при условии добрых к нему отношений не смотря на его злопыхательство.

Этот Евангельский подход, в общем, прост и веками проверен. Но… Есть 2 «но». Во-первых, эта простенькая задача трудновыполнима – попробуй-ка по-доброму относиться к своему врагу. Он тебе жизнь портит, а ты ему что - помогать должен – пирожками угощать его? Ну, разве, с мышьяком – другое дело, а с яблоками – разбежался!

Во-вторых, бывает так – и нередко – чем лучше ты к нему относишься, чем больше прощаешь, тем он хуже становится, тем наглее себя ведёт.

Почему так? Как правило, в подобной ситуации Ваше благотворение воспринимают не как доброту, а как слабость. К слову говоря, чаще всего так и бывает. Некоторым только так кажется, что они добрые и поэтому по-хорошему относятся к обидчикам. На самом деле – это заискивание по отношению к сильному, подхалимаж, который чаще всего очевиден и вызывает не любовь ответную, а презрение. Фридрих Ницше в своём «Антихристианине» абсолютно правильно заметил - он пишет: слабенькие не желают слыть слабенькими, они хотят казаться добренькими. Заискивание слабого человека по отношению к злодею вряд ли приведёт к положительному результату.

Наверное, замечали - настоящая дружба, особенно у подростков начинается с драки. В этом железная логика. Если Петя ко мне хорошо относится, я должен знать, что это не из-за его слабости. Хорошо, если наоборот, он сильнее меня и мог бы меня поколотить, но не делает этого, потому, что меня уважает. Такие вещи, конечно же не проговариваются – они на подсознании, и, тем не менее, это очень важный момент, кстати, блестяще отраженный в Библии. Помните, в Книге Царств описывается злоба царя Саула к Давиду, желание убить юношу. И как ведёт себя Давид? Да, пытается добром отвечать на злость царя. Но это не очень-то ему и помогает. И тогда Давид, пользуясь случаем, незаметно отрезает край верхней одежды Саула, когда тот находится в пещере. А затем, взывая к царю, показывает ему этот отсеченный мечом лоскут – мол, смотри, узнаёшь – ведь, я мог не кусок ткани отрезать от твоей одежды, а голову твою отсечь от туловища. Я имел возможность насквозь проткнуть тебя или изрезать на куски. Но не сделал этого, потому, что у меня добрые к тебе отношения. Убедительно?! Это не нытьё бессильного, это доброта мужественного – благородство, достойное восхищения.

Выиграть в суде жилплощадь, а потом уступить её претенденту. Разорить врага конкурента, не брезгующего никакими средствами, а затем помочь ему встать на ноги. Положить врага на лопатки, а потом помочь ему подняться. Да это высокий пилотаж – на такое нам слабо. И тем не менее, Христос ставит планку именно на эту высоту: Благотворите ненавидящим вас!!! Благословляйте проклинающих вас, молитесь за обижающих и преследующих вас.

22.4.18 – Врагов любить какой любовью?

Любите врагов ваших, призывает нас Христос в Своей Нагорной проповеди. И это, пожалуй, самая скандальная заповедь Иисуса, хотя, в общем, всё, что говорил Господь, кроме притч – ни в одни рамки привычного сознания не лезет.

Во-первых, как любить этих врагов? – Отыметь их всех, что ли? Или платонически полюбить – просыпаться ночью и, обнимая подушку, целовать её, представляя себе эту гадюку - Гарика?

Мы уже говорили с Вами, что большинство проблем с пониманием Священных текстов связано с языком. В греческом – 5 слов, обозначающих слово «любовь», в украинском два, а в русском - только одно. И Бога люблю, и Родину, и кума своего люблю, и жареного поросёночка, и море, и красивых женщин – всё одним словом. Выпьем за любовь, а кто не может – за дружбу.  

Лет двести назад на Руси и то эту заповедь было легче понимать. Потому, что любовь, как понятие имело несколько иное содержание. Сегодня, ведь, большинство народу, как понимает любовь – это когда мне хорошо с тобой. То, что тебе со мной – сущий ад – это дело десятое, главное, чтобы мне было в кайф.

А раньше подразумевали под любовью нечто иное, и говорили - «он её жалеет» – вместо слова «любить», употребляли «жалеть». Причём, не в унизительном смысле – мол, отношусь, как к чему-то жалкому, ничтожному. Это уже в 20-м веке такая нотка появилась, а раньше, жалеть, означало, во-первых, сострадать, когда твоему любимого плохо. Ну и, соответственно, сорадоваться, когда ему хорошо. Во-вторых, и это очень важно – старорусское «жалеть» - означает, не просто смотреть со стороны, наблюдать и сочувствовать, а деятельно участвовать в судьбе любимого – делать всё от себя зависящее, чтобы любимому было не так больно, не так скорбно, не так трудно.

Украинцы – на самом деле передовая нация, воспевшая любовь именно вот в нашем понимании 21-го века.  

Несе Галя воду, коромисло гнеться

А за нею Іванко, як барвінок в’ється

Иванко – это вот такой тип современной молодёжи. Ему Галя нравится, она ему снится, он бредет ею, наглядеться не может, как она бедная взвалила на своё нежное девичье плечо коромысло – палку, к одному концу которой и к другому прицеплены два тяжеленных ведра с водой. А он – дылда здоровая – руки в карманы, чтоб не замёрзли, идёт за ней и любуется. Это эгоистичный тип любви, а Клайв Льюис такую любовь называет сатанинской.

А вот «пожалеть» ту же Галочку значило бы – подбежать к ней и взять на себя труд отнести вёдра к её дому. Объём понятия «жалеть» предполагает деятельное участие в жизни любимого. «Жалеть» - это динамика, это внешнее проявление своей любви, причем, не в смысле «мне хорошо быть с тобой - давай поженимся!», а «хочу, чтобы тебе было хорошо».

Я думаю, нет необходимости доказывать, что Христос не мог призывать своих слушателей к любви эгоистичной. А, следовательно, в качестве первого шага к пониманию этой Заповеди, договоримся употреблять по отношению к врагам не современное «люблю», а старорусское жалею. Именно, в качестве первого шага, потому, что жалеть врагов то же не понятно зачем. Врагов разве жалеть надо, их надо побеждать, изничтожать.

Ну, во-первых, ни Христос, ни апостолы нигде ни словом не обмолвились, что, де, с врагами бороться не надо – бандиты ночью ворвались в твой дом, а ты: люблю вас, дорогие разбойнички, пуще своей жизни. Деньги ищете – так вот они здесь, в этом ящичке. Жену мою хотите – вон она в спальне спряталась. Желаете убить? – меня или детей моих – пожалуйста! Толстой Лев Николаевич проповедовал такие идеи, за что и был отлучён от Церкви.

Сергий Радонежский, как все мы прекрасно помним, благословил князя Димитрия Донского на Куликовское сражение и послал с ним на битву двух своих любимых монахов Александра Пересвета и Родиона Ослябю. Не для молитвы, понятное дело, и даже не для вдохновения войска, а для того, чтобы врагов убивать в самом буквальном смысле этого слова, с чем они успешно и справлялись. 

Василий Великий, например, авторитет которого в Церкви безоговорочный, вёл себя вполне адекватно здравому смыслу. Однажды к нему в келью забрался вор, в надежде поживиться – как ни как – резиденция архиепископа Кесарии Каппадокийской. Но, бедолага, был разочарован – святитель Василий жил настолько скромно, что и  воровать у него было нечего. Несолоно хлебавши, вор выбирается из кельи святого, и тут же его хватают и доставляют куда следует – в обезьянник, по-нашему. Сидит он, ожидая решения своей участи, а Василия, между тем, спрашивают – что делать с этим незадачливым ворюгой? Может, отпустить, он же украл там – сущая мелочь. Ни в коем случае, отвечает святой, вор обязательно должен понести определённое законом наказание.

Да что Василий Великий – Сам Христос вон торгующих в храме – по самое не балуйся - так отходил бичом, что бежали дальше, чем видели.

Понимаете, бороться с врагом, не означает ненавидеть врага. Когда папа снимает своему сынишке штаны и ремнём проезжается по голой попе, разве это означает, что отец ненавидит сына. В Библии сказано противоположное: «кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его» (Притч.13,35).

Если твой отпрыск угнал чужую машину, разбил её, а ты за него платишь по всем статьям – за ремонт автомобиля, за нанесённые травмы пострадавшим – это не та любовь – ты уродуешь своё чадо, и спасибо за это никто тебе не скажет.

Можно люто ненавидеть врага и не бороться с ним, а можно своего неприятеля в бараний рог скрутить, при этом, не испытывая к нему злости. Помните, мы с Вами подчеркивали, что в Нагорной проповеди Иисус акцентирует на внутренней жизни человека – толку от того, что ты физически не прелюбодействуешь, если у тебя все мысли только об этом и все фантазии.

Ты врага ненавидишь – а ему-то что? Не холодно и не жарко от этого. Кому плохо, так это только тебе – ненависть твоя точит тебя, как шашель дерево - нутро твоё в труху превращается.

Как христианин, я категорический противник Лазарева, который уверяет, что - согрешил тем, заболеешь этим, а преступил то, – захвораешь сим. Но в чем-то он таки прав. Если ты живёшь в состоянии ненависти, то можешь потихонечку готовиться к земному финалу – место на кладбище подыскивать, гроб для себя присматривать, завещание писать.

Ненависть только мешает – даже в борьбе, как это ни странно может показаться. Любой каратист, дзюдоист, или мастер айкидо скажет Вам, что ненависть в бою - плохой помощник. Если находишься под властью эмоции, ты не свободен, ты не хозяин себя самого и не сможешь по-настоящему владеть своим телом и адекватно реагировать на тот или иной выпад.

Ненависть гноит и убивает не противника, а самого злопыхателя. И, наоборот, любовь - сожаление по отношению к противнику, сочувствие ему обеспечивает здоровье нашей душевно-духовной составляющей. Духовно здоровый человек – это тот, кому жалко не только хороших дядей и тётей, но и плохих.

А жалеть враждующих против тебя всегда есть причина – враждебность, ведь, это болезнь. Болезнь души, с которой человек уйдёт в Жизнь вечную. Это, ведь, ужасно – безрукие, безногие, с жуткими болезнями внутренних органов – на том свете окажутся здоровыми – все их недуги будут погребены на кладбище вместе с телами, а злость продолжит терзать душу в вечности.

О злости ещё необходимо сказать, что она заразна. Эту болячку очень легко подхватить – разумеется, не воздушно-капельным и не половым путём, а посредством столкновения с носителем  злости, когда он выплёскивает на тебя свою ненависть. Удержаться от того, чтобы не мокнуться в нечистоты ответного зла крайне тяжко. А раз опустился на тот же уровень, на котором находится обидчик твой, значит, уже и ты не лучше его.

Посему, единственный способ духовно не заболеть – контролировать свои чувства к людям, которые плохо к тебе относятся. Не смотря ни на что – воспринимать их, как чад Божьих, хотя быть может и заблудших, не закрывать глаза на их, может быть, достоинства, видеть и, скорее всего, свою долю вины в том, что против нас враждуют. Но в любом случае, относиться к противнику с сочувствием, сопереживанием за его судьбу, искренним сожалением о его душе, потому, что сие заповедано нам Самим Богом.

15.4.18 – Надо ли подставлять левую щеку, ударившему тебя по правой?

С Божьей помощью сегодня мы с Вами начнём размышлять над, так называемой, Нагорной проповедью Христа. Текст Евангельский очень прост и вроде бы всё понятно – другое дело – как всё сказанное Господом применить в реальной жизни. Ну подставить левую щеку, ударившему тебя по правой – это ещё не самое трудное - сцепив зубы и зажмурив глаза, собрать в кулак все свои внутренние силы - убеждение, доверие Богу, мощь воли – не факт, что получится, но - возможно. Но, скажем, не гневаться на обидчика – клеветника, предположим, который опорочил тебя перед дорогими тебе людьми, это психологически нереально. Так же, как и, глядя на красивую женщину, никакой нормальный мужчина не может быть равнодушным. А если он никак на неё не реагирует, то он, либо гей, либо очень болен. И здесь винить мужскую особь не в чем – так она сконструирована и создана Всевышним – программа в ней такая заложена.

Получается - Заповеди Христовы невыполнимы в принципе. Более того, Сам Христос их не выполнял, и, похоже, не собирался этого делать. Ну, Вы помните, когда на суде у первосвященника Анны служка ударил Иисуса по щеке – как отреагировал на это Иисус? Подставил другую щеку? Ничего подобного! Он привлёк к ответственности обидчика: «если Я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо, что ты бьешь Меня?» (Ин.18,27).

Насчет неравнодушных взоров Иисуса на прелестных женщин Евангелие умалчивает, с другой стороны в Откровении не содержится и намёков на Его мужскую неполноценность или отклонения. Безусловно, процветающее в Церкви ханжество ставит табу на этом вопросе, но не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понимать, что попытка лишить Христа мужских черт на самом деле не возвышает образ Богочеловека, а унижает Его.

Но если о последнем обстоятельстве ничего не сказано в Слове Божием, то насчет гнева - более, чем достаточно. Библеисты насчитывают 20 случаев проявления гнева Христом в разных обстоятельствах, а однажды Иисус не просто был разгневан, но и учинил насилие - над торгующими в Иерусалимском храме. Да и последователи Христовы справедливый гнев грехом не считали. Апостол Павел, например, Ефесским христианам пишет:  «Гневаясь, не согрешайте» (Еф.4,26).

 Крепким словцом Иисус так же запрещает в Своей нагорной проповеди пользоваться. «Кто скажет брату своему: «рака», т.е., - пустой, ветреный - подлежит суду синедриона; а кто скажет: «безумный» - подлежит геенне огненной».

Значит, сказать человеку, что тот безумный, всё равно, что подписать себе приговор в геенну огненную! Круто! А что же тогда подобает за такое вот оскорбительное словосочетание – «порождение ехиднины». Дело в том, что - не все знают, что это выражение взято из древнегреческой мифологии и с ехидной – этим маленьким безобидным зверьком, наподобие ежа, не имеет ничего общего. «χιδνα», буквально - «гадюка» в переводе с древнегреческого. А в мифологии - это образ исполинской полуженщины-полузмеи -  дамы с прекрасным лицом и пятнистым змеиным телом, которая совмещала в себе красоту и свирепый характер. А появилась на свет она, прогрызши насквозь утробу матери своей, соответственно, умертвив мать. Так вот, сравните – что хуже – дураком назвать человека или  порождением ехиднины. Но именно так величал Иисус фарисеев.

Ну и как же тогда относиться к сказанному Христом в Его Нагорной проповеди? Как к чему-то нереальному, невыполнимому? Есть Богословы, которые так и трактуют Нагорную проповедь, как набор максим-наставлений, которые предназначены не для следования им, а в качестве таких указующих стрел-направлений, куда нужно двигаться.

Какая-то доля правды в этом есть, но, я думаю, очень маленькая. Потому, что если эти Заповеди указывают нам путь к совершенству, то Иисус бы их исполнил – Он же - Само совершенство. Но Он, им совершенно не следует. Выходит, предназначены эти Заповеди не совсем для исполнения. Скандал – невыполнимые Заповеди изначально не предназначены для исполнения. Зачем же их тогда было произносить?

А вот для чего. Люди Ветхого Завета, да и современное человечество не на много ушло вперёд - оцениваем каждого по поведению – по словам, поступкам. Не воруешь, не прелюбодействуешь – значит, хороший человек. Вежлив, обходителен – просто замечательно. Храм посещаешь, в церковном хоре поёшь – превосходно. Разве не так все мы с Вами по инерции мыслим?

А вот Христос закладывает мегатонную бомбу под такое привычное, общепринятое мышление. Иисус в клочья взрывает все наши родимые стереотипы и штампы. Ты не спишь с чужими женщинами и поэтому считаешь себя праведником? Фиг. Загляни в своё нутро, взгляни на своё сердце. Ты же мысленно переимел столько женщин, что любому блуднику и прелюбодею и не снилось. У тебя не просто гормоны бьют по мозгам, у тебя душа развращена до предела. На самом деле ты гораздо порочнее любой проститутки. Она на хлеб себе зарабатывает таким образом, а для тебя грех, пусть и в мечтах только - смысл твоей жизни.

Понимаете, Христос, во-первых, пытается объяснить людям, что зазор между желанием и действием не так уж и велик. Боксёр, типа наших братьев Кличко на самом деле может быть гораздо добрее и незлобнее, чем иной гостиничный швейцар, который – дай ему волю – на кол сажал бы каждого  2-го приезжего.

Зло, совершающееся в нашем сознании небезразлично для наших душ. Помните слова Раскольникова: «не старушку я убил, я себя убил». Так вот всякий раз, когда мы услаждаемся своими представлениями о расправе с нашими врагами, мы этим самым наносим опасную для жизни нашей души рану. Внутренние фантазии - как я своего противника хватаю за горло, или стреляю в него, или топлю – для души моей не намного безобиднее, чем, если бы я это сделал на самом деле. Вот о чём, речь.

Во-вторых, Христос ломает все стены, все перегородки, рвёт все цепи, всё, что нас связывает, всё, что ограничивает людскую свободу - в том числе и Закон. Христос, конечно, сказал однажды, что пришёл не нарушить Закон Моисеев, а исполнить Его. Это была шутка. По сути Господь освобождает своих чад от любых правил, любых предписаний и запретов. Никаких «нельзя», никаких «ты должен», Ты абсолютно свободен, правда, с одной маленькой оговоркой. Ты должен возлюбить ближнего, причем больше себя самого. Вот возлюби его – по-настоящему, как Христос нас возлюбил – и тогда, как говорил блаженный Августин – делай с ним, что хочешь.

Всё очень просто, люди должны стать добрыми и тогда – долой любую конституцию, любой кодекс, тем более, уголовный! Если ты по-настоящему любишь человека – разве ты его обворуешь, или оболжешь? Тем более убивать не станешь.

Своей нагорной проповедью Христос всё переворачивает, ставит с ног на голову или, с головы на ноги – как хотите.

Человек, который не делает гадостей потому, что это запрещено законом напоминает черепаху, защищенную таким довольно прочным панцирем или жука. Вся прочность этих существ зависит от внешней оболочки, которая не даёт расползаться нежному или желеобразному тельцу. Закон – это внешняя ограда, панцирь. А Новый Завет – это отказ от хитинового покрова в пользу скелета. Поэтому, если ты человек, у тебя должен быть скелет, а не хитиновый покров навозного жука или панцирь черепахи. Внутри должно быть нечто, которое будет тобою руководить, а не во вне.

Собственно этим и исполняется пророчество Иеремии о Новом Завете, предсказанное ещё за 500 лет до Рождества Христова Завете, который будет заключён с человечеством. «Вот, наступают дни, говорил Иеремия от имени Всевышнего, когда Я заключу с домом Иуды Новый Завет… Не такой Завет, который Я заключил с отцами их…» Этот Завет будет абсолютно не таким, как предыдущие. А каким же? «Вложу закон Мой во внутренность их, и на сердцах их напишу его».

Новый Завет нацелен на изменение сущности человека, перемену его мотиваций. Господь так и говорит: «Я вложу Закон мой во внутренность вашу, Я напишу его на сердцах ваших», Я сделаю так, что закон будет не внешним по отношению к вам, как некоторый набор правил, - но это будет нечто внутри вас. То, что будет изнутри побуждать вас действовать в верном направлении.

И вот Нагорная проповедь – это и есть такое вот семечко Царствия Божия, которое Христос сеет в сердца людские, кое, если упадёт в плодородную почву, принесёт богатый плод. Или закваска, квасящая тесто Новой эры, эры Христа.

11. 2.18 – Евангелие Царства

На прошлых беседах мы очередной раз пробежались по основным событиям из жизни Иисуса Христа, и всякий раз отмечали важность абсолютно всего, что совершал Господь на земле. Вся Его жизнь, от зачатия, от праздника Благовещения, от Рождества и до Его Вознесения имеет для нас колоссальное значение. Его Крещение в Иордане, Его проповедь, исцеления и воскрешения, Его Тайная Вечеря, страдания на Кресте и Воскресение из мертвых – всё это судьбоносно для всего человечества. Всё это — ни что-нибудь, а совершающийся Богом план нашего с вами спасения, план обожения, план того, как Бог ведёт нас к Жизни вечной, наполняя нас Своим Божественным присутствием.

И вместе с тем мы с вами говорили, что, проводя человеческую жизнь на Земле, Христос не просто совершал те или иные важнейшие для нас действия – Завет Новый заключил на последней Пасхальной трапезе, претерпел крестные страдания и смерть, воскрес из мертвых и вознесся к Отцу - не только это. Кроме этого, Он ходил по земле и учил людей. Иисус не только совершает спасение, но и наставляет нас. Это важно, потому что - Бог предлагает нам Свою жизнь во Христе. Но войти в эту жизнь, сделать шаг к Нему - это то, что мы должны сделать сами. За нас Бог этого не совершит - иначе это будет насилием со стороны Бога.

Бог ведь не нарушает нашей свободы. Он предлагает нам Завет, предлагает вступить в договор, согласиться на эту Жизнь с большой буквы этого слова. И то, что Иисус проповедовал во время Своей земной жизни, — это и есть научение нас тому, как войти в эту жизнь, что нам для этого делать. И вот дальнейший наш разговор, как раз об этом.

Итак, ходил Иисус по земле палестинской и, как сказано, проповедовал Евангелие Царства. «Евангелие» - это мы знаем, в переводе с греческого «Благая, радостная весть», а Царство Божие, Царство, о котором было сказано еще в Ветхом завете - это духовное Царство, приходящее со Христом, а подданным этого Царства становится всякий, признающий Господа своим царем. И, следовательно, проповедь Евангелия Царства – это принесение благой вести о том, что Царство Божие уже пришло.

Надо сказать, что для Его иудейских слушателей, словосочетание – «Царство Божие» - не было неологизмом. Но что они под этим понимали? Помните обетование, которое Бог дал царю Давиду - о том, что его потомок будет Царем Израиля, который восстановит царство в Израиле, и это будет Царство Божие?

И вот, наконец, пришло время – Иисус из Назарета – обещанный Мессия – ура, значит, вот-вот, Христос возьмёт власть в свои руки, наведёт порядок в стране, свергнет власть римских оккупантов и приведёт Отечество к процветанию, как это было во времена Давида или его сына Соломона. Снова Израиль будет величайшим царством на земле, самым большим, самым богатым, самым могущественным, все враги будут побеждены, воцарится мир и порядок и всё будет просто замечательно. Примерно такое представление о Царстве Божием господствовало в умах иудеев.

А теперь, попытаемся прислушаться к нашим современникам, вот как рядовой обыватель нынешний воспринимает эти же слова – «Царство Божие», «Царство Небесное»? Мы вряд ли ошибёмся, если скажем, что большая часть народу представит себе нечто загробное, что будет нас ожидать после смерти – где-то там, на том свете.

Так вот, не то и не другое неверно. О том, что такое Царство Божие Иисус будет говорить неоднократно, но почти всегда это у Его слушателей будет вызывать больше вопросов, чем ответов.

Вообще, надо сказать, Христос довольно часто говорил неудобовразумительно и даже возмутительно. Поэтому зря говорят – это часто из уст неверующих можно слышать, что, де Христос, конечно же никакой не Бог, но человек – хороший, Он — Учитель нравственности, провозгласил замечательные заповеди. Да ничего подобного. Такое может сказать человек, ни разу не читавший Евангелие. В словах Христа полно вещей, которые либо ввергают в полное недоумение, либо даже оскорбляют. Помните, - «Господи! позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего. Нет, предоставь мёртвым погребать своих мертвецов!». Или ответ хананеянке: «нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам…». Это нынче проповедников от ханжества распирает, особенно последние пару веков, а книги Нового Завета написаны на народном Κοιν, как бы сейчас сказали, языке базарном - особенно Евангелие от Марка – там вообще грубейший варварский язык – мы этого не ощущаем, потому, что переводчики постарались.

Любой слушатель Иисуса вряд ли мог благодушно воскликнуть: как здорово сказано! Всё, что говорит Иисус, это — скандал, переворот. И может быть, именно поэтому, Он, обращаясь к людям, говорит в основном притчами. Потому что если впрямую то – слушать невозможно, люди разбегутся. Так оно и было несколько раз - почитайте Евангелие от Иоанна - там есть несколько больших отрывков, где Иисус, обращаясь к народу, говорит совершенно прямым текстом, без всяких иносказаний. И каждый раз, как мы неоднократно подчёркивали с Вами, это вызывает бурю негодования: «Я есмь хлеб жизни. Тот, кто ест Мою плоть и пьет Мою кровь, тот будет жить вовек». Ни те люди, которые слышали Его тогда, ни те, кто читает сегодня, не в состоянии по-настоящему это воспринять. И поэтому очень часто Христос обращается к людям в притчах.

Притча, как мы уже говорили с Вами - это очень интересный инструмент проповеди, да и вообще педагогики. Притча представляет перед слушающим некоторую картинку, в которой он может легко опознать все реалии, найти себя в этой притче, увидеть в ней, наглядные образы правды, лжи, или чего-то таинственного, неведомого, о чем впрямую не скажешь. Но любая притча Христова всегда имеет отношение к предмету Его проповеди, это не просто басенка с моралью, пусть и очень правильной. Нет в любой Евангельской притче содержится нечто, относящееся к Божьему Царству.

«Подобно Царство Божие зерну горчичному, возглашает Иисус, очень маленькому зёрнышку, но если его посадить – вырастет большое дерево — до небес, и птицы небесные будут укрываться в ветвях его». А ещё можно сравнить Царство Божие с жемчужиной, которую человек нашел в поле. И найдя её, понял, что весь смысл жизни для него в этой жемчужине, и пошел, и продал всё, лишь бы ему завладеть этой жемчужиной». На что ещё похоже Царство Божие? «Оно подобно закваске, продолжает Иисус, которую положили в тесто, и эта закваска стала квасить содержимое в кадке, пока все тесто не скисло и не взошло».

Простые картинки, очень наглядные – но сказать, что всё становится слишком понятным с тем, что же на самом деле представляет собою Царство Божие, нельзя. Но во всяком случае, ясно, что не о каком загробии речи не идёт. И никаких ассоциаций с могучим земным царством, которого ожидают слушатели.

Так что же такое Царство Божие, исходя из этих картинок? Что-то маленькое, очень драгоценное, весьма важное, без чего нельзя обойтись, без него ничего не получится... но это маленькое умеет расти, и расти так, что всё тесто вскисает, или там дерево вырастает до неба...

А ещё что говорил Христос?: «Подобно Царство Божие тому, как вышел сеятель сеять, - известная притча. И вот он сеет, разбрасывает зёрна, которые попадают в разную почву; в одном грунте эти зерна быстренько всходят, но оказывается, что плодородный слой очень тонкий, и когда выходит солнце, ростки засыхают и гибнут; а другое зерно упало среди сорняков, и вырос бурьян, и заглушил эти ростки; третье зернышко упало при дороге, и его затоптали, или там птицы прилетели и его склевали. А вот четвертое зерно упало в землю плодородную и выросло в этой почве, и дало плод - большой плод - иное в 30 крат, иное в 60, а иное и в 100. Опять-таки - что-то маленькое, оно сеется и вырастает, и дает большой плод. Или НЕ дает плода.

Что это вырастает? О чём речь? – пристают ученики к Иисусу с вопросами. И Он им отвечает, что зерно - это слово Божие. Это то, что даёт Бог. И сеется оно не куда-нибудь, а в сердца людские. А сердца у всех разные. Очень важно не загубить этот росточек, посаженный Господом. Человек должен бережно обращаться с этим насаждением Божьим – не сломать этот саженец, и не дать засохнуть.

Ну а само слово «Царство» - это понятно - владычество. Кто такой царь? Государь, правитель. Значит, в Царство Божие входят те, которые почитают для себя царём-владыкой Бога, это ситуация, когда для кого-то единственный царь - это Бог, только Бог — владыка жизни. Для кого?.. Для того, в ком посеяно это зёрнышко Божьего владычества, Божьего слова. Если оно начинает расти в сердце человека, то это значит, в нем растёт присутствие Царства Божьего.

Царство Божие приходит неприметным образом, Бог поселяет его в сердцах людей, ну а дальше всё зависит от человека – растит он в себе это семя или топчет.

Царство Божие внутри вас, говорит Христос – не где-то за облаками, и не в сказочной стране, а в сердцах Ваших. Иисус уже пришел, Сын Божий уже явил Божью любовь к нам. Все это уже есть. И дальше начинается наша работа. Согласны ли мы на то, чтобы Его присутствие в нас возрастало? Чтобы как говорит Иоанн Креститель «Он рос, а я умалялся»? И если мы соглашаемся, то тогда мы и есть плодородная почва. Хорошо бы так. 

4.2.18 – Вознесение – это что?

И последнее событие из земной жизни Иисуса Христа - Вознесение на небо. На какое Небо Вознёсся Иисус? В заоблачное пространство, в стратосферу. Или на Марс, а может в соседнюю галактику? На Небо – это куда? 

Конечно же речь идёт не о пространственном перемещении Иисуса. Ни о каком полёте Христа в межпланетном просторе среди отцов Церкви никогда речи не велось. Небо – всегда было символом мира духовного, обозначением, если можно так сказать, качественно высшего уровня бытия. Великий христианский проповедник первого тысячелетия Иоанн Златоуст, живший 16 веков тому назад, говоря о небе, о небесном,  восклицает: «Что мне до неба, когда я сам становлюсь небом...».

Но если Вознесение Иисуса на, так называемое Небо, это не пространственное перемещение, тогда что? Изменение телесной природы Христа, новая ступень её одухотворения? Но, как мы уже замечали в прошлый раз, Воскресшее Тело Иисуса и так уже обладало свойствами, не поддающимися описаниям в рамках земных законов природы, оно уже было не вполне материальным, если пользоваться критериями нашей земной механики. Прохождение сквозь материальные предметы, появление, словно ниоткуда, исчезновение-дематериализация и прочее, говорит о том, что Тело Христа уже было, как бы нетелесным, простите за каламбур, неплотским. Его организующей и связующей основой являлась шекина – как бы сказать, «Нетварная Божественная энергия», «Фаворский свет». Материя Тела Христова до последнего кварка или нейтрино формировалась и переформировывалась под воздействием духовной составляющей. Казалось всё – вот предел совершенства, предмет наших чаяний, потому, что такими же телами будем и мы все снабжены в конце времён.

Но что же тогда представляет собою событие названное Вознесением Господним? Были разные по этому поводу догадки, в том числе и еретические. Одно из ошибочных учений, осуждённых Церковью, гласило, что Вознесение Иисуса на Небо – это окончательное развоплощение Христово. Ну, все мы прекрасно знаем, как дважды два, что Иисус Христос Богочеловек – в нём осуществлено соединение двух природ – Божеской и человеческой. Причём, парадоксальным, антиномичным образом, человеческая природа не была подавлена или поглощена Божеской природой, Иисус был подлинным, настоящим человеком. И Божеская природа, соединённая с человечеством Иисуса, так же не была ограничена рамками времени и пространства. Второе лицо Святой Троицы Бог Сын, воплотившийся во Христе ни на мгновение не переставал Быть Богом со всеми присущими Божеству предикатами – вездесущием, вечностью, всемогуществом и прочими свойтвами.

Так вот было мнение, что Вознесение – это разъединение освобождение Божеской природы Бога Сына от соединённости с человечеством Христа, развоплощение.

Ни в коем случае. Церковь учит нас, что – наоборот, человеческая природа Христа была вознесена ещё на более высокий Божеский уровень. Такой вот образ Библейский употребляется – Вознёсшийся Богочеловек Христос «воссел одесную Бога Отца». Понятно, что это символ – никакого трона Всевышнему не требуется и невозможно оказаться справа Бога или слева, вверху или внизу – Он везде. Сидение одесную Бога по сути означает равенство Богу, или, во всяком случае, высокую степень близость в плане достоинства. Христос воссел одесную Отца.

Но что сие значит? Для Божеской составляющей – ничего нового – Бог Сын, как был Единосущным и равным Богу Отцу, так им и остался. Он как нисшел на землю, так и восшёл - так же образно говорим – поскольку Бог, вездесущ – это понятно. А что удивительно и совершенно непостижимо – это то, что вознесена была человеческая природа на уровень Божества. Понять это нам, осознать – не дано. И вправду, как такое возможно, чтобы человеческое тело, пусть даже Христово - Тело воскресшее – одухотворённое, «ошекиненное», так сказать, могло быть вознесено на уровень Божества. Ведь, само человечество Христа обретает Божеские свойства – в частности, вездесущие.

До вознесения, Христос мог по-разному удивлять своих учеников – появиться, вдруг, исчезнуть, показаться, в виде незнакомца. Но Иисус не мог, скажем, находиться одновременно в разных местах - по своей человеческой природе. А вот, по Вознесении это уже не проблема, Он заверяет своих учеников, а в их лице и всех нас, что будет с нами во все дни до скончания времён. Вместе со всеми нами Он будет не только как Бог, но и как человек, с каждым из нас одновременно, где бы мы ни находились – т.е., Тело Христа уже обрело Божеские свойства. Даже если все семь миллиардов людей одномоментно обратятся к Иисусу, Христос откликнется на воззвание каждого, причем, не только, как Бог, но и как человек.

Как это оказалось возможным, и что надо было сделать с человеческой плотью, чтобы она обрела подобные свойства – нам, людям даже вообразить невозможно – это смелее и выше любой фантастики, граничащей с безумием.

Ученикам Христовым, которые оказались свидетелями этого таинственного события, было чему радоваться – и тому, что, как мы уже отметили, Христос по Вознесении Своём не оставил землю, не  удалился от нас, а, наоборот, оказался максимально близко к абсолютно любому из нас - и в отдельности, и ко всем нам вместе взятым. Ну, а во-вторых, событие Вознесения Господня имеет непосредственное отношение и к нам с Вами – это тот великий и завершающий шаг по неизведанному пути, который у Иисуса уже позади, но нам он ещё предстоит. Не всем, конечно. По учению святых отцов древности, вознесения будут удостоены только праведники – люди, избравшие путь к Богу, стремящиеся к близости с Творцом, жаждущие обожения. И если, так называемое воскресение, произойдёт с каждым – и праведным и грешным, то вознесение – это удел лишь праведников – людей, которые, при земной жизни научились любить Бога, сумели привязаться к Господу всей душою, всем сердцем и всем помышлением своим.

Нотка, конечно, грустная – каждый из нас, глядя на свою жизнь, наверное, вздохнёт – мол, какое, там вознесение меня может ожидать – дай Бог в аду не оказаться.

Это действительно так, но ещё не вечер. Ночь ещё не наступила – времени маленько ещё есть. Не упустим свой шанс.

14.1.18 – Воскресшее Тело Иисуса

Перенеся немыслимые страдания на Кресте, Христос умер. В каком смысле умер? Был и нету? На этот вопрос поэтически отвечает нам пасхальное песнопение: «Во гробе плотски, во аде же с душею яко Бог, в раи же с разбойником, и на Престоле был еси Христе, со Отцем и Духом, вся исполняяй, неописанный».

Значит, плотью Иисус оказался во гробе – то бишь в пещере погребальной. Но в понимании любого верующего - это, ведь, не смерть. Даже если бы Христос был самым обычным человеком, мы бы сказали, что – оставила душа тело, переселился почивший в мир иной. Но Христос, помимо человеческих тела и души имел и Божественное начало, природу Божественную – Иисус был не просто человеком, а Богочеловеком. 

Тогда что получается?

Плотью, действительно, Он оказался в могиле. А человеческой душою и Божеством Своим Христос успел побывать и в аду - навестив грешников, и в рай провести покаявшегося разбойника, и, даже на Престоле Бога Отца, в общении с Отцом и Духом. Т.е., бурная такая смерть, деятельная, насыщенная событиями.

И, тем не менее, телом Своим Иисус был таки мёртв. А потом воскрес – на третий день. Опять-таки, воскресла, ведь, не душа Христа, которая, как и у любого из нас бессмертна, тем более, воскресло не Его Божество. Воскрес Иисус телесно. Плоть была мёртвой, находящейся в процессе разложения, распада, а потом ожила. Но ведь – не всё так просто. С одной стороны после Воскресения, Иисус был, вроде, как в том же самом теле, в котором был и раньше – помните, он показывал ученикам своим, особенно Фоме, сквозные отверстия на руках и ногах от гвоздей, глубокую рану от копья в груди. Он даже трапезничал с будущими апостолами. Но вот загвоздка – плоть человеческая, ну никак не может проходить сквозь материальные преграды – ни сквозь стены, ни сквозь запертые двери. И невидимой не может становиться, и менять свой вид, и парить в воздухе. В сказках – да, там шапка-невидимка, ковёр-самолёт и прочие приспособления, а в реальной жизни всё, что сказано в Евангелиях, несомненно означает, что Воскресший Иисус облёкся, так сказать, в иную плоть, ну очень иную. Не в смысле, что старая плоть была оставлена в земле. Могло, конечно, быть и такое – Богу, наверное, без разницы. Но согласно учения Церкви, Иисус воскрес именно в том же теле, в котором жил, страдал и умер на Кресте. Но тогда откуда же такие диковинные свойства? Церковь отвечает: Христос воскрес в теле «прославленном».

Слово «прославленный» в данном контексте нам не только ничего не говорит, но и порядком сбивает с толку. Что значит, прославленное тело? В смысле, славное, знаменитое? Но так не говорят. Иисус Христос – да, более, чем знаменит, но, как личность, а не Его руки, ноги, голова и туловище.

Проблема здесь на языковом уровне. На русском языке, «слава» означает известность, молву, причем, не обязательно в положительном смысле – есть и дурная слова. Нерон, вон, сжег Рим и тем обеспечил себе славу в веках. Ульянов прославился – почти целое столетие его имя с уст не сходило – во всех городах и сёлах центральный улицы его псевдонимом называли. Каким-то злодеянием даже легче прославиться - помните песенку шапокляка: «кто людям помогает, тот тратит время зря, хорошими делами прославиться нельзя...». На самом деле, конечно же, можно: мать Терезу, вон, наверное, все люди мира знают. Но речь не об этом – «слава» - на русском языке – это известность – неважно какая – добрая или злая. А вот на греческом «δόξα» - это слава означает не столько широкую известность, сколь восхищение величием человека. Обладатель «доксы», так сказать, это человек лучший из лучших, заслуживший признательность. Чувствуете разницу?

А вот на языке Библии – древнееврейском, «слава» обозначается удивительным словом «כינה»‎ [shekinah]. Помните – оканчивает Моисей сооружение скинии – переносного храма-шатра и, как сказано в 40-й главе книге Исход, «облако покрыло скинию собрания, и слава Господня - «כינה»‎ наполнила скинию». Т.е., на языке Библии, слава, это нечто конкретное, пребывающее в определенном пространстве и времени. Сейчас бы мы сказали: благодать Божия наполнила тогда скинию, подразумевая, некую Божью силу, энергию, особое проявление Бога в материальном мире. Причем, эта «слава» Господня, была прямо таки видима, ощутима. «И не мог Моисей войти в скинию собрания, потому что осеняло ее облако, и слава Господня наполняла скинию» - во как.

А пророк Иезекииль, наоборот, видел, как слава Господня покидает Иерусалимский храм - подымается над святым местом, где она обитала до тех пор, проходит сквозь ворота Храма, а затем, несомая на крыльях херувимов, и вообще покидает город. Что это за штука такая – слава Господня – кто его знает. Пророк Иезекииль и при других обстоятельствах созерцал её в видениях, и пытался описать то, что видел. Но нам с Вами при чтении его пророчеств воссоздать картину его видений - на грани невозможного – кроме эпитетов и междометий, ничего удобовразумительного не складывается. Ну, если хотите, слава Господня это, как бы нечто, сотканное из света и огня и окруженное необыкновенной радугой – хотя всё это тоже просто абстрактные образы.

Но как бы мы ни представляли шекину - Славу Божию, это будет совсем не то, что нам привычно понимать. Шекина – это некая пронизанность материи Божественными энергиями, это некоторая, простите, ткань из света, субстанция, проявляющаяся на уровне волн или полей. Понятно, что все эти наши словечки так же не годятся, но совсем без слов нам-то не обойтись

Таким образом прославленное тело Иисуса – это Тело, как бы находящееся в особом поле нетварных Божественных энергий, которые не только полностью управляют материей, но и саму материю формируют и трансформируют. Если в какой-то момент, Христу надо было исчезнуть, перестать быть видимым – как бы раствориться в воздухе – нет проблем, дух перестраивает не только молекулы тела, но и атомы и элементарные частицы и во мгновение – тело человеческое, которое только что можно было не только видеть, но и осязать, которое могло вкушать и переваривать пищу, трансформируется во что угодно – воздух, поле, электромагнитные волны, а скорее всего в нечто, о чем мы никогда и не узнаем. Так же и наоборот. Строительный материал для тела, ведь есть везде и сколько угодно. Из того же воздуха, если переформатировать его атомы можно получить что угодно.

Так вот, значит, Христос по Воскресении Своём, стал обладать обновлённым Телом – трансфомером, так сказать, Телом прославленным, в том смысле, что основой, остовом, скелетом, сетью координат, так сказать, была шекина – слава. Духовно-душевное начало уже полностью контролировало форму тела. Христос иногда являлся ученикам в виде незнакомца, и они его не сразу узнавали. Но если бы Иисусу захотелось развлечься, Он наверняка смог бы принять облик любого материального предмета или существа – дерева или животного – терминатор2 отдохнул бы.

И вот почему для всех нас это важно или, по меньшей мере, любопытно, потому, что Христос – наш сталкер – проводник, первенец из Мертвых, как его называет апостол Павел. Все мы вначале умрём, как говорится – именно, как говорится, потому, что смерть коснётся только наших тел – души, в которых наша личность, наше «я», покинут пришедшую в негодность плоть и какое-то время мы будем существовать вне какого бы то ни было тела. Каково оно жить без тела – кто его знает, хотя – люди побывавшие в состоянии клинической смерти, которых удалось оживить, говорят, что неплохо. Однако, бестелесная жизнь всегда считалась неполноценной, душа сама по себе в определённом смысле беспомощна, она не может вполне реализовать себя в окружающем мире. Посему, как учит Церковь, в конце времён наступит так называемое воскресение мёртвых. Опять таки – так называемое, потому, что, во-первых, бестелесные души вряд ли корректно называть мертвецами - у Бога все живы, говорил Христос. А во-вторых, будущее наше воскресение – это по сути дела обретение нашими душами тел, воплощение, хотя в церковной традиции это воплощение принято называть воскресением. Это не совсем точно, потому, что тела, которые у нас появятся, будут иными – как у Христа, прославленными, «ошекиненными», тонкоматериальными, если так можно сказать, полностью трансформируемыми и управляемыми нашей волей.  Как захотел, так и выглядишь – хочешь принять облик Мерлин Монро – пожалуйста, Мадонны – нет проблем, Сильвестра Сталлоне – подавись. Хочешь птеродактилем полетать – от винта, удавчиком поползать – никто не против. Или невидимкой стать – хотя последнее, возможно, будет проблемным, потому, что все слишком глазастые будут. Неплохо, ведь? Но с нами это, наверное, ещё нескоро. А вот Христос этот путь уже прошёл - по человеческой природе, разумеется – по Божественной части, там всё намного круче.

Так вот, значит – воскрес Христос, 40 дней подряд – то являлся своим ученикам, давая последние наставления, то исчезал, ну и в конце концов, вознёсся на Небо – тоже, так сказать.

7.1.18 – «Да минует меня чаша сия!»

Несколько лет назад произошла одна история, с одной стороны приятная, с другой – наоборот. Как-то одна особа, уезжающая на ПМЖ в дальнее зарубежье, решила подарить нашему Сретенскому собору дом на Текстильном, что и осуществила. Дом старенький, но вполне функциональный – все коммуникации, в том числе и газ были исправны, неплохой участок. Единственный, но громадный минус – далеко от нашего с Вами храма Сретенского. А в то время у нас была острая нужда в помещении для занятий Воскресной школы. Обмен недвижимости дело, конечно, не простое, но с Божьей помощью, мы надеялись справиться с этой задачей – подыскать что-то подходящее в нашем районе. 

Наши поиски хронологически совпали с образованием там церковной общины преподобных Зосимы и Савватия – им нужно было помещение, которое можно было бы со временем реконструировать под храм.

Наш Владыка внёс предложение – предоставить молодой общине этот, подаренный Сретенскому собору дом в пользование – дескать, пусть там уже идут Богослужения, а тем временем назначенный туда молодой священник вместе с активом общины будут потихонечку собирать деньги для покупки дома в сухарненском районе для нашей с Вами Воскресной школы – глядишь, через года два-три и решился бы этот вопрос к обоюдной пользе. Но тут я сплоховал – и как настоятель собора и как секретарь епархии – не составил письменный договор, поверил церковникам на слово. Уверяю Вас – такого делать нельзя ни в коем случае. И всегда надобно помнить слова приснопамятного Мазарини  - Высокопреосвященнейшего Джулио – кардинала и первого министра Франции 17-го века. Он говорил: «Подобает доверять всякому человеку как всечестному угоднику Божию, но присматривать за ним следует, как за последним плутом».

Короче, не вдаваясь в подробности, - долг возвращать они не стали, а в качестве упредительного удара, сговорившись с их тогдашним настоятелем, сочинили сплетню, что мол, Иоанн Замараев намерен изгнать их из дома молитвы и открыть там пивную. Гениальный ход, надо сказать – психологически всё верно – чем чудовищнее ложь, тем легче люди в неё верят. Я был в полном шоке, не знал, что делать. Владыка посоветовал мне поступить по-Евангельски – простить им долг и забыть. Простить- то я простил, а забыть – сложнее - иногда вспоминаю. Так, что – не надо никаких иллюзий, это в мистическом плане - Церковь – Тело Христово, а в земном – эмпирическом - сброд кающихся грешников, хорошо, если кающихся.

А на сей раз вспомнил я эту историю, по следующей ассоциации.

Дело в том, что я не привык получать такие подарки, дескать, вот, батюшка – дарю Вам дом – настоящий – для меня это что-то из области фантастики. Поэтому некоторые вещи удивляли. В частности, оказывается для того, чтобы подарить тот же дом, необходимо согласие на его получение – письменное, оформленное нотариусом согласие принять этот дар. Представляете, я должен был писать, что не имею ничего против, не возражаю принять в подарок дом по такому-то адресу. Ещё бы – кто возражал! В принципе, всё верно, если вдуматься. Но, с другой стороны, и в голову не лезет – человек дворец тебе хочет подарить, но не может – без твоего официального письменного согласия.

Действительно, Господь хочет нас спасти от духовной смерти, казалось, - вперёд, спасай! Ан, нет. Согласие наше должно быть на спасение. Это мы с Вами, вытаскивая из петли человека, за него решаем – жить ему или не жить. И обижаемся, когда подростки то и дело предъявляют родителям претензии, мол, а Вы моего разрешения спрашивали рожать меня? Понятно, что мы правы, мы всегда правы – и ни капли не сомневаемся, что спасти тонущего человека однозначно хорошо, и правильно делаем, что спасаем. Другое дело, Бог не всегда на стороне нашей правоты, к нашему глубокому возмущению – вон будет Страшный суд, тогда предъявим Всевышнему обвинения – мало не покажется.    

Господь каждому из нас протягивает руку помощи – хватайся и держись покрепче – и из болота греховного нас вытащит и вознесёт нас на Небеса. Но за шкирку без спросу Христос таскать тебя не будет. Потому, что это люди норовят без разрешения осчастливливать человечество – коммунистический рай там в других странах устраивать, Иракцев благодетельствовать, свергнув Саддама Хусейна и прочее, а Господь умеет чтить свободу каждого даже самого несуразного бомжа. Да, грех – это плохо, но мы имеем на него право. Наше дело – быть плохими мальчиками и девочками или хорошими, отвечать на Божий призыв, принимать его спасение или отвергать.

И вот, как мы говорили в прошлый раз, существует механизм нашего волеизъявления – достаточно простой, но весьма надёжный. – хочешь дать Богу знак, что нуждаешься в спасении – сделай Новозаветный «жест», так сказать. Хочешь уцепиться за Христа – приходи – становись возле престола и возноси вместе с братьями и сестрами Евхаристический Хлеб и Вино Богу Отцу – причащайся Телу и Крови Христовым. Дай знак Иисусу, тот знак, о котором было условлено на Его последней пасхальной вечери перед страданиями и смертью на Кресте, когда в ходу обычной пасхальной трапезы, раздавая хлеб, - как и положено возглавляющему этот ритуал, Он сказал: «Это - Тело Мое, за вас преломляемое, во оставление грехов» - вкушайте. «А это вино –Кровь Моя Нового Завета» - пейте из чаши сей! Иными словами – то, что в чаше – является знамением Нового Завета. И когда мы поднимаем святую чашу с вином Евхаристии, т.е., чашу воспоминания о всём, что Господь совершил для нас и благодарением за всё - бывшее, настоящее и будущее, мы выполняем свою часть Завета, мы свидетельствуем о желании быть в  Теле Христовом, быть единокровными Иисусу – а быть во Христе – это и есть первейшее условие Спасения от духовной смерти и обретения Вечной Жизни.

Всякий раз, подходя к святой чаше, мы подтверждаем Завет, заключенный Иисусом на Тайной вечери с учениками своими, а через апостолов и со всеми нами, мы подтверждаем своё вхождение в этот Завет, актуализироем его для себя. Именно подтверждаем, потому, что заключён этот Завет однажды Самим Господом, и мы не переписываем его, мы не совершаем его заново, а каждый раз говорим Богу: да, ничего не поменялось, я не хочу разрывать этот договор с Тобою, я жажду оставаться с Иисусом.

Вот, вкратце смысл, происшедшего тогда в сионской горнице на вечери Иисуса со своими учениками. 

После пасхальной трапезы Господь выходит в Гефсиманский сад, и там Он молится. Молится до кровавого пота — «Да минует меня чаша сия». Очень трудные для понимания слова. Почему Христос так говорит? Он-то давно уж знал, что Ему предстоит, и много раз ученикам Своим говорил о том, что Ему надлежит быть убитым. И всё-таки молится Отцу.

Смерть на Кресте – страшная смерть – вряд ли нам это возможно представить. Но главная проблема в том, что крестные страдания – это только вершина айсберга тех мучений, которые претерпел Господь. Нам и миллионной доли этого не понять. Дело в том, что Спасителю смерть не просто мучительна - она противна его сути. Не только смерть, сама жизнь в этих узких рамках трёхмерного пространства Господу невыносимо тягостна. Его страдания начинаются уже с Воплощения и вся земная жизнь - сплошные муки. Если нам с Вами коленку больно ударить, споткнувшись, а  здесь, представьте, грохнуться с Небес. Да ещё грехи всего человечества взять на Себя – это вещи вообще неописуемые.

Но самое страшное – это то, что мы можем условно назвать смертью Божества – именно условно, потому, что, конечно же, Бог бессмертен, как мы хорошо понимаем с Вами. Самое ужасное Ему предстоит - даже не висение на Кресте, а то состояние, которое получило в Церкви наименование Богооставленности. Как мы знаем с Вами, Единый Бог троичен в лицах. Мы исповедуем с Вами Единого в Троице Бога Единосущным и Нераздельным в лицах. Бытие Всевышнего – это единство лиц Пресвятой Троицы. Но здесь, перед самой смертью Иисуса на Кресте – физической смертью природы человеческой, происходит нечто вообще несуразное, не вмещающееся ни в какие Богословские рамки – как бы и Божество Христа претерпевает смерть – не в смысле прекращает бытие, а отлучается от троичного единства – претерпевает некий кошмарный, как бы сказать, распад троичности. А распад, разложение – это нечто родственное смерти. Бог Сын, соединённый с человеческой природой Иисуса отлучается от Бога Отца, теряет с Ним связь, и тогда Богочеловек Христос восклицает: «Боже мой, зачем Ты Меня оставил?» Это были самые страшные слова Иисуса, в абсолютно несказанных и немыслимых мучениях Господа – и по человечеству и, по всей видимости, по Божеству.

Вот поэтому, наверное, и срываются с уст Христовых в Гефсиманском саду эти слова молитвы: «Да минует Меня чаша сия». Но «Не Моя да будет воля, но Твоя» - Крест неизбежен, и Христу надо на него идти - ради этих Его спящих учеников, которых Он только что очень просил помолиться вместе с Ним, ради всех нас с Вами живущих и людей будущего. Далее совершатся предательство Иуды, арест, бичевание, суды у первосвященника и Пилата, пытки, издевательства и всё остальное, и Господь идет на Крест.

31.12.17 –  Хочешь разорвать Завет с Господом? - Никаких проблем!

Сегодня давайте размыслим с Вами ещё об одном аспекте того события, которое произошло в Сионской горнице на Тайной вечери: подавая чашу с вином, Христос сказал своим ученикам: «пейте из неё все – это Моя Кровь Нового Завета». Вот давайте на этот раз сосредоточим своё внимание на словах «Нового Завета». 

Надеюсь, все мы с Вами люди грамотные, и вряд ли кто из нас думает, что Церковь - это здание храма, которое с куполом, крестом, а внутри – престолом, иконостасом и прочим. Церковь, как мы прекрасно понимаем – ekklesia – собрание верующих. Вот мы с Вами, здесь собравшиеся и представляем собою Церковь, т.е. общность последователей Иисуса Христа. Это вот такая формулировка, которую нам может дать любой посторонний, даже неверующий человек, который познакомится с нами, пообщается, и так и запишет: «Церковь – это общность последователей Иисуса Христа». И это определение будет абсолютно правильным. Внешне, в земном, видимом человеческом измерении мы действительно представляем собою общину последователей Иисуса Христа. Примерно так и значится в регистрационной справке Отдела по делам религий в Облгосадминистрации. Сретенская община православных христиан, т.е., группа лиц, являющихся последователями Иисуса Христа, при Сретенском храме. Всё верно, но только во внешнем земном, физическом измерении. Потому, что в духовном плане всё намного сложнее. Мы не просто единомышленники собравшиеся под одной крышей, мы, по словам Павла – Тело Христово. В своих посланиях апостол своим духовным чадам многократно повторял: «Все мы Церковь составляем одно тело во Христе…» (Рим.12,5), а глава Церкви Иисус (Еф.5,23). «Вы - тело Христово…» (1 Кор.12,27), неустанно твердил апостол. Что это – образ, метафора?

Как понимать эти Павловы слова? В физиологическом или анатомическом плане? Нет, конечно? Как метафору? И да, и нет, потому, что апостол говорит о вещах реальных, хотя и невидимых, неощутимых. А сфера тонких материй души и духа – это не виртуальность, не выдумка и не вымысел – это мир реально существующий. Да, мы не видим эти нити, эти, так сказать, кровеносные сосуды, связывающие нас со Христом, но они действительно существуют. Другое дело эта связь может быть оборванной или ещё не установленной.

«Я есмь лоза, говорил Христос, а вы ветви». Тоже метафора, образ, но очень точный образ. Если оторвать виноградную ветвь от лозы – что будет с ветвью? В ближайший день-два – ничего особенного – её можно будет поставить в воду и украсить ею стол. Но дальнейшей жизни – будущей, ей уже не видать – засохнув, она умрет навсегда. То же самое и с нами. Как много на свете людей красивых, умных, талантливых – как прекрасные цветы – они радуют глаз, они источают аромат. Но если они отсечены от корня – они засохнут и умрут. «Я есмь лоза, говорил Христос, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего».

Как ветвь питается соками лозы, так и мы с Вами являемся ветвями, членами Тела Христова и до тех пор, пока в нас течет Кровь Христова, мы – бессмертны. «Истинно, истинно говорю вам, сказал Христос: ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную…» Что значит, «ядущий Мою плоть» - мы ведь не каннибалы с Вами и не вампиры, чтобы «пить Его Кровь». Нет, мы не монстры-людоеды, мы просто маленькие клеточки Тела Христова, которые Его Кровью омываются и питаются.

Есть однолетние растения, а есть многолетние. Вон дуб Мамрийский, говорят, до сих пор растет в Хевроне, под которым Авраам угощал трех странников – почти 4000 лет ему. Оно, конечно, вряд ли, что именно тот самый, но – очень старый дуб. А есть однодневки - полевые цветочки разные – мятлик, например – отцвел, засох и с концами.

Так и наша с Вами жизнь мгновенна. Но если в наших жилах начинает течь Кровь Иисуса Христа мы перестаем быть однолетним растением, и обретаем бессмертие: «ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь, говорит Иисус, имеет жизнь вечную… а если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, продолжает Господь, то не будете иметь в себе жизни».

Так вот, значит, каждому человеку предоставляется выбор – быть цветком в вазе с водой или привитым к могучему дереву, с мощной корневой системой. Господь желает всем спасения и жизни вечной и он всех зовет к себе, потому, что Сам является источником Жизни. Но насильно привлекать всех к Себе – это значило бы нарушать человеческую свободу выбора. Любой листочек, вправе на независимость от веточки и свободный полет, пусть даже после этого он засохнет. И этот второй вариант сознательно или несознательно избирает очень много народу, которые оторваны от Христа:   «Я есмь лоза, а вы ветви, говорил Христос - кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет; а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают». И, наоборот, «кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода…» Т.е. если мы хотим жить вечно, мы должны быть приращены, привиты ко Христу.

И именно в этом, главный смысл и содержание Нового Завета.

Даже не в учении Иисуса Христа и не в новой морали - сердцевина Евангелия, а именно в Завете Тела и Крови Христовых. В Новом Завете мы получаем возможность прирасти ко Христу, стать Телом Христовым и в наших жилах может потечь Кровь Христова.

Каким образом, посредством чего? Посредством условного знака который мы подаем Всевышнему. У нас с Богом есть договор – всё это звучит, конечно, грубовато, но, а что поделаешь. Так, вот, значит, если мы хотим быть одним телом с Иисусом Христом, мы должны себе самими и Богу дать знак – совершить то, что произошло в сионской горнице на Тайной вечери, когда Иисус благословил Хлеб, преломил его и раздавая ученикам, сказал – это Тело Мое и, благословляя чашу с вином, сказал – это – Кровь Моя Нового Завета – сие творите в Мое воспоминание. И с того момента, где бы ни находились христиане по лицу всей земли, и когда бы они ни жили – в 1-м, 10-м или 21-м веке – возносится ими Богу и Отцу священные Хлеб и Вино в знак Нового Завета. Мы совершаем то, что нам заповедано Христом – если, конечно, мы желаем быть в Завете с Богом.  Если мы хотим быть одним Телом и единой кровью с Иисусом, мы должны совершать этот знак Завета это действие – святую Евхаристию… Участвуя в Божественной литургии и причащаясь Христу, мы снова и снова свидетельствуем о том, что хотим пребывать в Завете, жаждем быть причастниками Его Тела и Крови. И Господь отвечает на наш знак, причем, отвечает всенепременно, потому, что причащение Телу и Крови – это предмет Завета – договора между Богом и человеком. И если человек может нарушить договор, то со стороны Бога это абсолютно исключено. Поэтому, совершая Евхаристию, мы с Вами невидимо, но реально, соединяемся с Иисусом Христом, становимся Его телом, клеточками Его тела и этим самым обретаем Жизнь Вечную.

В связи с этим часто возникают вопросы, например, – а почему именно хлеб и вино избраны в качестве знамения Нового Завета. Действительно, ведь, условный знак может быть каким угодно – главное, чтобы он был согласован двумя сторонами. И для этого можно было бы избрать совершенно иной ритуал, использовать другие жесты и иные действия.

Можно было, однако избран Иисусом Христом был именно этот знак – благословение и возношение евхаристических хлеба и вина. Почему? – Бог его знает. Возможно потому, что хлеб и вино – во все времена были самым драгоценным для жизнедеятельности человека. Хлеб – и ныне, как говорят, всему голова. Вино - сегодня – нет, а в старые времена было даже важнее хлеба. Вином промывали раны, кислое вино добавляли в питьевую воду, которую приходилось брать из водоемов для обеззараживания и т.д. В древности без вина жизнь была практически невозможной. 

Поэтому, возношение Богу Хлеба и Вина, как два главных символа жизни было жестом достаточно красивым и выразительным.

Второй вопрос - почему для осуществления Завета необходимо многократно участвовать в этом священнодействии?

Как мы часто подчеркиваем с Вами, Бог весьма уважительно относится к нашей свободе, и поэтому любой Завет человека с Богом – не является роковым, дескать, сказал Богу – «да», значит, теперь отвечай за базар – деваться некуда.

Ничего подобного – ты в любой момент можешь разорвать Завет с Богом, причем, Тебе не нужно будет прилагать к этому ровно никаких усилий - никакой бюрократии, никакой волокиты. Ты просто прекращаешь совершать Заветное действие – Причащаться Телу и Крови Христовым - вот и всё – проходит три недели и ты свободен ты – вне всякого Завета.

Почему именно три недели?

Этот срок определён не Христом – в Евангелие Вы такого не найдёте. Это инициатива снизу, людская, а точнее Церковная. Как это было? Ну о том, что христиане совершали Евхаристию с первых же дней существования Церкви – это Вы знаете из Библии – из книги Деяний. Каждый первый день недели - тогда это было следующим днем после еврейской субботы, а по-нашему воскресенье  - собирались христиане по домам – храмов еще не было - для хлебопреломления – так называлось тогда это Таинство. Т.е., это происходило каждое воскресенье. Раз в неделю христиане собирались для подтверждения, актуализации Завета с Богом. И, собственно, такой вот ритм он распространился повсюду и на все времена. По сей день в любой стране мира, христиане совершенно разных конфессий каждое воскресенье собираются вместе для молитвы и Хлебопреломления.

Но довольно рано в Церкви возник вопрос. А если человек не каждое воскресенье участвует в Таинстве – как это квалифицировать – в Завете он с Богом или нет. Святые отцы размышляли, молились и на одном из Вселенских соборов решили, что, мол, два воскресенья без Причастия – плохо, конечно, но – куда ни шло, но три – это уже всё – человек выбывает из Завета и перестает быть членом Церкви, членом Тела Христова.

Так вот, значит, это инициатива человеческая. Но сие отнюдь не означает, что, раз это придумали люди, значит, это не соответствует реальности. Ведь в договор могут вноситься поправки и с одной и с другой стороны. А почему люди не могут проявить свою инициативу. Собрались, совместно решили и заявили – вот, Господи, давай так – если мы не подаем знак – две недели, то это еще ничего не значит, мы еще Твои. Но если – три – значит - всё, считай нас отрёкшимися от Тебя, чужими.

В истории, конечно, были разные отступления от этого правила, заблуждения. До сих пор встречаются люди, которые считают себя членами Церкви, а причащаются 1 или 4 раз в году. Есть даже и священники, которые поощряют такую практику.

Но мировое и историческое православие, да, собственно и весь западный католический мир живёт Библейской практикой ежевоскресного Причастия и каноном, провозглашающим вне Церкви человека 3 воскресенья подряд не причастившегося.

Три воскресенья подряд – не причастился – значит, Ты вне Церкви отлучил себя от Церкви, разорвал эти невидимые сосуды, связывающие тебя со Христом и с другими чадами Божьими.

И это не является карой или наказанием – дескать, месяц не причащался - пошел вон. Нет, просто, во-первых, Ты свободен – не хочешь быть со Христом – будь без Него. Ну и во-вторых, какой-то минимальный, хотя бы символический труд должен быть с твоей стороны. В конце концов, нельзя же сохранять единство со Христом, не будучи способным оторвать нижнюю часть спины от дивана.

Заболел – значит, тебя должны причастить на дому или в больнице, в армии капелланы должны быть, на корабле тоже, на космической станции – запасные Дары и т.д.

Так вот, значит, Церковь, в мистическом плане – это Тело Христово, а каждый из нас – клеточка, омываемая и питаемая Кровью Христовой. Все мы с Вами ветви на лозе, которая есть Христос. С Господом мы  связаны невидимыми, но реальными кровеносными сосудами. Поэтому Церковь – это так сказать, духовная кровеносная сеть, связывающая нас со Христом и друг с другом в Таинстве Евхаристии, в Таинстве Святого Причащения. Поэтому, Евхаристия, это не одно из Таинств Церкви, а это сама Церковь, весь Её смысл. И ничего серьезнее и важнее Святого Причащения нет и быть не может.

24.12.17 –  «Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие»

«Пить Кровь Христову и поедать Его Тело» – звучит сногсшибательно – в прямом смысле этого слова – у какого-то слабонервного индивида, наделённого богатым воображением, и действительно, ноги могут подкоситься. Ведь, и вправду, нотки варварские, каннибальские – особенно для человека светского. Подобные вещи многих отталкивают от Церкви. И так было изначально. Даже, когда об этом говорил Сам Христос, реакция слушателей была, отнюдь не положительной – люди разворачивались и уходили, в лучшем случае снисходительно покачивая головой, мол, ещё один сумасшедший. 

«Какие странные слова! Кто может это слушать?», восклицали многие из учеников Христовых: А Иисус продолжал: «истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний деньд. Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем...»

И, как замечает евангелист Иоанн, «с этого времени многие из учеников Иисуса отошли от Него и уже не ходили с Господом».

Что это было? Образом, иносказанием, коих в Библии, хоть отбавляй? Кстати, почти все протестанты так и считают – спросите у любого почтенного баптиста, мол, а как Вы понимаете Христово изречение: «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную…» Элементарно! – ответит брат во Христе – раз сказал Иисус, что «не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих», значит, наша пища и питие – Слово Божие, а следовательно, вкушать Плоть и пить Кровь Христовы означает ни что иное, как чтение Библии – ну примерно, такие рассуждения – понятно, с какими-то вариациями.  

В Библии действительно море метафор, образов иносказаний. Но любая притча, крылатая фраза, аналогия, служат для того, чтобы помочь усвоить какие-то труднопонимаемые вещи, упростить, облегчить для понимания. Но здесь, ровно всё наоборот. Разве не проще было сказать – слушайте Слово Моё и слагайте его в сердце Своём, и всё будет в порядке. Собственно, Иисус в другом месте так и говорил: «Слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную».

Как мы уже неоднократно подчёркивали с Вами, Христа невозможно заподозрить в отсутствии проницательности, в неумении владеть ситуацией, или в неясности и недоступности излагаемых Им мыслей. Иисус был прекрасным оратором, имел острый ум и умел выйти из, казалось, безвыходного положения – помните, фарисейский провокационный вопрос: «позволительно ли давать подать кесарю?».

И без всякой надобности выражать простые мысли метафорами, сбивающими слушателя с толку, отталкивающими от Себя, вызывающими отрицательные реакции – это не Христов стиль, да и вообще, глупо.

Значит, какой вывод следует: да, Иисус прекрасно знал, какова будет реакция слушателей, понимал, что после сказанного, многие даже близкие ученики развернутся и уйдут от Него навсегда. Выходит, по-иному было нельзя – слишком уж это важно и по-другому не скажешь.

Так вот, что же тогда произошло в Сионской горнице на Тайной вечери, когда «Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов… » И ученики Христовы вкусили этот Хлеб, который есть Тело Христово и обнесли по кругу кубок вина, которое есть Кровь Иисуса.

О том, что это не образ и не иносказание, спорить нет никакого смысла. Достаточно обратиться к памятникам христианской литературы – 1-го, 2-го века и выяснить – как изначально понимала эти Христовы слова Церковь, как воспринимали их современники Иисуса или христиане, которых отделяло всего одно поколение от апостолов. В «Дидахэ» - это 1-й век, предписывается – «пусть не ест и не пьет от вашей Евхаристии тот, который не Крестился во имя Господа», т.е., эту святыню можно принимать только посвящённому – сознательно, с глубокой верой и благоговением. А святой Иустин – это самое начало 2-го века более, чем внятно объясняет, что именно разумеется под этим «благословенным Хлебом»: «Не обыкновенный хлеб и не обыкновенное питие мы принимаем, но, так как наш Спаситель сделался плотью и принял плоть и кровь ради нашего спасения, то мы веруем также, что чрез молитву, которая содержит Его слова, это ястие… становится истинною плотью и кровью Иисуса».

Значит, причащаемся мы с Вами подлинно Тела и истинной Крови Христовых, реальных Тела и Крови Спасителя.

Но что сие значит? Видим-то мы и чувствуем иное. И зрение, и вкус нам говорят, что перед нами частица хлеба, пропитанная вином. Как это объясняли христиане, скажем, первого века, нам неизвестно. А вот в средние века, западные схоласты довольно много рассуждали по данному вопросу. АКЦИДЕНЦИЯ, одно из любимых слов тогдашних схоластов – Богословско-философский термин. Акциденция – это значит, несоответствие внешних видимых свойств, сущности предмета. Для ясности можно привести пример, в принципе понятный, но слишком неточный. Ну вот, соевые отбивные, к примеру – по форме и на вкус, вроде, как мясные, но на самом деле мяса там и грамма нет. В большинстве из колбас - тоже самое. Т.е., видим мы и ощущаем одно, а на самом деле – это совсем другое – такая вот акциденция. Неточность только что приведённого сравнения заключается в том, что в нём имеет место подмена, такой вот, пусть и безобидный, но обман, а иногда даже очень обидный. А вот акциденция – это приобретение одним предметом подлинных свойств иного предмета.  

Т.е., что происходит? На Божественной литургии возносятся пред Всевышним хлеб и вино, которые в ключевой момент преобразуются в Тело и Кровь Христовы. Пресуществление или транссубстанция – это такой вот западный католический термин – изменение сущности. Был подлинный, т.е., по существу - хлеб, а теперь произошла транссубстанция – хлеб пресуществился в истинное Тело Христово – истинное, значит, тело не по виду, а по существу. В то время, как по виду, хлеб остался хлебом и вино – вином. Мы видим Евхаристический хлеб, но на самом деле – это не хлеб, а Тело Христово – акциденция.

Зачем акциденция, католики объясняли тем, - чтобы нас не смущать – дескать, в противном случае, мы, ведь, не могли бы вкушать Плоть с Кровью Христа, если бы она имела вид человеческого тела и человеческой крови.

Такая вот схема была у католиков – отчасти она и до сих пор ими исповедуется. Точнее сказать, здесь первую скрипку играет не столько католичество, сколь временной фактор – средневековье, потому, что аналогичное учение проповедовалось и среди православных, и до сих пор можно встретить и католиков и православных священников, которые именно так всё и понимают. Страшного в этом ничего нет, это не ересь, но и не православный взгляд.

Православное же вероучение гласит не о превращении хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы, не в пресуществление-транссубстанцию, а в приложение, присоединение к Евхаристическим Хлебу и Вину Тела и Крови Христовых – помните совершительные слова Евхаристического канона – на славянском языке точнее: «…Приложив Духом Твоим Святым». По-православному вероучению, хлеб остаётся хлебом, а вино – вином. Но в святой Евхаристии эти вещества невидимо, но реально наполняются Плотью и Кровью Воскресшего Христа. Последнее очень важно. К Евахаристическим Хлебу и вину присоединяется не Плоть и Кровь, подобно нашей с Вами, которая была у Христа до смерти на Кресте, а воскресшая Плоть и Кровь, обладающая новыми свойствами. Ну Вы помните, что после Своего Воскресения, Иисус мог изменять внешность – быть неузнаваемым, проходить, сквозь любые материальные преграды – сквозь двери, стены, внезапно появляться и исчезать как бы растворяясь в воздухе. Т.е., Тело Христово воскресшее уже могло приобретать любую форму, и, разумеется, проникать и наполнять любой предмет, любую субстанцию.

Так вот, ещё раз - согласно православному вероучению, за Божественной литургией, во время Евхаристического канона, совершается не транссубстанция, не пресуществление, не превращение хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы, а приложение – присоединение истинных Тела и Крови Христовых к Евхаристическому хлебу и вину. Этот акт святые отцы древней Церкви сопоставляли с Боговоплощением. Христос присутствует в Хлебе и Вине, так же, как и Бог в человеческой природе Иисуса - не слитно, неизменно, нераздельно и неразлучно. Физически Хлеб остаётся хлебом, но отныне он соединен действием Святого Духа, с Богом Слово воплощённым, а хлеб сохраняет все свои естественные свойства. Святой Григорий Нисский прямо говорит: «Хлеб евхаристический освящен вселением в него Бога-Слова».

Ну и что дальше? Причащаясь, мы вкушаем этот Евхаристический хлеб, наполненный, так сказать, Телом Христовым, ну и соответственно, Сами соединяемся с живым Христом. Да, это великое Таинство, которое вполне постичь невозможно. Но происходит нечто совершенно великое и невообразимое. Подходя к святой Чаше, мы, причащающиеся, сами становимся, в определённом смысле Телом Христовым, хотя, так же, как и хлеб Евхаристический остаётся таким же хлебом, так же и наши с Вами физические тела остаются такими же. Телесно мы не изменяемся, речь идет о причастности Духу Святому через принятие святых даров. Причащающийся не превращается даже на невидимом плане в Тело Христово – никакой транссубстанции, никакого пресуществления с нами не происходит. Мы причащаемся Христу, а не превращаемся в Христа, Иисус прилагается-прибавляется к нам, наполняет нас, так сказать. И тем самым, в меру своего духовного состояния каждый из нас вступает в непосредственное духовное, душевное и телесное единение со Христом и друг с другом, а это, собственно, и есть всенепременное условие нашего Спасения и Жизни Вечной.

10.12.17 – Не отрываться от Лозы, Которая есть Христос!

Разные стороны мы рассматривали с Вами того Величайшего свершения, которое в Церкви именуется словом Искупление. Господь  и Своим воплощением, и Рождением от Марии - Одной из нас, человеков, и Своей Жизнью, и великим Учением, и Страданием, Смертью и Воскресением, и Вознесением на Небо – всем этим Он открыл нам путь к Вечной Жизни, ко Спасению от Духовной Смерти.

«Искупление», как мы подчеркивали с Вами, - широчайшее понятие, в которое входит всё перечисленное и более того. И глубоко неправы те, которые «Искупление» понимают только в плоскости страданий Иисуса на Кресте. Отнюдь. Искупление – повторимся - это и Боговоплощение, это и Жизнь Христа на земле, это и Его проповедь Евангелия, да и вообще, абсолютно всё, что Он совершал – всё это непосредственно относится к судьбоносному для всего человечества Божьему акту Искупления.

Термин «Искупление» в Богословских беседах и проповедях часто отождествляется с понятием Спасения - так и говорят: Господь нас спас. Это верно, но не до конца. Богочеловек Христос действительно всё сделал для того, чтобы мы спаслись, но последнее слово всё же за нами. Мы можем принять, усвоить, так сказать, это спасение, а можем и отвергнуть, и тогда всё насмарку. Толку от того, что Иисус проповедовал Евангелие, если люди не захотят следовать Слову Божию. Господь проявил высочайшую Свою Любовь к людям, чтобы на Божью любовь человек ответил своей любовью человеческой, а если он не откликнется, если сердце его окаменелое. Иисус своей жизнью показывает нам пример правильного пути, следуя которым мы можем выйти из дебрей погибели, но человек, ведь, может сказать: а я не хочу идти за Христом, я уж, как ни будь сам и т.д. Да, Христос нас спасает, в смысле протягивает руку помощи, но очень часто мы свои руки прячем за спину, и тогда Божья десница повисает в воздухе.

Точно та же картина и в глубинном, мистическом плане Искупления. Если мы хотим быть ветвями на лозе, питающей и обеспечивающей нашу жизнь, которая есть Христос, мы должны изъявить к этому свою волю. Бог не будет ничего с нами делать без спросу.

А быть в глубоком таинственном единении со Христом – крайне важно для нашего Спасения. «Я есмь лоза, говорит Христос, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего».

Мы действительно чересчур слабы. Даже, когда знаем, как правильно поступить и даже когда этого хотим - пороху не хватает. Нам нужны силы, нам нужна поддержка. Да Христос в Своей проповеди поведал нам, как жить, но этого мало. Господь должен ещё дать нам силы праведно поступать. Всевышний возлюбил нас, и нам нужно ответить той же любовью – нам об этом заповедано. Но, даже если мы знаем, что первейшая и главнейшая Заповедь возлюбить Господа Бога всем сердцем Своим и даже понимаем и соглашаемся с этим – зачастую не выходит. И для этого, как, впрочем, и для всего остального нам необходима Благодатная поддержка.

И Христос может дать нам эти силы, это горючее, но для этого нужно с ним состыковаться, соединить, так сказать, свои артерии с Иисусовыми, стать в определённом смысле, Его Телом и Кровью, разумеется, не в грубом физическом смысле, а на незримом, таинственном уровне. И для этого так же необходимо наше согласие, проявление нашей воли.

Собственно это и происходит всякий раз, когда мы подходим с Вами к Святой Чаше. Принимая в себя частицу Евхаристического Хлеба, мы этим самым говорим Господу: «да, я хочу быть в Тебе и, чтобы Ты так же был во мне. Я согласен быть веточкой, привитой к лозе, которую Ты Собою представляешь. Пусть в моих жилах течёт Твоя Кровь, а моё тело будет Твоим Телом».

И как мы читаем в молитвах ко причащению, подходить к Чаше нужно с пониманием, осознавая, что мы слишком многого хотим от Бога - мы желаем соединиться с Самим Христом, но мы глубоко недостойны этого, и лишь по милости и любви Божией этого сподобляемся. «Да испытывает себя человек, пишет апостол, вкушая от хлеба сего и пия из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет сие недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем».

3.12.17 – Жертва Богу – дух сокрушен, сердце сокрушенное и смиренное

Однажды в старые времена в монастырь был принят мужчина средних лет приятной наружности. Игумен сразу же велел выделить самую просторную и светлую келью с видом на живописную лужайку, озерцо и кедровый лес, выделил просторную кровать и распорядился постелить пуховой матрац и мягкую подушку и позволил спать до 8-ми часов утра, пропуская молитвы полунощницы. Братию всё это привело в крайнее замешательство: как так? Все мы спим на голых досках в кельях по два квадратных метра, подъём в 4 утра, а этому салаге малина такая. С каждым днём среди иноков разрастался возмущенный ропот, как, наконец, игумен собрал всю братию и говорит: а Вы знаете, что наш новый брат Глеб, несёт на себе подвиг гораздо тяжелее, чем все ваши вместе взятые? Вы-то кто по происхождению? Простые крестьяне – привыкшие к тяготам жизни. К слову говоря, нам с Вами, жителям 21-го века, не понять, что такое теснота, дискомфорт, бедность – спросите у нашего Владыки, пока он жив – он Вам расскажет о своём счастливом детстве – счастливом без кавычек. Дом состоявший из одной комнаты метров 8-ми квадратных и сеней, которые отделялись от комнаты низкой деревянной перегородочкой. В этой небольшой комнатушке помещалась ещё большая русская печь, и жили в ней 16 человек. А в сенях ютился домашний скот. Зимой на окнах намерзал лёд толщиной до 15 см.

Да, так вот, говорит игумен, жили вы впроголодь задолго до поступления в монастырь, много работали и мало спали. А вот Глеб – это великий потомственный князь, который рос в роскошном дворце, имел множество прислуги, портных, поваров, золоченые кареты, конюшню с породистыми лошадьми и т.д. А теперь соразмерьте – степень вашего самопожертвования во славу Божию и Глеба.

Нам с Вами тоже не всегда легко понять людей иного круга, особенно другой эпохи. А вот Бог, как ни странно, понимал всегда и всех, даже облысевшую обезьяну, потерявшую почву под собственными руками. И вот дикарям Он, например, заповедует: «око за око, зуб за зуб». Как понимает эту заповедь современный читатель? Как предписание, мол Сам Бог повелевает свернуть челюсть обидчику – раз тебе причинили телесные повреждения, значит, ты просто даже обязан ответить злом за зло.

Но мы уже неоднократно подчеркивали с Вами, что «око за око, зуб за зуб» - это не предписание, а ограничение. Дескать, если ты уж не можешь стерпеть, руки до невозможности чешутся – ладно ступай – бей, но смотри, не вздумай принести больший вред, чем это сделали тебе.

То же самое и в отношении с жертвоприношениями. Возьмите Библейскую историю – жертвоприношения Каина и Авеля не в счет, это не историческое повествование. А вот, начиная с жертвоприношения Авраамом Исаака – что происходит? Постепенное, поэтапное упразднение жертвы, в том смысле, как она понималась первобытными людьми.

По дремучести на первое место можно поставить человеческие жертвоприношения. Предположим, совет старейшин в каком-то дикарском племени постановил, что крокодил не ловится, не растёт кокос из-за того, что духи прогневались на них за какие-то дела неправедные и хотят их смерти. Что делать? Попытаться утолить жажду крови разгневанного языческого божка. Каким образом? Десяток юношей, десяток девушек сбросить на частокол из копий, дюжину младенцев живьём поджарить на жаровне у статуи идола. Глядишь и успокоится божок в своей злобе. Авраам, живший в Харране, до того, как его призвал Бог, был таким же язычником, как и все жители того края. Жертвоприношения детей там были каждодневным явлением. Именно поэтому, когда Господь сказал Аврааму: «возьми Исаака сына твоего и пойди с ним в землю Мориа и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой Я скажу тебе», Авраам безоговорочно пошёл выполнять это указание. Конечно же, ему было жалко своего сына, а, быть может, не столько сына, сколь обетования данного Богом произвести от него великий народ. И, тем не менее, ничего необычного, ничего из ряд вон выходящего Авраам не услышал – десятки и сотни поколений до него делали то же самое – и отец его и деды и прадеды приносили человеческие жертвоприношения – он-то чем лучше?

Но Господь на самом деле призывает Авраама не для всесожжения своего сына, а, наоборот, для торжественно-показательной отмены людских жертвоприношений. Всё – точка, больше никаких жертвенных убийств. Вон есть у вас овцы, козлы, голуби – их и режьте и жгите.

На самом деле Богу и этого не надо – и Он будет об этом говорить уже в Ветхом Завете, в частности, через пророка Амоса. А Давид в 50-м псалме поёт: «Всесожжению не благоволишь Ты, Боже; жертва Богу – дух сокрушен, сердце сокрушенное и смиренное». А в Новом Завете и вовсе категорически упразднены жертвы животных.

Но до Нового Завета ещё нужно было дожить. Сказать древним: не нужны Мне никакие жертвы Ваши – это было бы всё равно, что сказать: не хочу с Вами иметь никакого дела. Бог вынужден считаться с человеческим примитивом.

Причём, надо сказать, и с наступлением Завета Нового и полной отменой пролития крови не только человеческой, но и животных, образ кровавого жертвоприношения не канул в лету. А как же без крови – в людском сознании – серьёзные отношения могут быть только там, где они скреплены кровью.

Поэтому и Сам Христос использует образ Крови в заключении Завета: это Моя Кровь, говорит Он, по кругу подавая кубок вина, ученикам Своим на Тайной Вечери. И апостолы в своей проповеди используют всем понятный язык жертвы. «Искупил нас Христос, пишет апостол, от клятвы закона…» (Гал.3. 13) «предложив Богу Отцу жертву умилостивления в Крови Его…» (Рим.3,25).

Проблема на самом деле. Уже в Ветхом Завете Господь говорит через пророка Осию: «милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений». Но людям это не очень понятно и тогда приходится искать способ хоть как-то объяснить смысл Крестных страданий Христа. Говорить о тонких вещах, зачастую, дело неблагодарное, а сказать, что, дескать, «мы согрешили, и этим самым оскорбили Всевышнего, Который либо из чувства высшей Справедливости, либо, что ещё хуже, из чувства Гнева готов испепелить нас. Но чтобы удовлетворить Свою справедливость или успокоить Свой гнев, Он посылает на Крестные Страдания Сына Своего, и, таким образом, наблюдая неимоверные страдания Иисуса Христа, умиротворяет Свою ярость и удовлетворяет Своё чувство Справедливости». Во, так бы и сразу всё объяснили, теперь ясно, скажет обыватель. На самом же деле, не особо-то оно и ясно. Просто это лучше, чем ничего. Тайна Страданий Христовых, как мы многократно подчёркивали с Вами – это великая Тайна, которую постичь нам не дано, и подбираемся мы к ней с разных сторон, используя притчи, образы, иносказания. Апостол Павел, вон использовал аналогию «выкупа из рабства» - очень даже было понятно его современникам, жившим при рабовладельческом строе. А один из наших современных православных миссионеров, использовал другую аналогию. Дело в том, что он проповедовал где-то глубоко в Африке, среди каких-то совсем первобытных племен, и пытался им объяснить что-то о христианстве, о Смерти за нас Христа, и никак ему это не удавалось, как наконец, он нашёл способ. Оказалось, что у них есть такой обычай в отношениях между двумя племенами: вождь каждого из племён отдает своего сына в заложники в другое племя, и таким образом заключается мирный договор. И если кто-то из этого племени убьёт кого-то из того племени, тогда в том племени убьют сына вождя. Так вот на этом сравнении, как сын вождя приносится в жертву ради того, чтобы не было смертоносных войн между племенами, эти африканцы смогли как-то понять и смерть Христа. Ну и дальше всё остальное в Евангелии для них стало понемногу раскрываться.

Любая аналогия, которая хоть как-то может приблизить нас к пониманию спасительных Страданий Иисуса на Кресте, хороша. Но, как мы сетовали с Вами, проблема в том, что, высказывая любые аналогии, проповедник рискует, что его образ, метафора, станет завтра же преподноситься, как реальность. А что делать? Приходится рисковать. Уж лучше ущербное, искажённое представление о Божием Спасении, чем никакого. Но мы-то с Вами, уже люди повзрослевшие, можно сказать, зрелые. И уж нам-то негоже довольствоваться примитивом – представлять наше Спасение в аля-юридической плоскости, мол, надрать меня должны были за грехи мои тяжкие, а пострадал за меня Христос. Всё же надо как-то вырастать из штанишек, возвышаться над подобной наивностью.

Но если Ваши слушатели из контингента дремучего и Вы чувствуете, что Вас вовсе не понимают – что поделаешь. Быть может, и мне самому придётся озвучивать средневековую теорию, Удовлетворения Правде Божией, как это пришлось однажды Владыке Кириллу, пребывавшему на Смоленщине – этой непаханой духовной целине. Да, в одной из проповедей, глядя на, мягко говоря, неискушенных слушателей он, будучи православным Богословом высокого класса, обречён был на подобный примитив. Но судить его за это не стоит, равно, как и делать далеко идущие выводы, мол, ба, сам Кирилл рисует средневековую карикатуру.

Алексей Осипов – профессор МДА, неустанно повторяет – не сталкивайте отцов Церкви лбами. Да, у одного написано одно, у второго – другое. Потому, что святые Отцы, очень редко писали просто так – в назидание грядущим поколениям. В абсолютном большинстве они высказывались в адрес конкретных живых людей. И одному нужно было  сказать так, а другому – сяк - буквально противоположное – гордого смирить, унылого ободрить, уклоняющегося вправо, толкнуть влево и наоборот. Кому-то упростить, а для кого-то и усложнить. Это и называется подходом пастырским или индивидуальным.

Но застревать на примитиве может оказаться пагубным. Четырёхлетнему ребёнку ещё можно сказать, что тебя аист принёс, или в капусте нашли. Но если так будет думать молодой человек 24-х лет – это беда. Не в капусте нас нашили, и не доставлял Иисус Христос никакого удовольствия Своему Небесному Отцу, умирая на Кресте.

19.11.17 – Что стоили бы Евангельские слова о любви, если бы не Крест Христов?

Рассуждая о Спасении, которое Бог осуществил посредством Воплощения во Христе, надобно помнить простую, но важную вещь: спасает нас Господь не от медведя, не от дикого кабана и не бешеной собаки, а от нашего собственного греха.

И опять-таки – грех – слово это у большинства «people-ов»  вызывает ассоциации не совсем верные – мол, да, согрешил - банку краски с работы утащил и ещё -  был в командировке - сблудил. Понятно, что это не есть хорошо, но всё это производные от Греха с большой буквы этого слова. На самом деле, грех он один единственный – Богоотступничество и поставление себя самого в центр жизни – мы уже об этом неоднократно говорили. Всё остальное многообразие грехов – это листочки с этого толстенного древа.

Мы знаем, что случается, когда какая-то клеточка организма начинает вести себя, как главная, не считаясь с соседними – разрастаться, вторгаясь в близлежащие органы тела. Тяжелейшее и мучительное заболевание, ведущее к смерти всего человеческого организма, ну и, в конечном итоге и их самих – «возгордившихся» клеточек, возомнивших себя главными. Клеточки эти раковые в конечном итоге тоже оказываются в могиле.

До сих пор раковые заболевания уносят на кладбища десятки и сотни тысяч людей ежегодно, и ничего не поделаешь. Иногда, конечно, удаётся убить эти горделивые клетки – химиотерапией или облучением – но это процедуры – не дай Бог врагу. Ну а представьте – давайте пофантазируем с Вами – если бы можно было бы с ними договориться, убедить, что, мол, опомнитесь – сами погибнете, не Вы главные в теле человека. Живёте себе в организме и – на здоровье – будьте скромнее. Кстати, в теле каждого из нас этих клеточек раковых хватает. Но до тех пор, пока они не согрешили, так сказать, не возомнили себя единственными и неповторимыми, не стали претендовать на роль главенствующую, всё нормально, жизни ничего не угрожает.

Так же и в духовном плане - гибель человека обусловлена себялюбием, поставлением себя в центр – я главный. Не Бог в центре жизни, не окружающие, а я, любимый – «и пусть весь мир подождёт». Именно эгоизм является смертельным заболеванием человечества. И спасение от греховной гибели заключается в первую очередь в освобождении от эгоизма. Для того, чтобы спастись, необходимо произвести изменения в нашей душе и нашем сознании. Моё «я» в результате должно оказаться, минимум, на 3-м месте – сначала Бог, потом ближние, а после них уже и «я». И это вовсе не означает по жизни играть в поддавки, отказываться от конкурентной или соревновательной борьбы и стремления быть лучшим. Быть лучшим, вовсе не означает быть ценнее в очах Божьих, да и в собственном сознании, но это разговор отдельный.

Ну а как себя подвинуть с незаконного престола? Своя-то рубашка ближе к телу. Есть-то мне хочется, когда голодно, а сыт голодному не товарищ. Ну вот зачем бабке деньги? А мне они, пожалуй, пригодятся. Но если эта старушка – твоя мать - схема рассуждений меняется до неузнаваемости. Почему? Да потому, что это твой любимый человек, самый дорогой на свете. Далеко не у всех это так, и всё же.

Между прочим, любовь - единственный фактор могущий остановить эгоизм в человеке. Любовь – это уникальный духовно-медицинский инструмент, незаменимая микстура, которой можно исцелить от эгоизма – а эгоисты мы все – просто есть воспитанные, культурные эгоисты, а есть неотёсанные хамы. В конечном итоге ещё неизвестно – что лучше, а что хуже по очень простой причине – хам он всегда в проигрыше, а поэтому у него есть стимул переосмыслить своё отношение к окружающим. А вот хитрые эгоисты, образованные, культурные – они очень даже вольготно себя чувствуют и поэтому считают себя благополучными. 

Так вот значит, только любовь может противостать инфекции Греха с большой буквы этого слова – любовь к Богу и любовь к ближним. Поэтому, промышляя о спасении людей, Господь уже в Ветхом Завете через Моисея провозгласил заповеди о любви к Богу и любви к ближним – возлюби ближнего, как самого себя. Это очень высокая планка – попробуй, полюби пакостного Гришу соседа, как самого себя – даже для нас с Вами христиан это сверхзадача, а тем более для людей древности. Хотя, очень понятная заповедь – себя-то любишь – вот и других люби так же.

Но за кажущейся простотой, эта Заповедь на самом деле невыполнима. Прибора нет такого с двумя индикаторами – на правом плече стрелочка указывающая уровень любви к ближнему, а на левом – любовь к себе самому. Посмотрел на одну шкалу – ага 12 любвевольт, а на другой шкале только 9, значит, поддать газу надо – выровнять, чтобы всё одинаково было. В жизни так не бывает – либо ты цаца, либо твой ближний. А Заповедь эту Господь дал людям, не в расчете на её выполнение, а чтобы те как-то возрастали, сокращали разрыв между любовью к себе и любовью к ближнему.

Велика эта Заповедь из 19-й главы книги Левитов, однако она не решает проблемы греха. Грех-то – это когда я пуп земли, абсолютная мера всех ценностей. И Заповедь эта на самом деле ничего не меняет, она идёт на компромисс человеческой испорченности, апеллирует к той же самой греховной иерархии: да, именно ты - критерий любой ценности, ты эталон достоинства. Так вот и оставайся им, просто подтягивай отношения с другими к уровню отношения к себе.

Посему даже добросовестное исполнение этой заповеди полностью не спасает от Греха, не исцеляет от главного нашего духовного недуга, а просто сдерживает его развитие, подлечивает так сказать. А Христос пришел на землю не подлечивать, а полностью излечить, не подмогнуть, а до конца решить проблему. Поэтому Он провозглашает Новую Заповедь: любите друг друга… нет, не как себя, а - как Я возлюбил Вас. Понятно, как – на Крест взошёл ради нашего спасения. Не по любви к себе ровнять любовь к ближнему, а по любви Христовой, не я мера и критерий любви, а Христос, и ближнего я должен любить больше себя самого.

Ну а теперь представьте себе, что стоили бы эти слова о любви, если бы не Крест Христов, если бы таки миновала чаша Его, и Иисус дожил бы до глубокой старости, так сказать, окружённый любящими детьми, внуками и правнуками?

Мало сказать было о любви, надо было ещё и явить её людям, показать, что это возможно, что это реально. Поэтому искупительная жертва на Кресте представляла собой ещё и явление Любви Христовой, которая теперь будет эталоном – мерой, соблюдая которую человек спасается. От Греха спасается. Ну а как иначе. Если, будучи во грехе – я главный, и вот, вдруг, я возлюбил ближних любовью Христовой – что сие значит – всё – не я главный, а мой ближний, за которого я готов жизнь отдать. А это и есть самое, как ни есть Спасение.

Таким образом, Господь не только открыл нам – проинструктировал - как поступать, чтобы спастись, но и показал нам, продемонстрировал технику, так сказать, Спасения.

Ну и ещё есть очень важный аспект Голгофы Христа.

Понятно, что возлюбить – дело непростое, но это наша задача. Чтобы спастись, надо и ближнего возлюбить больше себя и Бога всем сердцем своим, всей душою, всем существом своим. И если Грех - это поставление себя в центр, то и Бог в этом случае оказывается на периферии, и ближние на задворках. Но Господь в первую очередь. Корень греха - Богоотступничество.

И что тогда делать для исправления этого разлада? Правильно – уступить место Всевышнему. Просто так, автоматом, не получится. Другое дело, если возлюбил Бога. А как возлюбить Всевышнего? Тоже задача. Апостол Иоанн Богослов пишет: «Кто говорит: `я люблю Бога', а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?» Резонно, не правда ли?

Но, коль Бог воплотился, значит в Иисусе Христе мы можем узреть Бога, а в Его страданиях на Кресте спасения нашего ради, почувствовать Божию Любовь к нам. Всё равно, конечно, тяжко, но голгофским подвигом Всевышний сильно облегчает нам задачу – Он первый нас возлюбил и явил свою любовь настолько ярко и убедительно, что сильнее уж, просто и невозможно. И нам остаётся всего лишь ответить - любовью на любовь, а это намного проще – любить тех, кто нас любит.

Таким образом в деле спасения человечества, отнюдь не последнее значение имеет явление Любви Божией посредством крестного пути, Страдания и Смерти Господа за всех нас живущих, живших, и ещё не родившихся.

29.10.17 – СОВОПЛОЩЕНИЕ со Христом

В художественной литературе периодически появляются различные версии Евангельских событий не просто вымышленных, но, подчас, кощунственных. Описываются, например, подробности любовных похождений Христа, Его женитьбы, рождения детей и пр. Для традиционно-верующего человека читать подобные вещи крайне мучительно. К слову говоря, вымыслы с женитьбой Иисуса, это ещё не самое страшное. Просто это неправда, такого на самом деле не было, Христос не обзаводился семьёй – Ему предстояло служение, мягко говоря, не вписывающееся в семейный быт. Однако сказать, что такого вообще не могло быть в принципе, наверное, было бы крайностью. Греха или непреодолимой преграды для Христовой миссии в том, если бы Иисус имел жену и детей, очевидно, не было бы.

Понятно, что с уважением относиться к таким книжкам, как «Код да Винчи» Дена Брауна нельзя. Но ещё хуже их ненавидеть. Помните, кампанию, которую развернули церковники против сего детективчика средней руки? Автор писульки этой был, наверное, на седьмом небе от счастья – такую рекламу сделали ему христиане, причем бесплатно!

Но в подобной литературе иногда появляются зарисовки, которые, опять-таки, к действительности никакого отношения не имеют, но на ту или иную притчу-образ, в принципе, тянут. Не помню уже, где я читал, может Вы подскажете – мысль примерно такая: Иисус Христос был женат, имел детей, которые, затем, продолжили Христов род – внуки, соответственно, воспроизводили правнуков, с каждым поколением умножаясь, и этим самым, как бы распространяя Христов спасительный ген. Дескать, грех природу нашу исказил, все мы в той или иной мере порочны. Ну, с последним обстоятельством спорить никто не станет – гадости в каждом из нас таки хватает. Ну и вот эта порча сидит, мол, в нас на генном уровне. А Иисус, как известно, был во всём подобен нам с Вами, кроме греха. Христос совершенно праведен, абсолютно свят. И вот эти Его хромосомы, ДНК, РНК и прочее безупречно здоровы и жизнетворны. И вот, сталкиваясь с нашей болезненной наследственностью, эти Христовы гены постепенно оздоравливают весь человеческий род, ну как малая закваска, квасящая всё тесто.

Такой вот пассаж. Если всё это не дай Бог воспринимать всерьёз и буквально, то, во-первых звучит бредово, во-вторых к действительности не имеет никакого отношения, и в-третьих выйдет вполне кощунственная ересь. Но если отстраниться от конкретных вымыслов и увидеть в этом абстрактный образ спасительного Боговоплощения, то даже вполне может сгодиться. 

Дело в том, что святые отцы древности громадное значение придавали самому факту Вочеловечения Господа. Да, очень важно то, что Иисус проповедовал, тем более Его Страдания и Смерть на Кресте, но именно на акте Воплощения многие отцы Церкви  фокусируют своё внимание, как на главном событии в деле нашего Спасения. Уже само по себе соединение человеческой плоти с Божеством явилось восполнением человеческой недостаточности, вознесением человеческой природы к Небесам, её Обожению.

Обожение – такой Богословский термин есть – по-гречески – theosis – соединение со Христом, совоплощение с Иисусом. Макарий Великий об этом совершенно недвусмысленно говорит: «Вочеловечившийся Господь… соединяется и совоплощается с верными Ему душами, вносит «душу в душу, ипостась в ипостась». Ну а поскольку Христос не просто Человек, а Богочеловек, значит, через Иисуса мы соединяемся и со Всевышним Творцом. Именно посредством Христа. «Через соединение со Христом человек сопричащается Нетварной Божественной Жизни Святого Духа, делается «причастником Божественного естества» (2Пет.1:4). А это и есть Спасение - главная цель жизни христианина. Иными словами спастись, значит, обожиться. Дионисий Ареопагит подчеркивает эту связь, что «само Спасение достижимо только через обожение».

Заметьте, это очень важно запомнить - Спасение святыми отцами Восточной Церкви поставляется в зависимость не столько от Голгофы и Крестных страданий Иисуса, сколь от Боговоплощения. Потому, что «возможность обожения, говорит св. Максим Исповедник, раскрывается, (становится возможным именно Боговоплощением. Он так и говорит: «Твердое и верное основание надежды на обожение для естества человеческого есть вочеловечение Бога». А Афанасий Великий завершает эту важную истину, говоря: «Он, Иисус, вочеловечился, чтобы мы обожились».

Другими словами, в самом Воплощении Сына Божия произошло как бы такое вливание живительных сил в человеческую природу, совершилось искупление человечества в онтологическом измерении - не в юридическом смысле, а в плане восполнения человеческой немощи и уврачевании недугов. Соединившись с человеческой природой, Господь как бы компенсирует нашу греховность своей безупречной праведностью, нашу безбожность безграничной святостью, наше богоборчество, Своим абсолютным послушанием Богу Отцу.

Ну Вы обратили внимание - Спасение, и обожение – для того же Дионися Ареопагита и ряда других отцов Церкви это почти одно и то же, и оно становится для нас близким, вполне достижимым. Мы то с Вами, как и всё человечество, хотя и состоим из множества индивидов, однако каждый из нас связан какими-то неведомыми нитями друг с другом; наше духовное состояние как-то влияет на других, причем, не только на ближайшее окружение, но и вообще на всех. Помните знаменитые слова Серафима Саровского: «Спасись сам, и возле тебя спасутся тысячи». Так вот представьте, если наша немощная людская праведность может спасительно повлиять на других, то что можно говорить о той мощи спасительных животворных сил, которые влились в ткань всего человечества через Боговоплощение! 

Но связаны мы друг с другом не до такой степени, что бы лишиться индивидуального права выбора и самоопределения. Эти живоносные спасительные Благодатные силы любой из нас может в себя и не впустить – перекрыть краник, оградиться от них, что часто, к сожалению, с нами и происходит.

А внешним насильственным способом – без спросу, так сказать, без нашей на то воли, Господь спасать нас не может. Собственно, поэтому и Церковь, для этого и установлен Завет-Союз-Договор - Новый Завет в Теле и Крови Христовых, где каждый из нас волен – войти в этот Завет или не входить, отторгнуться от Тела Христова или продолжить свой рост на Истинной виноградной Лозе, которая есть Господь наш Иисус Христос.

22.10.17 – И ранами Его мы исцелились!

«Искупление» - слово это в разных книгах Библии повторяется более 30 раз. Аpolytrosis - буквально означает «выкуп», за который пленные или рабы получали свободу, а преступники освобождались от наказания. Восхитительное слово, на самом деле.

Можно было бы сыграть в такую игру – эксперимент провести – раздать группе участников листочки и продиктовать им различные слова и словосочетания, ну, к примеру, «сшить костюм», «помочь бедному», «отремонтировать автомобиль», «приготовить обед», «решить уравнение» и подобные – самые разные положительные действия обозначить. И попросить участников игры каждому словосочетанию присвоить номер, оценивающий значимость того или иного действия. Ну вот что важнее – сшить костюм или отремонтировать автомобиль? Кто-то отдаст предпочтение костюму, а кто-то автомобилю – соответственно и первый номерок Вася присвоит автомобилю, а Мотя - костюму.

Но вот, если среди этих слов поместить, обсуждаемое нами ныне понятие искупления, разворачивающее судьбоносный вопрос: – выкупить человека из плена на свободу или оставить его томиться в рабстве? Наверное, и Мотя и Вася окажутся единомышленными. Ну вот действительно, что может быть более возвышенным и святым, чем выкупить человека из рук тех же террористов или пиратов.

И вот этот образ выкупа, как бы постоянно напрашивается, когда люди начинают рассуждать о Спасении, совершенном Господом нашим Иисусом Христом. Тем более, апостол Павел этот образ делает ещё более четким, усиливает его такими пассажами, как это в его послании к Галатам: «Христос, пишет апостол, искупил нас от клятвы закона, (т.е., от кары за преступление перед законом) сделавшись за нас клятвою (т.е., за нас понёс наказание преступника). (Гал.3. 13). Искупил нас Иисус – «предложив Богу Отцу жертву умилостивления в Крови Его…» Ну и далее достаточно только дорисовать картинку, которую мы с Вами уже обсуждали в прошлый раз – мол, нам, грешникам положено гореть в аду, но за нас принесена жертва Иисусом Христом на Кресте. Т.е., вместо нас пострадал Иисус, Он Своей Кровью заплатил за нашу амнистию от вечных мук. Такие вот картинки рисовали католики в средневековье, ну и большинство современных протестантов исповедуют эту, так называемую, «юридическую теорию» - купли-продажи – должны были мы сполна за всё расплатиться, но за нас Христос рассчитался, а, значит, всё – свободны.

К православному учению о спасении эти торговые схемы, как мы многократно подчеркивали с Вами, не имеют никакого отношения. Изначально древняя, ещё не разделённая Церковь рассматривала грех человеческий не как вину перед Богом, а как болезнь. Все мы с Вами духовно больны и нуждаемся не столько в прощении грехов – за этим у Господа не заржавеет, сколь в исцелении нашей порочности. Поэтому, не случайно уже пророк Исайя, хотя и использует образ заместительной жертвы Христа, когда говорит: «Он мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, но заключает Исайя пророчество крайне важными словами: «и ранами Его мы исцелились» (Ис.53,5). Исцелились – не прощены, не выкуплены, а именно исцелены – это очень важный момент.

Не факт, к слову говоря – может исцелились, а может и нет. С одной стороны в слове Божием говорится о Спасении, как о событии, уже совершившемся и от нас не зависящем: «Вы спасены, пишет апостол Павел и сие не от вас, а Божий дар» (Еф. 2, 8). Но, с другой стороны, тот же Павел утверждает необходимость трудиться для достижения Спасения: «Со страхом и трепетом совершайте свое Спасение» - пишет апостол (Флп. 2, 12). Будем трудиться, будем достигать, значит, спасёмся - исцелимся от ран греховных, а не будем напрягаться, значит, потонем. Т.е., Священное Писание различает два аспекта - истину уже совершившегося спасения и истину необходимости совершения спасения каждым верующим. Другими словами, тонущий в болоте должен изо всех сил ухватиться за палку или шест, который ему протягивает спасатель.

Но вернёмся к «искуплению» - это слово, как мы уже подчеркнули с  Вами, в Библии употребляется многократно. Но что интересно, практически во всех случаях, этот термин употреблён отнюдь не по этимологическому назначению. Судите сами – вот, например, пишет Исайа: «так говорит о доме Иакова Господь, Который искупил Авраама…». Наверняка все из Вас хорошо знают Библейское повествование о праотце Аврааме. Ну и где там такое было, чтобы Всевышний с кем-то за Авраама расплачивался – с Вельзевулом, например, - деньгами, там или бартером, или Кровь Свою Божественную – космическую проливал? Ничего подобного не было. Или вот: «Восклицайте, глубины земли; шумите от радости горы, лес и все деревья в нем; ибо искупил Господь Иакова…» (Ис.44,24). И где такое было, чтобы Бог у кого-то выкупал Иакова. Да и весь народ Израильский, оказывается, Господь, по словам пророка Неемии, искупил силою Соею великою и рукою могущественною.

Причем, здесь совершенно замечательно: «искупил Господь силою Своею и могуществом». Это уже интересно – представляете, купить на базаре огурцы, употребив силу свою - могущественную руку – кулак тяжеловесный – мол, отдавай огурцы, а то и мокрого места от тебя не останется.

Вот у пророка Михея довольно характерное, и, наверное, универсальное применение термина «искупление»: «Я, Господь Бог, вывел тебя из земли Египетской и искупил тебя из дома рабства». Ну Вы помните, как Всевышний «уговаривал» в кавычках египтян отпустить израильтян на свободу – не очень-то много золота и благ им предлагалось.

Таким образом, можно заключить, что «искупление» в библейском словоупотреблении – это некий акт – действие Божией силы, направленное на вызволение, освобождение, спасение, но отнюдь не понимаемое в торгово-юридической плоскости.

Конечно, можно усмотреть некий понятийный элемент, хоть немного, но соответствующий этимологии термина «искупление», но, разумеется, совершенно в ином смысле.

Ну, вот, предположим, я решил приобрести хорошую стиральную машинку, ну, не доску рифлёную, а что-то посовременнее. Прихожу в магазин, кручусь у прилавка, смотрю на цены с пониманием того, что – не потяну – дорого. И тут происходит чудо – в этот же магазин какими-то ветрами задувает моего соученика ещё по средней школе – ныне же директора крупного банка. Привет! Сколько лет, сколько зим! Как жизнь? Чего ты здесь делаешь? Машинку стиральную? Нет, вот эту не бери - вот эта нормальная! Чего денег не хватает? А сколько у тебя? Я доплачу. Вот и всё – проблема решена - кстати, это история почти реальная – в моей жизни подобные вещи случаются часто.

Да, так вот, что произошло? Искупление, в каком-то смысле этого слова. Искупление моей недостаточности, моей финансовой несостоятельности богатством друга.

Или, предположим, я играю в команде на каких-либо соревнованиях – неважно, каких. И играю плохо – в плохой спортивной форме я оказался. Но зато остальные члены команды – великолепны, и с лихвой компенсируют мою заторможенность. Здесь тоже можно сказать, что другие игроки моей команды как бы меня искупают, мою неповоротливость восполняют своей ловкостью.  

Человечество погрязло в грехе и сам человек без помощи свыше не в силах выбраться из этой трясины - собственных возможностей не достаточно - его нужно спасать, его вытаскивать надо. Без Бога из болота греховного нам не выбраться. Но, как это ни покажется странным – и Бог без усилий человека ничего не сможет поделать. Это, кстати, архиважный принцип в деле спасения – ни человек без Бога не справится, ни Бог без человека. Здесь предполагается сотрудничество Бога и человека: Апостол Павел так и говорит: «Мы соработники Богу» (1 Кор. 3, 9).

Итак, значит, Иисус Христос действительно совершил величайший акт искупления человечества, дающий нам шанс быть спасёнными. Искупления в смысле вспомоществования, восполнения недостающего. У нас не хватает собственных сил, Господь посылает силы Благодати. В человеческом социуме не хватает праведности – Христос являет собою абсолютную праведность. Мы непослушны Богу – Иисус проходит путь ПОЛНОГО послушания Богу Отцу. Острый дефицит любви и жертвенности среди людей – Господь являет её в предельной полноте, добровольно восходя на Крест. Одним словом, в плохонькой команде человечества появился суперигрок, который вытягивает эту команду на призовое место. Унылые игроки вдохновляются, ленивые начинают больше двигаться, в команде поднимается дух – есть на кого ровняться. И впереди появляется свет – в конце тёмного тоннеля, загорается вера и надежда на то, что не всё потеряно и всё ещё можно исправить.

15.10.17 – Кому понадобился Крест Христов?

Вечный вопрос: зачем Христу надлежало принять мученическую смерть на Кресте, почему это было так необходимо? Ведь даже Сам Иисус в молитве к Богу-Отцу просил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия. Да и практически избежать ареста Иисусу ничего не стоило – Он прекрасно знал и о заговоре первосвященников и о предательстве Иуды – скрыться под покровом ночи сразу же после тайной вечери можно было легко. И даже после ареста, Христос мог в любой момент, как Он сам сказал Петру, «умолить Бога-Отца, и Всевышний представил бы Ему более, нежели двенадцать легионов Ангелов». Но Господу подобало взойти на Крест, претерпеть невыносимые страдания и умереть смертью раба. И на вопрос «зачем?», Церковь во все века и тысячелетия отвечала однозначно: крестные страдания и смерть Иисуса были необходимы в деле спасения человечества от рабства греха. Но почему именно необходимы, и какую роль, конкретно, сыграли, по большей части от нас сокрыто – тайна сия велика есть.

Но таковы уж люди – сказать им, что сие непостижимо, таинственно, мол, человеческий разум здесь бессилен – никого не успокаивает. Дескать, нет – ты уж нам объясни что и как! Коль сказал «а», говори и «б»! И многие из Богословов произносили «б», но это «б» в Богословии, нередко надуманное и лживое.

Вот что нам доподлинно известно – открыто Самим Богом? В момент смерти Иисуса на Кресте произошло нечто-то великое и судьбоносное во всём мироздании, во всём космосе, имеющее непосредственное отношение к нашему Спасению - это «а» - вполне достоверный факт, причем, истина в последней инстанции. И здесь следовало бы остановиться, поставить жирную точку. Но любопытство, хотя и не порок, но иногда большое свинство - объяснить во что бы то ни стало, растолковать во всех подробностях, любой ценой, и – давай – вперёд фантазировать. И фантазии в данном случае оказались весьма небезобидные - вот это «б», вслед за «а» поставлявшееся некоторыми средневековыми Богословами, в частности католическим схоластом Ансельмом Кентерберийским в попытках объяснить мистическую сторону спасения человечества через Крестные страдания и смерть Господа нашего на Кресте, на самом деле – весьма блудливое. «Юридической теорией» это ещё называют – в кавычках, разумеется, которой заражены были в своё время и католики и, особенно, протестанты. К сожалению эта инфекция не обошла и русское православие – в пространный катехизис митрополита Филарета Дроздова попала эта зараза - обер-прокурор Святейшего Синода граф Николай Протасов постарался – вопреки желанию святителя.

Но давайте по порядку - вспомним основные Библейские высказывания по этому поводу. Пророчество Исайи гласит: «Он, Мессия, изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем…» (Ис.53,5). Апостол же Павел христианам Рима пишет: Мы получили оправдание, (т.е., спасены от вечных мучений) «искуплением во Христе Иисусе, Которого Бог предложил в жертву умилостивления в Крови Его…» (Рим. 3, 25).  А в послании к Галатам написано так: «Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою ибо написано: проклят всяк, висящий на древе…» (Гал.3. 13). Довольно яркие высказывания, читая которые действительно прямо таки хочется нарисовать логическую схему, начертанную западными теологами. Ну, Вы помните -

Первая посылка: Любой человек, нарушающий Божий закон – проклят, в смысле, подлежит осуждению и приговору на вечные мучения.

Вторая посылка: Все мы, люди грешны, все виновны в том или ином нарушении Закона Божия.

А следовательно - все подлежим осуждению и приговору на вечные мучения.

Но нам-то не хочется гореть в аду, мы вопим о спасении. И Богу, в общем-то, по большому счёту тоже не хочется обрекать людей на вечные страдания. Но вот беда – Всевышний, якобы с Собою поделать ничего не может – Он-то Праведен, т.е., справедлив, а справедливость требует наказания. Другими словами, Господь Бог является заложником собственной праведности. Казалось, чего уж проще – взять и отменить кару грешникам – объявить всем нам амнистию и дело с концом. Ан, нет – это мы, грешники, можем простить грешника – просто так выпустить его из тюрьмы, а Бог, оказывается такого не могёт – дескать, справедливый гнев Его распирает на грешников.

С другой стороны, Господь-то ещё и любящий, а поэтому вынужден пребывать меж двух огней – Своим справедливым гневом на грешников и жалостью к ним.

И каков же выход из этого затруднительного положения избрал Всевышний, по мнению, скажем, тех же Лютера или Кальвина? Правильно, сорвать свою злость на ком ни будь другом – ну это понятно – мы с Вами частенько успокаиваемся таким образом – кто-то досадил нам, мы в бешенстве, а тут под горячую руку Вася подвернулся – ну и мало ему не показалось. Причем, этот «козёл отпущения» должен быть желательно невинным, потому, как если Вася тоже набедокурил прилично, и Вы стружку с него снимаете, то это срывом злости не назовёшь – на жертву не тянет. 

Посему решил Бог Отец послать в мир Сына Своего Единородного – Он-то уж точно безгрешен. Вот пущай и умоется кровью – изопьёт до дна чашу страданий и тем самым принесёт, как выражаются горе-Богословы «удовлетворение правде Божией». Это же надо - такой ещё вот специальный термин сочинили «удовлетворение правде Божией»! Нет, чтобы сказать, удовлетворение жажды крови – грубо, но зато было бы честно и прямо. Собственно, Лютер и Кальвин, примерно так и говорили – католики – те были немного осторожней в высказываниях и ограничились «правдой Божьей».

Ну и в свете этого – как тогда понимается механизм нашего спасения согласно учения протестантов? По мере того, как страдает в несказанных муках самый лучший и прекрасный из всех рождённых на Земле, абсолютно невинный и святой Сын Божий и одновременно Сын Человеческий, справедливая ярость Божья, постепенно угасает и тогда успокоенный Бог Отец оказывается в состоянии простить людям их согрешения и амнистировать их от мук гееннских. Недурственно, не правда ли? И тогда вроде, как «понятно» зачем Крест Христов и почему необходимо было Господу пострадать и умереть на нём – утолить ярость Бога Отца, умирить гнев свой на человеков.

У этой кощунственной теории, которую, как ни странно, до сих пор исповедует абсолютное большинство протестантов и даже, к ужасу некоторые невежественные православные, есть некоторые дополнительные варианты – незначительные отклонения. Согласно одного из них, Бог Отец, по-настоящему любящий нас и посему отнюдь не пышет злобой на человечество, Он просто вынужден допустить Страдания Сына Своего Единородного, поскольку Всевышний находится во власти мирового Закона Справедливости, который Сам некогда установил. Дескать, Бог-то и рад был бы его отменить, но не может в силу каких-то причин. Это знаете, сродни языческого учения о карме – сделал гадость – получи по заслугам. И никто тебя не спасёт от этой адской машины.

Вариант этот, конечно, менее кощунственный, но не намного. Безусловный плюс здесь в том, что эти псевдоБогословы не делают из Всевышнего кровожадного палача - на этом, конечно, им спасибо. Однако в данном случае Бог унизительно поставляется в зависимость по отношению закону возмездия. Получается, что главенствует миром не Всевышний, а созданный Им закон воздаяния. В контексте, скажем, индуизма это, может быть и нормально, но к любой авраамитской религии, тем более к христианству это никак не клеится.

А есть вообще жуткая версия, мол, коль люди согрешили, значит этим самым перешли в собственность дьяволу, оказались его рабами. И освободить нас из адских застенков никак невозможно. Разве что, Сам Бог может договориться с сатаной - сторговаться, так сказать, чтобы Люцифер распорядился выпустить грешников под залог драгоценной Крови Христа.   

Есть ещё некоторые модификации этой сотериологической ереси, но главный принцип везде один и тот же – кару за грех заслужили мы, люди, но Христос за нас отмотал наш срок. 

Вот до чего можно договориться, если нет тормозов.

Но у апостола Павла, скажут нам наши братья протестанты, ведь черным по белому написано, что Христос искупил нас, Кровью Своею. Разве это не означает, что своими страданиями на Кресте Иисус заплатил достаточную цену за снятие вины, за помилование каждого из нас?

Мы уже многократно подчеркивали с Вами, что говорить нашим простым человеческим языком о Божественном, зачастую просто невозможно, но, ведь, приходится. Нет слов и понятий соответствующих, чтобы адекватно выразить ту или иную возвышеннешую духовную истину. Но поскольку некоторые вещи из сферы Небесного весьма важны для нашего духовного возрастания, то в Библии они всё же выражены, но иносказательно, образно, метафорически. Конечно же, в Священном Писании далеко не всё нужно понимать в аллегорическом смысле – это была бы губительная крайность. Но воспринимать в прямом смысле, например, то же заявление Христа, что Он «принёс на землю не мир, но меч…» (Мф.10,34), или Господний совет вырвать свой глаз, если он служит соблазну - понимать, как руководство к действию изречение Иисуса - отсечь свою руку, если она способствует совершению греха (Мф.5 29-30), - будет безумием, и таких примеров множество. И, слава Богу, история Церкви знает мало случаев членовредительства, как это, например, имело место с Оригеном. Даже мракобесные духовники-фанаты не советуют оскопляться своим духовным чадам, когда те исповедуют пред ними грехи прелюбодеяния. Но вот что касается священных изречений по вопросу Страданий и Смерти Иисуса Христа, как мы видим, дело хужее.

Выкупить человека из рабства, заплатив большие деньги, подарить ему свободу – что может быть благороднее? А если заплатить своей кровью за освобождения пленника – это, ведь поступок, возвышеннее и святее, которого ничего и не придумаешь.

Лучшей метафоры, сильнее образа просто не сыскать и слава Богу, что в Библию вписан, применён именно этот прекрасный образ искупления Господом всех нас от рабства греха и спасения от вечной погибели.

Но это образ и всё замечательно до тех пор, пока мы его и воспринимаем как образ, крылатое выражение, метафору. Но, как только человек начинают всерьёз представлять, что вечером солнце садится на стул или табурет, а утром встаёт со своей постели, это уже свидетельствует о серьёзном диагнозе.

В Богословии, помимо всего прочего ещё важно уметь вовремя остановиться в рассуждениях, умолкнуть, затворить свои уста, уберечь сердце своё от пустых фантазий. Да голгофские страдания Христа и Смерть Господа на Кресте были необходимы в деле нашего Спасения – и в мистическом плане, и в нравственном, и психологическом – об этом мы, если даст Бог, ещё поговорим.

Так вот, принимая непреложную истину, что действительно в тот страшный момент с 13-го на 14 нисана потряслась вся Вселенная, какие-то колоссальные изменения произошли на космическом уровне, мы всё же смиренно должны согласиться с тайной совершившегося, которая во всей полноте откроется нам лишь в жизни загробной. А пока немного терпения.

8.10.17 – Выход Иисуса Христа на особое общественное служение

Итак, погрузившись в воды Иордана и тем самым приняв на Себя наши грехи, Иисус выходит из воды и немедленно отправляется в пустыню на сорок дней - там Он молится Отцу - ничего не ест, только молится. Почему? Очевидно это связано с тем, что только что совершилось. Он принял на Себя наши грехи, а грех Ему, безгрешному, несвойственен, противен, это для Него совершенно невероятная тяжесть. Вот поэтому Иисус и идёт к Отцу, сугубо общаться с Ним в течение этих 40-ка дней. И постится Он там, потому, что пост способствует особой молитвенной деятельности человека. В этой 40-кадневной молитве Христос неотлучно предстоит пред Всевышним.

И сказано, сатана приходит искушать Иисуса. Интересно, а где этот бес был 30 лет до этого? Почему он раньше не приходил искушать Господа? Да потому, что Христос абсолютно безгрешен, дьяволу просто не за что было зацепиться. Ну а сейчас сатана почуял – что-то есть на этом Назаритянине – Иисус-то взял на Себя наши грехи – весь их смрад – и сатана тут, как тут – мало ли - а вдруг та зараза, которую Иисус в себя принял, как-нибудь зацепит Его изнутри? Вдруг Он тоже может пасть так же, как пали мы в 3-й главе Бытия. Попытка, ведь, не пытка, а вдруг!

И является сатана и предлагает, примерно, то же самое, что, в своё время, и Еве. Иисус проходит через искушение хлебом, то есть жизнью физической; искушение чудотворением; искушение властью. Три самых обычных искушения, которым все мы с Вами поддаёмся без особого сопротивления.

Но, что замечательно - Иисус отвечает на искушения сатаны по одной-единственной схеме – «Сказано Богом» и цитата из Ветхо-Заветного Писания. Дескать, Мое дело – послушание, коль так сказано Отцом Небесным. Я здесь не для Себя. Меня послал Отец, и здесь Я совершаю Его волю. Интересно, что в одном из искушений сатана тоже пользуется словом Божиим: он предлагает Иисусу сброситься вниз с храма и цитирует псалом, в котором говорится, что ангелам заповедает о Тебе, и они возьмут Тебя и понесут, и ничего с Тобой не случится. Мол, бросься вниз, ПРОВЕРЬ! Примерно те же слова были сказаны и Еве: «А подлинно ли сказал Бог: не ешьте?» Проверь! На что Иисус отвечает: «Сказано также: не искушай Господа Бога твоего» - отказ проверять.

Прохождением через это искушение Иисус указывает нам путь выхода из грехопадения - Он выдерживает тот экзамен, который провалили мы – экзамен доверия Богу – Отцу нашему Небесному. Коль сказано Им, значит - всё. ОТЦУ НЕБЕСНОМУ Я ДОВЕРЯЮ. Он Единственный, на Которого можно и нужно положиться без опаски.

Ну а дальше, после сорокадневной молитвы в посте, Иисус выходит из пустыни, и начинает Своё особое служение. Чем занимается Иисус? Что Он делает в течение этих трех лет?

Проповедует Евангелие Царства – это, во-первых.

Второе: дарит людям невероятные блага: исцеляет неизлечимых, распрямляет безнадёжно скорченных, дарует зрение слепорождённым, воду в вино там превратил, когда гости на свадьбе затосковали, укрощает бурю, предотвращая кораблекрушение и т.д.

Ну и третье - строит Церковь - собирает вокруг Себя учеников – в первом ближайшем круге 12 – это удвоенное число в сравнении с количеством, набираемых обычным иудейским учителем. С этими 12-ю Он живет. Но был ещё и относительно отдалённый круг учеников, в количестве 70-ти.

Будущие апостолы приходят к Иисусу с вопросом: как Ты живешь, - не в смысле – какая жилплощадь, мебель, туалет, а   чтобы Он рассказал им, как жить правильно. И Он им отвечает: придите и посмотрите. Они приходят - оставляют всякие свои дела для того, чтобы жить какое-то время со Христом. Именно таким образом Он воспитывает учеников, и именно они впоследствии станут Церковью. Той Церковью, которую и мы с Вами составляем.

Итак, первое служение Христа – это Проповедь Евангелия Царства. Что такое проповедь, как бы понятно. «Евангелие» – это тоже все знают - слово греческое, в переводе - «Радостная весть». Значит, Иисус сообщает Радостную весть. О чем? О Царстве. Вспоминаем пророчества Ветхого Завета о том, что Бог установит Свое Царство. Значит, речь о Царстве Божием, и что это Царство уже здесь, а не когда-нибудь потом. И это очень важный момент, потому, что когда мы слышим словосочетание «Царство Божие, Царство Небесное», большинство из нас немедленно представляет себе что-то загробное. Но Христос вовсе не говорит о загробии. Иисус свидетельствует, что «Царство Божие посреди вас». Оно здесь и сейчас совершается.

Но что же это такое за Царство без чиновничьего аппарата, без государственных границ, без войска? Более того – если мы посмотрим на жизненный земной путь Самого Иисуса Христа, а затем апостолов и всей исторической Церкви, то сразу же выведем, что это Царство вовсе не какое-то идеальное устройство человеческого общества.

Ну а что тогда? Царство, от слова «царь», господин, владыка - тот, кто правит. Царство Божие, таким образом, - это внутренняя позиция лично каждого подданного этого Царства, в которой я признаю, что для меня Бог является царём, где я слушаюсь Бога. Это такое духовное состояние человека, в котором он соглашается быть в подчинении Богу, где он ставит Бога выше себя, гораздо выше, на царское место. Не себя выдвигать на первое место, не свою волю, не свои желания, но Божьи. Вот что такое Царство Божие.

И если люди соглашаются на такие отношения с Богом, начинают таким образом жить, тогда для них исполняются и все обетования Моисеева Завета - спасенность, возвращение в рай.

«Царственное священство», - помните? Посвящённость, принадлежность Богу - вот что стоит гражданством в этом Царстве. Ну и, в конце концов, из Царства Божьего вытекает и жизнь вечная. Собственно, вот об этом Иисус проповедует и учит.

Следующее – это исцеления и чудеса разные. Их достаточное количество в Евангелиях. Зачем Иисус всё это совершает? Для нас совершенно естественно было бы объяснить это рекламными соображениями – привлечь к Себе внимание, повысить Свой авторитет. Вот не верят Ему, и тогда Он совершает чудо, чтобы подтвердить Свои слова. Такое объяснение прямо таки напрашивается, но здесь нестыковочка выходит - в Евангелиях описано огромное количество случаев, когда Иисус совершив какое-нибудь исцеление, запрещает о нем рассказывать. Имидж целителя или чудотворца ему ни к чему – Он Мессия и вовсе не желает слыть, Кашпировским или Копперфильдом. Но тогда зачем он совершает эти чудеса?

На самом деле здесь не «зачем», а «потому что». Господь присутствует в этом мире. Бог сошел в Свое творение. И таким образом в природе начинает что-то меняться. Мы уже читали о том, что болезнь тоже является следствием грехопадения. Любое искажение, существующее в этом мире, - результат греха. А здесь – наоборот - безгрешный совершенный Бог приходит в этот мир, Он уже здесь. И само Его присутствие уже, в какой-то мере, благотворно влияет на природу. Но для того, чтобы чудеса по большому счету совершались, необходима людская вера. Вы наверняка обращали внимание на то, что чудесам Христовым постоянно сопутствует вера человеческая. Если она есть, тогда чудеса происходят. Более того, в Евангелии описан просто замечательный случай - исцеление кровоточивой. Господь идет в толпе, Его толкают разные люди. И вдруг Он останавливается и говорит: «Кто коснулся Меня?» Все молчат. А ученики недоумевают: «Что это Ты такое говоришь? Вон Тебя сколько народ толкает, а Ты - кто Меня коснулся?» «Нет, отвечал Иисус - Я почувствовал, как из Меня изошла сила. Этот рассказ всем известен – как подошла тогда женщина, страдавшая много лет кровотечением, и никто из врачей ей помочь не смог, и вот она просто прикоснулась к одежде Иисуса с верой, что это может ей помочь. Это очень интересно - Христос её не исцелял. Но от её веры и Его присутствия произошла та встреча, которая что-то изменила в этом мире. Во Христе Сила Божия присутствует, и Сила эта начинает действовать, когда встречается Она с доверием человеческим. Посему все исцеления и разные чудеса - это не проповеднический приём, а следствие присутствия в мире сем Господа нашего Иисуса Христа, причем, следствие, даже в каком-то смысле неизбежное. Там, где Христос встречается с верующим сердцем, там обязательно происходит чудо. Так было в те времена, так это сегодня и так это будет во веки веков.

1.10.17 – Крещение Господне

Продолжим. Значит, началу миссии Иисуса Христа предшествует предтеча Иоанн. Его мы потеряли с момента рождения. Судя по тому, что известно из Евангелий и из Предания, он очень скоро теряет своих родителей - потому что они были престарелыми - и попадает на воспитание в одну из мессианских групп, которые существовали к тому времени в Израиле. Скорее всего, к ессеям, о них стало много известно после находки кумранских рукописей. Очень много общего оказалось в том, что говорит Иоанн Креститель в своей проповеди, с тем, что мы находим в письменах Кумрана, в рукописях мертвого Моря. Судя по всему, он действительно был очень близок к этим ессейским кругам. Образом своей жизни ессеи напоминали монахов-отшельников, которые уходили из мира, дескать, потому что в этом грешном миру приготавливать себя к приходу Мессии почти невозможно; они уходили в пустыню, отделялись от обычной жизни и там, в пустыне ожидали прихода Мессии. И из той же пустыни приходит Иоанн Креститель. То есть действительно, скорее всего, жил и воспитывался Иоанн в одной из ессейских общин.

И вот, Иоанна призывает Бог, он выходит на проповедь и начинает: «Я - глас вопиющего, в пустыне приготовьте стези Господу». Приготовьте путь - идет Господь. И это - главная и единственная тема его проповеди. Приблизилось Царство Божие, вот сейчас придет Мессия, приготовьте Ему путь. Его спрашивают: как приготовить? Он говорит: приготовьте путь покаянием. И это - главное слово в проповеди Иоанна: покаяние.

Что есть покаяние? В русском языке сложилось так, что мы за этим словом чувствуем нечто вроде раскаяния, скорби о нашем безобразии, сожаления, т.е., набор негативных эмоций. Но, как мы многократно подчеркивали с Вами, слово «покаяние» - это Евангельский термин, по-гречески обозначающийся словом «метанойя» - изменения ума, перемена сознания, чувств - изменение сердца, в смысле сердцевины, нутра, того, что мы собою представляем, как личность. Радикальное изменение – был злым, стал добрым, был жадным, стал щедрым, был вором и обманщиком, а стал честным и порядочным. Т.е., покаяние – это изменение всего, что в центре нашего существа. Если там гнездились пороки, то покаяние - это отвращение от всего греховного. Если до покаяния я был от Бога отвёрнут, значит, после – к Богу устремлён.

Так вот, Бог идет к своим людям - взывает Иоанн - Он сейчас придет – покайтесь! Причём, по-настоящему перемените свои жизни, сделайте их плодотворными – принесите плод покаяния.

Ну а внешним знаком того, что вы решились на такой шаг, пусть будет жест, который на русском языке обозначается словом «Крещение». Это, опять таки, некоторый соблазн, поскольку «крещение» от корня «крест» - это с одной стороны. А с другой, этим же словом обозначается христианское Таинство Крещения, которым большинство из нас крестили ещё во младенчестве. И Русь была крещена так же христианским Крещением, которое по смыслу тесно связано со всем, что совершил на земле Иисус Христос, в том числе и с голгофским Крестом.

Но при Иоанне Предтече ещё ни о каком кресте никто не думал. Ешё и Христа никто не знал. Поэтому Иоанново крещение, на самом деле вовсе никакое не Крещение, а символическое омовение. К слову сказать, этот Иоаннов обряд ни на одном другом языке Крещением не именуется. В оригинальном греческом применяется слово «баптизма», что в переводе так и означает – «омовение», «погружение», или омовение с полным погружением в воду. Так вот Иоанн предлагает желающим покаяться, совершить вот такое обрядовое омовение.

Для любого из нас с Вами с головой окунуться в воду – ничего не стоит – лишь бы вода не сильно холодной была. А вот для иудея – это не так просто – психологически имеется в виду. Обрядовых омовений в иудейской традиции достаточно – по самым разным поводам. Но вот такое полное омовение с погружением иудеи совершали только с прозелитами, то есть с людьми-язычниками, которые обращались к вере в Бога единого. Вот если язычник обращается в веру истинную, то его принимают через полное погружение в воду (и, естественно, обрезание). Здесь же Иоанн обращается не к язычникам, а к народу Божьему, и предлагает им такое же омовение, как и басурманам. Совершенно естественной была бы высокомерная реакция, мол «Что ты такое нам предлагаешь, мы же не язычники какие-нибудь, мы - народ Божий, куда нам еще входить-то!» И, тем не менее в Евангелии написано, что приходили к нему креститься «весь Иерусалим и вся Иудея». Все подряд приходили креститься к Иоанну на воды Иорданские. И это важно отметить потому, что, читая Евангелие, мы, как правило, слишком увлекаемся осуждением фарисеев, книжников и вообще всех иудеев, а это не совсем справедливо.

Так вот, люди толпами валят, чтобы совершить этот шаг покаяния. Иоанн людей этих крестит и крестит, омывает и омывает - он стоит в воде - 5-й человек к нему подходит, сотый, тысячный - он его туда в воду окунает и - следующий... следующий... И вдруг… вот он собирается подошедшего окунать, но – острое ощущение, что здесь что-то не так – не тот человек перед ним, которого нужно крестить. И он говорит этому человеку: «Нет, это мне нужно креститься от Тебя, а не Тебе от меня». Иоанн, будучи пророком, ощущает свет праведности, исходящий от Иисуса. Нет никаких грехов на пришедшем, не в чем Ему каяться. Поэтому всё правильно говорит Иоанн: «Это мне нужно от Тебя креститься, а не Тебе от меня».

Причём это было каким-то внутренним прозрением пророка, потому, что Иоанн до этого момента,  скорее всего Иисуса вообще не видал. Однажды встретились они, если так можно выразиться, когда ещё оба были во чреве своих матерей, и больше они не виделись. Поэтому картинки, которые часто встречаются в западной живописи, где два младенца, такие пузатенькие - один побольше, другой поменьше - мило так играют друг с другом - не имеют основания ни в Писании, ни в Предании. Иоанн действительно Иисуса не знает, но чувствует, как от Него исходит какое-то неземное тепло, которое позволяет Иоанну в очередной раз опознать Мессию Христа, как он однажды уже опознал Его, будучи во чреве матери.

И на возражение: «Это мне нужно креститься от Тебя!», Иисус отвечает Иоанну загадочной фразой: «оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду». Ну и тогда Иоанн погружает Иисуса в воды Иордана.

Именно в связи с этим моментом всегда возникает вопрос, о котором мы обычно размышляем в день праздника Крещения Господня: ну а зачем Иисусу понадобилось это омовение? Если это знак покаяния, то Иисусу оно совершенно ни к чему; Он, как будет в другом месте сказано, «во всём подобен был нам, кроме греха». Некоторые отцы объясняют это тем, что, совершая это погружение, Христос подаёт всем нам пример, чтобы мы могли во всём Ему следовать. Дескать, раз Он крестился - значит, и мы крестимся. Можно, конечно, и так думать – какое-никакое объяснение. Но, скорее всего, в Крещении Господнем заключается более глубокий смысл и значение.

Обратите внимание, в то самое время, в этот самый момент, когда Иисус стоит в Иордане и Его омывает Иоанн, разверзаются небеса, и Дух Божий в виде голубя нисходит на Иисуса, и глас Отца свыше произносит: «Се Сын Мой возлюбленный, в Нём всё Моё благоволение». Между прочим, это - первый раз, когда Бог не просто сообщает о Своей троичности, а являет Себя в виде Троицы: Голос Отца, схождение Духа Святого, и Сын, стоящий в водах. Бог-Троица. Поэтому этот праздник, праздник  Крещения Господня, в православной традиции еще называется Богоявлением: это самое ПЕРВОЕ явление Бога-Троицы. Это архиважный момент в Евангельской истории, зрителем которого является Предтеча Иоанн. Именно он всё сие видит и сообщает об этом ученикам своим, а потом и всем к нему приходящим.

Так вот, событие это совершается не просто для назидания потомкам. Мы, ведь обычно размышляем об этом в Крещенский праздник, когда во всех церквях раздаётся святая крещенская вода, обладающая удивительным свойством духовного очищения. И мы уже неоднократно говорили - почему это происходит? Потому что молитвенное празднование, отмечание Евангельского события в Церкви - это не просто воспоминание о нём, а его переживание. И если мы духовно переживаем праздник Крещения Господня, то это значит, что мы говорим: «Для нас - в этот момент невидимо, но реально, Господь стоит в водах Иорданских». И именно этим самым соприкосновением Христа с водной стихией и освящаются эти воды, а через воду освящается и среда наша окружающая, предметы, которые мы окропляем. А главное - когда мы приходим совершить Таинство Христианского Крещения то, соприкасаясь с этой водой, мы, как бы отдаем в неё свои грехи. Крещение, образно говоря, смывает с нас и первородный грех и все наши персональные прежние грехи.

Но откуда у этой воды такое свойство? Разумеется, не само по себе, а потому что через века и тысячелетия, через любые пространственные расстояния, отделяющие нас от предтечи Иоанна, совершающего столь великое действие, посредством воды мы соприкасаемся с Самим Христом, стоящим в водах Иорданских. Это Он снимает с нас эти грехи через эту воду, Он стоит в Иордане для того, чтобы эти наши грехи могли бы туда как бы сойти, а затем из этой воды взять их на Себя. Помните, мы читали у пророков, что Иисус принимает на Себя наши грехи, а затем и смерть за наши прегрешения. И вот это Таинство совершается именно здесь. Стоя в воде Иорданской, Иисус принимает на Себя в том числе и те наши грехи, которые мы через Церковное Таинство Крещения взвалим на Него и через 2 тысячи лет, и через 5 и 10 тысяч.

Есть такая Богословско-символическая зарисовка. Представьте себе картину: море греха, и мы в этом море с головой - поэтому мы не можем видеть Бога, нас от Него отделяет грех. Но потом в это море входит Иисус и начинает на Себя брать наши грехи, а значит, уровень этого греховного моря начинает понижаться. И те из нас, кто повыше ростом, - а, как Вы помните, Сам Господь говорит об Иоанне, как о самом великом из рождённых женами, а посему он «самый большой духовным ростом», и его голова, так сказать, первой оказывается на поверхности. И он видит Бога. Грех препятствует зреть Бога, но Господь берет на Себя грехи, и тогда у людей появляется возможность встретиться с Богом лицом к лицу и не умереть. Вот что здесь происходит на Иордане.

Собственно, это и есть начало служения Иисуса Христа, начало Его активной деятельности по заключению Завета, по совершению нашего Спасения. Именно с момента Его Крещения  от Иоанна.

24.9.17 – Назаретский период жизни Иисуса Христа

Давайте продолжим с Вами наш краткий воспоминательный пробег по страницам Евангелия.

Следующее за Сретением событие, которое нам описывает Евангелие, относится уже не к младенчеству Иисуса, а к моменту Его взросления. Ему лет 12 – на Востоке это уже человек взрослый, и Он вместе с Марией и Иосифом отправляется в Иерусалим на праздник. В этом возрасте он первый раз будет иметь возможность войти в храм. Пока он был ребенком, он был только в притворе вместе с женщинами и детьми. Кроме того, это возраст, когда человек по закону получает возможность - и почётную обязанность читать в синагоге слово Божие и его истолковывать. Фактически – 12-13 лет – на Востоке это возраст совершеннолетия. Девушки замуж выходят в 12 – это не то, что у нас – ждать 18-ти. Т.е., Иисус уже становится человеком действительно взрослым в глазах народа. И Вы помните, что там происходит - вначале всё благополучно, они приходят на праздник, посещают храм, а когда уходят, Иисус теряется. А спохватываются родители, что Сына нет, уже совершив целый день пути в Назарет. И вроде бы непонятно: как же это любящие родители за целый день ни разу не вспомнили о своём чаде? На самом деле – всё здесь закономерно. Он то уже считается взрослым, поэтому он держит путь не с родителями, а со взрослыми. Причем, всё как положено - на праздник идут целым городом, и мужчины идут с мужчинами, а женщины - с женщинами и детьми. Иисус в первый раз шел вместе со взрослыми. Так они шли в Иерусалим и точно так же обратно возвращаются. И это естественно, что родители не сразу хватились, мол «Где Иисус?» - «Вроде тут был». – «Да нет, он с теми, где-то там», - представляете, какая толпа идет с этого праздника? Её невозможно всю взглядом охватить - «Где-то да идет». И только когда они целый день проходят и останавливаются на ночлег, выясняется, что Иисуса-то нет. И тогда им приходится совершить день пути обратно в Иерусалим, и еще целый день они бегают там по городу ищут Иисуса. И только к вечеру третьего дня - обратите внимание на этот срок – ничего он Вам не напоминает? Только на третий день находят Иисуса в храме, где Он всё это время рассуждает со старейшинами о слове Божием, о Законе и те «дивились разумению Его». Представьте себе 12-летнего – по-нашему – это просто мальчишка и стариков, причём, не тех, которые кроме, как в домино у подъезда играть ничего не соображают, а старейшины, которые при храме, - это самые почитаемые люди в народе, самые крупные специалисты в Священном Писании, поражались разумению этого парня.

И на вопрос Марии - куда же ты девался, ведь мы же с отцом Тебя бегаем, ищем, - Он говорит: «А что вы меня искали? Разве вы не знали, что мне надлежит быть в доме отца моего?» - загадочная фраза, которую можно понимать по-разному – мол, зачем вам беспокоиться, живу-то я в родительском доме отца, значит, сам и приду туда, ведь, я уже не маленький». Но почти все толкователи понимают эти слова в более возвышенном смысле, что, находясь в Иерусалимском храме, Иисус пребывает в Доме Отца Своего Небесного. И если это так, значит, Он знает о себе – Кто Он и зачем Он здесь на земле.

А дальше – следующий весьма важный пункт в Евангельском повествовании. Давайте глянем на жизнь Иисуса в Назарете. Выйдет Он на проповедь только в 30 лет - до этого ещё очень далеко – жить Ему в этом Назарете ещё долго – жить, и жить. Скоро умрет Иосиф по старости лет, и Христу придётся работать и за Себя и за папу, зарабатывая на хлеб насущный. Благо профессия - плотника-строителя, которую Иисус освоил от Иосифа,  была и есть востребованной во все времена. Поэтому, будучи строителем, Христос обеспечивал и Самого Себя и Мать Свою кормил. Последнее очень важно - женщины там не зарабатывали себе на жизнь, их содержали сначала мужья, а потом старшие сыновья. Выйдет на проповедь Иисус, только когда Ему исполнится 30 лет. И только в 30 Он начнёт совершать нечто особое. И осуществлять Своё мессианское служение Иисус будет всего лишь в течение трех лет. А всё остальное время Он скромно проводит в Назарете – мастерит разные вещи, строит дома. Многим сие не вмещается в голову – мол, не может такого быть, чтобы Сам Господь Бог воплотившийся занимался такой рутиной. Поэтому придумывают Ему там разные похождения, дескать в Индии побывал, у йогов опыта и знаний набрался – понятно, что всё это фантазии, притом, вредные фантазии, которые уводят нас от весьма важной истины.  Сам факт того, что Богочеловек, Спаситель наш 30 лет своего пребывания этом мире проводит, как мы с вами, как обычные люди, соершает самые обычные поступки, самые обыденные наши житейские дела, архиважен. В первую очередь потому, что мы часто попадаем в плен представлению, что, мол, есть в нашей жизни то, что связано с Церковью, с Богом, - что-то такое сакральное, священное, и это - одна часть нашей жизни. А там. где я в магазины хожу, на работу, стираю, мусор выбрасываю - это совсем другое, это профанное, это то, что не имеет никакого отношения к Богу. И вот то, что Иисус живет обычной нашей жизнью, и означает, что эти наши разделения жизни на сакральную и профанную, крайне ошибочны. Жизнь только одна, и если мы её сами делим надвое, то тем самым создаем предпосылки к собственной шизофрении. Этого делать нельзя ни в коем случае. Нет профанной жизни – вся обыденность, вся рутина наших будней освящена назаретским периодом жизни Иисуса Христа. Сам Бог жил такой жизнью. Всевышний совершал простые обыденные поступки. Господь зарабатывал Себе на жизнь. Бог делал абсолютно те же самые дела, которые делаем и мы. И сие значит, что нет никакой пропасти между повседневной жизнью и жизнью воскресной, жизнью церковной. И это один из самых замечательных уроков, какие нам дает жизнь Иисуса Христа - не делить жизнь на священное и несвященное - всё должно быть освящено, так же, как в жизни Христа. Тем более, если Иисус с младенчества Своего знал о Себе всё.

И так 30 лет, после которых Ему всё же надлежит выйти из этого назаретского безвестия, где Его никто не знает, и приступить к совершению нашего спасения. Христу предстоит сделать то, что предсказано о Нём в Ветхом Завете: через Него должен заключиться Завет Новый. Но перед этим должен быть какой-то знак. Знак этот предсказан еще в Ветхом Завете: Мессии предшествует великий пророк, горящий, как Илья - потому, что с Ильёй сравнивают его ветхозаветные пророки. Он должен прийти, предшествуя Мессии. Как мы уже знаем - это Предтеча Иоанн, вышедший из пустыни и начавший проповедовать: «Приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему; всякий дол да наполнится, и всякая гора и холм да понизятся, кривизны выпрямятся и неровные пути сделаются гладкими; и узрит всякая плоть спасение Божие» грядущее в Иисусе Христе.

17.9.17 – Рождество Христово и Сретение Господне

Освежая очередной раз в своей памяти Евангельскую историю, остановились мы с Вами на Рождестве Христовом.

Итак, Иосиф и Мария, которая уже на сносях, вынуждены оставить родной Назарет и двинуться в Вифлеем на родину предков – таков был порядок проводимой тогда переписи населения – записываться не по месту жительства, а там, откуда твой клан.

И как только они прибыли в город Давида, тут-то и пришло Марии время родить. Поэтому так и вышло - Мария рождает именно в Вифлееме, как и предсказано было пророком Михеем.

Рождает в хлеву – самой обычной пещере, где жил скот – места в гостинице на нашлось, как Вы помните – все места были заняты «более уважаемыми» людьми.

Так, что не очень-то приветливо встречают люди пришествие в мир Господа. Младенца Иисуса Мать кладёт в ясли – красивое такое слово «ясли» - на самом деле это обычная кормушка для скотины - самое первое место, куда попадает пришедший в мир сей Бог – ни ковров от самого трапа самолёта, ни караула. Встречающими были простые пастухи. Такая вот состоялась встреча Царя вселенной, Бога-Спасителя, обещанного нам Христа. Конечно же, с нашей стороны, это очень некрасиво, но зато красиво с Божьей. Ведь, зачем приходит Господь? Ему предстоит вытаскивать нас из грязи, в которой мы увязли по горло – экскаватором нас не зачерпнёшь – кости переломаются – вручную надо ухватить – поэтому Самому приходится лезть в грязь.

Московский катехизатор Андрей Черняк использует еще другой образ: вот, мы тонем и нас нужно спасать; самый простой способ подплыть на моторке к тонущему, ухватить за волосы и вытащить его из воды. Но за волосы это же больно – можно и без скальпа остаться. Но можно воспользоваться и более щадящим вариантом, правда очень рискованным для спасателя: поднырнуть под тонущего и всплыть вместе с ним. В реальной жизни так поступать не стоит – оба потонете. Но Бог ведёт Себя именно так. Он приходит не на царский уровень, будучи Царём вселенной, и даже не на уровень middle classа, - Он нисходит в самый низ, ниже некуда - на уровень рабства и нищеты, когда нет жилья, когда нет ничего абсолютно. Есть только хлев для скота, и тот чужой. Всё так происходит в том числе и для того, чтобы никто из нас не имел права Ему сказать, мол, Ты, Господь, не знаешь нашу жизнь, Ты не чувствуешь, как нам плохо, жил там всегда на Небесах, и поэтому нашу нужду, нашу нищету Ты не понимаешь. Наоборот – многие из нас не знают – каково возлежать на колючем сене, а не на латексном матрасике.

И в миг Рождения Богомладенца в мире уже что-то происходит. Перед этим появляется на небе какая-то сверхновая звезда, творение уже начинает отмечать происходящее событие, в природе что-то начинает меняться. Помните, мы с Вами говорили, как из-за человеческого греха в творении происходит разлад, потому что упорядочивающая благодать Божия должна приходить к творению через человека, а люди с Богом отношения порвали – не получаем от Бога этих благодатных сил, ну и, соответственно, природе тоже становится плохо. А здесь, наоборот, весь космос, как бы, начинает радоваться тому, что приходит Спасение, приходит Спаситель. Поэтому эта ночь Рождества - удивительно красивая ночь с этой звездой, с этими пастухами, которые видят ангелов в небе, поющих «Слава в вышних Богу и на земле мир в человецех благоволение», и эти пастухи, узнав от ангелов, где родился Спаситель, приходят поклониться; а потом волхвы, прибывшие из дальних стран, представляющие уровень тогдашнего человеческого знания - люди тогдашней науки преклоняют свои колени перед Воплотившимся. Нечто подобное происходит и на наших глазах – ученость, мудрость человеческая рано или поздно ведет к премудрости, склоняющейся перед Творцом. И премудрость эта открывается нам не в каких-то заумных построениях, а просто в любви. В любви, которую дает нам Бог.

Удивителен этот праздник Рождества Христова - эта колыбель, в которую принимается Господь. Посмотрите, как умалил Себя Бог, и как Он доверил Себя нам. Он рождается как обычный младенец, - ведь, многие из нас видели, как рождаются младенцы, и что представляет собою новорожденный – просто кусочек плоти. Ни вида, ни величия, как написано у Исаии. Причем, сам этот кроха выжить не может без нас, без взрослых, без людей он немедленно пропадет. И вот Бог рождается в этот мир именно таким совершенно неспособным к самостоятельной жизни младенцем. Так Он Себя умаляет и так Себя нам доверяет: Он приходит к нам с одной стороны в руки любящих родителей - Марии и Иосифа, доверчивых пастухов и искушенных астрологов, а с другой стороны, в серый мир безразличия и черствости, людей, у которых не хватило доброты уступить роженице место, хотя бы в самой простой хижине. Правильно пел Макаревич: «и часто похоже, что в день непогожий случайный прохожий тебе не поможет».

А дальше в Евангельской истории происходит следующее: когда Иисусу еще только несколько дней, Его сначала обрезывают по закону Моисееву, а потом приносят в храм для посвящения Богу. И там, в Иерусалимском храме происходит очень важное событие, о котором все мы прекрасно знаем, хотя бы потому, что мы с Вами именуемся церковью Сретенской.

Там при храме был ужасно древний старик - старец Симеон. Он был настолько ветхим, что никто уже и не знал, сколько ему лет. О здоровье в его годах говорить не приходилось, жить ему уже давно надоело. Он истомился и давно просится на тот свет, но там его никто не принимает. Почему? В Евангелии написано: потому что было ему открыто Святым Духом, что он не умрет, пока не увидит Спасителя, пришедшего в мир. Предание менее скупо на этот счет. Оно говорит о Симеоне как об одном из крупных специалистов-переводчиков Ветхого Завета с еврейского на греческий язык. То, что за много лет до Рождества Христова группа знатоков-переводчиков в количестве 70 человек работали на этом поприще – это исторический факт. Их перевод – «Септуагинта» до сих пор пользуется большим авторитетом.

Почему аж семьдесят переводчиков понадобилось? – это понятно – работа на самом деле громадная, а затягивать во времени было нельзя. Поэтому весь текст Ветхого Завета разделили на отрывочки – фрагменты и каждому раздали для работы по кусочку. Так вот по преданию Симеону для перевода с еврейского на греческий досталась книга пророка Исайи. И вот он доходит до места, где пророком написано «дева во чреве приимет и родит сына и нарекут ему имя Эммануил». Мы уже говорили с Вами, что в еврейском подлиннике написано слово «альма» - молодая женщина, не обязательно дева. Хотя, как мы отмечали с Вами, во всех остальных местах Библии под словом «альма» подразумевались именно девственницы. И Симеон решил, избежать двусмысленностей, так сказать, и занёс уже руку написать – «се, жена во чреве приимет и родит сына». Но в этот момент ангел, явившийся Симеону, схватил его за руку и говорит: нет-нет, неправильно переводишь - пиши: «дева»!

- Да как же дева может родить? – возразил Симеон - такого ж в природе не бывает!

- Ах, не бывает?! - воскликнул ангел - Вот и не умрешь, пока не увидишь!

Такая вот история, согласно преданию.

И Симеон ждет и ждет. Если он действительно был тем переводчиком – создателем «Септуагинты», то можно предположить, что ему уже стукнул где-то год 150-й - примерно так. И сил жить у него нет никаких, а смерть всё не приходит. Он постоянно при храме, сидит в дверях и ждет, когда же, наконец, этот Мессия придет. Сидит в полудрёме - ну что еще может такой пожилой человек делать? И вдруг что-то его подымает, он идет в храм и видит там этого самого Младенца. Кто его знает что его вдруг сняло с места, быть может, когда младенца принесли и распеленали, Он начал кричать? А у Симеона «Deja Vu» - где-то уже слышал именно этот голос в каком-то просветлённом состоянии. И вот он поднялся и пошел на этот голос - увидел Младенца, взял Его на руки и произнёс всем нам известные слова: «Ныне отпускаешь меня, Владыка, по слову Твоему с миром, потому что видели очи мои спасение Твое, которое Ты уготовал перед лицом всех людей, свет Откровения язычникам и славу народа Израильского». Мол, Ты, Господи, обещал и выполнил - вот Он, этот обетованный Младенец, и, наконец, я могу уйти. Марии, как Вы помните, он говорит, что «вот, лежит Сей на падение и восстание многих, в преткновение для многих. Тебе же самой душу пройдет оружие…»

В Евангелии написано: «Мария слагала все слова сии в сердце своем» - и то, что говорили пастухи, когда пришли поклониться Младенцу, и то, что говорили волхвы, когда прибыли к Новорожденному, и то, что говорит старец Симеон и пророчица Анна, которая оказалась здесь же в храме вместе со старцем Симеоном. Всё это слагалось в сердце Марии. Всё это видел и Иосиф.

Евангельское событие это мы с Вами празднуем торжественно– Сретение Господне – день встречи со Христом - старца Симеона, конечно, в первую очередь, ну и подразумеваем, встречу лично каждого из нас со Христом. Господь приходит в жизнь любого из нас могущественным царем, но приходит Он очень тихо, нежно, таким вот доверчивым маленьким младенцем. Мы можем услышать Его голос, а можем и провтыкать. Но если всё же услышим – это будет самым главным событием в жизни каждого из нас.

10.9.17 – Пресвятая Дева Мария у Елизаветы

Давайте продолжим с Вами очередной наш беглый обзор Евангельской истории.

Итак, сразу же после возвещения Деве Марии Архангелом Гавриилом о зачатии Ею в Своей утробе Иисуса Христа, Она покидает дом и отправляется в гости к своей родственнице Елизавете, которая в этот момент беременна уже шестимесячным будущим Иоанном Крестителем. Ну, Вы помните - как только Мария входит в жилище Елизаветы, хозяйка выходит к Ней навстречу, и вдруг вместо того, чтобы просто поздороваться с гостьей, пусть даже горячо, эмоционально её поприветствовать, Елизавета, вдруг произносит совершенно удивительные слова пророчества. Она говорит буквально: пришла Матерь Господа моего ко мне. Представляете, сказать такое девчонке, которая вчетверо её моложе и которая еще вроде не замужем. «Пришла Матерь Господа моего ко мне». Откуда она всё знает? Сама Елизавета объясняет, что, мол, когда Ты вошла, взыграл младенец во чреве моём. Честно говоря, не очень понятное объяснение – мало ли – толкнул ножкой, или пошевелился – любая женщина знает, что это такое. Быть может, как-то по-особенному взыграл – кто его знает – ну не азбукой же Морзе. Возможно здесь всё-таки речь о некоем духовном прозрении Елизаветы – матери не кого-нибудь, а будущего пророка, о котором Иисус скажет: «из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя». И, тем не менее, в Евангелии сказано, что именно младенец нечто возвестил своим взыгранием. Будущий пророк, как бы начинает пророчествовать уже в утробе матери. Вопрос, насколько это исторично, но смысл здесь очень глубокий - этот еще неродившийся ребенок, уже во чреве матери выполняет высочайшую для всего Ветхого завета, для всего дохристианского человечества пророческую функцию - передачу людям воли Божьей. Он умудряется сообщить своей матери ещё до своего рождения весть о пришествии Мессии. При всём при том, что ему всего 6 месяцев от зачатия.

Но что действительно здесь архиважно, пророк, как бы свидетельствует о Божественности Христа, когда Тому всего несколько дней от зачатия. Это очень важно, потому, что в истории Церкви периодически возникают ереси, по лжеучению которых, Божественная природа соединилась с человеческой в Иисусе Христе уже намного позже, например, перед выходом Его на проповедь. А до этого Он был самым обыкновенным человеком. Но, нет – Божество Иисуса присутствовало уже при зачатии, и родила Мария не просто человека, а Богочеловека, собственно, поэтому мы и называем Её Богородицей. 

Мария проводит время с Елизаветой, пока у той не рождается Иоанн Креститель, а затем возвращается в свой дом. Ну а за сим грядут проблемы. Вскоре по ней становится видно, что она беременна – всем видно, в том числе и Иосифу, перед которым встаёт трудная задача. Как верный иудей он должен по закону объявить всем о неверности обрученной ему Марии и поставить Её под побивание камнями.

Здесь надо бы обратить внимание на одну довольно толстую психологическую тонкость. Многие вещи, которые я пытаюсь проговорить в патетических тонах, нам такими не кажутся.

Ну вот при всём желании воспринять как подвиг, например, согласие Марии с Архангелом на Богоматеринство, нами не воспринимается и до конца никогда не поймётся. Что ни говори, как ни рассыпайся в эпитетах, а всё равно кажется, что, любая дура сходу согласилась бы стать матерью Иисуса Христа.

Так же и здесь. Мы-то судим по себе. Это же каким надо извергом быть, чтобы девушку, ещё только обручённую, с которой и бракосочетание не состоялось обречь на жестокую смертную казнь, вытолкать к яростной толпе, жаждущей удовлетворить свои звериные инстинкты на забиение камнями за то, что она – ну вот так получилось - согрешила. И то, что Иосиф так не поступает, для нас с Вами означает всего лишь, что он не отморозок.

Дело в том, что мы живём с Вами совершенно в иной стихии, дышим воздухом родившегося 2 тысячи лет назад христианства. Мы привыкли поступать, пусть даже не всегда по совести, но во всяком случае, по велению сердца. Что совершенно нельзя сказать о Ветхозаветном благочестии, заключавшемся в старательном, щепетильном исполнении правил. Мало ли, что ты себе там чувствуешь – а положено вот так.

К слову говоря, с рецидивами Ветхозаветной психологии можно встретиться и сегодня – редко, правда, но можно. По себе могу сказать – было дело, сам с этим столкнулся. Дело в том, что жена моя матушка Ирина воспитывалась в таких строгих правилах почитания своих родителей и беспрекословного им послушания. Не скажу, что в этом нет ничего хорошего, но однажды я натерпелся от такого рода благочестия. Дело было перед свадьбой. С Ириной мы повстречались в стенах Ленинградской Духовной академии – она училась там на регентском отделении, полюбили друг друга и решили венчаться. Её мама поначалу была не против, но это так, по недоразумению. Она была уверена, что я просто мечтаю остаться в Питере, готова была прописать меня в бывшей столице и позаботиться о тамошнем нашем проживании. А когда узнала от меня, что я свой Херсон покидать не собираюсь и свою будущую жену намерен увезти от мамочки в Херсон, резко изменила своё ко мне отношение и стала отговаривать свою дочь от венчания. Поначалу я воспринимал эти происки будущей тещи скептически, потому, что чувствовал, знал и был убеждён, что ту любовь, которую мы испытываем друг ко другу, поколебать не сможет ничто и, тем более, остановить нас на пути к соединению судеб.

Но тогда я чересчур недооценивал серьёзность проблемы по очень простой причине. Я-то воспитывался в супер-либеральном духе. У моих родителей даже в бредовом состоянии и мысли не могло бы возникнуть указывать – на ком мне жениться, а на ком не стоит. Да и бесполезно, я всё равно поступил бы по-своему. Поэтому мне были совершенно непонятны внутренние мучения моей невесты. С одной стороны я чувствовал её безграничную любовь к себе, а с другой – какое-то безволие, она понимала неправоту своей мамы, мучилась, рыдала, но не в состоянии была сказать родителям то, что для меня было так естественно, дескать, Good bye! Я вас тоже люблю!

Но Ирина всё же человек Нового Завета, а Иосиф был Ветхого.

И, тем не менее, у него хватает пороха пренебречь Законом Моисеевым, в котором был воспитан и которым жил. Он не причиняет Марии никакого зла и решает её «тайно отпустить», чтобы она куда-нибудь уехала, туда, где никто не знает, что она обручённая. Там она родит дитя - да, ничего хорошего, что без мужа, но это уже не будет рассматриваться как прелюбодеяние, и её никто не привлечет – камнями не забьют, во всяком случае. Безусловно, в этом глубокий смысл: не долг перед законом главенствует, но милосердие, любовь - то, о чем уже говорили пророки - Осия, в частности – «Милости хочу, а не жертвы». Вот эту милость и являет Иосиф.

Но это тоже еще не всё. К Иосифу тогда приходит архангел и говорит, мол, молодец, что пожалел свою невесту, но от тебя требуется большее - не отпускай Марию, бери её себе в жёны, но помни - она никогда не будет тебе принадлежать, она только Божья. Согласишься ли ты на это? Готов ли ты стать земным отцом такому Ребенку?

И опять нам кажется, что всё просто, хотя это вовсе не так. Быть в подчинении своему сыну? Мы-то всегда намереваемся растить своих чад и воспитывать их, чтобы они были «такими, как мы хотим». А вот с Этим так не будет, поэтому нужно очень больно наступить на своё глубинное «я», чтобы согласиться на сие предложение. Но Иосиф соглашается, и тогда у Богочеловека появляется земная семья. Рождается Христос в полной семье и возрастает вместе и с Матерью, и с Отцом.

Между прочим, это так же для всех нас является уроком, свидетельствующим о важности давать жизнь детям в полной семье и растить их не в безотцовщине. Да и вообще, само понятие семьи настолько освящено всем Священным Писанием, что всякое разрушение семьи по нашей прихоти становится тяжким грехом.

И вот проходит время Марии рожать. Но что происходит непосредственно перед этим? Помните, мы с вами читали пророчество Михея о том, что Спаситель должен родиться в Вифлееме, А живут Мария с Иосифом в Назарете Галилейском - это очень далеко от Вифлеема - в местности, которая считалась нехорошей, даже поговорка такая была: может ли быть что доброе из Галилеи. О Галилее, конечно, тоже предсказание было, как Вы помните: «Галилея языческая, из которой свет воссияет» - это тоже о Христе, и тем не менее, согласно пророчеству Родиться Иисусу полагается в Вифлееме.

Как всё происходит, Вы прекрасно помните: за тридевять земель от всей этой провинции, в столице мира, в Риме цезарь, владыка всей тогдашней обитаемой вселенной решает произвести в своей империи перепись. А в соответствии с тогдашней процедурой, полагалось каждому записываться у себя на родине - в той местности, откуда родом твой клан. И поскольку и Мария, и Иосиф являются потомками Давида, то – хочешь - не хочешь им нужно идти в Вифлеем. Вот они туда и отправились. И как только туда прибыли, тут-то и пришло время Ей родить. Так и вышло, что Мария рожает, в соответствии с пророчеством, именно в Вифлееме.

Ну вот только представьте себе эту комбинацию Промысла Божьего: для того, чтобы сбылось это пророчество Михея где-то там - на задворках Римской империи в маленькой провинции, в захудалом местечке, - чтобы именно там родился Мессия, решение принималось не где-нибудь, а в Риме. И не кем-нибудь, а Самим Августом. Собственно и в нашей жизни – разве не так? Все под Богом ходим и если хоть немного анализируем обстоятельства происходящие вокруг нас, то узоры просматриваются самые причудливые и самые неожиданные. Но всегда так, как этого желает Всевышний.

3.9.17 – БЛАГОВЕЩЕНИЕ

Итак, наступило время Боговоплощения, пришествия в мир Спасителя Христа. И казалось, любая женщина-израильтянка из ожидающих Мессию, просто мечтала о том, чтобы именно ей посчастливилось стать матерью Господа. Ну вот любой из наших молодых прихожанок сказали бы: хочешь родить Иисуса Христа – разве отказалась бы – это же величайшая честь! Однако не всё так просто.

Нам подчас кажется, что вот, нам бы Бог чего-нибудь такое сказал, мы бы сейчас же и сразу побежали исполнять, спотыкаясь. На самом же деле, на протяжении всей человеческой истории Господь с большим трудом находит людей, которые на Его предложения говорят «да». Посчитайте, сколько их всего в Библии? Очень и очень немного. И причем большинство из этих людей согласившихся с Богом, - что-то для Него делали, а на что-то их уже не хватало – частично исполняли волю Всевышнего - в той или иной мере. Те же пророки – что от них требовалось? Бог провозвещал им Свое слово, а задача пророков услышать волю Божию и передать её людям. Тоже, несладко было пророкам, как мы наблюдали с Вами. Ну а здесь-то намного тяжелее - нужно согласие на то, чтобы вместить в себя Всевышнего, всю полноту Его присутствия. И это, на самом деле страшно - Бог - это ведь что-то совершенно колоссальное, что-то громадное, а я-то маленький; если Он придет, так Он же меня раздавит, ну даже не в прямом смысле, а хотя бы морально – что тогда от меня останется?! Именно поэтому все люди Ветхого завета и боятся встречи с Господом? – «Он огромный, а я маленький». Хотя это ещё далеко не всё.

Так вот, важнейшим следствием всей многовековой работы Яхве с человеком было рождение этой девочки, одной-единственной, которую назвали Мария. Вся предхристианская история человечества устремлена именно к этой девчушке. Всё, что Бог говорил через Свой закон и через пророков, всё, что Он открывал людям – абсолютно всё сходится в этой девчонке. Всё Божье воспитание.

Из предания мы знаем, что Мария родилась от престарелых родителей, у которых уже не было никакой надежды на то, что у них будет ребенок. Они очень сильно молились - и по молитве им дана была дочь. Ещё они заранее обещали Богу, что если у них появится ребенок, то они посвятят своё дитя Всевышнему. И действительно, когда эта девочка родилась, они её какое-то время воспитывали, потом, судя по всему, умерли - довольно скоро, поскольку были пожилыми, и согласно преданию девочка воспитывалась при храме.

Праздник такой мы ежегодно празднуем: Введение во храм Пресвятой Богородицы. По преданиям довольно позднего происхождения, девочку Марию – будущую Богоматерь привели в храм; там её встретил первосвященник Захария и ввёл Её не только во святилище, но и во Святая Святых - место, куда мог Сам входить только два раза в году. Об историчности этого события спорить не стоит – на самом деле в ветхозаветный храм женщины категорически не допускались, даже во святилище. Для них был такой внешний зал - дворик, в котором могли находиться женщины: внутрь же храма попадали только мужчины. А во святая святых – только лишь иногда первосвященник. Но важно-то, ведь, здесь другое – не каменные рукотворные стены и не помещение – то или иное, куда вошла или не вошла Пресвятая Дева. Главное здесь некий акт духовный, акт вхождения Марии в Божье присутствие, которое в пространстве всюду. А ступала ли Её нога во Святая Святых за священный занавес или не ступала, дело десятое.

Мария действительно с самых малых лет полностью посвятила себя Господу и, как бы то ни было воспитывалась непосредственно при храме. Поэтому всё, что собой представляли «закон и пророки», по выражению Иисуса, она там изучала. А когда подросла и вошла в нормальный брачный возраст, в те времена и в той местности это - лет 12 - 13, её обручили человеку-вдовцу, которого звали Иосиф - ему нужна была домохозяйка. И вот после этого обручения совершается удивительное событие. Ангел Гавриил, посланник Божий, является Деве Марии и приветствует её: «Радуйся, благодатная, благословенна ты в женах...» Она спрашивает у него, размышляя в себе, что бы означало это приветствие. И ангел ей отвечает: «Ты избрана Богом, и можешь стать матерью Мессии, предсказанного Сына Божьего, Который будет Спасителем Израиля».

Ещё раз подчеркнём – нам-то с Вами кажется, что – вот он, лотерейный билет счастливый! Yes!!! Мало, что с меня теперь все иконы писать будут, так, ведь, я теперь с Богом – Творцом Неба и земли, даже не то, что на короткой ноге, а вообще – целых девять месяцев Хозяин Вселенной будет под моим сердцем, а потом ещё года два сосать мою грудь! Но особого восторга Марии по случаю этого Благовестия, Евангелист не передаёт, и, как мы увидим далее, особого повода для радости не очень предвидится.

Мариам спрашивает Архангела, мол, что же мне делать? Естественный вопрос: а как это может быть, ведь я мужа не знаю? Это недоумение Марии, если помните, похоже на озадаченность Захарии. Он со своей женой Елизаветой даже в молодости не способны были иметь детей, а когда состарились, то и подавно. И когда ангел говорит, что у них будет сын, то Захария задаёт примерно тот же вопрос: «А как такое может быть, если я стар?» И в результате такого недоверия он теряет дар речи вплоть до рождения ребенка. Так вот почему Захария Богом наказан, а с Марией ничего подобного не происходит?

По очень простой причине – в Библии достаточно историй о том, когда рождали старые и неплодные. Бог уже много раз показал, что для Него сие возможно, и поэтому сомневаться в таком случае, прекословить просто некорректно. А вот то, что предлагается Марии, не было ни разу. И она совершенно вправе переспросить - что сие значит, что имеется в виду - должна ли я выйти замуж за кого-то, или что-то наподобие - что имеется в виду? И архангел ей объясняет: нет, никакого мужчины не надо - сила Божья найдет на Тебя, и Дух Господний осенит Тебя, и по сему То, что зачнётся, будет Сыном Божьим.

И вот тут момент выбора. Обратите внимание: Бог не совершает своё Воплощение без спросу – сие Марии предлагается. Господь, как мы уже неоднократно подчеркивали с Вами, ничего не делает без соучастия человека – людская свобода неприкосновенна – Мария вольна в тот момент – сказать Богу либо  «да», либо – «нет».

Ну вот давайте прикинем – что Ей  на самом деле предлагается? Она должна будет родить ребенка не от того мужа, которому обручена. Не от Иосифа. А по закону Моисееву, если обручённая оказывается мужу неверна, этот самый супруг обязан - не то что вправе, а просто обязан - выставить её пред всем обществом, объявить о её грехе, и тогда люди терпеливо дожидаются, пока она родит, после чего эту женщину за неверность, за грех прелюбодеяния побивают камнями. Ребенок остаётся жить, а её должны будут убить. И она - подчеркнём – закон знает хорошо - грамотная.

Таким образом, то, что ей предлагает Гавриил, для неё означает - в соответствии с законом Моисеевым - неизбежную смерть. Так, что «да», Ей этой совсем молоденькой девочке было ответить не так уж и просто. И это колоссальное чудо, которое мы празднуем в день Благовещенья - то, что эта девчонка отвечает: «да, Я раба Господня, да будет мне по слову Твоему».

И вот с этого момента Мария во многом становится для нас каким-то совершенно удивительным, потрясающим примером, надеждой на то, что в человеке есть какие-то нераскрытые резервы праведности, ресурсы вот этого согласия с Богом. Она говорит Господу «да». И объяснить, понять - каким образом она это смогла сказать, совершенно невозможно, ведь что, собственно говоря, означает грехопадение человечества в образе Адама и Евы? - отказ от Бога: дескать, не хочу, чтобы Ты был со Мной. И все мы с вами в той или иной мере заражены этим грехом Богоотступничества, и сказать Всевышнему полноценное «да» никто не в состоянии. Мы, даже когда знаем, что должны делать - поступаем наоборот; в любом из нас сидит какая-то внутренняя гадость, неопределимая и неизгоняемая нашими силами. Но вот вдруг посреди всей этой дряни нашлась девчонка, которая говорит Богу такое полноценное «да», что Он смог соединиться с ней абсолютно, а она смогла полностью принять в Себя Божье присутствие. Бог, ведь, не понарошку в ней присутствует, Он девять месяцев растёт в ней телесно, но присутствуя всей Своей полнотой Божественной природы. Как это происходило - кто его знает? Это сфера Божьего действия, непостижимого для разума человеческого – Бог-то Всемогущ и здесь удивляться, конечно, приходится, как и всему мирозданию, сотворённому Всевышним. Но вот то, что Мария оказалась таковой, какой была – это чудо из чудес, над которым многие века бьются лучшие умы человечества.

Поэтому и прославляем мы Марию в наших молитвах. Посему и День Благовещения в тропаре праздника именуется «главизной нашего спасения», всему началом.

Ну и вот в момент, когда Мария произносит «да», сила Божья нисходит на неё, дух Господень осеняет её, и Богочеловек Христос зачинается в её утробе. Именно в тот самый момент.

27.8.17 – Почему бы Христу не родиться тысяч на пять лет раньше?

Уже 2-й год наши воскресные беседы мы посвящаем с Вами общей теме: «Основы нашей веры», или - что просто необходимо знать и во что верить, чтобы считать себя христианином?

Для этого мы сразу же приступили к разбору ключевых мест Библии. Так мы отмечали удивительное сходство сотворения Богом мира, описанное в 1-й главе книги Бытия с тем, что нам говорят современные ученые. А на примере Библейского повествования о грехопадении Адама и Евы, мы познакомились с литературным жанром - «Священный миф». Мы так же рассуждали с Вами о сущности зла и Промысле Божием, обращающем любое зло к добрым последствиям.

Ну и затем мы очень быстро пробежались по истории веры - до Христа. И к чему мы с вами в результате пришли? Мы знаем, что мир сотворен Богом, что замысел Божий о мире прекрасен и совершенен. И что очень важно - человек сотворенный Богом по образу и подобию Божию, стоит несколько особняком. Мы - носители духа и значит, обладаем свободой, и поэтому с момента появления человека, все события в дальнейшем развиваются уже с учетом действия, как Божией воли, так и воли нашей с вами. Всё, что в мире совершается, совершается не только Богом, но и нами тоже. И у любого из нас есть возможность либо следовать замыслу Божию либо ему противостоять.

Мы говорили с вами о том, что в какие-то далёкие еще незапамятные времена, а скорее всего, даже не времена, а в реалиях вневременных, в человеке произошла духовная катастрофа, грехопадение, в соответствии которой мы с вами во всём стараемся поступать по слишком своей воле, в силу чересчур своих интересов. В результате мы постоянно оказываемся в противоречии Богу, в противостоянии Всевышнему. Мы так же размышляли о том, к чему привела эта духовная трагедия - ведь Бог - Источник всего, источник и жизни в том числе, источник всякого совершенства и всякой благости, и поэтому если мы от Него отворачиваемся, то катастрофа становится нашим постоянным состоянием - это то, в чём мы живем. Но Бог, как мы отмечали с Вами, не отвернулся от нас, и на протяжении многих и многих веков продолжал заботиться о людях. Мы прослеживали с Вами череду Заветов, цепочку Договоров, которые заключал Бог с людьми и как Он их воспитывал. Мы говорили о том, что, к сожалению, воспитание человечества было делом непростым – люди зачастую просто не желали слышать голос Божий, и поэтому, в какой-то момент, единственным человеком, с которым был возможен диалог - оказался Авраам, от которого Господь и произвёл народ, в котором на фоне всех остальных народов, хотя бы временами, сохранялась верность Всевышнему.

Через этот народ Израильский Бог открывал Себя людям и даровал Закон, который, по идее, должен был принести плоды нравственности. Но при всём совершенстве Закона Божия и при том, что он таки немалую роль сыграл в деле воспитания человечества, всё же оказалось, что мы этот закон своими силами не выполняем – не в силах выполнить. Даже если человек вполне добросовестный и знает - как нужно поступать, а ведёт себя иначе, и никак не может с этим справиться.

Поэтому Богу мало было дать закон людям, Всевышнему ещё нужно было как-то помочь в его исполнении. Сам по себе закон и даже те достижения в религиозном плане – жертвоприношения, молитвы – хороши, но недостаточны. Нужны были особые отношения между Богом и человеком. И поскольку человек сам войти в такие отношения с Богом не может, ясно, что здесь должен что-то сделать Бог. И именно об этом мы с вами говорили, когда вспоминали Ветхозаветных пророков. Собственно, это главное, о чём они говорили: Бог собирается совершить еще один шаг к нам. Он собирается заключить с нами Новый завет, начертанный на скрижалях наших сердец. Тот Завет, который отогреет наши сердца, поможет изменить наши мотивации к лучшему. Но при этом свобода наша не умалится: в любом случае мы будем поступать так, как хотим. Нам просто легче будет хотеть хорошего. Ведь, в противном случае, мы тяготеем ко злу – грех сидит внутри нас и диктует нашим поведением. Мы, ведь, не свободны, потому, что когда перед нами встаёт выбор поступить правильно или неправильно, нам гораздо легче поступить неверно. А вот праведное поведение – это прямо таки подвиг невыносимый. И это не есть свобода, на самом деле – это рабство той духовной порочности, которая укоренена внутри нас. Свобода – это когда относительное равновесие, когда мне примерно одинаково легко поступить, как неправильно, так и правильно. В противном случае, я раб греха, раб собственной порочности.

И вот этого рабовладельца – грех нужно изгнать из наших сердец. Ну а для этого нужны особые отношения с Богом, близость к Богу, чтобы грех был изгнан из нас, и тем самым мы бы получили от Бога всё, в том числе и Жизнь Вечную. Именно это и является сутью Нового Завета, который предсказан еще в ветхозаветной части откровения.

Но кроме того, пророки говорили еще об очень и очень многом - о том, что вхождение в этот Завет будет совершаться не коллективом, не народом, не кланом, а каждым человеком в отдельности. Каждый человек будет иметь возможность лично реализовать собственную свободу, согласиться с Богом на заключение этого Завета или нет, Не просто войти в Завет по каким-то наследственным или культурным причинам, - нет, каждый человек индивидуально должен будет принять такое решение. Поэтому, задолго до пришествия Христа начинается воспитание личностности в человеке, не коллективизма, не клановости, а личностности. Именно этим занимаются пророки, мы говорили об этом. И еще вот почему последнее необходимо: чтобы этот Новый Завет мог быть совершен, Бог должен прийти в этот мир – принять человеческую плоть, сделаться, как Один из нас, как человеческая личность. И люди должны были к этому времени научиться ценить личностность. В противном случае, представьте, если бы Христа воспринимали просто как племенную статистическую единицу – мало ли, что Он там говорит. Главное откуда он – из колена – из колена Иудина.

Да, Ветхозаветные пророки предсказывали именно то, что Сам Бог совершит Своё спасение, придя на Землю, как Мессия, Помазанник – Царь. Мы обращали своё внимание на то, как постоянно в пророчетвах возникает переплетение: с одной стороны это царь из рода Давидова, а с другой стороны - это Сам Бог. Особенно прозрачно это в пророчествах Исайи, оно становится таким тесным, что уже практически впрямую говорится.

Таким образом, уже в Ветхом Завете всё предсказано, всё указано и объяснено человеку, что Господь собирается делать. Бог сообщает всё это во всех подробностях дабы каждый имел возможность согласиться и принять Божье пришествие в человеке.

Итак, всё, что в Ветхом Завете сказано как будущее, что «еще будет», - в Новом Завете происходит, как факт. И именно об этом факте мы с сегодняшнего дня и будем очередной раз размышлять.

Как мы прекрасно понимаем, центральным фактом всего христианства является жизнь Иисуса Христа. Вообще, следует постоянно подчёркивать, что суть христианства не столько в учении, новой морали, сколь в самом Боговоплощении и том, что было Христом совершено. Таким образом, сердцевиной христианства является не столь учение Христа, сколь Сам Иисус.

И начинаются перемены в наших сердцах именно с момента, когда мы не просто согласимся, что был такой Христос, Который возвестил весьма возвышенную мораль, а с момента, когда Иисус станет центром моей биографии, когда я пойму, что Он имеет непосредственное отношение  лично к моей жизни. Мы призваны не просто к тому, чтобы хорошо себя вести, а жить жизнью Христа.

Ну а всему начало – это чтение Евангелия – нужно очень хорошо знать жизнь Иисуса Христа и всё то, что Он говорил. Ну и поэтому, давайте со следующего раза ещё раз снова пройдёмся с Вами по евангельским строкам – освежим в памяти ключевые моменты земной жизни Иисуса Христа.

Часто у людей возникает вопрос: почему Иисус пришел именно две тысячи лет назад, а не пять и не десять? По большому счёту – это у Самого Бога надо бы спросить - мало ли какие есть соображения у Всевышнего и, тем не менее наши человеческие предположения тоже имеют право на существование. Дело в том, что Божья работа по воспитанию людей и, в частности Израильтян ко времени Рождества Христова уже принесла некоторый результат. Сравните толпу, вышедшую из Египта, которая больше была похожа на стадо или стаю. Вот пока Моисей их ведет, они идут, привлекает к ответственности – слушаются. Только стоило ему отлучиться на несколько дней, и всё – золотому тельцу стали кланяться, причём, дружно - все вместе. В этой толпе люди фактически неразличимы, они, как стадо баранов. А вот к моменту прихода Иисуса Христа Израиль уже совсем другой. Читая Евангелие, мы видим, сколько там совершенно разных людей, группировок - разные категории людей, Там есть фарисеи, есть саддукеи, ессеи, зилоты; есть самые-самые разные люди с представлениями совершенно отличными от соседей. Есть учителя, книжники, просто люди, но даже простолюдин почему-то оказывается вполне способным разговаривать на всякие богословские темы. Т.е., ко времени пришествия Христа Израиль оказывается, отнюдь не однородной массой. Наоборот, израильтяне к тому моменту - это собрание личностей, и это значит, что прийти Богу как личности в надежде, что на Него обратят внимание уже можно. Это одна из предпосылок. Ну а во-вторых, Спаситель-то должен был родиться от женщины. Уже у пророков сказано, что этот Мессия, этот самый Сын Божий должен прийти в этот мир через обычный человеческий механизм воспроизведения. Он должен родиться. Ведь, если Бог приходит к людям не понарошку, а действительно спускается в нашу жизнь, то Ему нужно войти в неё, как входят все люди, быть таким же, как и мы.

Но, наверное, же это должна быть не любая первая попавшаяся женщина. Вряд ли мы сможем узнать весь объём характеристик, которыми должна была обладать потенциальная мать Господа. Но, во-первых, быть праведной и святой – преданной Богу. Как знать, быть может, Ей нужны были ещё какие-то иные, как бы сейчас сказали, генетические характеристики – неким образом вобрать в своей плоти всё лучшее, что до неё существовало во всём роде человеческом. Сколько понадобилось времени, чтобы, наконец, родилась Та, Которую мы изображаем на иконах, перед образом Которой затепливаем лампады, посвящаем Ей песнопения и молитвы.

Это некоторые протестанты говорят, что Мать Иисуса была самой простой заурядной женщиной. С этим трудно согласиться. Она поистине была необыкновенным, самым чудным цветком на всём древе человечества, и не зря мы с Вами воспеваем Её, как величественнейшую херувимов, и славнейшую серафимов. Возможно ещё и поэтому пришлось Всевышнему  ждать, так сказать, момента, когда же наконец появится на свет эта супердевчонка, которая не только даст плоть Спасителю нашему Иисусу Христу, но и станет молитвенницей и ходатаицей за весь род человеческий – любимицей всех тех христиан, корни которых уходят в век апостольский.

20.5.12 – ИСАЙЯ 2-й, Аввакум и Михей

Итак, народ южного Иудейского царства в Вавилонском плену. Их пытаются морально поддержать пророки Иеремия и Иезекииль. К их голосу присоединяется и Девтороисайя – второй Исайя. Его проповедь, как мы уже говорили, начинается с 40-й главы, где мы читаем: «Утешайте, утешайте народ Мой, говорит Бог ваш». Кстати, запомним эти слова. С обличением уже покончено. Когда люди в беде – утешайте их, призывает Бог.

Это важно и для нас с Вами, потому, что нет ничего сладостнее, чем - когда мы видим человека, у которого ничего не складывается, подойти к нему поближе, крепко ухватить за руку и прошептать ему: «А знаешь, почему у тебя всё через пень колоду? Да потому что ты – дурак». А Бог говорит: когда видишь, что людям плохо, утешь их.

«Говорите к сердцу Иерусалима и возвещайте ему, что исполнилось время борьбы его… Глас вопиющего: в пустыне приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Богу нашему; всякий дол да наполнится, и всякая гора и холм да понизятся, кривизны выпрямятся и неровные пути сделаются гладкими; и явится слава Господня, и узрит всякая плоть спасение Божие; ибо уста Господни изрекли это». Вот что становится главной темой у второго Исайи: Бог идет спасать, приготовьте Ему пути. И если вы помните, именно с этого начнется Новозаветная проповедь. С этих же воззваний начнет Иоанн Креститель: «Я – глас вопиющего, в пустыне приготовьте пути Господу». В Синодальном переводе запятая стоит после слов: «Я – глас вопиющего в пустыне», и у нас это уже стало привычной фразой, которая означает человека, который кричит, а его никто не слушает – потому что он кричит в пустыне. На самом же деле Иоанн Креститель в пустыне не вопил – он проводил там некоторое время в посте и молитве. А когда вышел из пустыни и возгласил: «Я – глас вопиющего» - его слышали, и еще как – толпы народа выходили к нему послушать его проповедь и покаяться в грехах.

Итак, вот с чего начинает Второй Исайя. Он всё время говорит о том спасении, которое Бог дает через то, что Он Сам приходит, и это еще как-то всё время связано с отраслью Иессеевой, с потомком Давида. И постепенно, всё четче и контрастнее в пророчествах Девтороисайи начинают вырисовываться очертания Спасителя. Да – это будет потомок царя Давида. Он будет царём - Мессией, Помазанником. Но образ Его как-то совершенно не похож на царский. Вот посмотрите, что говорит Исайя от имени Всевышнего: «Вот отрок Мой, которого Я держу за руку, избранный Мой, которого благоволит душа Моя, положу дух Мой на Него, и возвестит народам суд; не возопиет и не возвысит голоса Своего, и не даст услышать его на улицах;  трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит». Т.е., Он будет производить суд, но это не будет суд силы, это не будет власть, как у царя – арест, заключение, пытки, казнь. Нет, все будет очень мягко и нежно.

«Будет Он производить суд по истине…, и на закон Его будут уповать острова» - острова – это Средиземноморье, это язычники. То есть то, что Он принесёт, будет спасением и для язычников.

Отрок тот будет соделан «Заветом народа, чтобы… возвратить наследникам наследия опустошенные, сказать узникам: «выходите», и тем, которые во тьме: «покажитесь».

То есть картинка такая: Бог обращается к Своему Мессии, к Своему рабу, к Своему отроку, вот этому самому царю из рода Давидова, и говорит: «Я сделаю тебя Заветом народа». Речь идет всё о том же самом Завете, о том же самом новом соединении людей с Богом, и говорится, что этим Заветом будет вот этот самый Мессия».

Ну и, наконец, совершенно удивительная глава из пророчеств Исайи 2-го, 53-я глава, которую неплохо бы знать даже наизусть. Контекст опять-таки такой: речь идет вновь о том самом Отроке, о той самой отрасли из рода Давидова, Который Царь и Избавитель, в Котором спасение и Завет. Но вот что о нем говорится: «вот, раб Мой будет благоуспешен, возвысится, вознесётся и возвеличится. Как многие изумлялись, смотря на Тебя, — столько был обезображен паче всякого человека лик Его, и вид Его — паче сынов человеческих! Так многие народы приведет Он в изумление; цари закроют пред Ним уста свои, ибо они увидят то, о чём не было говорено им, и узнают то, чего не слыхали.

Кто поверил слышанному от нас, и кому открылась мышца Господня? Ибо Он взошел пред Ним, как отпрыск и как росток из сухой земли; нет в Нём ни вида, ни величия; и мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему. Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лице свое; Он был презираем, и мы ни во что ставили Его. Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нём, и ранами Его мы исцелились. Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу: и Господь возложил на Него грехи всех нас. Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих; как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих. От уз и суда Он был взят; но род Его кто изъяснит? ибо Он отторгнут от земли живых; за преступления народа Моего претерпел казнь. Ему назначали гроб со злодеями, но Он погребен у богатого, потому что не сделал греха, и не было лжи в устах Его. Но Господу угодно было поразить Его, и Он предал Его мучению; когда же душа Его принесет жертву умилостивления, Он узрит потомство долговечное, и воля Господня благоуспешно будет исполняться рукою Его. На подвиг души Своей Он будет смотреть с довольством; чрез познание Его Он, Праведник, Раб Мой, оправдает многих и грехи их на Себе понесет. Посему Я дам Ему часть между великими, и с сильными будет делить добычу, за то, что предал душу Свою на смерть, и к злодеям причтён был, тогда как Он понес на Себе грех многих и за преступников сделался ходатаем».

Это 53-я глава книги пророка Исайи. Вряд ли эта речь пророка произвела впечатление на его современников – вряд ли слушатели могли хоть что-то из этого понять. Но мы-то с Вами – христиане, знаем что произошло через полтыщи лет после этого пророчества. И это потрясающе – как за пять веков до Рождества Христова описана, например, смерть Иисуса. И не просто описана в физических подробностях, но еще и вдобавок объяснено, что всё это значит. Он – безгрешный, страдающий добровольно, за наши беззакония, берет на Себя наши грехи для их искупления. Принимает смерть за наши прегрешения, становясь жертвой умилостивления. И после душа Его смотреть будет на все, что произошло, с довольством. И Его рукою будет исполняться воля Божия. А воля Божия, как мы с вами уже читали, в том, чтобы всякий был спасён, обратился и жив был. И через познание Его, то есть через отношения с Ним, Он оправдает многих, и грехи их на Себе понесет.

То есть, то, что будет через пять веков происходить в Новом Завете, здесь описано и в событийном плане, и в богословском измерении. Более того, если мы внимательно перечитаем книгу пророка Исайи, мы увидим несколько мест, где Исайя говорит о Боге как об Отце, и где Бог говорит о Мессии как о Своем Сыне. Мы увидим несколько мест, где будет особым образом проявляться Дух Божий, как особое действующее Лицо. Уже в Ветхом Завете есть это откровение о Боге как о Троице. Всё это мы тоже увидим.

Есть замечательные слова из пророчеств Аввакума: "Вот, душа надменная не успокоится, а праведный своею верою жив будет». Что здесь восхитительно - ведь, для Ветхого Завета характерно, что праведный жив своей праведностью. Коль человек праведный, исполняет закон, значит, всё в порядке. Но нет - праведный принадлежит к жизни верой своей, потому что именно верою своей он становится праведником. А это совершенно новозаветное понимание, о котором очень много будет говорить апостол Павел.

И наконец, книга пророка Михея - маленькую цитатку возьмём  оттуда. «И ты, Вифлеем-Ефрафа (Вифлеем - это маленький городок неподалеку от Иерусалима), мал ли ты между тысячами Иудиными? из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле».

Это понятно: если Вифлеем – это родина Давида, то оттуда должен произойти и тот, кто будет владыкой Израиля – Тем Самым Царем, Мессией, Христом. И если бы пророк на этом остановился, то это ещё не было бы слишком удивительным, но Михей продолжает: «…и происхождение (Мессии, Христа) из начала, от дней вечных». Т.е., происхождение Христа, по большому счёту, не от Давида, а из начала, от дней вечных – то есть от вечности. А это значит, не кто-то, сотворенный Богом, а Сам Бог, Вторая ипостась Всевышнего – Сын Божий.

 «И будет Он мир». Мир – не как перерыв между войнами, а «шалом», - полная гармония мироздания в Нём совершающаяся, вот в этом Мессии, начало Которого и из Вифлеема и от дней вечных.

Вот так, почти прямым текстом предвозвещали Ветхозаветные пророки пришествие в мир Господа нашего Иисуса Христа.

 

13.5.12 – ИЕЗЕКИИЛЬ

Итак, 6-й век до нашей эры – войска Вавилонского царя Навуходоносора II захватывают и уничтожают Иерусалим, разрушают храм, а жителей Южного Иудейского царства уводят в плен.

Жители Северного Израильского царство уже давно в плену - полутора века, как – у Ассирийцев – причем, северянам, в отличие от южан, так никогда и не суждено будет возвратиться на родину.  

Ну, Вы помните, как после смерти царя Соломона в 928-м году до н. э. был разделён единый израильский народ на два царства: Иудею на юге – это земли колен Иуды и Вениамина и Израиль на севере - территория проживания остальных десяти колен.

И северян, и южан пророки заблаговременно предупреждали о грядущих бедствиях, если те не покаются. Но люди не очень-то любят, когда их обличают и говорят горькую правду. Иеремию, как мы говорили с Вами, иудейские правители вообще интернировали в Египет, за его грозные предупреждения – это вместо того, чтобы прислушаться к голосу Божию, исправить свою жизнь и избежать бед.

Ну а коль люди продолжают беззаконствовать, естественным следствием их грехов, является катастрофа, в данном случае, военная. Израильтян увели Ассирийцы в плен ещё в начале 8-го века, а Вавалоняне угоняют иудеев на чужбину в конце 6-го.

И вот, как только это случается, тон проро