Воскресные беседы прот. Иоанна Замараева
об основах проповеди Евангелия

На главную  

6.5.18 – Давать взаймы, не ожидая возвращения долга?!

«И если взаймы даёте, говорил Христос, тем, от которых надеетесь получить обратно, какая вам за то благодарность? ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же. Но вы… давайте взаймы, не ожидая ничего... и будете сынами Всевышнего…» (Лк.6,34).

Кошмарная Заповедь, впрочем, как и большинство их в Нагорной проповеди Христа. Что же получается - одолжить соседу штуку баксов на пару месяцев в ответ на его слёзные просьбы и что – всё? Плакали мои денежки?

В общем, неудобная такая религия получается. Не слишком ли многого требует от нас Господь?

Но здесь как раз, в этом пункте, Иисус не оригинален. Если другие Заповеди представляют собою, чуть ли не противопоставление Завету Ветхому – например, «сказано древним: люби ближнего твоего и ненавидь врага. А Я говорю вам: любите врагов ваших…», то насчёт взаймы – Христос по сути повторяет – подчеркивает то, что уже было в Ветхом Завете. Для многих это покажется новостью, потому что Библию читают далеко не все, тем более - Второзаконие, которое читать нудно и пользы особой не чувствуется. А там довольно ясно сказано: «чтобы всякий заимодавец, который дал взаймы ближнему своему, простил долг и не взыскивал с ближнего своего,.. ибо провозглашено прощение ради Господа [Бога твоего]». Во как!

Но почему так? Разве это справедливо? Представьте, Петя целых десять лет пахал, как папа Карло в полуголодном режиме, копил на несчастный «Запорожец-Таврию» - мечтал ездить не на маршутках, а за рулём какого-никакого автомобиля – аж четыре тысячи долларов накопил. И тут к нему подкатывает Федя и просит, мол, я знаю, ты собираешь деньги на машину – одолжи мне на пару месяцев, я тебе за это 300 долларов сверху в качестве процентов заплачу. Григорий соображает: почему бы и нет – как раз на оформление деньги понадобятся, а тачку покупать всё равно запланировал весной. Договорились. Федя пожал руку своему благодетелю и пошёл покупать себе «Лексус» – ему как раз этой мелочной суммы не хватало.   

И вот проходит и два и три и пять месяцев, а долг никто и не собирается возвращать. По очень простой причине – Федор оказался человеком, хоть и не церковным, но всесторонним – Библию он читал и, в отличие от многих верующих, слова Спасителя, что, мол, дающий взаймы не должен ожидать возвращения долга, близко к сердцу воспринял. Мол, Гриша ж человек верующий, так вот пусть и поступает по-христиански.

Кстати, о процентах: в Ветхом Завете – это считалось неблагочестиво, особенно в отношении к соотечественникам. Даже в Псалтири звучат эти нотки. Помните:

Господи! кто может пребывать в жилище Твоем?

кто может обитать на святой горе Твоей?

Тот, кто ходит непорочно и делает правду,

говорит истину в сердце своем, кто не клевещет,

кто, поклявшись хотя бы злому, сдерживает слово;

кто серебра своего не отдает в рост и не принимает

(на суде) даров, (чтобы обвинить) невинного (Пс.14).

Значит, пребывать в жилище Господнем, может тот, кто серебра своего не отдаёт в рост. Кстати, иудеи, по-моему, вообще никогда не исполняли эту Заповедь. Ну я не имею в виду частности. Я сам на сегодняшний день должен приличную сумму другу-еврею – и никаких тебе процентов. Но если Вы попытаетесь взять ссуду в еврейском банке, то процент будет ощутимый. В отличие, кстати, от исламских банков. Вот если кто всерьёз относится к Божьим Заповедям, то это мусульмане. Сказано не давать деньги в рост, значит, не давать. Ну, Вы знаете - исламские банки выдают только беспроцентные кредиты. Евреи они похитрее. Нельзя в субботу путешествовать сухопутно? Но по воде-то можно. Сяду-ка я не в кресло повозки или автомобиля, а на бочонок с водой и путешествие моё будет считаться аки по водам.

Так вот, значит, проценты – это плохо - с точки зрения Ветхого Завета. Потому, что в Новом ничего конкретного не говорится, что, мол, в рост деньги нельзя давать. В Евангелии даже, наоборот, Господь произносит притчу о талантах, то бишь, притчу о деньгах, которую знают даже безбожники. Двое управляющих домом состоятельного господина порученными им деньгами кредитовали торговцев, и таким образом удвоили капитал своего хозяина, за что и были поощрены, а третий работник хозяйские деньги просто соблюл в целости и сохранности, за что и был изгнан во тьму кромешную. Иисус, конечно, здесь подразумевал более глубокие вещи, чем банковское дело, но в качестве прообраза, примера достойного подражания, избрана деятельность именно рантье или банковская, причем, с кредитованием, отнюдь не мусульманским.

Так вот, картина не совсем ясная. Получается, что Христос не усиливает заповедь о займах, а ослабляет её. Ведь, как мы уже упомянули, прощать долги предписывают и Моисей и Христос. А вот проценты брать в Новом Завете не возбраняется, в отличие от Ветхого. Правда, Иисус несколько углубляется в сферу души, в область сознания. Не только прощать долг подобает, но и не ожидать его возвращения. Это вполне в духе Нагорной проповеди – акцентировать на внутреннем состоянии человека, на его душу.

Кстати, не ожидать возвращения кредита – это ещё не значит, не предъявлять должнику претензий. Здесь с некоторой иронией полушутя, но с громадной долей правды, можно сказать, что все ныне существующие банки свято исполняют эту Христову Заповедь. Ни один вменяемый банкир, выдавая кредит, вовсе не надеется получить деньги обратно. Для этого существует такой инструмент, как залог, поручительство,  конфискация имущества и пр.

Ты хочешь взять кредит – пожалуйста – что будешь закладывать – автомобиль, квартиру, дачу? Оформляй залог, бери деньги и – хочешь, возвращай их, не хошь - не возвращай, дело твоё. Банкир будет спать спокойно – это ты будешь ночами ворочаться. Он не особо ожидает погашения тобою кредита. Быть может, даже, наоборот. Нынешние банки научились делать прибыль на всём и даже на невозвратных долгах.

Так вот, интересно, почему же Христос, поднявший нравственные требования почти на недосягаемую высоту, в этом пункте не усиливает требования, а по сути, ослабляя их, переносит в сферу души. Не ожидайте возврата, т.е., не заботьтесь о завтрашнем дне, не будьте озабочены, не переживайте, будьте спокойны – мол, здоровье и физическое и духовное дороже денег. А требовать расчета Евангелие не возбраняет, хотя и призывает к милосердию. Прощать долги – дело святое, однако, отметим, не при любых обстоятельствах.

Встречаются заёмщики крайне наглые – на своём опыте знаю. Вот он одолжил у тебя деньги, и ведёт себя, как ни в чем не бывало. А когда напоминаешь ему о долге – обижается – из тебя ещё дурака пытается сделать. Причем, так ведут, как правило, не совсем уж и бедные люди. Деньги у него есть – на второстепенные вещи тратит он гораздо больше, а долг возвратить попросту не желает. И это не тот случай, когда надо прощать. А когда надо?

Христос в этом плане, как минимум три ориентира приводит в одной из Своих притч: Царство Небесное, говорит Иисус, подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими; и приведен был к нему некто, который должен был ему о-о-очень много денег, а как он не имел, чем заплатить, то государь приказал продать своего должника в рабство вместе с его женой, и детьми. Тогда работник тот пал в ноги, и, ползая на коленях, слёзно умолял: государь! потерпи на мне, и всё тебе заплачу. После чего государь, умилосердившись над должником тем, отпустил его и долг простил ему.

Значит, первый признак, который подталкивает нас к прощению – это реальная невозможность должником погасить свой долг. В Христовой притче сказано о должнике, прощенного царём, что он не имел, чем заплатить. Не игнорировал своего заимодавца, не пытался сделать из него лоха, а действительно попал в ситуацию, в которой не имел никакой возможности погасить свой долг.

Более того, он, даже не смотря на безнадёжность своего положения, не собирался опускать руки – надеялся на чудо удачи – просит государя повременить, дать ему шанс.

Далее - заимодавец не сюсюкается со своим должником - распоряжается продать его в рабство вместе с женой его, и детьми. Т.е., поднимается во весь рост вопрос о справедливом воздаянии. Дескать, ты просадил уйму моих денег, да я тебя сейчас всего на органы продам. 

И третий, самый важный момент – должник падает лицом на землю, целует подошвы, так сказать, своему заимодавцу. И уж только потом царь прощает виновника. Кстати, под царём в притче, подразумевается Сам Всевышний. 

Последний момент очень важен, потому, что очень много вывихов сознания – дескать, ты же христианин, значит, должен прощать – всё прощать – долги, подлость, измену.

И, вправду, должен - ведь сказано, если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших». Всё верно, но подлец, которому ты должен простить, он-то испросил у тебя прощения? Да он в нём и не нуждается. Для него твоё прощение, как бисер для свиньи. Другое дело, если ты злобу на него в своём сердце будешь лелеять, то это уже твоей внутренней проблемой будет.    

И всё же остаётся вопрос: почему, в Верхом Завете проценты за деньги взаем порицаются, а в Новом – вроде, как даже одобряются. Ответ на самом деле прост. Давайте вспомним образ жизни израильтян времён Синайского Законодательства. Это сорокалетнее странствие по пустыне, жизнь в палатках. Одалживали что и в каких случаях – когда кушать было нечего. Крокодил не ловится в пустыне, не растёт кокос. Перепела все улетели, а манну небесную не удалось собрать в достаточном количестве.

Да и когда пришли в землю обетованную и  стали вести оседлый земледельческий образ жизни – всё равно - трёхэтажные особняки не строили и роллс-ройсы не покупали. Жили в лачугах, хлеб выращивали себе, а за урожайными годами следовали неурожайные. Кто побогаче имел запас зерна, а бедняк-то с голоду рисковал помереть. И, понятнее дело, если человек просит у тебя мешочек пшеницы - ты ему даёшь, но говоришь – в следующем году принесёшь два – это нехорошо с любой точки зрения, тем более религиозной. Вопрос жизни – это священный пункт. Жизнь – высший дар Божий, которым Господь награждает и умного и глупого, и бедного и богатого. И поэтому, зарабатывать на ближнем, когда тот голодает – грешно.

Этот принцип актуален и сегодня – если человеку нужно лекарство, без которого он помрёт, и он просит у тебя одолжить на это денег, а ты ему говоришь: ладно, возьми – только с тебя 20% ежемесячных – это никуда не годится. Но опять-таки – медицина медицине рознь. Мало ли чего я себе захочу? Зубы, как у поп-звёзд – двадцать имплантатов поставить – каждый стоимостью по 7-ми тысяч. А ещё хочу быть половым гигантом. И прошу одолжить на эти операции деньги – у человека, который импотент по жизни и ходит с пластмассовыми во рту съёмными протезами - причем, претендую на беспроцентную ссуду. Конечно, в конце концов, всё решает любовь – может и вправду, какая-то сердобольная женщина дом свой продаст и пожертвует мне на имплантаты – но в таком случае, если я человек не конченный, я обязан отказаться от такой жертвы. 

Да, так вот, во времена Иисуса Христа мир уже был в немалой степени затронут цивилизацией. Строились дворцы, роскошные бассейны, богатейшие бани, системы водопроводов уже были в ходу, канализация и прочее. Конечно, пользовались всеми благами цивилизации люди богатые, у которых денег много было и, тем не менее, для постройки шикарного имения, нужны были кредитные деньги. И, согласитесь, если обычный рядовой человек - небольшие сбережения у него есть, живёт он в скромном домике, а кто-то собирает деньги для постройки собственного дворца, почему бы не отдать богатею свои деньги под проценты, а потом, соответственно, потребовать их возврата. Процветала уже торговля – снаряжается караван для коммерческого путешествия в дальнюю страну, и тебе предлагается рискнуть – вложить деньги в очередной челнок. Да, на караван могут напасть разбойники и ты всё потеряешь, но если всё удачно – почему бы тебе не получить хорошие проценты с торговой сделки?

Поэтому, христианство – это религия свободы и творчества, в отличие от тех же иудаизма или ислама – там, вот, что нельзя, то нельзя. А мы с Вами, христиане, каждый сам для себя определяет – что можно, а чего нельзя, что хорошо в данной ситуации, а что плохо. Но решать подобные вопросы мы должны не в свете своей выгоды под прессом собственного эгоизма, а в свете Евангелия, вопрошая свою совесть, и мысленно предстоя перед Самим Всевышним.

29.4.18 – Как бать с ненавидящими нас?

Помню, когда мне было ещё 4 года, папа купил магнитофон – «Днепр 11» - сундук такой здоровый. С тыльный стороны там дырочки были – я внутрь заглядывал – мотор был величиной, как сейчас ставят на циркулярку. Бобины с магнитофонной лентой увесистые – если с верхней полки какая-то упадёт на голову – больно будет. Микрофон в комплекте шёл такой плоский, как мыльница. В основном писали церковные песнопения. Моя мама пела и в малом и в большом хоре Свято-Духовского собора – хорошо пела, солировала. Под одной крышей с нами жила регентша Зоя Давидовна – это в том доме, где сейчас церковная лавка. И здесь же на территории ограды Свято-Духовского проживал отец Тимофей Синюк – редкий бас, с красивейшим бархатным голосом – человек-душа - музыкант, эстет. Он ещё жив – в своё время его сослали в деревенский приход - в Збурьевку, где до сих пор и пребывает. 

 Так вот, в те былые времена собирались в нашем доме сия поющая компания, усаживались, папа ставил микрофон на табуретку, включал магнитофон на запись и начинали петь. Такая вот церковная студия звукозаписи получилась. Примитив, конечно, но для тех хрущевских времён гонения на Церковь – это было здорово.

На этом же «11-м Днепре» писались и аудиокниги. До сих пор помню, начитанный отцом, рассказ для детей какого-то христианского писателя под названием «Иван и Ирана» - десятки раз я его прослушивал – не столько потому, что уж очень захватывающий, сколь сам процесс воспроизведения на магнитофоне был интересным – эти вращающиеся бобины, зелёненькая индикаторная лампочка, показывающая уровень сигнала – в нашем детстве-то игрушки, в основном, деревянные были, а тут, какая-никакая электроника.

Сам рассказ бесхитростный, такой вот лубочный, на произведение искусства не тянет, но вполне Евангельский. Если в двух словах: «Жила-была супружеская чета - Иван и Ирина, жили в мире, любви и согласии, в дни воскресные и праздничные посещали храм, короче, образ жизни старались строить на основании Христовых Заповедей.

Но добра без худа, как известно, не бывает – сосед у них – гадюка - был злой. Поскольку речь идёт о временах дореволюционных, а события происходили в обычной деревне, то практически все свободные крестьяне вели натуральное хозяйство - каждое семейство имело своё поле – выращивали зерно для хлеба, хлопок для одежды, овощи фрукты, скотину держали – коров, коз, овец, кур там и прочее. Разумеется, 3-х метровой высоты бетонных заборов в сёлах тогда не строили – земельные участки в лучшем случае разделялись деревянными столбиками или плетнём, а для домашних животных – это не ахти какая преграда. И вот, стоило той же курице нарушить границу и попасть на участок зловредного соседа, как он тут же отворачивал ей голову. А если где-то прохудилась ограда и к Проклу пробиралась козочка Ивана и Ирины или баранчик, то никакой пощады ожидать не приходилось – с той стороны слышался дымок и через считанные минуты аппетитный запах жареного мяса.

И вот однажды, на беду, Проклу попалась корова – так сказать, кормилица семейства Ивана и Ирины – не то сама забрела на соседский участок, а может и сам Прокл ей в этом помог, но участь её ожидала та же, что и предшественников. Иван и Ирина были в отчаянии, а поскольку горе случилось в субботу под воскресенье, они со слезами на глазах побежали в храм на Божественную литургию. Молятся, просят Бога помощи и защиты от бессердечного Прокла. А на Богослужении как раз читался отрывок из Евангелия от Матфея: «любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас…». Глубоко запали эти слова Христовы в сердца Ивана и Ирины, и вот окончилась литургия, они возвращаются домой, рассуждают – как эти слова Господни воплотить в жизнь, ну вот как этого соседа-обидчика полюбить, как ему благотворить? Идут так рассуждают, и видят впереди воз перевёрнутый, подходят ближе – Прокл полуживой лежит придавленный грузом – вместо того, чтобы побывать на воскресной литургии, сосед пошёл в поле – понятное дело – время жатвы – каждый день на счету. Навалил высоченную копну и погнал вола к себе в амбар. А тут на дороге ямка была, в которую аккурат вол и свернул – воз накренился, а сосед вместо того, чтобы быстренько соскочить с транспортного средства, стал вола лупить батогом, бедное животное рвануло поклажу, да не в ту сторону – воз и вовсе перевернулся.

И вот лежит сосед и помирает – людей поблизости никого нет помочь некому, а груз так давит на грудь, что каждый вздох кажется последним. Хотя, там, вдалеке что-то виднеется – какие-то люди. Наверное, надежда блеснула в сознании умирающего. Но, по мере их приближения, Проша понял, что теперь ему тут уж точно конец будет – он узнал своих соседей, которым столько зла натворил. Помощи от них ожидать? Щас! Да когда они подойдут ближе и узнают своего «благодетеля» в кавычках, то ещё больше придавят, чтоб уже наверняка сдох.

Но Иван и Ирина, не раздумывая, подбежали и изо всех сил стали высвобождать своего ненавистного соседа. Оказалось, не так-то просто – воз слишком тяжелый - Иван стремглав побежал за доской, которую использовали, как рычаг и, поддев платформу, кое-как, таки высвободили Прокла – на руках отнесли его в дом и оказали необходимую помощь.

Пару дней сосед отлёживался, а на третий приходит в дом Ивана и Ирины, кланяется в ноги и, во-первых, просит прощения за всё зло, им причинённое, обещает все убытки сполна возместить. Разумеется, благодарит за спасение его жизни и приглашает их к себе в дом на праздничный обед – в общем, такой Happy End складывается. Прокл на всю жизнь становится лепшим другом семейства Ивана и Ирины, кумом, сватом, в общем, самым близким человеком.

Такой вот рассказик – бесхитростный, простенький, не претендующий на тонкость психологических переживаний. Но в нём заключена глубокая правда Евангелия. Правда в том, что зло может быть побеждено только добром и никак иначе. Силой можно только запугать злодея или его уничтожить – иногда приходится это делать. Но это плохое решение проблемы. Зло против зла, в конечно итоге рождает новое зло. Изменить человека, сделать его добрее – можно только при условии добрых к нему отношений не смотря на его злопыхательство.

Этот Евангельский подход, в общем, прост и веками проверен. Но… Есть 2 «но». Во-первых, эта простенькая задача трудновыполнима – попробуй-ка по-доброму относиться к своему врагу. Он тебе жизнь портит, а ты ему что - помогать должен – пирожками угощать его? Ну, разве, с мышьяком – другое дело, а с яблоками – разбежался!

Во-вторых, бывает так – и нередко – чем лучше ты к нему относишься, чем больше прощаешь, тем он хуже становится, тем наглее себя ведёт.

Почему так? Как правило, в подобной ситуации Ваше благотворение воспринимают не как доброту, а как слабость. К слову говоря, чаще всего так и бывает. Некоторым только так кажется, что они добрые и поэтому по-хорошему относятся к обидчикам. На самом деле – это заискивание по отношению к сильному, подхалимаж, который чаще всего очевиден и вызывает не любовь ответную, а презрение. Фридрих Ницше в своём «Антихристианине» абсолютно правильно заметил - он пишет: слабенькие не желают слыть слабенькими, они хотят казаться добренькими. Заискивание слабого человека по отношению к злодею вряд ли приведёт к положительному результату.

Наверное, замечали - настоящая дружба, особенно у подростков начинается с драки. В этом железная логика. Если Петя ко мне хорошо относится, я должен знать, что это не из-за его слабости. Хорошо, если наоборот, он сильнее меня и мог бы меня поколотить, но не делает этого, потому, что меня уважает. Такие вещи, конечно же не проговариваются – они на подсознании, и, тем не менее, это очень важный момент, кстати, блестяще отраженный в Библии. Помните, в Книге Царств описывается злоба царя Саула к Давиду, желание убить юношу. И как ведёт себя Давид? Да, пытается добром отвечать на злость царя. Но это не очень-то ему и помогает. И тогда Давид, пользуясь случаем, незаметно отрезает край верхней одежды Саула, когда тот находится в пещере. А затем, взывая к царю, показывает ему этот отсеченный мечом лоскут – мол, смотри, узнаёшь – ведь, я мог не кусок ткани отрезать от твоей одежды, а голову твою отсечь от туловища. Я имел возможность насквозь проткнуть тебя или изрезать на куски. Но не сделал этого, потому, что у меня добрые к тебе отношения. Убедительно?! Это не нытьё бессильного, это доброта мужественного – благородство, достойное восхищения.

Выиграть в суде жилплощадь, а потом уступить её претенденту. Разорить врага конкурента, не брезгующего никакими средствами, а затем помочь ему встать на ноги. Положить врага на лопатки, а потом помочь ему подняться. Да это высокий пилотаж – на такое нам слабо. И тем не менее, Христос ставит планку именно на эту высоту: Благотворите ненавидящим вас!!! Благословляйте проклинающих вас, молитесь за обижающих и преследующих вас.

22.4.18 – Врагов любить какой любовью?

Любите врагов ваших, призывает нас Христос в Своей Нагорной проповеди. И это, пожалуй, самая скандальная заповедь Иисуса, хотя, в общем, всё, что говорил Господь, кроме притч – ни в одни рамки привычного сознания не лезет.

Во-первых, как любить этих врагов? – Отыметь их всех, что ли? Или платонически полюбить – просыпаться ночью и, обнимая подушку, целовать её, представляя себе эту гадюку - Гарика?

Мы уже говорили с Вами, что большинство проблем с пониманием Священных текстов связано с языком. В греческом – 5 слов, обозначающих слово «любовь», в украинском два, а в русском - только одно. И Бога люблю, и Родину, и кума своего люблю, и жареного поросёночка, и море, и красивых женщин – всё одним словом. Выпьем за любовь, а кто не может – за дружбу.  

Лет двести назад на Руси и то эту заповедь было легче понимать. Потому, что любовь, как понятие имело несколько иное содержание. Сегодня, ведь, большинство народу, как понимает любовь – это когда мне хорошо с тобой. То, что тебе со мной – сущий ад – это дело десятое, главное, чтобы мне было в кайф.

А раньше подразумевали под любовью нечто иное, и говорили - «он её жалеет» – вместо слова «любить», употребляли «жалеть». Причём, не в унизительном смысле – мол, отношусь, как к чему-то жалкому, ничтожному. Это уже в 20-м веке такая нотка появилась, а раньше, жалеть, означало, во-первых, сострадать, когда твоему любимого плохо. Ну и, соответственно, сорадоваться, когда ему хорошо. Во-вторых, и это очень важно – старорусское «жалеть» - означает, не просто смотреть со стороны, наблюдать и сочувствовать, а деятельно участвовать в судьбе любимого – делать всё от себя зависящее, чтобы любимому было не так больно, не так скорбно, не так трудно.

Украинцы – на самом деле передовая нация, воспевшая любовь именно вот в нашем понимании 21-го века.  

Несе Галя воду, коромисло гнеться

А за нею Іванко, як барвінок в’ється

Иванко – это вот такой тип современной молодёжи. Ему Галя нравится, она ему снится, он бредет ею, наглядеться не может, как она бедная взвалила на своё нежное девичье плечо коромысло – палку, к одному концу которой и к другому прицеплены два тяжеленных ведра с водой. А он – дылда здоровая – руки в карманы, чтоб не замёрзли, идёт за ней и любуется. Это эгоистичный тип любви, а Клайв Льюис такую любовь называет сатанинской.

А вот «пожалеть» ту же Галочку значило бы – подбежать к ней и взять на себя труд отнести вёдра к её дому. Объём понятия «жалеть» предполагает деятельное участие в жизни любимого. «Жалеть» - это динамика, это внешнее проявление своей любви, причем, не в смысле «мне хорошо быть с тобой - давай поженимся!», а «хочу, чтобы тебе было хорошо».

Я думаю, нет необходимости доказывать, что Христос не мог призывать своих слушателей к любви эгоистичной. А, следовательно, в качестве первого шага к пониманию этой Заповеди, договоримся употреблять по отношению к врагам не современное «люблю», а старорусское жалею. Именно, в качестве первого шага, потому, что жалеть врагов то же не понятно зачем. Врагов разве жалеть надо, их надо побеждать, изничтожать.

Ну, во-первых, ни Христос, ни апостолы нигде ни словом не обмолвились, что, де, с врагами бороться не надо – бандиты ночью ворвались в твой дом, а ты: люблю вас, дорогие разбойнички, пуще своей жизни. Деньги ищете – так вот они здесь, в этом ящичке. Жену мою хотите – вон она в спальне спряталась. Желаете убить? – меня или детей моих – пожалуйста! Толстой Лев Николаевич проповедовал такие идеи, за что и был отлучён от Церкви.

Сергий Радонежский, как все мы прекрасно помним, благословил князя Димитрия Донского на Куликовское сражение и послал с ним на битву двух своих любимых монахов Александра Пересвета и Родиона Ослябю. Не для молитвы, понятное дело, и даже не для вдохновения войска, а для того, чтобы врагов убивать в самом буквальном смысле этого слова, с чем они успешно и справлялись. 

Василий Великий, например, авторитет которого в Церкви безоговорочный, вёл себя вполне адекватно здравому смыслу. Однажды к нему в келью забрался вор, в надежде поживиться – как ни как – резиденция архиепископа Кесарии Каппадокийской. Но, бедолага, был разочарован – святитель Василий жил настолько скромно, что и  воровать у него было нечего. Несолоно хлебавши, вор выбирается из кельи святого, и тут же его хватают и доставляют куда следует – в обезьянник, по-нашему. Сидит он, ожидая решения своей участи, а Василия, между тем, спрашивают – что делать с этим незадачливым ворюгой? Может, отпустить, он же украл там – сущая мелочь. Ни в коем случае, отвечает святой, вор обязательно должен понести определённое законом наказание.

Да что Василий Великий – Сам Христос вон торгующих в храме – по самое не балуйся - так отходил бичом, что бежали дальше, чем видели.

Понимаете, бороться с врагом, не означает ненавидеть врага. Когда папа снимает своему сынишке штаны и ремнём проезжается по голой попе, разве это означает, что отец ненавидит сына. В Библии сказано противоположное: «кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его» (Притч.13,35).

Если твой отпрыск угнал чужую машину, разбил её, а ты за него платишь по всем статьям – за ремонт автомобиля, за нанесённые травмы пострадавшим – это не та любовь – ты уродуешь своё чадо, и спасибо за это никто тебе не скажет.

Можно люто ненавидеть врага и не бороться с ним, а можно своего неприятеля в бараний рог скрутить, при этом, не испытывая к нему злости. Помните, мы с Вами подчеркивали, что в Нагорной проповеди Иисус акцентирует на внутренней жизни человека – толку от того, что ты физически не прелюбодействуешь, если у тебя все мысли только об этом и все фантазии.

Ты врага ненавидишь – а ему-то что? Не холодно и не жарко от этого. Кому плохо, так это только тебе – ненависть твоя точит тебя, как шашель дерево - нутро твоё в труху превращается.

Как христианин, я категорический противник Лазарева, который уверяет, что - согрешил тем, заболеешь этим, а преступил то, – захвораешь сим. Но в чем-то он таки прав. Если ты живёшь в состоянии ненависти, то можешь потихонечку готовиться к земному финалу – место на кладбище подыскивать, гроб для себя присматривать, завещание писать.

Ненависть только мешает – даже в борьбе, как это ни странно может показаться. Любой каратист, дзюдоист, или мастер айкидо скажет Вам, что ненависть в бою - плохой помощник. Если находишься под властью эмоции, ты не свободен, ты не хозяин себя самого и не сможешь по-настоящему владеть своим телом и адекватно реагировать на тот или иной выпад.

Ненависть гноит и убивает не противника, а самого злопыхателя. И, наоборот, любовь - сожаление по отношению к противнику, сочувствие ему обеспечивает здоровье нашей душевно-духовной составляющей. Духовно здоровый человек – это тот, кому жалко не только хороших дядей и тётей, но и плохих.

А жалеть враждующих против тебя всегда есть причина – враждебность, ведь, это болезнь. Болезнь души, с которой человек уйдёт в Жизнь вечную. Это, ведь, ужасно – безрукие, безногие, с жуткими болезнями внутренних органов – на том свете окажутся здоровыми – все их недуги будут погребены на кладбище вместе с телами, а злость продолжит терзать душу в вечности.

О злости ещё необходимо сказать, что она заразна. Эту болячку очень легко подхватить – разумеется, не воздушно-капельным и не половым путём, а посредством столкновения с носителем  злости, когда он выплёскивает на тебя свою ненависть. Удержаться от того, чтобы не мокнуться в нечистоты ответного зла крайне тяжко. А раз опустился на тот же уровень, на котором находится обидчик твой, значит, уже и ты не лучше его.

Посему, единственный способ духовно не заболеть – контролировать свои чувства к людям, которые плохо к тебе относятся. Не смотря ни на что – воспринимать их, как чад Божьих, хотя быть может и заблудших, не закрывать глаза на их, может быть, достоинства, видеть и, скорее всего, свою долю вины в том, что против нас враждуют. Но в любом случае, относиться к противнику с сочувствием, сопереживанием за его судьбу, искренним сожалением о его душе, потому, что сие заповедано нам Самим Богом.

15.4.18 – Надо ли подставлять левую щеку, ударившему тебя по правой?

С Божьей помощью сегодня мы с Вами начнём размышлять над, так называемой, Нагорной проповедью Христа. Текст Евангельский очень прост и вроде бы всё понятно – другое дело – как всё сказанное Господом применить в реальной жизни. Ну подставить левую щеку, ударившему тебя по правой – это ещё не самое трудное - сцепив зубы и зажмурив глаза, собрать в кулак все свои внутренние силы - убеждение, доверие Богу, мощь воли – не факт, что получится, но - возможно. Но, скажем, не гневаться на обидчика – клеветника, предположим, который опорочил тебя перед дорогими тебе людьми, это психологически нереально. Так же, как и, глядя на красивую женщину, никакой нормальный мужчина не может быть равнодушным. А если он никак на неё не реагирует, то он, либо гей, либо очень болен. И здесь винить мужскую особь не в чем – так она сконструирована и создана Всевышним – программа в ней такая заложена.

Получается - Заповеди Христовы невыполнимы в принципе. Более того, Сам Христос их не выполнял, и, похоже, не собирался этого делать. Ну, Вы помните, когда на суде у первосвященника Анны служка ударил Иисуса по щеке – как отреагировал на это Иисус? Подставил другую щеку? Ничего подобного! Он привлёк к ответственности обидчика: «если Я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо, что ты бьешь Меня?» (Ин.18,27).

Насчет неравнодушных взоров Иисуса на прелестных женщин Евангелие умалчивает, с другой стороны в Откровении не содержится и намёков на Его мужскую неполноценность или отклонения. Безусловно, процветающее в Церкви ханжество ставит табу на этом вопросе, но не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понимать, что попытка лишить Христа мужских черт на самом деле не возвышает образ Богочеловека, а унижает Его.

Но если о последнем обстоятельстве ничего не сказано в Слове Божием, то насчет гнева - более, чем достаточно. Библеисты насчитывают 20 случаев проявления гнева Христом в разных обстоятельствах, а однажды Иисус не просто был разгневан, но и учинил насилие - над торгующими в Иерусалимском храме. Да и последователи Христовы справедливый гнев грехом не считали. Апостол Павел, например, Ефесским христианам пишет:  «Гневаясь, не согрешайте» (Еф.4,26).

 Крепким словцом Иисус так же запрещает в Своей нагорной проповеди пользоваться. «Кто скажет брату своему: «рака», т.е., - пустой, ветреный - подлежит суду синедриона; а кто скажет: «безумный» - подлежит геенне огненной».

Значит, сказать человеку, что тот безумный, всё равно, что подписать себе приговор в геенну огненную! Круто! А что же тогда подобает за такое вот оскорбительное словосочетание – «порождение ехиднины». Дело в том, что - не все знают, что это выражение взято из древнегреческой мифологии и с ехидной – этим маленьким безобидным зверьком, наподобие ежа, не имеет ничего общего. «χιδνα», буквально - «гадюка» в переводе с древнегреческого. А в мифологии - это образ исполинской полуженщины-полузмеи -  дамы с прекрасным лицом и пятнистым змеиным телом, которая совмещала в себе красоту и свирепый характер. А появилась на свет она, прогрызши насквозь утробу матери своей, соответственно, умертвив мать. Так вот, сравните – что хуже – дураком назвать человека или  порождением ехиднины. Но именно так величал Иисус фарисеев.

Ну и как же тогда относиться к сказанному Христом в Его Нагорной проповеди? Как к чему-то нереальному, невыполнимому? Есть Богословы, которые так и трактуют Нагорную проповедь, как набор максим-наставлений, которые предназначены не для следования им, а в качестве таких указующих стрел-направлений, куда нужно двигаться.

Какая-то доля правды в этом есть, но, я думаю, очень маленькая. Потому, что если эти Заповеди указывают нам путь к совершенству, то Иисус бы их исполнил – Он же - Само совершенство. Но Он, им совершенно не следует. Выходит, предназначены эти Заповеди не совсем для исполнения. Скандал – невыполнимые Заповеди изначально не предназначены для исполнения. Зачем же их тогда было произносить?

А вот для чего. Люди Ветхого Завета, да и современное человечество не на много ушло вперёд - оцениваем каждого по поведению – по словам, поступкам. Не воруешь, не прелюбодействуешь – значит, хороший человек. Вежлив, обходителен – просто замечательно. Храм посещаешь, в церковном хоре поёшь – превосходно. Разве не так все мы с Вами по инерции мыслим?

А вот Христос закладывает мегатонную бомбу под такое привычное, общепринятое мышление. Иисус в клочья взрывает все наши родимые стереотипы и штампы. Ты не спишь с чужими женщинами и поэтому считаешь себя праведником? Фиг. Загляни в своё нутро, взгляни на своё сердце. Ты же мысленно переимел столько женщин, что любому блуднику и прелюбодею и не снилось. У тебя не просто гормоны бьют по мозгам, у тебя душа развращена до предела. На самом деле ты гораздо порочнее любой проститутки. Она на хлеб себе зарабатывает таким образом, а для тебя грех, пусть и в мечтах только - смысл твоей жизни.

Понимаете, Христос, во-первых, пытается объяснить людям, что зазор между желанием и действием не так уж и велик. Боксёр, типа наших братьев Кличко на самом деле может быть гораздо добрее и незлобнее, чем иной гостиничный швейцар, который – дай ему волю – на кол сажал бы каждого  2-го приезжего.

Зло, совершающееся в нашем сознании небезразлично для наших душ. Помните слова Раскольникова: «не старушку я убил, я себя убил». Так вот всякий раз, когда мы услаждаемся своими представлениями о расправе с нашими врагами, мы этим самым наносим опасную для жизни нашей души рану. Внутренние фантазии - как я своего противника хватаю за горло, или стреляю в него, или топлю – для души моей не намного безобиднее, чем, если бы я это сделал на самом деле. Вот о чём, речь.

Во-вторых, Христос ломает все стены, все перегородки, рвёт все цепи, всё, что нас связывает, всё, что ограничивает людскую свободу - в том числе и Закон. Христос, конечно, сказал однажды, что пришёл не нарушить Закон Моисеев, а исполнить Его. Это была шутка. По сути Господь освобождает своих чад от любых правил, любых предписаний и запретов. Никаких «нельзя», никаких «ты должен», Ты абсолютно свободен, правда, с одной маленькой оговоркой. Ты должен возлюбить ближнего, причем больше себя самого. Вот возлюби его – по-настоящему, как Христос нас возлюбил – и тогда, как говорил блаженный Августин – делай с ним, что хочешь.

Всё очень просто, люди должны стать добрыми и тогда – долой любую конституцию, любой кодекс, тем более, уголовный! Если ты по-настоящему любишь человека – разве ты его обворуешь, или оболжешь? Тем более убивать не станешь.

Своей нагорной проповедью Христос всё переворачивает, ставит с ног на голову или, с головы на ноги – как хотите.

Человек, который не делает гадостей потому, что это запрещено законом напоминает черепаху, защищенную таким довольно прочным панцирем или жука. Вся прочность этих существ зависит от внешней оболочки, которая не даёт расползаться нежному или желеобразному тельцу. Закон – это внешняя ограда, панцирь. А Новый Завет – это отказ от хитинового покрова в пользу скелета. Поэтому, если ты человек, у тебя должен быть скелет, а не хитиновый покров навозного жука или панцирь черепахи. Внутри должно быть нечто, которое будет тобою руководить, а не во вне.

Собственно этим и исполняется пророчество Иеремии о Новом Завете, предсказанное ещё за 500 лет до Рождества Христова Завете, который будет заключён с человечеством. «Вот, наступают дни, говорил Иеремия от имени Всевышнего, когда Я заключу с домом Иуды Новый Завет… Не такой Завет, который Я заключил с отцами их…» Этот Завет будет абсолютно не таким, как предыдущие. А каким же? «Вложу закон Мой во внутренность их, и на сердцах их напишу его».

Новый Завет нацелен на изменение сущности человека, перемену его мотиваций. Господь так и говорит: «Я вложу Закон мой во внутренность вашу, Я напишу его на сердцах ваших», Я сделаю так, что закон будет не внешним по отношению к вам, как некоторый набор правил, - но это будет нечто внутри вас. То, что будет изнутри побуждать вас действовать в верном направлении.

И вот Нагорная проповедь – это и есть такое вот семечко Царствия Божия, которое Христос сеет в сердца людские, кое, если упадёт в плодородную почву, принесёт богатый плод. Или закваска, квасящая тесто Новой эры, эры Христа.

11. 2.18 – Евангелие Царства

На прошлых беседах мы очередной раз пробежались по основным событиям из жизни Иисуса Христа, и всякий раз отмечали важность абсолютно всего, что совершал Господь на земле. Вся Его жизнь, от зачатия, от праздника Благовещения, от Рождества и до Его Вознесения имеет для нас колоссальное значение. Его Крещение в Иордане, Его проповедь, исцеления и воскрешения, Его Тайная Вечеря, страдания на Кресте и Воскресение из мертвых – всё это судьбоносно для всего человечества. Всё это — ни что-нибудь, а совершающийся Богом план нашего с вами спасения, план обожения, план того, как Бог ведёт нас к Жизни вечной, наполняя нас Своим Божественным присутствием.

И вместе с тем мы с вами говорили, что, проводя человеческую жизнь на Земле, Христос не просто совершал те или иные важнейшие для нас действия – Завет Новый заключил на последней Пасхальной трапезе, претерпел крестные страдания и смерть, воскрес из мертвых и вознесся к Отцу - не только это. Кроме этого, Он ходил по земле и учил людей. Иисус не только совершает спасение, но и наставляет нас. Это важно, потому что - Бог предлагает нам Свою жизнь во Христе. Но войти в эту жизнь, сделать шаг к Нему - это то, что мы должны сделать сами. За нас Бог этого не совершит - иначе это будет насилием со стороны Бога.

Бог ведь не нарушает нашей свободы. Он предлагает нам Завет, предлагает вступить в договор, согласиться на эту Жизнь с большой буквы этого слова. И то, что Иисус проповедовал во время Своей земной жизни, — это и есть научение нас тому, как войти в эту жизнь, что нам для этого делать. И вот дальнейший наш разговор, как раз об этом.

Итак, ходил Иисус по земле палестинской и, как сказано, проповедовал Евангелие Царства. «Евангелие» - это мы знаем, в переводе с греческого «Благая, радостная весть», а Царство Божие, Царство, о котором было сказано еще в Ветхом завете - это духовное Царство, приходящее со Христом, а подданным этого Царства становится всякий, признающий Господа своим царем. И, следовательно, проповедь Евангелия Царства – это принесение благой вести о том, что Царство Божие уже пришло.

Надо сказать, что для Его иудейских слушателей, словосочетание – «Царство Божие» - не было неологизмом. Но что они под этим понимали? Помните обетование, которое Бог дал царю Давиду - о том, что его потомок будет Царем Израиля, который восстановит царство в Израиле, и это будет Царство Божие?

И вот, наконец, пришло время – Иисус из Назарета – обещанный Мессия – ура, значит, вот-вот, Христос возьмёт власть в свои руки, наведёт порядок в стране, свергнет власть римских оккупантов и приведёт Отечество к процветанию, как это было во времена Давида или его сына Соломона. Снова Израиль будет величайшим царством на земле, самым большим, самым богатым, самым могущественным, все враги будут побеждены, воцарится мир и порядок и всё будет просто замечательно. Примерно такое представление о Царстве Божием господствовало в умах иудеев.

А теперь, попытаемся прислушаться к нашим современникам, вот как рядовой обыватель нынешний воспринимает эти же слова – «Царство Божие», «Царство Небесное»? Мы вряд ли ошибёмся, если скажем, что большая часть народу представит себе нечто загробное, что будет нас ожидать после смерти – где-то там, на том свете.

Так вот, не то и не другое неверно. О том, что такое Царство Божие Иисус будет говорить неоднократно, но почти всегда это у Его слушателей будет вызывать больше вопросов, чем ответов.

Вообще, надо сказать, Христос довольно часто говорил неудобовразумительно и даже возмутительно. Поэтому зря говорят – это часто из уст неверующих можно слышать, что, де Христос, конечно же никакой не Бог, но человек – хороший, Он — Учитель нравственности, провозгласил замечательные заповеди. Да ничего подобного. Такое может сказать человек, ни разу не читавший Евангелие. В словах Христа полно вещей, которые либо ввергают в полное недоумение, либо даже оскорбляют. Помните, - «Господи! позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего. Нет, предоставь мёртвым погребать своих мертвецов!». Или ответ хананеянке: «нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам…». Это нынче проповедников от ханжества распирает, особенно последние пару веков, а книги Нового Завета написаны на народном Κοιν, как бы сейчас сказали, языке базарном - особенно Евангелие от Марка – там вообще грубейший варварский язык – мы этого не ощущаем, потому, что переводчики постарались.

Любой слушатель Иисуса вряд ли мог благодушно воскликнуть: как здорово сказано! Всё, что говорит Иисус, это — скандал, переворот. И может быть, именно поэтому, Он, обращаясь к людям, говорит в основном притчами. Потому что если впрямую то – слушать невозможно, люди разбегутся. Так оно и было несколько раз - почитайте Евангелие от Иоанна - там есть несколько больших отрывков, где Иисус, обращаясь к народу, говорит совершенно прямым текстом, без всяких иносказаний. И каждый раз, как мы неоднократно подчёркивали с Вами, это вызывает бурю негодования: «Я есмь хлеб жизни. Тот, кто ест Мою плоть и пьет Мою кровь, тот будет жить вовек». Ни те люди, которые слышали Его тогда, ни те, кто читает сегодня, не в состоянии по-настоящему это воспринять. И поэтому очень часто Христос обращается к людям в притчах.

Притча, как мы уже говорили с Вами - это очень интересный инструмент проповеди, да и вообще педагогики. Притча представляет перед слушающим некоторую картинку, в которой он может легко опознать все реалии, найти себя в этой притче, увидеть в ней, наглядные образы правды, лжи, или чего-то таинственного, неведомого, о чем впрямую не скажешь. Но любая притча Христова всегда имеет отношение к предмету Его проповеди, это не просто басенка с моралью, пусть и очень правильной. Нет в любой Евангельской притче содержится нечто, относящееся к Божьему Царству.

«Подобно Царство Божие зерну горчичному, возглашает Иисус, очень маленькому зёрнышку, но если его посадить – вырастет большое дерево — до небес, и птицы небесные будут укрываться в ветвях его». А ещё можно сравнить Царство Божие с жемчужиной, которую человек нашел в поле. И найдя её, понял, что весь смысл жизни для него в этой жемчужине, и пошел, и продал всё, лишь бы ему завладеть этой жемчужиной». На что ещё похоже Царство Божие? «Оно подобно закваске, продолжает Иисус, которую положили в тесто, и эта закваска стала квасить содержимое в кадке, пока все тесто не скисло и не взошло».

Простые картинки, очень наглядные – но сказать, что всё становится слишком понятным с тем, что же на самом деле представляет собою Царство Божие, нельзя. Но во всяком случае, ясно, что не о каком загробии речи не идёт. И никаких ассоциаций с могучим земным царством, которого ожидают слушатели.

Так что же такое Царство Божие, исходя из этих картинок? Что-то маленькое, очень драгоценное, весьма важное, без чего нельзя обойтись, без него ничего не получится... но это маленькое умеет расти, и расти так, что всё тесто вскисает, или там дерево вырастает до неба...

А ещё что говорил Христос?: «Подобно Царство Божие тому, как вышел сеятель сеять, - известная притча. И вот он сеет, разбрасывает зёрна, которые попадают в разную почву; в одном грунте эти зерна быстренько всходят, но оказывается, что плодородный слой очень тонкий, и когда выходит солнце, ростки засыхают и гибнут; а другое зерно упало среди сорняков, и вырос бурьян, и заглушил эти ростки; третье зернышко упало при дороге, и его затоптали, или там птицы прилетели и его склевали. А вот четвертое зерно упало в землю плодородную и выросло в этой почве, и дало плод - большой плод - иное в 30 крат, иное в 60, а иное и в 100. Опять-таки - что-то маленькое, оно сеется и вырастает, и дает большой плод. Или НЕ дает плода.

Что это вырастает? О чём речь? – пристают ученики к Иисусу с вопросами. И Он им отвечает, что зерно - это слово Божие. Это то, что даёт Бог. И сеется оно не куда-нибудь, а в сердца людские. А сердца у всех разные. Очень важно не загубить этот росточек, посаженный Господом. Человек должен бережно обращаться с этим насаждением Божьим – не сломать этот саженец, и не дать засохнуть.

Ну а само слово «Царство» - это понятно - владычество. Кто такой царь? Государь, правитель. Значит, в Царство Божие входят те, которые почитают для себя царём-владыкой Бога, это ситуация, когда для кого-то единственный царь - это Бог, только Бог — владыка жизни. Для кого?.. Для того, в ком посеяно это зёрнышко Божьего владычества, Божьего слова. Если оно начинает расти в сердце человека, то это значит, в нем растёт присутствие Царства Божьего.

Царство Божие приходит неприметным образом, Бог поселяет его в сердцах людей, ну а дальше всё зависит от человека – растит он в себе это семя или топчет.

Царство Божие внутри вас, говорит Христос – не где-то за облаками, и не в сказочной стране, а в сердцах Ваших. Иисус уже пришел, Сын Божий уже явил Божью любовь к нам. Все это уже есть. И дальше начинается наша работа. Согласны ли мы на то, чтобы Его присутствие в нас возрастало? Чтобы как говорит Иоанн Креститель «Он рос, а я умалялся»? И если мы соглашаемся, то тогда мы и есть плодородная почва. Хорошо бы так. 

4.2.18 – Вознесение – это что?

И последнее событие из земной жизни Иисуса Христа - Вознесение на небо. На какое Небо Вознёсся Иисус? В заоблачное пространство, в стратосферу. Или на Марс, а может в соседнюю галактику? На Небо – это куда? 

Конечно же речь идёт не о пространственном перемещении Иисуса. Ни о каком полёте Христа в межпланетном просторе среди отцов Церкви никогда речи не велось. Небо – всегда было символом мира духовного, обозначением, если можно так сказать, качественно высшего уровня бытия. Великий христианский проповедник первого тысячелетия Иоанн Златоуст, живший 16 веков тому назад, говоря о небе, о небесном,  восклицает: «Что мне до неба, когда я сам становлюсь небом...».

Но если Вознесение Иисуса на, так называемое Небо, это не пространственное перемещение, тогда что? Изменение телесной природы Христа, новая ступень её одухотворения? Но, как мы уже замечали в прошлый раз, Воскресшее Тело Иисуса и так уже обладало свойствами, не поддающимися описаниям в рамках земных законов природы, оно уже было не вполне материальным, если пользоваться критериями нашей земной механики. Прохождение сквозь материальные предметы, появление, словно ниоткуда, исчезновение-дематериализация и прочее, говорит о том, что Тело Христа уже было, как бы нетелесным, простите за каламбур, неплотским. Его организующей и связующей основой являлась шекина – как бы сказать, «Нетварная Божественная энергия», «Фаворский свет». Материя Тела Христова до последнего кварка или нейтрино формировалась и переформировывалась под воздействием духовной составляющей. Казалось всё – вот предел совершенства, предмет наших чаяний, потому, что такими же телами будем и мы все снабжены в конце времён.

Но что же тогда представляет собою событие названное Вознесением Господним? Были разные по этому поводу догадки, в том числе и еретические. Одно из ошибочных учений, осуждённых Церковью, гласило, что Вознесение Иисуса на Небо – это окончательное развоплощение Христово. Ну, все мы прекрасно знаем, как дважды два, что Иисус Христос Богочеловек – в нём осуществлено соединение двух природ – Божеской и человеческой. Причём, парадоксальным, антиномичным образом, человеческая природа не была подавлена или поглощена Божеской природой, Иисус был подлинным, настоящим человеком. И Божеская природа, соединённая с человечеством Иисуса, так же не была ограничена рамками времени и пространства. Второе лицо Святой Троицы Бог Сын, воплотившийся во Христе ни на мгновение не переставал Быть Богом со всеми присущими Божеству предикатами – вездесущием, вечностью, всемогуществом и прочими свойтвами.

Так вот было мнение, что Вознесение – это разъединение освобождение Божеской природы Бога Сына от соединённости с человечеством Христа, развоплощение.

Ни в коем случае. Церковь учит нас, что – наоборот, человеческая природа Христа была вознесена ещё на более высокий Божеский уровень. Такой вот образ Библейский употребляется – Вознёсшийся Богочеловек Христос «воссел одесную Бога Отца». Понятно, что это символ – никакого трона Всевышнему не требуется и невозможно оказаться справа Бога или слева, вверху или внизу – Он везде. Сидение одесную Бога по сути означает равенство Богу, или, во всяком случае, высокую степень близость в плане достоинства. Христос воссел одесную Отца.

Но что сие значит? Для Божеской составляющей – ничего нового – Бог Сын, как был Единосущным и равным Богу Отцу, так им и остался. Он как нисшел на землю, так и восшёл - так же образно говорим – поскольку Бог, вездесущ – это понятно. А что удивительно и совершенно непостижимо – это то, что вознесена была человеческая природа на уровень Божества. Понять это нам, осознать – не дано. И вправду, как такое возможно, чтобы человеческое тело, пусть даже Христово - Тело воскресшее – одухотворённое, «ошекиненное», так сказать, могло быть вознесено на уровень Божества. Ведь, само человечество Христа обретает Божеские свойства – в частности, вездесущие.

До вознесения, Христос мог по-разному удивлять своих учеников – появиться, вдруг, исчезнуть, показаться, в виде незнакомца. Но Иисус не мог, скажем, находиться одновременно в разных местах - по своей человеческой природе. А вот, по Вознесении это уже не проблема, Он заверяет своих учеников, а в их лице и всех нас, что будет с нами во все дни до скончания времён. Вместе со всеми нами Он будет не только как Бог, но и как человек, с каждым из нас одновременно, где бы мы ни находились – т.е., Тело Христа уже обрело Божеские свойства. Даже если все семь миллиардов людей одномоментно обратятся к Иисусу, Христос откликнется на воззвание каждого, причем, не только, как Бог, но и как человек.

Как это оказалось возможным, и что надо было сделать с человеческой плотью, чтобы она обрела подобные свойства – нам, людям даже вообразить невозможно – это смелее и выше любой фантастики, граничащей с безумием.

Ученикам Христовым, которые оказались свидетелями этого таинственного события, было чему радоваться – и тому, что, как мы уже отметили, Христос по Вознесении Своём не оставил землю, не  удалился от нас, а, наоборот, оказался максимально близко к абсолютно любому из нас - и в отдельности, и ко всем нам вместе взятым. Ну, а во-вторых, событие Вознесения Господня имеет непосредственное отношение и к нам с Вами – это тот великий и завершающий шаг по неизведанному пути, который у Иисуса уже позади, но нам он ещё предстоит. Не всем, конечно. По учению святых отцов древности, вознесения будут удостоены только праведники – люди, избравшие путь к Богу, стремящиеся к близости с Творцом, жаждущие обожения. И если, так называемое воскресение, произойдёт с каждым – и праведным и грешным, то вознесение – это удел лишь праведников – людей, которые, при земной жизни научились любить Бога, сумели привязаться к Господу всей душою, всем сердцем и всем помышлением своим.

Нотка, конечно, грустная – каждый из нас, глядя на свою жизнь, наверное, вздохнёт – мол, какое, там вознесение меня может ожидать – дай Бог в аду не оказаться.

Это действительно так, но ещё не вечер. Ночь ещё не наступила – времени маленько ещё есть. Не упустим свой шанс.

14.1.18 – Воскресшее Тело Иисуса

Перенеся немыслимые страдания на Кресте, Христос умер. В каком смысле умер? Был и нету? На этот вопрос поэтически отвечает нам пасхальное песнопение: «Во гробе плотски, во аде же с душею яко Бог, в раи же с разбойником, и на Престоле был еси Христе, со Отцем и Духом, вся исполняяй, неописанный».

Значит, плотью Иисус оказался во гробе – то бишь в пещере погребальной. Но в понимании любого верующего - это, ведь, не смерть. Даже если бы Христос был самым обычным человеком, мы бы сказали, что – оставила душа тело, переселился почивший в мир иной. Но Христос, помимо человеческих тела и души имел и Божественное начало, природу Божественную – Иисус был не просто человеком, а Богочеловеком. 

Тогда что получается?

Плотью, действительно, Он оказался в могиле. А человеческой душою и Божеством Своим Христос успел побывать и в аду - навестив грешников, и в рай провести покаявшегося разбойника, и, даже на Престоле Бога Отца, в общении с Отцом и Духом. Т.е., бурная такая смерть, деятельная, насыщенная событиями.

И, тем не менее, телом Своим Иисус был таки мёртв. А потом воскрес – на третий день. Опять-таки, воскресла, ведь, не душа Христа, которая, как и у любого из нас бессмертна, тем более, воскресло не Его Божество. Воскрес Иисус телесно. Плоть была мёртвой, находящейся в процессе разложения, распада, а потом ожила. Но ведь – не всё так просто. С одной стороны после Воскресения, Иисус был, вроде, как в том же самом теле, в котором был и раньше – помните, он показывал ученикам своим, особенно Фоме, сквозные отверстия на руках и ногах от гвоздей, глубокую рану от копья в груди. Он даже трапезничал с будущими апостолами. Но вот загвоздка – плоть человеческая, ну никак не может проходить сквозь материальные преграды – ни сквозь стены, ни сквозь запертые двери. И невидимой не может становиться, и менять свой вид, и парить в воздухе. В сказках – да, там шапка-невидимка, ковёр-самолёт и прочие приспособления, а в реальной жизни всё, что сказано в Евангелиях, несомненно означает, что Воскресший Иисус облёкся, так сказать, в иную плоть, ну очень иную. Не в смысле, что старая плоть была оставлена в земле. Могло, конечно, быть и такое – Богу, наверное, без разницы. Но согласно учения Церкви, Иисус воскрес именно в том же теле, в котором жил, страдал и умер на Кресте. Но тогда откуда же такие диковинные свойства? Церковь отвечает: Христос воскрес в теле «прославленном».

Слово «прославленный» в данном контексте нам не только ничего не говорит, но и порядком сбивает с толку. Что значит, прославленное тело? В смысле, славное, знаменитое? Но так не говорят. Иисус Христос – да, более, чем знаменит, но, как личность, а не Его руки, ноги, голова и туловище.

Проблема здесь на языковом уровне. На русском языке, «слава» означает известность, молву, причем, не обязательно в положительном смысле – есть и дурная слова. Нерон, вон, сжег Рим и тем обеспечил себе славу в веках. Ульянов прославился – почти целое столетие его имя с уст не сходило – во всех городах и сёлах центральный улицы его псевдонимом называли. Каким-то злодеянием даже легче прославиться - помните песенку шапокляка: «кто людям помогает, тот тратит время зря, хорошими делами прославиться нельзя...». На самом деле, конечно же, можно: мать Терезу, вон, наверное, все люди мира знают. Но речь не об этом – «слава» - на русском языке – это известность – неважно какая – добрая или злая. А вот на греческом «δόξα» - это слава означает не столько широкую известность, сколь восхищение величием человека. Обладатель «доксы», так сказать, это человек лучший из лучших, заслуживший признательность. Чувствуете разницу?

А вот на языке Библии – древнееврейском, «слава» обозначается удивительным словом «כינה»‎ [shekinah]. Помните – оканчивает Моисей сооружение скинии – переносного храма-шатра и, как сказано в 40-й главе книге Исход, «облако покрыло скинию собрания, и слава Господня - «כינה»‎ наполнила скинию». Т.е., на языке Библии, слава, это нечто конкретное, пребывающее в определенном пространстве и времени. Сейчас бы мы сказали: благодать Божия наполнила тогда скинию, подразумевая, некую Божью силу, энергию, особое проявление Бога в материальном мире. Причем, эта «слава» Господня, была прямо таки видима, ощутима. «И не мог Моисей войти в скинию собрания, потому что осеняло ее облако, и слава Господня наполняла скинию» - во как.

А пророк Иезекииль, наоборот, видел, как слава Господня покидает Иерусалимский храм - подымается над святым местом, где она обитала до тех пор, проходит сквозь ворота Храма, а затем, несомая на крыльях херувимов, и вообще покидает город. Что это за штука такая – слава Господня – кто его знает. Пророк Иезекииль и при других обстоятельствах созерцал её в видениях, и пытался описать то, что видел. Но нам с Вами при чтении его пророчеств воссоздать картину его видений - на грани невозможного – кроме эпитетов и междометий, ничего удобовразумительного не складывается. Ну, если хотите, слава Господня это, как бы нечто, сотканное из света и огня и окруженное необыкновенной радугой – хотя всё это тоже просто абстрактные образы.

Но как бы мы ни представляли шекину - Славу Божию, это будет совсем не то, что нам привычно понимать. Шекина – это некая пронизанность материи Божественными энергиями, это некоторая, простите, ткань из света, субстанция, проявляющаяся на уровне волн или полей. Понятно, что все эти наши словечки так же не годятся, но совсем без слов нам-то не обойтись

Таким образом прославленное тело Иисуса – это Тело, как бы находящееся в особом поле нетварных Божественных энергий, которые не только полностью управляют материей, но и саму материю формируют и трансформируют. Если в какой-то момент, Христу надо было исчезнуть, перестать быть видимым – как бы раствориться в воздухе – нет проблем, дух перестраивает не только молекулы тела, но и атомы и элементарные частицы и во мгновение – тело человеческое, которое только что можно было не только видеть, но и осязать, которое могло вкушать и переваривать пищу, трансформируется во что угодно – воздух, поле, электромагнитные волны, а скорее всего в нечто, о чем мы никогда и не узнаем. Так же и наоборот. Строительный материал для тела, ведь есть везде и сколько угодно. Из того же воздуха, если переформатировать его атомы можно получить что угодно.

Так вот, значит, Христос по Воскресении Своём, стал обладать обновлённым Телом – трансфомером, так сказать, Телом прославленным, в том смысле, что основой, остовом, скелетом, сетью координат, так сказать, была шекина – слава. Духовно-душевное начало уже полностью контролировало форму тела. Христос иногда являлся ученикам в виде незнакомца, и они его не сразу узнавали. Но если бы Иисусу захотелось развлечься, Он наверняка смог бы принять облик любого материального предмета или существа – дерева или животного – терминатор2 отдохнул бы.

И вот почему для всех нас это важно или, по меньшей мере, любопытно, потому, что Христос – наш сталкер – проводник, первенец из Мертвых, как его называет апостол Павел. Все мы вначале умрём, как говорится – именно, как говорится, потому, что смерть коснётся только наших тел – души, в которых наша личность, наше «я», покинут пришедшую в негодность плоть и какое-то время мы будем существовать вне какого бы то ни было тела. Каково оно жить без тела – кто его знает, хотя – люди побывавшие в состоянии клинической смерти, которых удалось оживить, говорят, что неплохо. Однако, бестелесная жизнь всегда считалась неполноценной, душа сама по себе в определённом смысле беспомощна, она не может вполне реализовать себя в окружающем мире. Посему, как учит Церковь, в конце времён наступит так называемое воскресение мёртвых. Опять таки – так называемое, потому, что, во-первых, бестелесные души вряд ли корректно называть мертвецами - у Бога все живы, говорил Христос. А во-вторых, будущее наше воскресение – это по сути дела обретение нашими душами тел, воплощение, хотя в церковной традиции это воплощение принято называть воскресением. Это не совсем точно, потому, что тела, которые у нас появятся, будут иными – как у Христа, прославленными, «ошекиненными», тонкоматериальными, если так можно сказать, полностью трансформируемыми и управляемыми нашей волей.  Как захотел, так и выглядишь – хочешь принять облик Мерлин Монро – пожалуйста, Мадонны – нет проблем, Сильвестра Сталлоне – подавись. Хочешь птеродактилем полетать – от винта, удавчиком поползать – никто не против. Или невидимкой стать – хотя последнее, возможно, будет проблемным, потому, что все слишком глазастые будут. Неплохо, ведь? Но с нами это, наверное, ещё нескоро. А вот Христос этот путь уже прошёл - по человеческой природе, разумеется – по Божественной части, там всё намного круче.

Так вот, значит – воскрес Христос, 40 дней подряд – то являлся своим ученикам, давая последние наставления, то исчезал, ну и в конце концов, вознёсся на Небо – тоже, так сказать.

7.1.18 – «Да минует меня чаша сия!»

Несколько лет назад произошла одна история, с одной стороны приятная, с другой – наоборот. Как-то одна особа, уезжающая на ПМЖ в дальнее зарубежье, решила подарить нашему Сретенскому собору дом на Текстильном, что и осуществила. Дом старенький, но вполне функциональный – все коммуникации, в том числе и газ были исправны, неплохой участок. Единственный, но громадный минус – далеко от нашего с Вами храма Сретенского. А в то время у нас была острая нужда в помещении для занятий Воскресной школы. Обмен недвижимости дело, конечно, не простое, но с Божьей помощью, мы надеялись справиться с этой задачей – подыскать что-то подходящее в нашем районе. 

Наши поиски хронологически совпали с образованием там церковной общины преподобных Зосимы и Савватия – им нужно было помещение, которое можно было бы со временем реконструировать под храм.

Наш Владыка внёс предложение – предоставить молодой общине этот, подаренный Сретенскому собору дом в пользование – дескать, пусть там уже идут Богослужения, а тем временем назначенный туда молодой священник вместе с активом общины будут потихонечку собирать деньги для покупки дома в сухарненском районе для нашей с Вами Воскресной школы – глядишь, через года два-три и решился бы этот вопрос к обоюдной пользе. Но тут я сплоховал – и как настоятель собора и как секретарь епархии – не составил письменный договор, поверил церковникам на слово. Уверяю Вас – такого делать нельзя ни в коем случае. И всегда надобно помнить слова приснопамятного Мазарини  - Высокопреосвященнейшего Джулио – кардинала и первого министра Франции 17-го века. Он говорил: «Подобает доверять всякому человеку как всечестному угоднику Божию, но присматривать за ним следует, как за последним плутом».

Короче, не вдаваясь в подробности, - долг возвращать они не стали, а в качестве упредительного удара, сговорившись с их тогдашним настоятелем, сочинили сплетню, что мол, Иоанн Замараев намерен изгнать их из дома молитвы и открыть там пивную. Гениальный ход, надо сказать – психологически всё верно – чем чудовищнее ложь, тем легче люди в неё верят. Я был в полном шоке, не знал, что делать. Владыка посоветовал мне поступить по-Евангельски – простить им долг и забыть. Простить- то я простил, а забыть – сложнее - иногда вспоминаю. Так, что – не надо никаких иллюзий, это в мистическом плане - Церковь – Тело Христово, а в земном – эмпирическом - сброд кающихся грешников, хорошо, если кающихся.

А на сей раз вспомнил я эту историю, по следующей ассоциации.

Дело в том, что я не привык получать такие подарки, дескать, вот, батюшка – дарю Вам дом – настоящий – для меня это что-то из области фантастики. Поэтому некоторые вещи удивляли. В частности, оказывается для того, чтобы подарить тот же дом, необходимо согласие на его получение – письменное, оформленное нотариусом согласие принять этот дар. Представляете, я должен был писать, что не имею ничего против, не возражаю принять в подарок дом по такому-то адресу. Ещё бы – кто возражал! В принципе, всё верно, если вдуматься. Но, с другой стороны, и в голову не лезет – человек дворец тебе хочет подарить, но не может – без твоего официального письменного согласия.

Действительно, Господь хочет нас спасти от духовной смерти, казалось, - вперёд, спасай! Ан, нет. Согласие наше должно быть на спасение. Это мы с Вами, вытаскивая из петли человека, за него решаем – жить ему или не жить. И обижаемся, когда подростки то и дело предъявляют родителям претензии, мол, а Вы моего разрешения спрашивали рожать меня? Понятно, что мы правы, мы всегда правы – и ни капли не сомневаемся, что спасти тонущего человека однозначно хорошо, и правильно делаем, что спасаем. Другое дело, Бог не всегда на стороне нашей правоты, к нашему глубокому возмущению – вон будет Страшный суд, тогда предъявим Всевышнему обвинения – мало не покажется.    

Господь каждому из нас протягивает руку помощи – хватайся и держись покрепче – и из болота греховного нас вытащит и вознесёт нас на Небеса. Но за шкирку без спросу Христос таскать тебя не будет. Потому, что это люди норовят без разрешения осчастливливать человечество – коммунистический рай там в других странах устраивать, Иракцев благодетельствовать, свергнув Саддама Хусейна и прочее, а Господь умеет чтить свободу каждого даже самого несуразного бомжа. Да, грех – это плохо, но мы имеем на него право. Наше дело – быть плохими мальчиками и девочками или хорошими, отвечать на Божий призыв, принимать его спасение или отвергать.

И вот, как мы говорили в прошлый раз, существует механизм нашего волеизъявления – достаточно простой, но весьма надёжный. – хочешь дать Богу знак, что нуждаешься в спасении – сделай Новозаветный «жест», так сказать. Хочешь уцепиться за Христа – приходи – становись возле престола и возноси вместе с братьями и сестрами Евхаристический Хлеб и Вино Богу Отцу – причащайся Телу и Крови Христовым. Дай знак Иисусу, тот знак, о котором было условлено на Его последней пасхальной вечери перед страданиями и смертью на Кресте, когда в ходу обычной пасхальной трапезы, раздавая хлеб, - как и положено возглавляющему этот ритуал, Он сказал: «Это - Тело Мое, за вас преломляемое, во оставление грехов» - вкушайте. «А это вино –Кровь Моя Нового Завета» - пейте из чаши сей! Иными словами – то, что в чаше – является знамением Нового Завета. И когда мы поднимаем святую чашу с вином Евхаристии, т.е., чашу воспоминания о всём, что Господь совершил для нас и благодарением за всё - бывшее, настоящее и будущее, мы выполняем свою часть Завета, мы свидетельствуем о желании быть в  Теле Христовом, быть единокровными Иисусу – а быть во Христе – это и есть первейшее условие Спасения от духовной смерти и обретения Вечной Жизни.

Всякий раз, подходя к святой чаше, мы подтверждаем Завет, заключенный Иисусом на Тайной вечери с учениками своими, а через апостолов и со всеми нами, мы подтверждаем своё вхождение в этот Завет, актуализироем его для себя. Именно подтверждаем, потому, что заключён этот Завет однажды Самим Господом, и мы не переписываем его, мы не совершаем его заново, а каждый раз говорим Богу: да, ничего не поменялось, я не хочу разрывать этот договор с Тобою, я жажду оставаться с Иисусом.

Вот, вкратце смысл, происшедшего тогда в сионской горнице на вечери Иисуса со своими учениками. 

После пасхальной трапезы Господь выходит в Гефсиманский сад, и там Он молится. Молится до кровавого пота — «Да минует меня чаша сия». Очень трудные для понимания слова. Почему Христос так говорит? Он-то давно уж знал, что Ему предстоит, и много раз ученикам Своим говорил о том, что Ему надлежит быть убитым. И всё-таки молится Отцу.

Смерть на Кресте – страшная смерть – вряд ли нам это возможно представить. Но главная проблема в том, что крестные страдания – это только вершина айсберга тех мучений, которые претерпел Господь. Нам и миллионной доли этого не понять. Дело в том, что Спасителю смерть не просто мучительна - она противна его сути. Не только смерть, сама жизнь в этих узких рамках трёхмерного пространства Господу невыносимо тягостна. Его страдания начинаются уже с Воплощения и вся земная жизнь - сплошные муки. Если нам с Вами коленку больно ударить, споткнувшись, а  здесь, представьте, грохнуться с Небес. Да ещё грехи всего человечества взять на Себя – это вещи вообще неописуемые.

Но самое страшное – это то, что мы можем условно назвать смертью Божества – именно условно, потому, что, конечно же, Бог бессмертен, как мы хорошо понимаем с Вами. Самое ужасное Ему предстоит - даже не висение на Кресте, а то состояние, которое получило в Церкви наименование Богооставленности. Как мы знаем с Вами, Единый Бог троичен в лицах. Мы исповедуем с Вами Единого в Троице Бога Единосущным и Нераздельным в лицах. Бытие Всевышнего – это единство лиц Пресвятой Троицы. Но здесь, перед самой смертью Иисуса на Кресте – физической смертью природы человеческой, происходит нечто вообще несуразное, не вмещающееся ни в какие Богословские рамки – как бы и Божество Христа претерпевает смерть – не в смысле прекращает бытие, а отлучается от троичного единства – претерпевает некий кошмарный, как бы сказать, распад троичности. А распад, разложение – это нечто родственное смерти. Бог Сын, соединённый с человеческой природой Иисуса отлучается от Бога Отца, теряет с Ним связь, и тогда Богочеловек Христос восклицает: «Боже мой, зачем Ты Меня оставил?» Это были самые страшные слова Иисуса, в абсолютно несказанных и немыслимых мучениях Господа – и по человечеству и, по всей видимости, по Божеству.

Вот поэтому, наверное, и срываются с уст Христовых в Гефсиманском саду эти слова молитвы: «Да минует Меня чаша сия». Но «Не Моя да будет воля, но Твоя» - Крест неизбежен, и Христу надо на него идти - ради этих Его спящих учеников, которых Он только что очень просил помолиться вместе с Ним, ради всех нас с Вами живущих и людей будущего. Далее совершатся предательство Иуды, арест, бичевание, суды у первосвященника и Пилата, пытки, издевательства и всё остальное, и Господь идет на Крест.

31.12.17 –  Хочешь разорвать Завет с Господом? - Никаких проблем!

Сегодня давайте размыслим с Вами ещё об одном аспекте того события, которое произошло в Сионской горнице на Тайной вечери: подавая чашу с вином, Христос сказал своим ученикам: «пейте из неё все – это Моя Кровь Нового Завета». Вот давайте на этот раз сосредоточим своё внимание на словах «Нового Завета». 

Надеюсь, все мы с Вами люди грамотные, и вряд ли кто из нас думает, что Церковь - это здание храма, которое с куполом, крестом, а внутри – престолом, иконостасом и прочим. Церковь, как мы прекрасно понимаем – ekklesia – собрание верующих. Вот мы с Вами, здесь собравшиеся и представляем собою Церковь, т.е. общность последователей Иисуса Христа. Это вот такая формулировка, которую нам может дать любой посторонний, даже неверующий человек, который познакомится с нами, пообщается, и так и запишет: «Церковь – это общность последователей Иисуса Христа». И это определение будет абсолютно правильным. Внешне, в земном, видимом человеческом измерении мы действительно представляем собою общину последователей Иисуса Христа. Примерно так и значится в регистрационной справке Отдела по делам религий в Облгосадминистрации. Сретенская община православных христиан, т.е., группа лиц, являющихся последователями Иисуса Христа, при Сретенском храме. Всё верно, но только во внешнем земном, физическом измерении. Потому, что в духовном плане всё намного сложнее. Мы не просто единомышленники собравшиеся под одной крышей, мы, по словам Павла – Тело Христово. В своих посланиях апостол своим духовным чадам многократно повторял: «Все мы Церковь составляем одно тело во Христе…» (Рим.12,5), а глава Церкви Иисус (Еф.5,23). «Вы - тело Христово…» (1 Кор.12,27), неустанно твердил апостол. Что это – образ, метафора?

Как понимать эти Павловы слова? В физиологическом или анатомическом плане? Нет, конечно? Как метафору? И да, и нет, потому, что апостол говорит о вещах реальных, хотя и невидимых, неощутимых. А сфера тонких материй души и духа – это не виртуальность, не выдумка и не вымысел – это мир реально существующий. Да, мы не видим эти нити, эти, так сказать, кровеносные сосуды, связывающие нас со Христом, но они действительно существуют. Другое дело эта связь может быть оборванной или ещё не установленной.

«Я есмь лоза, говорил Христос, а вы ветви». Тоже метафора, образ, но очень точный образ. Если оторвать виноградную ветвь от лозы – что будет с ветвью? В ближайший день-два – ничего особенного – её можно будет поставить в воду и украсить ею стол. Но дальнейшей жизни – будущей, ей уже не видать – засохнув, она умрет навсегда. То же самое и с нами. Как много на свете людей красивых, умных, талантливых – как прекрасные цветы – они радуют глаз, они источают аромат. Но если они отсечены от корня – они засохнут и умрут. «Я есмь лоза, говорил Христос, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего».

Как ветвь питается соками лозы, так и мы с Вами являемся ветвями, членами Тела Христова и до тех пор, пока в нас течет Кровь Христова, мы – бессмертны. «Истинно, истинно говорю вам, сказал Христос: ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную…» Что значит, «ядущий Мою плоть» - мы ведь не каннибалы с Вами и не вампиры, чтобы «пить Его Кровь». Нет, мы не монстры-людоеды, мы просто маленькие клеточки Тела Христова, которые Его Кровью омываются и питаются.

Есть однолетние растения, а есть многолетние. Вон дуб Мамрийский, говорят, до сих пор растет в Хевроне, под которым Авраам угощал трех странников – почти 4000 лет ему. Оно, конечно, вряд ли, что именно тот самый, но – очень старый дуб. А есть однодневки - полевые цветочки разные – мятлик, например – отцвел, засох и с концами.

Так и наша с Вами жизнь мгновенна. Но если в наших жилах начинает течь Кровь Иисуса Христа мы перестаем быть однолетним растением, и обретаем бессмертие: «ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь, говорит Иисус, имеет жизнь вечную… а если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, продолжает Господь, то не будете иметь в себе жизни».

Так вот, значит, каждому человеку предоставляется выбор – быть цветком в вазе с водой или привитым к могучему дереву, с мощной корневой системой. Господь желает всем спасения и жизни вечной и он всех зовет к себе, потому, что Сам является источником Жизни. Но насильно привлекать всех к Себе – это значило бы нарушать человеческую свободу выбора. Любой листочек, вправе на независимость от веточки и свободный полет, пусть даже после этого он засохнет. И этот второй вариант сознательно или несознательно избирает очень много народу, которые оторваны от Христа:   «Я есмь лоза, а вы ветви, говорил Христос - кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет; а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают». И, наоборот, «кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода…» Т.е. если мы хотим жить вечно, мы должны быть приращены, привиты ко Христу.

И именно в этом, главный смысл и содержание Нового Завета.

Даже не в учении Иисуса Христа и не в новой морали - сердцевина Евангелия, а именно в Завете Тела и Крови Христовых. В Новом Завете мы получаем возможность прирасти ко Христу, стать Телом Христовым и в наших жилах может потечь Кровь Христова.

Каким образом, посредством чего? Посредством условного знака который мы подаем Всевышнему. У нас с Богом есть договор – всё это звучит, конечно, грубовато, но, а что поделаешь. Так, вот, значит, если мы хотим быть одним телом с Иисусом Христом, мы должны себе самими и Богу дать знак – совершить то, что произошло в сионской горнице на Тайной вечери, когда Иисус благословил Хлеб, преломил его и раздавая ученикам, сказал – это Тело Мое и, благословляя чашу с вином, сказал – это – Кровь Моя Нового Завета – сие творите в Мое воспоминание. И с того момента, где бы ни находились христиане по лицу всей земли, и когда бы они ни жили – в 1-м, 10-м или 21-м веке – возносится ими Богу и Отцу священные Хлеб и Вино в знак Нового Завета. Мы совершаем то, что нам заповедано Христом – если, конечно, мы желаем быть в Завете с Богом.  Если мы хотим быть одним Телом и единой кровью с Иисусом, мы должны совершать этот знак Завета это действие – святую Евхаристию… Участвуя в Божественной литургии и причащаясь Христу, мы снова и снова свидетельствуем о том, что хотим пребывать в Завете, жаждем быть причастниками Его Тела и Крови. И Господь отвечает на наш знак, причем, отвечает всенепременно, потому, что причащение Телу и Крови – это предмет Завета – договора между Богом и человеком. И если человек может нарушить договор, то со стороны Бога это абсолютно исключено. Поэтому, совершая Евхаристию, мы с Вами невидимо, но реально, соединяемся с Иисусом Христом, становимся Его телом, клеточками Его тела и этим самым обретаем Жизнь Вечную.

В связи с этим часто возникают вопросы, например, – а почему именно хлеб и вино избраны в качестве знамения Нового Завета. Действительно, ведь, условный знак может быть каким угодно – главное, чтобы он был согласован двумя сторонами. И для этого можно было бы избрать совершенно иной ритуал, использовать другие жесты и иные действия.

Можно было, однако избран Иисусом Христом был именно этот знак – благословение и возношение евхаристических хлеба и вина. Почему? – Бог его знает. Возможно потому, что хлеб и вино – во все времена были самым драгоценным для жизнедеятельности человека. Хлеб – и ныне, как говорят, всему голова. Вино - сегодня – нет, а в старые времена было даже важнее хлеба. Вином промывали раны, кислое вино добавляли в питьевую воду, которую приходилось брать из водоемов для обеззараживания и т.д. В древности без вина жизнь была практически невозможной. 

Поэтому, возношение Богу Хлеба и Вина, как два главных символа жизни было жестом достаточно красивым и выразительным.

Второй вопрос - почему для осуществления Завета необходимо многократно участвовать в этом священнодействии?

Как мы часто подчеркиваем с Вами, Бог весьма уважительно относится к нашей свободе, и поэтому любой Завет человека с Богом – не является роковым, дескать, сказал Богу – «да», значит, теперь отвечай за базар – деваться некуда.

Ничего подобного – ты в любой момент можешь разорвать Завет с Богом, причем, Тебе не нужно будет прилагать к этому ровно никаких усилий - никакой бюрократии, никакой волокиты. Ты просто прекращаешь совершать Заветное действие – Причащаться Телу и Крови Христовым - вот и всё – проходит три недели и ты свободен ты – вне всякого Завета.

Почему именно три недели?

Этот срок определён не Христом – в Евангелие Вы такого не найдёте. Это инициатива снизу, людская, а точнее Церковная. Как это было? Ну о том, что христиане совершали Евхаристию с первых же дней существования Церкви – это Вы знаете из Библии – из книги Деяний. Каждый первый день недели - тогда это было следующим днем после еврейской субботы, а по-нашему воскресенье  - собирались христиане по домам – храмов еще не было - для хлебопреломления – так называлось тогда это Таинство. Т.е., это происходило каждое воскресенье. Раз в неделю христиане собирались для подтверждения, актуализации Завета с Богом. И, собственно, такой вот ритм он распространился повсюду и на все времена. По сей день в любой стране мира, христиане совершенно разных конфессий каждое воскресенье собираются вместе для молитвы и Хлебопреломления.

Но довольно рано в Церкви возник вопрос. А если человек не каждое воскресенье участвует в Таинстве – как это квалифицировать – в Завете он с Богом или нет. Святые отцы размышляли, молились и на одном из Вселенских соборов решили, что, мол, два воскресенья без Причастия – плохо, конечно, но – куда ни шло, но три – это уже всё – человек выбывает из Завета и перестает быть членом Церкви, членом Тела Христова.

Так вот, значит, это инициатива человеческая. Но сие отнюдь не означает, что, раз это придумали люди, значит, это не соответствует реальности. Ведь в договор могут вноситься поправки и с одной и с другой стороны. А почему люди не могут проявить свою инициативу. Собрались, совместно решили и заявили – вот, Господи, давай так – если мы не подаем знак – две недели, то это еще ничего не значит, мы еще Твои. Но если – три – значит - всё, считай нас отрёкшимися от Тебя, чужими.

В истории, конечно, были разные отступления от этого правила, заблуждения. До сих пор встречаются люди, которые считают себя членами Церкви, а причащаются 1 или 4 раз в году. Есть даже и священники, которые поощряют такую практику.

Но мировое и историческое православие, да, собственно и весь западный католический мир живёт Библейской практикой ежевоскресного Причастия и каноном, провозглашающим вне Церкви человека 3 воскресенья подряд не причастившегося.

Три воскресенья подряд – не причастился – значит, Ты вне Церкви отлучил себя от Церкви, разорвал эти невидимые сосуды, связывающие тебя со Христом и с другими чадами Божьими.

И это не является карой или наказанием – дескать, месяц не причащался - пошел вон. Нет, просто, во-первых, Ты свободен – не хочешь быть со Христом – будь без Него. Ну и во-вторых, какой-то минимальный, хотя бы символический труд должен быть с твоей стороны. В конце концов, нельзя же сохранять единство со Христом, не будучи способным оторвать нижнюю часть спины от дивана.

Заболел – значит, тебя должны причастить на дому или в больнице, в армии капелланы должны быть, на корабле тоже, на космической станции – запасные Дары и т.д.

Так вот, значит, Церковь, в мистическом плане – это Тело Христово, а каждый из нас – клеточка, омываемая и питаемая Кровью Христовой. Все мы с Вами ветви на лозе, которая есть Христос. С Господом мы  связаны невидимыми, но реальными кровеносными сосудами. Поэтому Церковь – это так сказать, духовная кровеносная сеть, связывающая нас со Христом и друг с другом в Таинстве Евхаристии, в Таинстве Святого Причащения. Поэтому, Евхаристия, это не одно из Таинств Церкви, а это сама Церковь, весь Её смысл. И ничего серьезнее и важнее Святого Причащения нет и быть не может.

24.12.17 –  «Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие»

«Пить Кровь Христову и поедать Его Тело» – звучит сногсшибательно – в прямом смысле этого слова – у какого-то слабонервного индивида, наделённого богатым воображением, и действительно, ноги могут подкоситься. Ведь, и вправду, нотки варварские, каннибальские – особенно для человека светского. Подобные вещи многих отталкивают от Церкви. И так было изначально. Даже, когда об этом говорил Сам Христос, реакция слушателей была, отнюдь не положительной – люди разворачивались и уходили, в лучшем случае снисходительно покачивая головой, мол, ещё один сумасшедший. 

«Какие странные слова! Кто может это слушать?», восклицали многие из учеников Христовых: А Иисус продолжал: «истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний деньд. Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем...»

И, как замечает евангелист Иоанн, «с этого времени многие из учеников Иисуса отошли от Него и уже не ходили с Господом».

Что это было? Образом, иносказанием, коих в Библии, хоть отбавляй? Кстати, почти все протестанты так и считают – спросите у любого почтенного баптиста, мол, а как Вы понимаете Христово изречение: «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную…» Элементарно! – ответит брат во Христе – раз сказал Иисус, что «не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих», значит, наша пища и питие – Слово Божие, а следовательно, вкушать Плоть и пить Кровь Христовы означает ни что иное, как чтение Библии – ну примерно, такие рассуждения – понятно, с какими-то вариациями.  

В Библии действительно море метафор, образов иносказаний. Но любая притча, крылатая фраза, аналогия, служат для того, чтобы помочь усвоить какие-то труднопонимаемые вещи, упростить, облегчить для понимания. Но здесь, ровно всё наоборот. Разве не проще было сказать – слушайте Слово Моё и слагайте его в сердце Своём, и всё будет в порядке. Собственно, Иисус в другом месте так и говорил: «Слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную».

Как мы уже неоднократно подчёркивали с Вами, Христа невозможно заподозрить в отсутствии проницательности, в неумении владеть ситуацией, или в неясности и недоступности излагаемых Им мыслей. Иисус был прекрасным оратором, имел острый ум и умел выйти из, казалось, безвыходного положения – помните, фарисейский провокационный вопрос: «позволительно ли давать подать кесарю?».

И без всякой надобности выражать простые мысли метафорами, сбивающими слушателя с толку, отталкивающими от Себя, вызывающими отрицательные реакции – это не Христов стиль, да и вообще, глупо.

Значит, какой вывод следует: да, Иисус прекрасно знал, какова будет реакция слушателей, понимал, что после сказанного, многие даже близкие ученики развернутся и уйдут от Него навсегда. Выходит, по-иному было нельзя – слишком уж это важно и по-другому не скажешь.

Так вот, что же тогда произошло в Сионской горнице на Тайной вечери, когда «Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов… » И ученики Христовы вкусили этот Хлеб, который есть Тело Христово и обнесли по кругу кубок вина, которое есть Кровь Иисуса.

О том, что это не образ и не иносказание, спорить нет никакого смысла. Достаточно обратиться к памятникам христианской литературы – 1-го, 2-го века и выяснить – как изначально понимала эти Христовы слова Церковь, как воспринимали их современники Иисуса или христиане, которых отделяло всего одно поколение от апостолов. В «Дидахэ» - это 1-й век, предписывается – «пусть не ест и не пьет от вашей Евхаристии тот, который не Крестился во имя Господа», т.е., эту святыню можно принимать только посвящённому – сознательно, с глубокой верой и благоговением. А святой Иустин – это самое начало 2-го века более, чем внятно объясняет, что именно разумеется под этим «благословенным Хлебом»: «Не обыкновенный хлеб и не обыкновенное питие мы принимаем, но, так как наш Спаситель сделался плотью и принял плоть и кровь ради нашего спасения, то мы веруем также, что чрез молитву, которая содержит Его слова, это ястие… становится истинною плотью и кровью Иисуса».

Значит, причащаемся мы с Вами подлинно Тела и истинной Крови Христовых, реальных Тела и Крови Спасителя.

Но что сие значит? Видим-то мы и чувствуем иное. И зрение, и вкус нам говорят, что перед нами частица хлеба, пропитанная вином. Как это объясняли христиане, скажем, первого века, нам неизвестно. А вот в средние века, западные схоласты довольно много рассуждали по данному вопросу. АКЦИДЕНЦИЯ, одно из любимых слов тогдашних схоластов – Богословско-философский термин. Акциденция – это значит, несоответствие внешних видимых свойств, сущности предмета. Для ясности можно привести пример, в принципе понятный, но слишком неточный. Ну вот, соевые отбивные, к примеру – по форме и на вкус, вроде, как мясные, но на самом деле мяса там и грамма нет. В большинстве из колбас - тоже самое. Т.е., видим мы и ощущаем одно, а на самом деле – это совсем другое – такая вот акциденция. Неточность только что приведённого сравнения заключается в том, что в нём имеет место подмена, такой вот, пусть и безобидный, но обман, а иногда даже очень обидный. А вот акциденция – это приобретение одним предметом подлинных свойств иного предмета.  

Т.е., что происходит? На Божественной литургии возносятся пред Всевышним хлеб и вино, которые в ключевой момент преобразуются в Тело и Кровь Христовы. Пресуществление или транссубстанция – это такой вот западный католический термин – изменение сущности. Был подлинный, т.е., по существу - хлеб, а теперь произошла транссубстанция – хлеб пресуществился в истинное Тело Христово – истинное, значит, тело не по виду, а по существу. В то время, как по виду, хлеб остался хлебом и вино – вином. Мы видим Евхаристический хлеб, но на самом деле – это не хлеб, а Тело Христово – акциденция.

Зачем акциденция, католики объясняли тем, - чтобы нас не смущать – дескать, в противном случае, мы, ведь, не могли бы вкушать Плоть с Кровью Христа, если бы она имела вид человеческого тела и человеческой крови.

Такая вот схема была у католиков – отчасти она и до сих пор ими исповедуется. Точнее сказать, здесь первую скрипку играет не столько католичество, сколь временной фактор – средневековье, потому, что аналогичное учение проповедовалось и среди православных, и до сих пор можно встретить и католиков и православных священников, которые именно так всё и понимают. Страшного в этом ничего нет, это не ересь, но и не православный взгляд.

Православное же вероучение гласит не о превращении хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы, не в пресуществление-транссубстанцию, а в приложение, присоединение к Евхаристическим Хлебу и Вину Тела и Крови Христовых – помните совершительные слова Евхаристического канона – на славянском языке точнее: «…Приложив Духом Твоим Святым». По-православному вероучению, хлеб остаётся хлебом, а вино – вином. Но в святой Евхаристии эти вещества невидимо, но реально наполняются Плотью и Кровью Воскресшего Христа. Последнее очень важно. К Евахаристическим Хлебу и вину присоединяется не Плоть и Кровь, подобно нашей с Вами, которая была у Христа до смерти на Кресте, а воскресшая Плоть и Кровь, обладающая новыми свойствами. Ну Вы помните, что после Своего Воскресения, Иисус мог изменять внешность – быть неузнаваемым, проходить, сквозь любые материальные преграды – сквозь двери, стены, внезапно появляться и исчезать как бы растворяясь в воздухе. Т.е., Тело Христово воскресшее уже могло приобретать любую форму, и, разумеется, проникать и наполнять любой предмет, любую субстанцию.

Так вот, ещё раз - согласно православному вероучению, за Божественной литургией, во время Евхаристического канона, совершается не транссубстанция, не пресуществление, не превращение хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы, а приложение – присоединение истинных Тела и Крови Христовых к Евхаристическому хлебу и вину. Этот акт святые отцы древней Церкви сопоставляли с Боговоплощением. Христос присутствует в Хлебе и Вине, так же, как и Бог в человеческой природе Иисуса - не слитно, неизменно, нераздельно и неразлучно. Физически Хлеб остаётся хлебом, но отныне он соединен действием Святого Духа, с Богом Слово воплощённым, а хлеб сохраняет все свои естественные свойства. Святой Григорий Нисский прямо говорит: «Хлеб евхаристический освящен вселением в него Бога-Слова».

Ну и что дальше? Причащаясь, мы вкушаем этот Евхаристический хлеб, наполненный, так сказать, Телом Христовым, ну и соответственно, Сами соединяемся с живым Христом. Да, это великое Таинство, которое вполне постичь невозможно. Но происходит нечто совершенно великое и невообразимое. Подходя к святой Чаше, мы, причащающиеся, сами становимся, в определённом смысле Телом Христовым, хотя, так же, как и хлеб Евхаристический остаётся таким же хлебом, так же и наши с Вами физические тела остаются такими же. Телесно мы не изменяемся, речь идет о причастности Духу Святому через принятие святых даров. Причащающийся не превращается даже на невидимом плане в Тело Христово – никакой транссубстанции, никакого пресуществления с нами не происходит. Мы причащаемся Христу, а не превращаемся в Христа, Иисус прилагается-прибавляется к нам, наполняет нас, так сказать. И тем самым, в меру своего духовного состояния каждый из нас вступает в непосредственное духовное, душевное и телесное единение со Христом и друг с другом, а это, собственно, и есть всенепременное условие нашего Спасения и Жизни Вечной.

10.12.17 – Не отрываться от Лозы, Которая есть Христос!

Разные стороны мы рассматривали с Вами того Величайшего свершения, которое в Церкви именуется словом Искупление. Господь  и Своим воплощением, и Рождением от Марии - Одной из нас, человеков, и Своей Жизнью, и великим Учением, и Страданием, Смертью и Воскресением, и Вознесением на Небо – всем этим Он открыл нам путь к Вечной Жизни, ко Спасению от Духовной Смерти.

«Искупление», как мы подчеркивали с Вами, - широчайшее понятие, в которое входит всё перечисленное и более того. И глубоко неправы те, которые «Искупление» понимают только в плоскости страданий Иисуса на Кресте. Отнюдь. Искупление – повторимся - это и Боговоплощение, это и Жизнь Христа на земле, это и Его проповедь Евангелия, да и вообще, абсолютно всё, что Он совершал – всё это непосредственно относится к судьбоносному для всего человечества Божьему акту Искупления.

Термин «Искупление» в Богословских беседах и проповедях часто отождествляется с понятием Спасения - так и говорят: Господь нас спас. Это верно, но не до конца. Богочеловек Христос действительно всё сделал для того, чтобы мы спаслись, но последнее слово всё же за нами. Мы можем принять, усвоить, так сказать, это спасение, а можем и отвергнуть, и тогда всё насмарку. Толку от того, что Иисус проповедовал Евангелие, если люди не захотят следовать Слову Божию. Господь проявил высочайшую Свою Любовь к людям, чтобы на Божью любовь человек ответил своей любовью человеческой, а если он не откликнется, если сердце его окаменелое. Иисус своей жизнью показывает нам пример правильного пути, следуя которым мы можем выйти из дебрей погибели, но человек, ведь, может сказать: а я не хочу идти за Христом, я уж, как ни будь сам и т.д. Да, Христос нас спасает, в смысле протягивает руку помощи, но очень часто мы свои руки прячем за спину, и тогда Божья десница повисает в воздухе.

Точно та же картина и в глубинном, мистическом плане Искупления. Если мы хотим быть ветвями на лозе, питающей и обеспечивающей нашу жизнь, которая есть Христос, мы должны изъявить к этому свою волю. Бог не будет ничего с нами делать без спросу.

А быть в глубоком таинственном единении со Христом – крайне важно для нашего Спасения. «Я есмь лоза, говорит Христос, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего».

Мы действительно чересчур слабы. Даже, когда знаем, как правильно поступить и даже когда этого хотим - пороху не хватает. Нам нужны силы, нам нужна поддержка. Да Христос в Своей проповеди поведал нам, как жить, но этого мало. Господь должен ещё дать нам силы праведно поступать. Всевышний возлюбил нас, и нам нужно ответить той же любовью – нам об этом заповедано. Но, даже если мы знаем, что первейшая и главнейшая Заповедь возлюбить Господа Бога всем сердцем Своим и даже понимаем и соглашаемся с этим – зачастую не выходит. И для этого, как, впрочем, и для всего остального нам необходима Благодатная поддержка.

И Христос может дать нам эти силы, это горючее, но для этого нужно с ним состыковаться, соединить, так сказать, свои артерии с Иисусовыми, стать в определённом смысле, Его Телом и Кровью, разумеется, не в грубом физическом смысле, а на незримом, таинственном уровне. И для этого так же необходимо наше согласие, проявление нашей воли.

Собственно это и происходит всякий раз, когда мы подходим с Вами к Святой Чаше. Принимая в себя частицу Евхаристического Хлеба, мы этим самым говорим Господу: «да, я хочу быть в Тебе и, чтобы Ты так же был во мне. Я согласен быть веточкой, привитой к лозе, которую Ты Собою представляешь. Пусть в моих жилах течёт Твоя Кровь, а моё тело будет Твоим Телом».

И как мы читаем в молитвах ко причащению, подходить к Чаше нужно с пониманием, осознавая, что мы слишком многого хотим от Бога - мы желаем соединиться с Самим Христом, но мы глубоко недостойны этого, и лишь по милости и любви Божией этого сподобляемся. «Да испытывает себя человек, пишет апостол, вкушая от хлеба сего и пия из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет сие недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем».

3.12.17 – Жертва Богу – дух сокрушен, сердце сокрушенное и смиренное

Однажды в старые времена в монастырь был принят мужчина средних лет приятной наружности. Игумен сразу же велел выделить самую просторную и светлую келью с видом на живописную лужайку, озерцо и кедровый лес, выделил просторную кровать и распорядился постелить пуховой матрац и мягкую подушку и позволил спать до 8-ми часов утра, пропуская молитвы полунощницы. Братию всё это привело в крайнее замешательство: как так? Все мы спим на голых досках в кельях по два квадратных метра, подъём в 4 утра, а этому салаге малина такая. С каждым днём среди иноков разрастался возмущенный ропот, как, наконец, игумен собрал всю братию и говорит: а Вы знаете, что наш новый брат Глеб, несёт на себе подвиг гораздо тяжелее, чем все ваши вместе взятые? Вы-то кто по происхождению? Простые крестьяне – привыкшие к тяготам жизни. К слову говоря, нам с Вами, жителям 21-го века, не понять, что такое теснота, дискомфорт, бедность – спросите у нашего Владыки, пока он жив – он Вам расскажет о своём счастливом детстве – счастливом без кавычек. Дом состоявший из одной комнаты метров 8-ми квадратных и сеней, которые отделялись от комнаты низкой деревянной перегородочкой. В этой небольшой комнатушке помещалась ещё большая русская печь, и жили в ней 16 человек. А в сенях ютился домашний скот. Зимой на окнах намерзал лёд толщиной до 15 см.

Да, так вот, говорит игумен, жили вы впроголодь задолго до поступления в монастырь, много работали и мало спали. А вот Глеб – это великий потомственный князь, который рос в роскошном дворце, имел множество прислуги, портных, поваров, золоченые кареты, конюшню с породистыми лошадьми и т.д. А теперь соразмерьте – степень вашего самопожертвования во славу Божию и Глеба.

Нам с Вами тоже не всегда легко понять людей иного круга, особенно другой эпохи. А вот Бог, как ни странно, понимал всегда и всех, даже облысевшую обезьяну, потерявшую почву под собственными руками. И вот дикарям Он, например, заповедует: «око за око, зуб за зуб». Как понимает эту заповедь современный читатель? Как предписание, мол Сам Бог повелевает свернуть челюсть обидчику – раз тебе причинили телесные повреждения, значит, ты просто даже обязан ответить злом за зло.

Но мы уже неоднократно подчеркивали с Вами, что «око за око, зуб за зуб» - это не предписание, а ограничение. Дескать, если ты уж не можешь стерпеть, руки до невозможности чешутся – ладно ступай – бей, но смотри, не вздумай принести больший вред, чем это сделали тебе.

То же самое и в отношении с жертвоприношениями. Возьмите Библейскую историю – жертвоприношения Каина и Авеля не в счет, это не историческое повествование. А вот, начиная с жертвоприношения Авраамом Исаака – что происходит? Постепенное, поэтапное упразднение жертвы, в том смысле, как она понималась первобытными людьми.

По дремучести на первое место можно поставить человеческие жертвоприношения. Предположим, совет старейшин в каком-то дикарском племени постановил, что крокодил не ловится, не растёт кокос из-за того, что духи прогневались на них за какие-то дела неправедные и хотят их смерти. Что делать? Попытаться утолить жажду крови разгневанного языческого божка. Каким образом? Десяток юношей, десяток девушек сбросить на частокол из копий, дюжину младенцев живьём поджарить на жаровне у статуи идола. Глядишь и успокоится божок в своей злобе. Авраам, живший в Харране, до того, как его призвал Бог, был таким же язычником, как и все жители того края. Жертвоприношения детей там были каждодневным явлением. Именно поэтому, когда Господь сказал Аврааму: «возьми Исаака сына твоего и пойди с ним в землю Мориа и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой Я скажу тебе», Авраам безоговорочно пошёл выполнять это указание. Конечно же, ему было жалко своего сына, а, быть может, не столько сына, сколь обетования данного Богом произвести от него великий народ. И, тем не менее, ничего необычного, ничего из ряд вон выходящего Авраам не услышал – десятки и сотни поколений до него делали то же самое – и отец его и деды и прадеды приносили человеческие жертвоприношения – он-то чем лучше?

Но Господь на самом деле призывает Авраама не для всесожжения своего сына, а, наоборот, для торжественно-показательной отмены людских жертвоприношений. Всё – точка, больше никаких жертвенных убийств. Вон есть у вас овцы, козлы, голуби – их и режьте и жгите.

На самом деле Богу и этого не надо – и Он будет об этом говорить уже в Ветхом Завете, в частности, через пророка Амоса. А Давид в 50-м псалме поёт: «Всесожжению не благоволишь Ты, Боже; жертва Богу – дух сокрушен, сердце сокрушенное и смиренное». А в Новом Завете и вовсе категорически упразднены жертвы животных.

Но до Нового Завета ещё нужно было дожить. Сказать древним: не нужны Мне никакие жертвы Ваши – это было бы всё равно, что сказать: не хочу с Вами иметь никакого дела. Бог вынужден считаться с человеческим примитивом.

Причём, надо сказать, и с наступлением Завета Нового и полной отменой пролития крови не только человеческой, но и животных, образ кровавого жертвоприношения не канул в лету. А как же без крови – в людском сознании – серьёзные отношения могут быть только там, где они скреплены кровью.

Поэтому и Сам Христос использует образ Крови в заключении Завета: это Моя Кровь, говорит Он, по кругу подавая кубок вина, ученикам Своим на Тайной Вечери. И апостолы в своей проповеди используют всем понятный язык жертвы. «Искупил нас Христос, пишет апостол, от клятвы закона…» (Гал.3. 13) «предложив Богу Отцу жертву умилостивления в Крови Его…» (Рим.3,25).

Проблема на самом деле. Уже в Ветхом Завете Господь говорит через пророка Осию: «милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений». Но людям это не очень понятно и тогда приходится искать способ хоть как-то объяснить смысл Крестных страданий Христа. Говорить о тонких вещах, зачастую, дело неблагодарное, а сказать, что, дескать, «мы согрешили, и этим самым оскорбили Всевышнего, Который либо из чувства высшей Справедливости, либо, что ещё хуже, из чувства Гнева готов испепелить нас. Но чтобы удовлетворить Свою справедливость или успокоить Свой гнев, Он посылает на Крестные Страдания Сына Своего, и, таким образом, наблюдая неимоверные страдания Иисуса Христа, умиротворяет Свою ярость и удовлетворяет Своё чувство Справедливости». Во, так бы и сразу всё объяснили, теперь ясно, скажет обыватель. На самом же деле, не особо-то оно и ясно. Просто это лучше, чем ничего. Тайна Страданий Христовых, как мы многократно подчёркивали с Вами – это великая Тайна, которую постичь нам не дано, и подбираемся мы к ней с разных сторон, используя притчи, образы, иносказания. Апостол Павел, вон использовал аналогию «выкупа из рабства» - очень даже было понятно его современникам, жившим при рабовладельческом строе. А один из наших современных православных миссионеров, использовал другую аналогию. Дело в том, что он проповедовал где-то глубоко в Африке, среди каких-то совсем первобытных племен, и пытался им объяснить что-то о христианстве, о Смерти за нас Христа, и никак ему это не удавалось, как наконец, он нашёл способ. Оказалось, что у них есть такой обычай в отношениях между двумя племенами: вождь каждого из племён отдает своего сына в заложники в другое племя, и таким образом заключается мирный договор. И если кто-то из этого племени убьёт кого-то из того племени, тогда в том племени убьют сына вождя. Так вот на этом сравнении, как сын вождя приносится в жертву ради того, чтобы не было смертоносных войн между племенами, эти африканцы смогли как-то понять и смерть Христа. Ну и дальше всё остальное в Евангелии для них стало понемногу раскрываться.

Любая аналогия, которая хоть как-то может приблизить нас к пониманию спасительных Страданий Иисуса на Кресте, хороша. Но, как мы сетовали с Вами, проблема в том, что, высказывая любые аналогии, проповедник рискует, что его образ, метафора, станет завтра же преподноситься, как реальность. А что делать? Приходится рисковать. Уж лучше ущербное, искажённое представление о Божием Спасении, чем никакого. Но мы-то с Вами, уже люди повзрослевшие, можно сказать, зрелые. И уж нам-то негоже довольствоваться примитивом – представлять наше Спасение в аля-юридической плоскости, мол, надрать меня должны были за грехи мои тяжкие, а пострадал за меня Христос. Всё же надо как-то вырастать из штанишек, возвышаться над подобной наивностью.

Но если Ваши слушатели из контингента дремучего и Вы чувствуете, что Вас вовсе не понимают – что поделаешь. Быть может, и мне самому придётся озвучивать средневековую теорию, Удовлетворения Правде Божией, как это пришлось однажды Владыке Кириллу, пребывавшему на Смоленщине – этой непаханой духовной целине. Да, в одной из проповедей, глядя на, мягко говоря, неискушенных слушателей он, будучи православным Богословом высокого класса, обречён был на подобный примитив. Но судить его за это не стоит, равно, как и делать далеко идущие выводы, мол, ба, сам Кирилл рисует средневековую карикатуру.

Алексей Осипов – профессор МДА, неустанно повторяет – не сталкивайте отцов Церкви лбами. Да, у одного написано одно, у второго – другое. Потому, что святые Отцы, очень редко писали просто так – в назидание грядущим поколениям. В абсолютном большинстве они высказывались в адрес конкретных живых людей. И одному нужно было  сказать так, а другому – сяк - буквально противоположное – гордого смирить, унылого ободрить, уклоняющегося вправо, толкнуть влево и наоборот. Кому-то упростить, а для кого-то и усложнить. Это и называется подходом пастырским или индивидуальным.

Но застревать на примитиве может оказаться пагубным. Четырёхлетнему ребёнку ещё можно сказать, что тебя аист принёс, или в капусте нашли. Но если так будет думать молодой человек 24-х лет – это беда. Не в капусте нас нашили, и не доставлял Иисус Христос никакого удовольствия Своему Небесному Отцу, умирая на Кресте.

19.11.17 – Что стоили бы Евангельские слова о любви, если бы не Крест Христов?

Рассуждая о Спасении, которое Бог осуществил посредством Воплощения во Христе, надобно помнить простую, но важную вещь: спасает нас Господь не от медведя, не от дикого кабана и не бешеной собаки, а от нашего собственного греха.

И опять-таки – грех – слово это у большинства «people-ов»  вызывает ассоциации не совсем верные – мол, да, согрешил - банку краски с работы утащил и ещё -  был в командировке - сблудил. Понятно, что это не есть хорошо, но всё это производные от Греха с большой буквы этого слова. На самом деле, грех он один единственный – Богоотступничество и поставление себя самого в центр жизни – мы уже об этом неоднократно говорили. Всё остальное многообразие грехов – это листочки с этого толстенного древа.

Мы знаем, что случается, когда какая-то клеточка организма начинает вести себя, как главная, не считаясь с соседними – разрастаться, вторгаясь в близлежащие органы тела. Тяжелейшее и мучительное заболевание, ведущее к смерти всего человеческого организма, ну и, в конечном итоге и их самих – «возгордившихся» клеточек, возомнивших себя главными. Клеточки эти раковые в конечном итоге тоже оказываются в могиле.

До сих пор раковые заболевания уносят на кладбища десятки и сотни тысяч людей ежегодно, и ничего не поделаешь. Иногда, конечно, удаётся убить эти горделивые клетки – химиотерапией или облучением – но это процедуры – не дай Бог врагу. Ну а представьте – давайте пофантазируем с Вами – если бы можно было бы с ними договориться, убедить, что, мол, опомнитесь – сами погибнете, не Вы главные в теле человека. Живёте себе в организме и – на здоровье – будьте скромнее. Кстати, в теле каждого из нас этих клеточек раковых хватает. Но до тех пор, пока они не согрешили, так сказать, не возомнили себя единственными и неповторимыми, не стали претендовать на роль главенствующую, всё нормально, жизни ничего не угрожает.

Так же и в духовном плане - гибель человека обусловлена себялюбием, поставлением себя в центр – я главный. Не Бог в центре жизни, не окружающие, а я, любимый – «и пусть весь мир подождёт». Именно эгоизм является смертельным заболеванием человечества. И спасение от греховной гибели заключается в первую очередь в освобождении от эгоизма. Для того, чтобы спастись, необходимо произвести изменения в нашей душе и нашем сознании. Моё «я» в результате должно оказаться, минимум, на 3-м месте – сначала Бог, потом ближние, а после них уже и «я». И это вовсе не означает по жизни играть в поддавки, отказываться от конкурентной или соревновательной борьбы и стремления быть лучшим. Быть лучшим, вовсе не означает быть ценнее в очах Божьих, да и в собственном сознании, но это разговор отдельный.

Ну а как себя подвинуть с незаконного престола? Своя-то рубашка ближе к телу. Есть-то мне хочется, когда голодно, а сыт голодному не товарищ. Ну вот зачем бабке деньги? А мне они, пожалуй, пригодятся. Но если эта старушка – твоя мать - схема рассуждений меняется до неузнаваемости. Почему? Да потому, что это твой любимый человек, самый дорогой на свете. Далеко не у всех это так, и всё же.

Между прочим, любовь - единственный фактор могущий остановить эгоизм в человеке. Любовь – это уникальный духовно-медицинский инструмент, незаменимая микстура, которой можно исцелить от эгоизма – а эгоисты мы все – просто есть воспитанные, культурные эгоисты, а есть неотёсанные хамы. В конечном итоге ещё неизвестно – что лучше, а что хуже по очень простой причине – хам он всегда в проигрыше, а поэтому у него есть стимул переосмыслить своё отношение к окружающим. А вот хитрые эгоисты, образованные, культурные – они очень даже вольготно себя чувствуют и поэтому считают себя благополучными. 

Так вот значит, только любовь может противостать инфекции Греха с большой буквы этого слова – любовь к Богу и любовь к ближним. Поэтому, промышляя о спасении людей, Господь уже в Ветхом Завете через Моисея провозгласил заповеди о любви к Богу и любви к ближним – возлюби ближнего, как самого себя. Это очень высокая планка – попробуй, полюби пакостного Гришу соседа, как самого себя – даже для нас с Вами христиан это сверхзадача, а тем более для людей древности. Хотя, очень понятная заповедь – себя-то любишь – вот и других люби так же.

Но за кажущейся простотой, эта Заповедь на самом деле невыполнима. Прибора нет такого с двумя индикаторами – на правом плече стрелочка указывающая уровень любви к ближнему, а на левом – любовь к себе самому. Посмотрел на одну шкалу – ага 12 любвевольт, а на другой шкале только 9, значит, поддать газу надо – выровнять, чтобы всё одинаково было. В жизни так не бывает – либо ты цаца, либо твой ближний. А Заповедь эту Господь дал людям, не в расчете на её выполнение, а чтобы те как-то возрастали, сокращали разрыв между любовью к себе и любовью к ближнему.

Велика эта Заповедь из 19-й главы книги Левитов, однако она не решает проблемы греха. Грех-то – это когда я пуп земли, абсолютная мера всех ценностей. И Заповедь эта на самом деле ничего не меняет, она идёт на компромисс человеческой испорченности, апеллирует к той же самой греховной иерархии: да, именно ты - критерий любой ценности, ты эталон достоинства. Так вот и оставайся им, просто подтягивай отношения с другими к уровню отношения к себе.

Посему даже добросовестное исполнение этой заповеди полностью не спасает от Греха, не исцеляет от главного нашего духовного недуга, а просто сдерживает его развитие, подлечивает так сказать. А Христос пришел на землю не подлечивать, а полностью излечить, не подмогнуть, а до конца решить проблему. Поэтому Он провозглашает Новую Заповедь: любите друг друга… нет, не как себя, а - как Я возлюбил Вас. Понятно, как – на Крест взошёл ради нашего спасения. Не по любви к себе ровнять любовь к ближнему, а по любви Христовой, не я мера и критерий любви, а Христос, и ближнего я должен любить больше себя самого.

Ну а теперь представьте себе, что стоили бы эти слова о любви, если бы не Крест Христов, если бы таки миновала чаша Его, и Иисус дожил бы до глубокой старости, так сказать, окружённый любящими детьми, внуками и правнуками?

Мало сказать было о любви, надо было ещё и явить её людям, показать, что это возможно, что это реально. Поэтому искупительная жертва на Кресте представляла собой ещё и явление Любви Христовой, которая теперь будет эталоном – мерой, соблюдая которую человек спасается. От Греха спасается. Ну а как иначе. Если, будучи во грехе – я главный, и вот, вдруг, я возлюбил ближних любовью Христовой – что сие значит – всё – не я главный, а мой ближний, за которого я готов жизнь отдать. А это и есть самое, как ни есть Спасение.

Таким образом, Господь не только открыл нам – проинструктировал - как поступать, чтобы спастись, но и показал нам, продемонстрировал технику, так сказать, Спасения.

Ну и ещё есть очень важный аспект Голгофы Христа.

Понятно, что возлюбить – дело непростое, но это наша задача. Чтобы спастись, надо и ближнего возлюбить больше себя и Бога всем сердцем своим, всей душою, всем существом своим. И если Грех - это поставление себя в центр, то и Бог в этом случае оказывается на периферии, и ближние на задворках. Но Господь в первую очередь. Корень греха - Богоотступничество.

И что тогда делать для исправления этого разлада? Правильно – уступить место Всевышнему. Просто так, автоматом, не получится. Другое дело, если возлюбил Бога. А как возлюбить Всевышнего? Тоже задача. Апостол Иоанн Богослов пишет: «Кто говорит: `я люблю Бога', а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?» Резонно, не правда ли?

Но, коль Бог воплотился, значит в Иисусе Христе мы можем узреть Бога, а в Его страданиях на Кресте спасения нашего ради, почувствовать Божию Любовь к нам. Всё равно, конечно, тяжко, но голгофским подвигом Всевышний сильно облегчает нам задачу – Он первый нас возлюбил и явил свою любовь настолько ярко и убедительно, что сильнее уж, просто и невозможно. И нам остаётся всего лишь ответить - любовью на любовь, а это намного проще – любить тех, кто нас любит.

Таким образом в деле спасения человечества, отнюдь не последнее значение имеет явление Любви Божией посредством крестного пути, Страдания и Смерти Господа за всех нас живущих, живших, и ещё не родившихся.

29.10.17 – СОВОПЛОЩЕНИЕ со Христом

В художественной литературе периодически появляются различные версии Евангельских событий не просто вымышленных, но, подчас, кощунственных. Описываются, например, подробности любовных похождений Христа, Его женитьбы, рождения детей и пр. Для традиционно-верующего человека читать подобные вещи крайне мучительно. К слову говоря, вымыслы с женитьбой Иисуса, это ещё не самое страшное. Просто это неправда, такого на самом деле не было, Христос не обзаводился семьёй – Ему предстояло служение, мягко говоря, не вписывающееся в семейный быт. Однако сказать, что такого вообще не могло быть в принципе, наверное, было бы крайностью. Греха или непреодолимой преграды для Христовой миссии в том, если бы Иисус имел жену и детей, очевидно, не было бы.

Понятно, что с уважением относиться к таким книжкам, как «Код да Винчи» Дена Брауна нельзя. Но ещё хуже их ненавидеть. Помните, кампанию, которую развернули церковники против сего детективчика средней руки? Автор писульки этой был, наверное, на седьмом небе от счастья – такую рекламу сделали ему христиане, причем бесплатно!

Но в подобной литературе иногда появляются зарисовки, которые, опять-таки, к действительности никакого отношения не имеют, но на ту или иную притчу-образ, в принципе, тянут. Не помню уже, где я читал, может Вы подскажете – мысль примерно такая: Иисус Христос был женат, имел детей, которые, затем, продолжили Христов род – внуки, соответственно, воспроизводили правнуков, с каждым поколением умножаясь, и этим самым, как бы распространяя Христов спасительный ген. Дескать, грех природу нашу исказил, все мы в той или иной мере порочны. Ну, с последним обстоятельством спорить никто не станет – гадости в каждом из нас таки хватает. Ну и вот эта порча сидит, мол, в нас на генном уровне. А Иисус, как известно, был во всём подобен нам с Вами, кроме греха. Христос совершенно праведен, абсолютно свят. И вот эти Его хромосомы, ДНК, РНК и прочее безупречно здоровы и жизнетворны. И вот, сталкиваясь с нашей болезненной наследственностью, эти Христовы гены постепенно оздоравливают весь человеческий род, ну как малая закваска, квасящая всё тесто.

Такой вот пассаж. Если всё это не дай Бог воспринимать всерьёз и буквально, то, во-первых звучит бредово, во-вторых к действительности не имеет никакого отношения, и в-третьих выйдет вполне кощунственная ересь. Но если отстраниться от конкретных вымыслов и увидеть в этом абстрактный образ спасительного Боговоплощения, то даже вполне может сгодиться. 

Дело в том, что святые отцы древности громадное значение придавали самому факту Вочеловечения Господа. Да, очень важно то, что Иисус проповедовал, тем более Его Страдания и Смерть на Кресте, но именно на акте Воплощения многие отцы Церкви  фокусируют своё внимание, как на главном событии в деле нашего Спасения. Уже само по себе соединение человеческой плоти с Божеством явилось восполнением человеческой недостаточности, вознесением человеческой природы к Небесам, её Обожению.

Обожение – такой Богословский термин есть – по-гречески – theosis – соединение со Христом, совоплощение с Иисусом. Макарий Великий об этом совершенно недвусмысленно говорит: «Вочеловечившийся Господь… соединяется и совоплощается с верными Ему душами, вносит «душу в душу, ипостась в ипостась». Ну а поскольку Христос не просто Человек, а Богочеловек, значит, через Иисуса мы соединяемся и со Всевышним Творцом. Именно посредством Христа. «Через соединение со Христом человек сопричащается Нетварной Божественной Жизни Святого Духа, делается «причастником Божественного естества» (2Пет.1:4). А это и есть Спасение - главная цель жизни христианина. Иными словами спастись, значит, обожиться. Дионисий Ареопагит подчеркивает эту связь, что «само Спасение достижимо только через обожение».

Заметьте, это очень важно запомнить - Спасение святыми отцами Восточной Церкви поставляется в зависимость не столько от Голгофы и Крестных страданий Иисуса, сколь от Боговоплощения. Потому, что «возможность обожения, говорит св. Максим Исповедник, раскрывается, (становится возможным именно Боговоплощением. Он так и говорит: «Твердое и верное основание надежды на обожение для естества человеческого есть вочеловечение Бога». А Афанасий Великий завершает эту важную истину, говоря: «Он, Иисус, вочеловечился, чтобы мы обожились».

Другими словами, в самом Воплощении Сына Божия произошло как бы такое вливание живительных сил в человеческую природу, совершилось искупление человечества в онтологическом измерении - не в юридическом смысле, а в плане восполнения человеческой немощи и уврачевании недугов. Соединившись с человеческой природой, Господь как бы компенсирует нашу греховность своей безупречной праведностью, нашу безбожность безграничной святостью, наше богоборчество, Своим абсолютным послушанием Богу Отцу.

Ну Вы обратили внимание - Спасение, и обожение – для того же Дионися Ареопагита и ряда других отцов Церкви это почти одно и то же, и оно становится для нас близким, вполне достижимым. Мы то с Вами, как и всё человечество, хотя и состоим из множества индивидов, однако каждый из нас связан какими-то неведомыми нитями друг с другом; наше духовное состояние как-то влияет на других, причем, не только на ближайшее окружение, но и вообще на всех. Помните знаменитые слова Серафима Саровского: «Спасись сам, и возле тебя спасутся тысячи». Так вот представьте, если наша немощная людская праведность может спасительно повлиять на других, то что можно говорить о той мощи спасительных животворных сил, которые влились в ткань всего человечества через Боговоплощение! 

Но связаны мы друг с другом не до такой степени, что бы лишиться индивидуального права выбора и самоопределения. Эти живоносные спасительные Благодатные силы любой из нас может в себя и не впустить – перекрыть краник, оградиться от них, что часто, к сожалению, с нами и происходит.

А внешним насильственным способом – без спросу, так сказать, без нашей на то воли, Господь спасать нас не может. Собственно, поэтому и Церковь, для этого и установлен Завет-Союз-Договор - Новый Завет в Теле и Крови Христовых, где каждый из нас волен – войти в этот Завет или не входить, отторгнуться от Тела Христова или продолжить свой рост на Истинной виноградной Лозе, которая есть Господь наш Иисус Христос.

22.10.17 – И ранами Его мы исцелились!

«Искупление» - слово это в разных книгах Библии повторяется более 30 раз. Аpolytrosis - буквально означает «выкуп», за который пленные или рабы получали свободу, а преступники освобождались от наказания. Восхитительное слово, на самом деле.

Можно было бы сыграть в такую игру – эксперимент провести – раздать группе участников листочки и продиктовать им различные слова и словосочетания, ну, к примеру, «сшить костюм», «помочь бедному», «отремонтировать автомобиль», «приготовить обед», «решить уравнение» и подобные – самые разные положительные действия обозначить. И попросить участников игры каждому словосочетанию присвоить номер, оценивающий значимость того или иного действия. Ну вот что важнее – сшить костюм или отремонтировать автомобиль? Кто-то отдаст предпочтение костюму, а кто-то автомобилю – соответственно и первый номерок Вася присвоит автомобилю, а Мотя - костюму.

Но вот, если среди этих слов поместить, обсуждаемое нами ныне понятие искупления, разворачивающее судьбоносный вопрос: – выкупить человека из плена на свободу или оставить его томиться в рабстве? Наверное, и Мотя и Вася окажутся единомышленными. Ну вот действительно, что может быть более возвышенным и святым, чем выкупить человека из рук тех же террористов или пиратов.

И вот этот образ выкупа, как бы постоянно напрашивается, когда люди начинают рассуждать о Спасении, совершенном Господом нашим Иисусом Христом. Тем более, апостол Павел этот образ делает ещё более четким, усиливает его такими пассажами, как это в его послании к Галатам: «Христос, пишет апостол, искупил нас от клятвы закона, (т.е., от кары за преступление перед законом) сделавшись за нас клятвою (т.е., за нас понёс наказание преступника). (Гал.3. 13). Искупил нас Иисус – «предложив Богу Отцу жертву умилостивления в Крови Его…» Ну и далее достаточно только дорисовать картинку, которую мы с Вами уже обсуждали в прошлый раз – мол, нам, грешникам положено гореть в аду, но за нас принесена жертва Иисусом Христом на Кресте. Т.е., вместо нас пострадал Иисус, Он Своей Кровью заплатил за нашу амнистию от вечных мук. Такие вот картинки рисовали католики в средневековье, ну и большинство современных протестантов исповедуют эту, так называемую, «юридическую теорию» - купли-продажи – должны были мы сполна за всё расплатиться, но за нас Христос рассчитался, а, значит, всё – свободны.

К православному учению о спасении эти торговые схемы, как мы многократно подчеркивали с Вами, не имеют никакого отношения. Изначально древняя, ещё не разделённая Церковь рассматривала грех человеческий не как вину перед Богом, а как болезнь. Все мы с Вами духовно больны и нуждаемся не столько в прощении грехов – за этим у Господа не заржавеет, сколь в исцелении нашей порочности. Поэтому, не случайно уже пророк Исайя, хотя и использует образ заместительной жертвы Христа, когда говорит: «Он мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, но заключает Исайя пророчество крайне важными словами: «и ранами Его мы исцелились» (Ис.53,5). Исцелились – не прощены, не выкуплены, а именно исцелены – это очень важный момент.

Не факт, к слову говоря – может исцелились, а может и нет. С одной стороны в слове Божием говорится о Спасении, как о событии, уже совершившемся и от нас не зависящем: «Вы спасены, пишет апостол Павел и сие не от вас, а Божий дар» (Еф. 2, 8). Но, с другой стороны, тот же Павел утверждает необходимость трудиться для достижения Спасения: «Со страхом и трепетом совершайте свое Спасение» - пишет апостол (Флп. 2, 12). Будем трудиться, будем достигать, значит, спасёмся - исцелимся от ран греховных, а не будем напрягаться, значит, потонем. Т.е., Священное Писание различает два аспекта - истину уже совершившегося спасения и истину необходимости совершения спасения каждым верующим. Другими словами, тонущий в болоте должен изо всех сил ухватиться за палку или шест, который ему протягивает спасатель.

Но вернёмся к «искуплению» - это слово, как мы уже подчеркнули с  Вами, в Библии употребляется многократно. Но что интересно, практически во всех случаях, этот термин употреблён отнюдь не по этимологическому назначению. Судите сами – вот, например, пишет Исайа: «так говорит о доме Иакова Господь, Который искупил Авраама…». Наверняка все из Вас хорошо знают Библейское повествование о праотце Аврааме. Ну и где там такое было, чтобы Всевышний с кем-то за Авраама расплачивался – с Вельзевулом, например, - деньгами, там или бартером, или Кровь Свою Божественную – космическую проливал? Ничего подобного не было. Или вот: «Восклицайте, глубины земли; шумите от радости горы, лес и все деревья в нем; ибо искупил Господь Иакова…» (Ис.44,24). И где такое было, чтобы Бог у кого-то выкупал Иакова. Да и весь народ Израильский, оказывается, Господь, по словам пророка Неемии, искупил силою Соею великою и рукою могущественною.

Причем, здесь совершенно замечательно: «искупил Господь силою Своею и могуществом». Это уже интересно – представляете, купить на базаре огурцы, употребив силу свою - могущественную руку – кулак тяжеловесный – мол, отдавай огурцы, а то и мокрого места от тебя не останется.

Вот у пророка Михея довольно характерное, и, наверное, универсальное применение термина «искупление»: «Я, Господь Бог, вывел тебя из земли Египетской и искупил тебя из дома рабства». Ну Вы помните, как Всевышний «уговаривал» в кавычках египтян отпустить израильтян на свободу – не очень-то много золота и благ им предлагалось.

Таким образом, можно заключить, что «искупление» в библейском словоупотреблении – это некий акт – действие Божией силы, направленное на вызволение, освобождение, спасение, но отнюдь не понимаемое в торгово-юридической плоскости.

Конечно, можно усмотреть некий понятийный элемент, хоть немного, но соответствующий этимологии термина «искупление», но, разумеется, совершенно в ином смысле.

Ну, вот, предположим, я решил приобрести хорошую стиральную машинку, ну, не доску рифлёную, а что-то посовременнее. Прихожу в магазин, кручусь у прилавка, смотрю на цены с пониманием того, что – не потяну – дорого. И тут происходит чудо – в этот же магазин какими-то ветрами задувает моего соученика ещё по средней школе – ныне же директора крупного банка. Привет! Сколько лет, сколько зим! Как жизнь? Чего ты здесь делаешь? Машинку стиральную? Нет, вот эту не бери - вот эта нормальная! Чего денег не хватает? А сколько у тебя? Я доплачу. Вот и всё – проблема решена - кстати, это история почти реальная – в моей жизни подобные вещи случаются часто.

Да, так вот, что произошло? Искупление, в каком-то смысле этого слова. Искупление моей недостаточности, моей финансовой несостоятельности богатством друга.

Или, предположим, я играю в команде на каких-либо соревнованиях – неважно, каких. И играю плохо – в плохой спортивной форме я оказался. Но зато остальные члены команды – великолепны, и с лихвой компенсируют мою заторможенность. Здесь тоже можно сказать, что другие игроки моей команды как бы меня искупают, мою неповоротливость восполняют своей ловкостью.  

Человечество погрязло в грехе и сам человек без помощи свыше не в силах выбраться из этой трясины - собственных возможностей не достаточно - его нужно спасать, его вытаскивать надо. Без Бога из болота греховного нам не выбраться. Но, как это ни покажется странным – и Бог без усилий человека ничего не сможет поделать. Это, кстати, архиважный принцип в деле спасения – ни человек без Бога не справится, ни Бог без человека. Здесь предполагается сотрудничество Бога и человека: Апостол Павел так и говорит: «Мы соработники Богу» (1 Кор. 3, 9).

Итак, значит, Иисус Христос действительно совершил величайший акт искупления человечества, дающий нам шанс быть спасёнными. Искупления в смысле вспомоществования, восполнения недостающего. У нас не хватает собственных сил, Господь посылает силы Благодати. В человеческом социуме не хватает праведности – Христос являет собою абсолютную праведность. Мы непослушны Богу – Иисус проходит путь ПОЛНОГО послушания Богу Отцу. Острый дефицит любви и жертвенности среди людей – Господь являет её в предельной полноте, добровольно восходя на Крест. Одним словом, в плохонькой команде человечества появился суперигрок, который вытягивает эту команду на призовое место. Унылые игроки вдохновляются, ленивые начинают больше двигаться, в команде поднимается дух – есть на кого ровняться. И впереди появляется свет – в конце тёмного тоннеля, загорается вера и надежда на то, что не всё потеряно и всё ещё можно исправить.

15.10.17 – Кому понадобился Крест Христов?

Вечный вопрос: зачем Христу надлежало принять мученическую смерть на Кресте, почему это было так необходимо? Ведь даже Сам Иисус в молитве к Богу-Отцу просил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия. Да и практически избежать ареста Иисусу ничего не стоило – Он прекрасно знал и о заговоре первосвященников и о предательстве Иуды – скрыться под покровом ночи сразу же после тайной вечери можно было легко. И даже после ареста, Христос мог в любой момент, как Он сам сказал Петру, «умолить Бога-Отца, и Всевышний представил бы Ему более, нежели двенадцать легионов Ангелов». Но Господу подобало взойти на Крест, претерпеть невыносимые страдания и умереть смертью раба. И на вопрос «зачем?», Церковь во все века и тысячелетия отвечала однозначно: крестные страдания и смерть Иисуса были необходимы в деле спасения человечества от рабства греха. Но почему именно необходимы, и какую роль, конкретно, сыграли, по большей части от нас сокрыто – тайна сия велика есть.

Но таковы уж люди – сказать им, что сие непостижимо, таинственно, мол, человеческий разум здесь бессилен – никого не успокаивает. Дескать, нет – ты уж нам объясни что и как! Коль сказал «а», говори и «б»! И многие из Богословов произносили «б», но это «б» в Богословии, нередко надуманное и лживое.

Вот что нам доподлинно известно – открыто Самим Богом? В момент смерти Иисуса на Кресте произошло нечто-то великое и судьбоносное во всём мироздании, во всём космосе, имеющее непосредственное отношение к нашему Спасению - это «а» - вполне достоверный факт, причем, истина в последней инстанции. И здесь следовало бы остановиться, поставить жирную точку. Но любопытство, хотя и не порок, но иногда большое свинство - объяснить во что бы то ни стало, растолковать во всех подробностях, любой ценой, и – давай – вперёд фантазировать. И фантазии в данном случае оказались весьма небезобидные - вот это «б», вслед за «а» поставлявшееся некоторыми средневековыми Богословами, в частности католическим схоластом Ансельмом Кентерберийским в попытках объяснить мистическую сторону спасения человечества через Крестные страдания и смерть Господа нашего на Кресте, на самом деле – весьма блудливое. «Юридической теорией» это ещё называют – в кавычках, разумеется, которой заражены были в своё время и католики и, особенно, протестанты. К сожалению эта инфекция не обошла и русское православие – в пространный катехизис митрополита Филарета Дроздова попала эта зараза - обер-прокурор Святейшего Синода граф Николай Протасов постарался – вопреки желанию святителя.

Но давайте по порядку - вспомним основные Библейские высказывания по этому поводу. Пророчество Исайи гласит: «Он, Мессия, изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем…» (Ис.53,5). Апостол же Павел христианам Рима пишет: Мы получили оправдание, (т.е., спасены от вечных мучений) «искуплением во Христе Иисусе, Которого Бог предложил в жертву умилостивления в Крови Его…» (Рим. 3, 25).  А в послании к Галатам написано так: «Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою ибо написано: проклят всяк, висящий на древе…» (Гал.3. 13). Довольно яркие высказывания, читая которые действительно прямо таки хочется нарисовать логическую схему, начертанную западными теологами. Ну, Вы помните -

Первая посылка: Любой человек, нарушающий Божий закон – проклят, в смысле, подлежит осуждению и приговору на вечные мучения.

Вторая посылка: Все мы, люди грешны, все виновны в том или ином нарушении Закона Божия.

А следовательно - все подлежим осуждению и приговору на вечные мучения.

Но нам-то не хочется гореть в аду, мы вопим о спасении. И Богу, в общем-то, по большому счёту тоже не хочется обрекать людей на вечные страдания. Но вот беда – Всевышний, якобы с Собою поделать ничего не может – Он-то Праведен, т.е., справедлив, а справедливость требует наказания. Другими словами, Господь Бог является заложником собственной праведности. Казалось, чего уж проще – взять и отменить кару грешникам – объявить всем нам амнистию и дело с концом. Ан, нет – это мы, грешники, можем простить грешника – просто так выпустить его из тюрьмы, а Бог, оказывается такого не могёт – дескать, справедливый гнев Его распирает на грешников.

С другой стороны, Господь-то ещё и любящий, а поэтому вынужден пребывать меж двух огней – Своим справедливым гневом на грешников и жалостью к ним.

И каков же выход из этого затруднительного положения избрал Всевышний, по мнению, скажем, тех же Лютера или Кальвина? Правильно, сорвать свою злость на ком ни будь другом – ну это понятно – мы с Вами частенько успокаиваемся таким образом – кто-то досадил нам, мы в бешенстве, а тут под горячую руку Вася подвернулся – ну и мало ему не показалось. Причем, этот «козёл отпущения» должен быть желательно невинным, потому, как если Вася тоже набедокурил прилично, и Вы стружку с него снимаете, то это срывом злости не назовёшь – на жертву не тянет. 

Посему решил Бог Отец послать в мир Сына Своего Единородного – Он-то уж точно безгрешен. Вот пущай и умоется кровью – изопьёт до дна чашу страданий и тем самым принесёт, как выражаются горе-Богословы «удовлетворение правде Божией». Это же надо - такой ещё вот специальный термин сочинили «удовлетворение правде Божией»! Нет, чтобы сказать, удовлетворение жажды крови – грубо, но зато было бы честно и прямо. Собственно, Лютер и Кальвин, примерно так и говорили – католики – те были немного осторожней в высказываниях и ограничились «правдой Божьей».

Ну и в свете этого – как тогда понимается механизм нашего спасения согласно учения протестантов? По мере того, как страдает в несказанных муках самый лучший и прекрасный из всех рождённых на Земле, абсолютно невинный и святой Сын Божий и одновременно Сын Человеческий, справедливая ярость Божья, постепенно угасает и тогда успокоенный Бог Отец оказывается в состоянии простить людям их согрешения и амнистировать их от мук гееннских. Недурственно, не правда ли? И тогда вроде, как «понятно» зачем Крест Христов и почему необходимо было Господу пострадать и умереть на нём – утолить ярость Бога Отца, умирить гнев свой на человеков.

У этой кощунственной теории, которую, как ни странно, до сих пор исповедует абсолютное большинство протестантов и даже, к ужасу некоторые невежественные православные, есть некоторые дополнительные варианты – незначительные отклонения. Согласно одного из них, Бог Отец, по-настоящему любящий нас и посему отнюдь не пышет злобой на человечество, Он просто вынужден допустить Страдания Сына Своего Единородного, поскольку Всевышний находится во власти мирового Закона Справедливости, который Сам некогда установил. Дескать, Бог-то и рад был бы его отменить, но не может в силу каких-то причин. Это знаете, сродни языческого учения о карме – сделал гадость – получи по заслугам. И никто тебя не спасёт от этой адской машины.

Вариант этот, конечно, менее кощунственный, но не намного. Безусловный плюс здесь в том, что эти псевдоБогословы не делают из Всевышнего кровожадного палача - на этом, конечно, им спасибо. Однако в данном случае Бог унизительно поставляется в зависимость по отношению закону возмездия. Получается, что главенствует миром не Всевышний, а созданный Им закон воздаяния. В контексте, скажем, индуизма это, может быть и нормально, но к любой авраамитской религии, тем более к христианству это никак не клеится.

А есть вообще жуткая версия, мол, коль люди согрешили, значит этим самым перешли в собственность дьяволу, оказались его рабами. И освободить нас из адских застенков никак невозможно. Разве что, Сам Бог может договориться с сатаной - сторговаться, так сказать, чтобы Люцифер распорядился выпустить грешников под залог драгоценной Крови Христа.   

Есть ещё некоторые модификации этой сотериологической ереси, но главный принцип везде один и тот же – кару за грех заслужили мы, люди, но Христос за нас отмотал наш срок. 

Вот до чего можно договориться, если нет тормозов.

Но у апостола Павла, скажут нам наши братья протестанты, ведь черным по белому написано, что Христос искупил нас, Кровью Своею. Разве это не означает, что своими страданиями на Кресте Иисус заплатил достаточную цену за снятие вины, за помилование каждого из нас?

Мы уже многократно подчеркивали с Вами, что говорить нашим простым человеческим языком о Божественном, зачастую просто невозможно, но, ведь, приходится. Нет слов и понятий соответствующих, чтобы адекватно выразить ту или иную возвышеннешую духовную истину. Но поскольку некоторые вещи из сферы Небесного весьма важны для нашего духовного возрастания, то в Библии они всё же выражены, но иносказательно, образно, метафорически. Конечно же, в Священном Писании далеко не всё нужно понимать в аллегорическом смысле – это была бы губительная крайность. Но воспринимать в прямом смысле, например, то же заявление Христа, что Он «принёс на землю не мир, но меч…» (Мф.10,34), или Господний совет вырвать свой глаз, если он служит соблазну - понимать, как руководство к действию изречение Иисуса - отсечь свою руку, если она способствует совершению греха (Мф.5 29-30), - будет безумием, и таких примеров множество. И, слава Богу, история Церкви знает мало случаев членовредительства, как это, например, имело место с Оригеном. Даже мракобесные духовники-фанаты не советуют оскопляться своим духовным чадам, когда те исповедуют пред ними грехи прелюбодеяния. Но вот что касается священных изречений по вопросу Страданий и Смерти Иисуса Христа, как мы видим, дело хужее.

Выкупить человека из рабства, заплатив большие деньги, подарить ему свободу – что может быть благороднее? А если заплатить своей кровью за освобождения пленника – это, ведь поступок, возвышеннее и святее, которого ничего и не придумаешь.

Лучшей метафоры, сильнее образа просто не сыскать и слава Богу, что в Библию вписан, применён именно этот прекрасный образ искупления Господом всех нас от рабства греха и спасения от вечной погибели.

Но это образ и всё замечательно до тех пор, пока мы его и воспринимаем как образ, крылатое выражение, метафору. Но, как только человек начинают всерьёз представлять, что вечером солнце садится на стул или табурет, а утром встаёт со своей постели, это уже свидетельствует о серьёзном диагнозе.

В Богословии, помимо всего прочего ещё важно уметь вовремя остановиться в рассуждениях, умолкнуть, затворить свои уста, уберечь сердце своё от пустых фантазий. Да голгофские страдания Христа и Смерть Господа на Кресте были необходимы в деле нашего Спасения – и в мистическом плане, и в нравственном, и психологическом – об этом мы, если даст Бог, ещё поговорим.

Так вот, принимая непреложную истину, что действительно в тот страшный момент с 13-го на 14 нисана потряслась вся Вселенная, какие-то колоссальные изменения произошли на космическом уровне, мы всё же смиренно должны согласиться с тайной совершившегося, которая во всей полноте откроется нам лишь в жизни загробной. А пока немного терпения.

8.10.17 – Выход Иисуса Христа на особое общественное служение

Итак, погрузившись в воды Иордана и тем самым приняв на Себя наши грехи, Иисус выходит из воды и немедленно отправляется в пустыню на сорок дней - там Он молится Отцу - ничего не ест, только молится. Почему? Очевидно это связано с тем, что только что совершилось. Он принял на Себя наши грехи, а грех Ему, безгрешному, несвойственен, противен, это для Него совершенно невероятная тяжесть. Вот поэтому Иисус и идёт к Отцу, сугубо общаться с Ним в течение этих 40-ка дней. И постится Он там, потому, что пост способствует особой молитвенной деятельности человека. В этой 40-кадневной молитве Христос неотлучно предстоит пред Всевышним.

И сказано, сатана приходит искушать Иисуса. Интересно, а где этот бес был 30 лет до этого? Почему он раньше не приходил искушать Господа? Да потому, что Христос абсолютно безгрешен, дьяволу просто не за что было зацепиться. Ну а сейчас сатана почуял – что-то есть на этом Назаритянине – Иисус-то взял на Себя наши грехи – весь их смрад – и сатана тут, как тут – мало ли - а вдруг та зараза, которую Иисус в себя принял, как-нибудь зацепит Его изнутри? Вдруг Он тоже может пасть так же, как пали мы в 3-й главе Бытия. Попытка, ведь, не пытка, а вдруг!

И является сатана и предлагает, примерно, то же самое, что, в своё время, и Еве. Иисус проходит через искушение хлебом, то есть жизнью физической; искушение чудотворением; искушение властью. Три самых обычных искушения, которым все мы с Вами поддаёмся без особого сопротивления.

Но, что замечательно - Иисус отвечает на искушения сатаны по одной-единственной схеме – «Сказано Богом» и цитата из Ветхо-Заветного Писания. Дескать, Мое дело – послушание, коль так сказано Отцом Небесным. Я здесь не для Себя. Меня послал Отец, и здесь Я совершаю Его волю. Интересно, что в одном из искушений сатана тоже пользуется словом Божиим: он предлагает Иисусу сброситься вниз с храма и цитирует псалом, в котором говорится, что ангелам заповедает о Тебе, и они возьмут Тебя и понесут, и ничего с Тобой не случится. Мол, бросься вниз, ПРОВЕРЬ! Примерно те же слова были сказаны и Еве: «А подлинно ли сказал Бог: не ешьте?» Проверь! На что Иисус отвечает: «Сказано также: не искушай Господа Бога твоего» - отказ проверять.

Прохождением через это искушение Иисус указывает нам путь выхода из грехопадения - Он выдерживает тот экзамен, который провалили мы – экзамен доверия Богу – Отцу нашему Небесному. Коль сказано Им, значит - всё. ОТЦУ НЕБЕСНОМУ Я ДОВЕРЯЮ. Он Единственный, на Которого можно и нужно положиться без опаски.

Ну а дальше, после сорокадневной молитвы в посте, Иисус выходит из пустыни, и начинает Своё особое служение. Чем занимается Иисус? Что Он делает в течение этих трех лет?

Проповедует Евангелие Царства – это, во-первых.

Второе: дарит людям невероятные блага: исцеляет неизлечимых, распрямляет безнадёжно скорченных, дарует зрение слепорождённым, воду в вино там превратил, когда гости на свадьбе затосковали, укрощает бурю, предотвращая кораблекрушение и т.д.

Ну и третье - строит Церковь - собирает вокруг Себя учеников – в первом ближайшем круге 12 – это удвоенное число в сравнении с количеством, набираемых обычным иудейским учителем. С этими 12-ю Он живет. Но был ещё и относительно отдалённый круг учеников, в количестве 70-ти.

Будущие апостолы приходят к Иисусу с вопросом: как Ты живешь, - не в смысле – какая жилплощадь, мебель, туалет, а   чтобы Он рассказал им, как жить правильно. И Он им отвечает: придите и посмотрите. Они приходят - оставляют всякие свои дела для того, чтобы жить какое-то время со Христом. Именно таким образом Он воспитывает учеников, и именно они впоследствии станут Церковью. Той Церковью, которую и мы с Вами составляем.

Итак, первое служение Христа – это Проповедь Евангелия Царства. Что такое проповедь, как бы понятно. «Евангелие» – это тоже все знают - слово греческое, в переводе - «Радостная весть». Значит, Иисус сообщает Радостную весть. О чем? О Царстве. Вспоминаем пророчества Ветхого Завета о том, что Бог установит Свое Царство. Значит, речь о Царстве Божием, и что это Царство уже здесь, а не когда-нибудь потом. И это очень важный момент, потому, что когда мы слышим словосочетание «Царство Божие, Царство Небесное», большинство из нас немедленно представляет себе что-то загробное. Но Христос вовсе не говорит о загробии. Иисус свидетельствует, что «Царство Божие посреди вас». Оно здесь и сейчас совершается.

Но что же это такое за Царство без чиновничьего аппарата, без государственных границ, без войска? Более того – если мы посмотрим на жизненный земной путь Самого Иисуса Христа, а затем апостолов и всей исторической Церкви, то сразу же выведем, что это Царство вовсе не какое-то идеальное устройство человеческого общества.

Ну а что тогда? Царство, от слова «царь», господин, владыка - тот, кто правит. Царство Божие, таким образом, - это внутренняя позиция лично каждого подданного этого Царства, в которой я признаю, что для меня Бог является царём, где я слушаюсь Бога. Это такое духовное состояние человека, в котором он соглашается быть в подчинении Богу, где он ставит Бога выше себя, гораздо выше, на царское место. Не себя выдвигать на первое место, не свою волю, не свои желания, но Божьи. Вот что такое Царство Божие.

И если люди соглашаются на такие отношения с Богом, начинают таким образом жить, тогда для них исполняются и все обетования Моисеева Завета - спасенность, возвращение в рай.

«Царственное священство», - помните? Посвящённость, принадлежность Богу - вот что стоит гражданством в этом Царстве. Ну и, в конце концов, из Царства Божьего вытекает и жизнь вечная. Собственно, вот об этом Иисус проповедует и учит.

Следующее – это исцеления и чудеса разные. Их достаточное количество в Евангелиях. Зачем Иисус всё это совершает? Для нас совершенно естественно было бы объяснить это рекламными соображениями – привлечь к Себе внимание, повысить Свой авторитет. Вот не верят Ему, и тогда Он совершает чудо, чтобы подтвердить Свои слова. Такое объяснение прямо таки напрашивается, но здесь нестыковочка выходит - в Евангелиях описано огромное количество случаев, когда Иисус совершив какое-нибудь исцеление, запрещает о нем рассказывать. Имидж целителя или чудотворца ему ни к чему – Он Мессия и вовсе не желает слыть, Кашпировским или Копперфильдом. Но тогда зачем он совершает эти чудеса?

На самом деле здесь не «зачем», а «потому что». Господь присутствует в этом мире. Бог сошел в Свое творение. И таким образом в природе начинает что-то меняться. Мы уже читали о том, что болезнь тоже является следствием грехопадения. Любое искажение, существующее в этом мире, - результат греха. А здесь – наоборот - безгрешный совершенный Бог приходит в этот мир, Он уже здесь. И само Его присутствие уже, в какой-то мере, благотворно влияет на природу. Но для того, чтобы чудеса по большому счету совершались, необходима людская вера. Вы наверняка обращали внимание на то, что чудесам Христовым постоянно сопутствует вера человеческая. Если она есть, тогда чудеса происходят. Более того, в Евангелии описан просто замечательный случай - исцеление кровоточивой. Господь идет в толпе, Его толкают разные люди. И вдруг Он останавливается и говорит: «Кто коснулся Меня?» Все молчат. А ученики недоумевают: «Что это Ты такое говоришь? Вон Тебя сколько народ толкает, а Ты - кто Меня коснулся?» «Нет, отвечал Иисус - Я почувствовал, как из Меня изошла сила. Этот рассказ всем известен – как подошла тогда женщина, страдавшая много лет кровотечением, и никто из врачей ей помочь не смог, и вот она просто прикоснулась к одежде Иисуса с верой, что это может ей помочь. Это очень интересно - Христос её не исцелял. Но от её веры и Его присутствия произошла та встреча, которая что-то изменила в этом мире. Во Христе Сила Божия присутствует, и Сила эта начинает действовать, когда встречается Она с доверием человеческим. Посему все исцеления и разные чудеса - это не проповеднический приём, а следствие присутствия в мире сем Господа нашего Иисуса Христа, причем, следствие, даже в каком-то смысле неизбежное. Там, где Христос встречается с верующим сердцем, там обязательно происходит чудо. Так было в те времена, так это сегодня и так это будет во веки веков.

1.10.17 – Крещение Господне

Продолжим. Значит, началу миссии Иисуса Христа предшествует предтеча Иоанн. Его мы потеряли с момента рождения. Судя по тому, что известно из Евангелий и из Предания, он очень скоро теряет своих родителей - потому что они были престарелыми - и попадает на воспитание в одну из мессианских групп, которые существовали к тому времени в Израиле. Скорее всего, к ессеям, о них стало много известно после находки кумранских рукописей. Очень много общего оказалось в том, что говорит Иоанн Креститель в своей проповеди, с тем, что мы находим в письменах Кумрана, в рукописях мертвого Моря. Судя по всему, он действительно был очень близок к этим ессейским кругам. Образом своей жизни ессеи напоминали монахов-отшельников, которые уходили из мира, дескать, потому что в этом грешном миру приготавливать себя к приходу Мессии почти невозможно; они уходили в пустыню, отделялись от обычной жизни и там, в пустыне ожидали прихода Мессии. И из той же пустыни приходит Иоанн Креститель. То есть действительно, скорее всего, жил и воспитывался Иоанн в одной из ессейских общин.

И вот, Иоанна призывает Бог, он выходит на проповедь и начинает: «Я - глас вопиющего, в пустыне приготовьте стези Господу». Приготовьте путь - идет Господь. И это - главная и единственная тема его проповеди. Приблизилось Царство Божие, вот сейчас придет Мессия, приготовьте Ему путь. Его спрашивают: как приготовить? Он говорит: приготовьте путь покаянием. И это - главное слово в проповеди Иоанна: покаяние.

Что есть покаяние? В русском языке сложилось так, что мы за этим словом чувствуем нечто вроде раскаяния, скорби о нашем безобразии, сожаления, т.е., набор негативных эмоций. Но, как мы многократно подчеркивали с Вами, слово «покаяние» - это Евангельский термин, по-гречески обозначающийся словом «метанойя» - изменения ума, перемена сознания, чувств - изменение сердца, в смысле сердцевины, нутра, того, что мы собою представляем, как личность. Радикальное изменение – был злым, стал добрым, был жадным, стал щедрым, был вором и обманщиком, а стал честным и порядочным. Т.е., покаяние – это изменение всего, что в центре нашего существа. Если там гнездились пороки, то покаяние - это отвращение от всего греховного. Если до покаяния я был от Бога отвёрнут, значит, после – к Богу устремлён.

Так вот, Бог идет к своим людям - взывает Иоанн - Он сейчас придет – покайтесь! Причём, по-настоящему перемените свои жизни, сделайте их плодотворными – принесите плод покаяния.

Ну а внешним знаком того, что вы решились на такой шаг, пусть будет жест, который на русском языке обозначается словом «Крещение». Это, опять таки, некоторый соблазн, поскольку «крещение» от корня «крест» - это с одной стороны. А с другой, этим же словом обозначается христианское Таинство Крещения, которым большинство из нас крестили ещё во младенчестве. И Русь была крещена так же христианским Крещением, которое по смыслу тесно связано со всем, что совершил на земле Иисус Христос, в том числе и с голгофским Крестом.

Но при Иоанне Предтече ещё ни о каком кресте никто не думал. Ешё и Христа никто не знал. Поэтому Иоанново крещение, на самом деле вовсе никакое не Крещение, а символическое омовение. К слову сказать, этот Иоаннов обряд ни на одном другом языке Крещением не именуется. В оригинальном греческом применяется слово «баптизма», что в переводе так и означает – «омовение», «погружение», или омовение с полным погружением в воду. Так вот Иоанн предлагает желающим покаяться, совершить вот такое обрядовое омовение.

Для любого из нас с Вами с головой окунуться в воду – ничего не стоит – лишь бы вода не сильно холодной была. А вот для иудея – это не так просто – психологически имеется в виду. Обрядовых омовений в иудейской традиции достаточно – по самым разным поводам. Но вот такое полное омовение с погружением иудеи совершали только с прозелитами, то есть с людьми-язычниками, которые обращались к вере в Бога единого. Вот если язычник обращается в веру истинную, то его принимают через полное погружение в воду (и, естественно, обрезание). Здесь же Иоанн обращается не к язычникам, а к народу Божьему, и предлагает им такое же омовение, как и басурманам. Совершенно естественной была бы высокомерная реакция, мол «Что ты такое нам предлагаешь, мы же не язычники какие-нибудь, мы - народ Божий, куда нам еще входить-то!» И, тем не менее в Евангелии написано, что приходили к нему креститься «весь Иерусалим и вся Иудея». Все подряд приходили креститься к Иоанну на воды Иорданские. И это важно отметить потому, что, читая Евангелие, мы, как правило, слишком увлекаемся осуждением фарисеев, книжников и вообще всех иудеев, а это не совсем справедливо.

Так вот, люди толпами валят, чтобы совершить этот шаг покаяния. Иоанн людей этих крестит и крестит, омывает и омывает - он стоит в воде - 5-й человек к нему подходит, сотый, тысячный - он его туда в воду окунает и - следующий... следующий... И вдруг… вот он собирается подошедшего окунать, но – острое ощущение, что здесь что-то не так – не тот человек перед ним, которого нужно крестить. И он говорит этому человеку: «Нет, это мне нужно креститься от Тебя, а не Тебе от меня». Иоанн, будучи пророком, ощущает свет праведности, исходящий от Иисуса. Нет никаких грехов на пришедшем, не в чем Ему каяться. Поэтому всё правильно говорит Иоанн: «Это мне нужно от Тебя креститься, а не Тебе от меня».

Причём это было каким-то внутренним прозрением пророка, потому, что Иоанн до этого момента,  скорее всего Иисуса вообще не видал. Однажды встретились они, если так можно выразиться, когда ещё оба были во чреве своих матерей, и больше они не виделись. Поэтому картинки, которые часто встречаются в западной живописи, где два младенца, такие пузатенькие - один побольше, другой поменьше - мило так играют друг с другом - не имеют основания ни в Писании, ни в Предании. Иоанн действительно Иисуса не знает, но чувствует, как от Него исходит какое-то неземное тепло, которое позволяет Иоанну в очередной раз опознать Мессию Христа, как он однажды уже опознал Его, будучи во чреве матери.

И на возражение: «Это мне нужно креститься от Тебя!», Иисус отвечает Иоанну загадочной фразой: «оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду». Ну и тогда Иоанн погружает Иисуса в воды Иордана.

Именно в связи с этим моментом всегда возникает вопрос, о котором мы обычно размышляем в день праздника Крещения Господня: ну а зачем Иисусу понадобилось это омовение? Если это знак покаяния, то Иисусу оно совершенно ни к чему; Он, как будет в другом месте сказано, «во всём подобен был нам, кроме греха». Некоторые отцы объясняют это тем, что, совершая это погружение, Христос подаёт всем нам пример, чтобы мы могли во всём Ему следовать. Дескать, раз Он крестился - значит, и мы крестимся. Можно, конечно, и так думать – какое-никакое объяснение. Но, скорее всего, в Крещении Господнем заключается более глубокий смысл и значение.

Обратите внимание, в то самое время, в этот самый момент, когда Иисус стоит в Иордане и Его омывает Иоанн, разверзаются небеса, и Дух Божий в виде голубя нисходит на Иисуса, и глас Отца свыше произносит: «Се Сын Мой возлюбленный, в Нём всё Моё благоволение». Между прочим, это - первый раз, когда Бог не просто сообщает о Своей троичности, а являет Себя в виде Троицы: Голос Отца, схождение Духа Святого, и Сын, стоящий в водах. Бог-Троица. Поэтому этот праздник, праздник  Крещения Господня, в православной традиции еще называется Богоявлением: это самое ПЕРВОЕ явление Бога-Троицы. Это архиважный момент в Евангельской истории, зрителем которого является Предтеча Иоанн. Именно он всё сие видит и сообщает об этом ученикам своим, а потом и всем к нему приходящим.

Так вот, событие это совершается не просто для назидания потомкам. Мы, ведь обычно размышляем об этом в Крещенский праздник, когда во всех церквях раздаётся святая крещенская вода, обладающая удивительным свойством духовного очищения. И мы уже неоднократно говорили - почему это происходит? Потому что молитвенное празднование, отмечание Евангельского события в Церкви - это не просто воспоминание о нём, а его переживание. И если мы духовно переживаем праздник Крещения Господня, то это значит, что мы говорим: «Для нас - в этот момент невидимо, но реально, Господь стоит в водах Иорданских». И именно этим самым соприкосновением Христа с водной стихией и освящаются эти воды, а через воду освящается и среда наша окружающая, предметы, которые мы окропляем. А главное - когда мы приходим совершить Таинство Христианского Крещения то, соприкасаясь с этой водой, мы, как бы отдаем в неё свои грехи. Крещение, образно говоря, смывает с нас и первородный грех и все наши персональные прежние грехи.

Но откуда у этой воды такое свойство? Разумеется, не само по себе, а потому что через века и тысячелетия, через любые пространственные расстояния, отделяющие нас от предтечи Иоанна, совершающего столь великое действие, посредством воды мы соприкасаемся с Самим Христом, стоящим в водах Иорданских. Это Он снимает с нас эти грехи через эту воду, Он стоит в Иордане для того, чтобы эти наши грехи могли бы туда как бы сойти, а затем из этой воды взять их на Себя. Помните, мы читали у пророков, что Иисус принимает на Себя наши грехи, а затем и смерть за наши прегрешения. И вот это Таинство совершается именно здесь. Стоя в воде Иорданской, Иисус принимает на Себя в том числе и те наши грехи, которые мы через Церковное Таинство Крещения взвалим на Него и через 2 тысячи лет, и через 5 и 10 тысяч.

Есть такая Богословско-символическая зарисовка. Представьте себе картину: море греха, и мы в этом море с головой - поэтому мы не можем видеть Бога, нас от Него отделяет грех. Но потом в это море входит Иисус и начинает на Себя брать наши грехи, а значит, уровень этого греховного моря начинает понижаться. И те из нас, кто повыше ростом, - а, как Вы помните, Сам Господь говорит об Иоанне, как о самом великом из рождённых женами, а посему он «самый большой духовным ростом», и его голова, так сказать, первой оказывается на поверхности. И он видит Бога. Грех препятствует зреть Бога, но Господь берет на Себя грехи, и тогда у людей появляется возможность встретиться с Богом лицом к лицу и не умереть. Вот что здесь происходит на Иордане.

Собственно, это и есть начало служения Иисуса Христа, начало Его активной деятельности по заключению Завета, по совершению нашего Спасения. Именно с момента Его Крещения  от Иоанна.

24.9.17 – Назаретский период жизни Иисуса Христа

Давайте продолжим с Вами наш краткий воспоминательный пробег по страницам Евангелия.

Следующее за Сретением событие, которое нам описывает Евангелие, относится уже не к младенчеству Иисуса, а к моменту Его взросления. Ему лет 12 – на Востоке это уже человек взрослый, и Он вместе с Марией и Иосифом отправляется в Иерусалим на праздник. В этом возрасте он первый раз будет иметь возможность войти в храм. Пока он был ребенком, он был только в притворе вместе с женщинами и детьми. Кроме того, это возраст, когда человек по закону получает возможность - и почётную обязанность читать в синагоге слово Божие и его истолковывать. Фактически – 12-13 лет – на Востоке это возраст совершеннолетия. Девушки замуж выходят в 12 – это не то, что у нас – ждать 18-ти. Т.е., Иисус уже становится человеком действительно взрослым в глазах народа. И Вы помните, что там происходит - вначале всё благополучно, они приходят на праздник, посещают храм, а когда уходят, Иисус теряется. А спохватываются родители, что Сына нет, уже совершив целый день пути в Назарет. И вроде бы непонятно: как же это любящие родители за целый день ни разу не вспомнили о своём чаде? На самом деле – всё здесь закономерно. Он то уже считается взрослым, поэтому он держит путь не с родителями, а со взрослыми. Причем, всё как положено - на праздник идут целым городом, и мужчины идут с мужчинами, а женщины - с женщинами и детьми. Иисус в первый раз шел вместе со взрослыми. Так они шли в Иерусалим и точно так же обратно возвращаются. И это естественно, что родители не сразу хватились, мол «Где Иисус?» - «Вроде тут был». – «Да нет, он с теми, где-то там», - представляете, какая толпа идет с этого праздника? Её невозможно всю взглядом охватить - «Где-то да идет». И только когда они целый день проходят и останавливаются на ночлег, выясняется, что Иисуса-то нет. И тогда им приходится совершить день пути обратно в Иерусалим, и еще целый день они бегают там по городу ищут Иисуса. И только к вечеру третьего дня - обратите внимание на этот срок – ничего он Вам не напоминает? Только на третий день находят Иисуса в храме, где Он всё это время рассуждает со старейшинами о слове Божием, о Законе и те «дивились разумению Его». Представьте себе 12-летнего – по-нашему – это просто мальчишка и стариков, причём, не тех, которые кроме, как в домино у подъезда играть ничего не соображают, а старейшины, которые при храме, - это самые почитаемые люди в народе, самые крупные специалисты в Священном Писании, поражались разумению этого парня.

И на вопрос Марии - куда же ты девался, ведь мы же с отцом Тебя бегаем, ищем, - Он говорит: «А что вы меня искали? Разве вы не знали, что мне надлежит быть в доме отца моего?» - загадочная фраза, которую можно понимать по-разному – мол, зачем вам беспокоиться, живу-то я в родительском доме отца, значит, сам и приду туда, ведь, я уже не маленький». Но почти все толкователи понимают эти слова в более возвышенном смысле, что, находясь в Иерусалимском храме, Иисус пребывает в Доме Отца Своего Небесного. И если это так, значит, Он знает о себе – Кто Он и зачем Он здесь на земле.

А дальше – следующий весьма важный пункт в Евангельском повествовании. Давайте глянем на жизнь Иисуса в Назарете. Выйдет Он на проповедь только в 30 лет - до этого ещё очень далеко – жить Ему в этом Назарете ещё долго – жить, и жить. Скоро умрет Иосиф по старости лет, и Христу придётся работать и за Себя и за папу, зарабатывая на хлеб насущный. Благо профессия - плотника-строителя, которую Иисус освоил от Иосифа,  была и есть востребованной во все времена. Поэтому, будучи строителем, Христос обеспечивал и Самого Себя и Мать Свою кормил. Последнее очень важно - женщины там не зарабатывали себе на жизнь, их содержали сначала мужья, а потом старшие сыновья. Выйдет на проповедь Иисус, только когда Ему исполнится 30 лет. И только в 30 Он начнёт совершать нечто особое. И осуществлять Своё мессианское служение Иисус будет всего лишь в течение трех лет. А всё остальное время Он скромно проводит в Назарете – мастерит разные вещи, строит дома. Многим сие не вмещается в голову – мол, не может такого быть, чтобы Сам Господь Бог воплотившийся занимался такой рутиной. Поэтому придумывают Ему там разные похождения, дескать в Индии побывал, у йогов опыта и знаний набрался – понятно, что всё это фантазии, притом, вредные фантазии, которые уводят нас от весьма важной истины.  Сам факт того, что Богочеловек, Спаситель наш 30 лет своего пребывания этом мире проводит, как мы с вами, как обычные люди, соершает самые обычные поступки, самые обыденные наши житейские дела, архиважен. В первую очередь потому, что мы часто попадаем в плен представлению, что, мол, есть в нашей жизни то, что связано с Церковью, с Богом, - что-то такое сакральное, священное, и это - одна часть нашей жизни. А там. где я в магазины хожу, на работу, стираю, мусор выбрасываю - это совсем другое, это профанное, это то, что не имеет никакого отношения к Богу. И вот то, что Иисус живет обычной нашей жизнью, и означает, что эти наши разделения жизни на сакральную и профанную, крайне ошибочны. Жизнь только одна, и если мы её сами делим надвое, то тем самым создаем предпосылки к собственной шизофрении. Этого делать нельзя ни в коем случае. Нет профанной жизни – вся обыденность, вся рутина наших будней освящена назаретским периодом жизни Иисуса Христа. Сам Бог жил такой жизнью. Всевышний совершал простые обыденные поступки. Господь зарабатывал Себе на жизнь. Бог делал абсолютно те же самые дела, которые делаем и мы. И сие значит, что нет никакой пропасти между повседневной жизнью и жизнью воскресной, жизнью церковной. И это один из самых замечательных уроков, какие нам дает жизнь Иисуса Христа - не делить жизнь на священное и несвященное - всё должно быть освящено, так же, как в жизни Христа. Тем более, если Иисус с младенчества Своего знал о Себе всё.

И так 30 лет, после которых Ему всё же надлежит выйти из этого назаретского безвестия, где Его никто не знает, и приступить к совершению нашего спасения. Христу предстоит сделать то, что предсказано о Нём в Ветхом Завете: через Него должен заключиться Завет Новый. Но перед этим должен быть какой-то знак. Знак этот предсказан еще в Ветхом Завете: Мессии предшествует великий пророк, горящий, как Илья - потому, что с Ильёй сравнивают его ветхозаветные пророки. Он должен прийти, предшествуя Мессии. Как мы уже знаем - это Предтеча Иоанн, вышедший из пустыни и начавший проповедовать: «Приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему; всякий дол да наполнится, и всякая гора и холм да понизятся, кривизны выпрямятся и неровные пути сделаются гладкими; и узрит всякая плоть спасение Божие» грядущее в Иисусе Христе.

17.9.17 – Рождество Христово и Сретение Господне

Освежая очередной раз в своей памяти Евангельскую историю, остановились мы с Вами на Рождестве Христовом.

Итак, Иосиф и Мария, которая уже на сносях, вынуждены оставить родной Назарет и двинуться в Вифлеем на родину предков – таков был порядок проводимой тогда переписи населения – записываться не по месту жительства, а там, откуда твой клан.

И как только они прибыли в город Давида, тут-то и пришло Марии время родить. Поэтому так и вышло - Мария рождает именно в Вифлееме, как и предсказано было пророком Михеем.

Рождает в хлеву – самой обычной пещере, где жил скот – места в гостинице на нашлось, как Вы помните – все места были заняты «более уважаемыми» людьми.

Так, что не очень-то приветливо встречают люди пришествие в мир Господа. Младенца Иисуса Мать кладёт в ясли – красивое такое слово «ясли» - на самом деле это обычная кормушка для скотины - самое первое место, куда попадает пришедший в мир сей Бог – ни ковров от самого трапа самолёта, ни караула. Встречающими были простые пастухи. Такая вот состоялась встреча Царя вселенной, Бога-Спасителя, обещанного нам Христа. Конечно же, с нашей стороны, это очень некрасиво, но зато красиво с Божьей. Ведь, зачем приходит Господь? Ему предстоит вытаскивать нас из грязи, в которой мы увязли по горло – экскаватором нас не зачерпнёшь – кости переломаются – вручную надо ухватить – поэтому Самому приходится лезть в грязь.

Московский катехизатор Андрей Черняк использует еще другой образ: вот, мы тонем и нас нужно спасать; самый простой способ подплыть на моторке к тонущему, ухватить за волосы и вытащить его из воды. Но за волосы это же больно – можно и без скальпа остаться. Но можно воспользоваться и более щадящим вариантом, правда очень рискованным для спасателя: поднырнуть под тонущего и всплыть вместе с ним. В реальной жизни так поступать не стоит – оба потонете. Но Бог ведёт Себя именно так. Он приходит не на царский уровень, будучи Царём вселенной, и даже не на уровень middle classа, - Он нисходит в самый низ, ниже некуда - на уровень рабства и нищеты, когда нет жилья, когда нет ничего абсолютно. Есть только хлев для скота, и тот чужой. Всё так происходит в том числе и для того, чтобы никто из нас не имел права Ему сказать, мол, Ты, Господь, не знаешь нашу жизнь, Ты не чувствуешь, как нам плохо, жил там всегда на Небесах, и поэтому нашу нужду, нашу нищету Ты не понимаешь. Наоборот – многие из нас не знают – каково возлежать на колючем сене, а не на латексном матрасике.

И в миг Рождения Богомладенца в мире уже что-то происходит. Перед этим появляется на небе какая-то сверхновая звезда, творение уже начинает отмечать происходящее событие, в природе что-то начинает меняться. Помните, мы с Вами говорили, как из-за человеческого греха в творении происходит разлад, потому что упорядочивающая благодать Божия должна приходить к творению через человека, а люди с Богом отношения порвали – не получаем от Бога этих благодатных сил, ну и, соответственно, природе тоже становится плохо. А здесь, наоборот, весь космос, как бы, начинает радоваться тому, что приходит Спасение, приходит Спаситель. Поэтому эта ночь Рождества - удивительно красивая ночь с этой звездой, с этими пастухами, которые видят ангелов в небе, поющих «Слава в вышних Богу и на земле мир в человецех благоволение», и эти пастухи, узнав от ангелов, где родился Спаситель, приходят поклониться; а потом волхвы, прибывшие из дальних стран, представляющие уровень тогдашнего человеческого знания - люди тогдашней науки преклоняют свои колени перед Воплотившимся. Нечто подобное происходит и на наших глазах – ученость, мудрость человеческая рано или поздно ведет к премудрости, склоняющейся перед Творцом. И премудрость эта открывается нам не в каких-то заумных построениях, а просто в любви. В любви, которую дает нам Бог.

Удивителен этот праздник Рождества Христова - эта колыбель, в которую принимается Господь. Посмотрите, как умалил Себя Бог, и как Он доверил Себя нам. Он рождается как обычный младенец, - ведь, многие из нас видели, как рождаются младенцы, и что представляет собою новорожденный – просто кусочек плоти. Ни вида, ни величия, как написано у Исаии. Причем, сам этот кроха выжить не может без нас, без взрослых, без людей он немедленно пропадет. И вот Бог рождается в этот мир именно таким совершенно неспособным к самостоятельной жизни младенцем. Так Он Себя умаляет и так Себя нам доверяет: Он приходит к нам с одной стороны в руки любящих родителей - Марии и Иосифа, доверчивых пастухов и искушенных астрологов, а с другой стороны, в серый мир безразличия и черствости, людей, у которых не хватило доброты уступить роженице место, хотя бы в самой простой хижине. Правильно пел Макаревич: «и часто похоже, что в день непогожий случайный прохожий тебе не поможет».

А дальше в Евангельской истории происходит следующее: когда Иисусу еще только несколько дней, Его сначала обрезывают по закону Моисееву, а потом приносят в храм для посвящения Богу. И там, в Иерусалимском храме происходит очень важное событие, о котором все мы прекрасно знаем, хотя бы потому, что мы с Вами именуемся церковью Сретенской.

Там при храме был ужасно древний старик - старец Симеон. Он был настолько ветхим, что никто уже и не знал, сколько ему лет. О здоровье в его годах говорить не приходилось, жить ему уже давно надоело. Он истомился и давно просится на тот свет, но там его никто не принимает. Почему? В Евангелии написано: потому что было ему открыто Святым Духом, что он не умрет, пока не увидит Спасителя, пришедшего в мир. Предание менее скупо на этот счет. Оно говорит о Симеоне как об одном из крупных специалистов-переводчиков Ветхого Завета с еврейского на греческий язык. То, что за много лет до Рождества Христова группа знатоков-переводчиков в количестве 70 человек работали на этом поприще – это исторический факт. Их перевод – «Септуагинта» до сих пор пользуется большим авторитетом.

Почему аж семьдесят переводчиков понадобилось? – это понятно – работа на самом деле громадная, а затягивать во времени было нельзя. Поэтому весь текст Ветхого Завета разделили на отрывочки – фрагменты и каждому раздали для работы по кусочку. Так вот по преданию Симеону для перевода с еврейского на греческий досталась книга пророка Исайи. И вот он доходит до места, где пророком написано «дева во чреве приимет и родит сына и нарекут ему имя Эммануил». Мы уже говорили с Вами, что в еврейском подлиннике написано слово «альма» - молодая женщина, не обязательно дева. Хотя, как мы отмечали с Вами, во всех остальных местах Библии под словом «альма» подразумевались именно девственницы. И Симеон решил, избежать двусмысленностей, так сказать, и занёс уже руку написать – «се, жена во чреве приимет и родит сына». Но в этот момент ангел, явившийся Симеону, схватил его за руку и говорит: нет-нет, неправильно переводишь - пиши: «дева»!

- Да как же дева может родить? – возразил Симеон - такого ж в природе не бывает!

- Ах, не бывает?! - воскликнул ангел - Вот и не умрешь, пока не увидишь!

Такая вот история, согласно преданию.

И Симеон ждет и ждет. Если он действительно был тем переводчиком – создателем «Септуагинты», то можно предположить, что ему уже стукнул где-то год 150-й - примерно так. И сил жить у него нет никаких, а смерть всё не приходит. Он постоянно при храме, сидит в дверях и ждет, когда же, наконец, этот Мессия придет. Сидит в полудрёме - ну что еще может такой пожилой человек делать? И вдруг что-то его подымает, он идет в храм и видит там этого самого Младенца. Кто его знает что его вдруг сняло с места, быть может, когда младенца принесли и распеленали, Он начал кричать? А у Симеона «Deja Vu» - где-то уже слышал именно этот голос в каком-то просветлённом состоянии. И вот он поднялся и пошел на этот голос - увидел Младенца, взял Его на руки и произнёс всем нам известные слова: «Ныне отпускаешь меня, Владыка, по слову Твоему с миром, потому что видели очи мои спасение Твое, которое Ты уготовал перед лицом всех людей, свет Откровения язычникам и славу народа Израильского». Мол, Ты, Господи, обещал и выполнил - вот Он, этот обетованный Младенец, и, наконец, я могу уйти. Марии, как Вы помните, он говорит, что «вот, лежит Сей на падение и восстание многих, в преткновение для многих. Тебе же самой душу пройдет оружие…»

В Евангелии написано: «Мария слагала все слова сии в сердце своем» - и то, что говорили пастухи, когда пришли поклониться Младенцу, и то, что говорили волхвы, когда прибыли к Новорожденному, и то, что говорит старец Симеон и пророчица Анна, которая оказалась здесь же в храме вместе со старцем Симеоном. Всё это слагалось в сердце Марии. Всё это видел и Иосиф.

Евангельское событие это мы с Вами празднуем торжественно– Сретение Господне – день встречи со Христом - старца Симеона, конечно, в первую очередь, ну и подразумеваем, встречу лично каждого из нас со Христом. Господь приходит в жизнь любого из нас могущественным царем, но приходит Он очень тихо, нежно, таким вот доверчивым маленьким младенцем. Мы можем услышать Его голос, а можем и провтыкать. Но если всё же услышим – это будет самым главным событием в жизни каждого из нас.

10.9.17 – Пресвятая Дева Мария у Елизаветы

Давайте продолжим с Вами очередной наш беглый обзор Евангельской истории.

Итак, сразу же после возвещения Деве Марии Архангелом Гавриилом о зачатии Ею в Своей утробе Иисуса Христа, Она покидает дом и отправляется в гости к своей родственнице Елизавете, которая в этот момент беременна уже шестимесячным будущим Иоанном Крестителем. Ну, Вы помните - как только Мария входит в жилище Елизаветы, хозяйка выходит к Ней навстречу, и вдруг вместо того, чтобы просто поздороваться с гостьей, пусть даже горячо, эмоционально её поприветствовать, Елизавета, вдруг произносит совершенно удивительные слова пророчества. Она говорит буквально: пришла Матерь Господа моего ко мне. Представляете, сказать такое девчонке, которая вчетверо её моложе и которая еще вроде не замужем. «Пришла Матерь Господа моего ко мне». Откуда она всё знает? Сама Елизавета объясняет, что, мол, когда Ты вошла, взыграл младенец во чреве моём. Честно говоря, не очень понятное объяснение – мало ли – толкнул ножкой, или пошевелился – любая женщина знает, что это такое. Быть может, как-то по-особенному взыграл – кто его знает – ну не азбукой же Морзе. Возможно здесь всё-таки речь о некоем духовном прозрении Елизаветы – матери не кого-нибудь, а будущего пророка, о котором Иисус скажет: «из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя». И, тем не менее, в Евангелии сказано, что именно младенец нечто возвестил своим взыгранием. Будущий пророк, как бы начинает пророчествовать уже в утробе матери. Вопрос, насколько это исторично, но смысл здесь очень глубокий - этот еще неродившийся ребенок, уже во чреве матери выполняет высочайшую для всего Ветхого завета, для всего дохристианского человечества пророческую функцию - передачу людям воли Божьей. Он умудряется сообщить своей матери ещё до своего рождения весть о пришествии Мессии. При всём при том, что ему всего 6 месяцев от зачатия.

Но что действительно здесь архиважно, пророк, как бы свидетельствует о Божественности Христа, когда Тому всего несколько дней от зачатия. Это очень важно, потому, что в истории Церкви периодически возникают ереси, по лжеучению которых, Божественная природа соединилась с человеческой в Иисусе Христе уже намного позже, например, перед выходом Его на проповедь. А до этого Он был самым обыкновенным человеком. Но, нет – Божество Иисуса присутствовало уже при зачатии, и родила Мария не просто человека, а Богочеловека, собственно, поэтому мы и называем Её Богородицей. 

Мария проводит время с Елизаветой, пока у той не рождается Иоанн Креститель, а затем возвращается в свой дом. Ну а за сим грядут проблемы. Вскоре по ней становится видно, что она беременна – всем видно, в том числе и Иосифу, перед которым встаёт трудная задача. Как верный иудей он должен по закону объявить всем о неверности обрученной ему Марии и поставить Её под побивание камнями.

Здесь надо бы обратить внимание на одну довольно толстую психологическую тонкость. Многие вещи, которые я пытаюсь проговорить в патетических тонах, нам такими не кажутся.

Ну вот при всём желании воспринять как подвиг, например, согласие Марии с Архангелом на Богоматеринство, нами не воспринимается и до конца никогда не поймётся. Что ни говори, как ни рассыпайся в эпитетах, а всё равно кажется, что, любая дура сходу согласилась бы стать матерью Иисуса Христа.

Так же и здесь. Мы-то судим по себе. Это же каким надо извергом быть, чтобы девушку, ещё только обручённую, с которой и бракосочетание не состоялось обречь на жестокую смертную казнь, вытолкать к яростной толпе, жаждущей удовлетворить свои звериные инстинкты на забиение камнями за то, что она – ну вот так получилось - согрешила. И то, что Иосиф так не поступает, для нас с Вами означает всего лишь, что он не отморозок.

Дело в том, что мы живём с Вами совершенно в иной стихии, дышим воздухом родившегося 2 тысячи лет назад христианства. Мы привыкли поступать, пусть даже не всегда по совести, но во всяком случае, по велению сердца. Что совершенно нельзя сказать о Ветхозаветном благочестии, заключавшемся в старательном, щепетильном исполнении правил. Мало ли, что ты себе там чувствуешь – а положено вот так.

К слову говоря, с рецидивами Ветхозаветной психологии можно встретиться и сегодня – редко, правда, но можно. По себе могу сказать – было дело, сам с этим столкнулся. Дело в том, что жена моя матушка Ирина воспитывалась в таких строгих правилах почитания своих родителей и беспрекословного им послушания. Не скажу, что в этом нет ничего хорошего, но однажды я натерпелся от такого рода благочестия. Дело было перед свадьбой. С Ириной мы повстречались в стенах Ленинградской Духовной академии – она училась там на регентском отделении, полюбили друг друга и решили венчаться. Её мама поначалу была не против, но это так, по недоразумению. Она была уверена, что я просто мечтаю остаться в Питере, готова была прописать меня в бывшей столице и позаботиться о тамошнем нашем проживании. А когда узнала от меня, что я свой Херсон покидать не собираюсь и свою будущую жену намерен увезти от мамочки в Херсон, резко изменила своё ко мне отношение и стала отговаривать свою дочь от венчания. Поначалу я воспринимал эти происки будущей тещи скептически, потому, что чувствовал, знал и был убеждён, что ту любовь, которую мы испытываем друг ко другу, поколебать не сможет ничто и, тем более, остановить нас на пути к соединению судеб.

Но тогда я чересчур недооценивал серьёзность проблемы по очень простой причине. Я-то воспитывался в супер-либеральном духе. У моих родителей даже в бредовом состоянии и мысли не могло бы возникнуть указывать – на ком мне жениться, а на ком не стоит. Да и бесполезно, я всё равно поступил бы по-своему. Поэтому мне были совершенно непонятны внутренние мучения моей невесты. С одной стороны я чувствовал её безграничную любовь к себе, а с другой – какое-то безволие, она понимала неправоту своей мамы, мучилась, рыдала, но не в состоянии была сказать родителям то, что для меня было так естественно, дескать, Good bye! Я вас тоже люблю!

Но Ирина всё же человек Нового Завета, а Иосиф был Ветхого.

И, тем не менее, у него хватает пороха пренебречь Законом Моисеевым, в котором был воспитан и которым жил. Он не причиняет Марии никакого зла и решает её «тайно отпустить», чтобы она куда-нибудь уехала, туда, где никто не знает, что она обручённая. Там она родит дитя - да, ничего хорошего, что без мужа, но это уже не будет рассматриваться как прелюбодеяние, и её никто не привлечет – камнями не забьют, во всяком случае. Безусловно, в этом глубокий смысл: не долг перед законом главенствует, но милосердие, любовь - то, о чем уже говорили пророки - Осия, в частности – «Милости хочу, а не жертвы». Вот эту милость и являет Иосиф.

Но это тоже еще не всё. К Иосифу тогда приходит архангел и говорит, мол, молодец, что пожалел свою невесту, но от тебя требуется большее - не отпускай Марию, бери её себе в жёны, но помни - она никогда не будет тебе принадлежать, она только Божья. Согласишься ли ты на это? Готов ли ты стать земным отцом такому Ребенку?

И опять нам кажется, что всё просто, хотя это вовсе не так. Быть в подчинении своему сыну? Мы-то всегда намереваемся растить своих чад и воспитывать их, чтобы они были «такими, как мы хотим». А вот с Этим так не будет, поэтому нужно очень больно наступить на своё глубинное «я», чтобы согласиться на сие предложение. Но Иосиф соглашается, и тогда у Богочеловека появляется земная семья. Рождается Христос в полной семье и возрастает вместе и с Матерью, и с Отцом.

Между прочим, это так же для всех нас является уроком, свидетельствующим о важности давать жизнь детям в полной семье и растить их не в безотцовщине. Да и вообще, само понятие семьи настолько освящено всем Священным Писанием, что всякое разрушение семьи по нашей прихоти становится тяжким грехом.

И вот проходит время Марии рожать. Но что происходит непосредственно перед этим? Помните, мы с вами читали пророчество Михея о том, что Спаситель должен родиться в Вифлееме, А живут Мария с Иосифом в Назарете Галилейском - это очень далеко от Вифлеема - в местности, которая считалась нехорошей, даже поговорка такая была: может ли быть что доброе из Галилеи. О Галилее, конечно, тоже предсказание было, как Вы помните: «Галилея языческая, из которой свет воссияет» - это тоже о Христе, и тем не менее, согласно пророчеству Родиться Иисусу полагается в Вифлееме.

Как всё происходит, Вы прекрасно помните: за тридевять земель от всей этой провинции, в столице мира, в Риме цезарь, владыка всей тогдашней обитаемой вселенной решает произвести в своей империи перепись. А в соответствии с тогдашней процедурой, полагалось каждому записываться у себя на родине - в той местности, откуда родом твой клан. И поскольку и Мария, и Иосиф являются потомками Давида, то – хочешь - не хочешь им нужно идти в Вифлеем. Вот они туда и отправились. И как только туда прибыли, тут-то и пришло время Ей родить. Так и вышло, что Мария рожает, в соответствии с пророчеством, именно в Вифлееме.

Ну вот только представьте себе эту комбинацию Промысла Божьего: для того, чтобы сбылось это пророчество Михея где-то там - на задворках Римской империи в маленькой провинции, в захудалом местечке, - чтобы именно там родился Мессия, решение принималось не где-нибудь, а в Риме. И не кем-нибудь, а Самим Августом. Собственно и в нашей жизни – разве не так? Все под Богом ходим и если хоть немного анализируем обстоятельства происходящие вокруг нас, то узоры просматриваются самые причудливые и самые неожиданные. Но всегда так, как этого желает Всевышний.

3.9.17 – БЛАГОВЕЩЕНИЕ

Итак, наступило время Боговоплощения, пришествия в мир Спасителя Христа. И казалось, любая женщина-израильтянка из ожидающих Мессию, просто мечтала о том, чтобы именно ей посчастливилось стать матерью Господа. Ну вот любой из наших молодых прихожанок сказали бы: хочешь родить Иисуса Христа – разве отказалась бы – это же величайшая честь! Однако не всё так просто.

Нам подчас кажется, что вот, нам бы Бог чего-нибудь такое сказал, мы бы сейчас же и сразу побежали исполнять, спотыкаясь. На самом же деле, на протяжении всей человеческой истории Господь с большим трудом находит людей, которые на Его предложения говорят «да». Посчитайте, сколько их всего в Библии? Очень и очень немного. И причем большинство из этих людей согласившихся с Богом, - что-то для Него делали, а на что-то их уже не хватало – частично исполняли волю Всевышнего - в той или иной мере. Те же пророки – что от них требовалось? Бог провозвещал им Свое слово, а задача пророков услышать волю Божию и передать её людям. Тоже, несладко было пророкам, как мы наблюдали с Вами. Ну а здесь-то намного тяжелее - нужно согласие на то, чтобы вместить в себя Всевышнего, всю полноту Его присутствия. И это, на самом деле страшно - Бог - это ведь что-то совершенно колоссальное, что-то громадное, а я-то маленький; если Он придет, так Он же меня раздавит, ну даже не в прямом смысле, а хотя бы морально – что тогда от меня останется?! Именно поэтому все люди Ветхого завета и боятся встречи с Господом? – «Он огромный, а я маленький». Хотя это ещё далеко не всё.

Так вот, важнейшим следствием всей многовековой работы Яхве с человеком было рождение этой девочки, одной-единственной, которую назвали Мария. Вся предхристианская история человечества устремлена именно к этой девчушке. Всё, что Бог говорил через Свой закон и через пророков, всё, что Он открывал людям – абсолютно всё сходится в этой девчонке. Всё Божье воспитание.

Из предания мы знаем, что Мария родилась от престарелых родителей, у которых уже не было никакой надежды на то, что у них будет ребенок. Они очень сильно молились - и по молитве им дана была дочь. Ещё они заранее обещали Богу, что если у них появится ребенок, то они посвятят своё дитя Всевышнему. И действительно, когда эта девочка родилась, они её какое-то время воспитывали, потом, судя по всему, умерли - довольно скоро, поскольку были пожилыми, и согласно преданию девочка воспитывалась при храме.

Праздник такой мы ежегодно празднуем: Введение во храм Пресвятой Богородицы. По преданиям довольно позднего происхождения, девочку Марию – будущую Богоматерь привели в храм; там её встретил первосвященник Захария и ввёл Её не только во святилище, но и во Святая Святых - место, куда мог Сам входить только два раза в году. Об историчности этого события спорить не стоит – на самом деле в ветхозаветный храм женщины категорически не допускались, даже во святилище. Для них был такой внешний зал - дворик, в котором могли находиться женщины: внутрь же храма попадали только мужчины. А во святая святых – только лишь иногда первосвященник. Но важно-то, ведь, здесь другое – не каменные рукотворные стены и не помещение – то или иное, куда вошла или не вошла Пресвятая Дева. Главное здесь некий акт духовный, акт вхождения Марии в Божье присутствие, которое в пространстве всюду. А ступала ли Её нога во Святая Святых за священный занавес или не ступала, дело десятое.

Мария действительно с самых малых лет полностью посвятила себя Господу и, как бы то ни было воспитывалась непосредственно при храме. Поэтому всё, что собой представляли «закон и пророки», по выражению Иисуса, она там изучала. А когда подросла и вошла в нормальный брачный возраст, в те времена и в той местности это - лет 12 - 13, её обручили человеку-вдовцу, которого звали Иосиф - ему нужна была домохозяйка. И вот после этого обручения совершается удивительное событие. Ангел Гавриил, посланник Божий, является Деве Марии и приветствует её: «Радуйся, благодатная, благословенна ты в женах...» Она спрашивает у него, размышляя в себе, что бы означало это приветствие. И ангел ей отвечает: «Ты избрана Богом, и можешь стать матерью Мессии, предсказанного Сына Божьего, Который будет Спасителем Израиля».

Ещё раз подчеркнём – нам-то с Вами кажется, что – вот он, лотерейный билет счастливый! Yes!!! Мало, что с меня теперь все иконы писать будут, так, ведь, я теперь с Богом – Творцом Неба и земли, даже не то, что на короткой ноге, а вообще – целых девять месяцев Хозяин Вселенной будет под моим сердцем, а потом ещё года два сосать мою грудь! Но особого восторга Марии по случаю этого Благовестия, Евангелист не передаёт, и, как мы увидим далее, особого повода для радости не очень предвидится.

Мариам спрашивает Архангела, мол, что же мне делать? Естественный вопрос: а как это может быть, ведь я мужа не знаю? Это недоумение Марии, если помните, похоже на озадаченность Захарии. Он со своей женой Елизаветой даже в молодости не способны были иметь детей, а когда состарились, то и подавно. И когда ангел говорит, что у них будет сын, то Захария задаёт примерно тот же вопрос: «А как такое может быть, если я стар?» И в результате такого недоверия он теряет дар речи вплоть до рождения ребенка. Так вот почему Захария Богом наказан, а с Марией ничего подобного не происходит?

По очень простой причине – в Библии достаточно историй о том, когда рождали старые и неплодные. Бог уже много раз показал, что для Него сие возможно, и поэтому сомневаться в таком случае, прекословить просто некорректно. А вот то, что предлагается Марии, не было ни разу. И она совершенно вправе переспросить - что сие значит, что имеется в виду - должна ли я выйти замуж за кого-то, или что-то наподобие - что имеется в виду? И архангел ей объясняет: нет, никакого мужчины не надо - сила Божья найдет на Тебя, и Дух Господний осенит Тебя, и по сему То, что зачнётся, будет Сыном Божьим.

И вот тут момент выбора. Обратите внимание: Бог не совершает своё Воплощение без спросу – сие Марии предлагается. Господь, как мы уже неоднократно подчеркивали с Вами, ничего не делает без соучастия человека – людская свобода неприкосновенна – Мария вольна в тот момент – сказать Богу либо  «да», либо – «нет».

Ну вот давайте прикинем – что Ей  на самом деле предлагается? Она должна будет родить ребенка не от того мужа, которому обручена. Не от Иосифа. А по закону Моисееву, если обручённая оказывается мужу неверна, этот самый супруг обязан - не то что вправе, а просто обязан - выставить её пред всем обществом, объявить о её грехе, и тогда люди терпеливо дожидаются, пока она родит, после чего эту женщину за неверность, за грех прелюбодеяния побивают камнями. Ребенок остаётся жить, а её должны будут убить. И она - подчеркнём – закон знает хорошо - грамотная.

Таким образом, то, что ей предлагает Гавриил, для неё означает - в соответствии с законом Моисеевым - неизбежную смерть. Так, что «да», Ей этой совсем молоденькой девочке было ответить не так уж и просто. И это колоссальное чудо, которое мы празднуем в день Благовещенья - то, что эта девчонка отвечает: «да, Я раба Господня, да будет мне по слову Твоему».

И вот с этого момента Мария во многом становится для нас каким-то совершенно удивительным, потрясающим примером, надеждой на то, что в человеке есть какие-то нераскрытые резервы праведности, ресурсы вот этого согласия с Богом. Она говорит Господу «да». И объяснить, понять - каким образом она это смогла сказать, совершенно невозможно, ведь что, собственно говоря, означает грехопадение человечества в образе Адама и Евы? - отказ от Бога: дескать, не хочу, чтобы Ты был со Мной. И все мы с вами в той или иной мере заражены этим грехом Богоотступничества, и сказать Всевышнему полноценное «да» никто не в состоянии. Мы, даже когда знаем, что должны делать - поступаем наоборот; в любом из нас сидит какая-то внутренняя гадость, неопределимая и неизгоняемая нашими силами. Но вот вдруг посреди всей этой дряни нашлась девчонка, которая говорит Богу такое полноценное «да», что Он смог соединиться с ней абсолютно, а она смогла полностью принять в Себя Божье присутствие. Бог, ведь, не понарошку в ней присутствует, Он девять месяцев растёт в ней телесно, но присутствуя всей Своей полнотой Божественной природы. Как это происходило - кто его знает? Это сфера Божьего действия, непостижимого для разума человеческого – Бог-то Всемогущ и здесь удивляться, конечно, приходится, как и всему мирозданию, сотворённому Всевышним. Но вот то, что Мария оказалась таковой, какой была – это чудо из чудес, над которым многие века бьются лучшие умы человечества.

Поэтому и прославляем мы Марию в наших молитвах. Посему и День Благовещения в тропаре праздника именуется «главизной нашего спасения», всему началом.

Ну и вот в момент, когда Мария произносит «да», сила Божья нисходит на неё, дух Господень осеняет её, и Богочеловек Христос зачинается в её утробе. Именно в тот самый момент.

27.8.17 – Почему бы Христу не родиться тысяч на пять лет раньше?

Уже 2-й год наши воскресные беседы мы посвящаем с Вами общей теме: «Основы нашей веры», или - что просто необходимо знать и во что верить, чтобы считать себя христианином?

Для этого мы сразу же приступили к разбору ключевых мест Библии. Так мы отмечали удивительное сходство сотворения Богом мира, описанное в 1-й главе книги Бытия с тем, что нам говорят современные ученые. А на примере Библейского повествования о грехопадении Адама и Евы, мы познакомились с литературным жанром - «Священный миф». Мы так же рассуждали с Вами о сущности зла и Промысле Божием, обращающем любое зло к добрым последствиям.

Ну и затем мы очень быстро пробежались по истории веры - до Христа. И к чему мы с вами в результате пришли? Мы знаем, что мир сотворен Богом, что замысел Божий о мире прекрасен и совершенен. И что очень важно - человек сотворенный Богом по образу и подобию Божию, стоит несколько особняком. Мы - носители духа и значит, обладаем свободой, и поэтому с момента появления человека, все события в дальнейшем развиваются уже с учетом действия, как Божией воли, так и воли нашей с вами. Всё, что в мире совершается, совершается не только Богом, но и нами тоже. И у любого из нас есть возможность либо следовать замыслу Божию либо ему противостоять.

Мы говорили с вами о том, что в какие-то далёкие еще незапамятные времена, а скорее всего, даже не времена, а в реалиях вневременных, в человеке произошла духовная катастрофа, грехопадение, в соответствии которой мы с вами во всём стараемся поступать по слишком своей воле, в силу чересчур своих интересов. В результате мы постоянно оказываемся в противоречии Богу, в противостоянии Всевышнему. Мы так же размышляли о том, к чему привела эта духовная трагедия - ведь Бог - Источник всего, источник и жизни в том числе, источник всякого совершенства и всякой благости, и поэтому если мы от Него отворачиваемся, то катастрофа становится нашим постоянным состоянием - это то, в чём мы живем. Но Бог, как мы отмечали с Вами, не отвернулся от нас, и на протяжении многих и многих веков продолжал заботиться о людях. Мы прослеживали с Вами череду Заветов, цепочку Договоров, которые заключал Бог с людьми и как Он их воспитывал. Мы говорили о том, что, к сожалению, воспитание человечества было делом непростым – люди зачастую просто не желали слышать голос Божий, и поэтому, в какой-то момент, единственным человеком, с которым был возможен диалог - оказался Авраам, от которого Господь и произвёл народ, в котором на фоне всех остальных народов, хотя бы временами, сохранялась верность Всевышнему.

Через этот народ Израильский Бог открывал Себя людям и даровал Закон, который, по идее, должен был принести плоды нравственности. Но при всём совершенстве Закона Божия и при том, что он таки немалую роль сыграл в деле воспитания человечества, всё же оказалось, что мы этот закон своими силами не выполняем – не в силах выполнить. Даже если человек вполне добросовестный и знает - как нужно поступать, а ведёт себя иначе, и никак не может с этим справиться.

Поэтому Богу мало было дать закон людям, Всевышнему ещё нужно было как-то помочь в его исполнении. Сам по себе закон и даже те достижения в религиозном плане – жертвоприношения, молитвы – хороши, но недостаточны. Нужны были особые отношения между Богом и человеком. И поскольку человек сам войти в такие отношения с Богом не может, ясно, что здесь должен что-то сделать Бог. И именно об этом мы с вами говорили, когда вспоминали Ветхозаветных пророков. Собственно, это главное, о чём они говорили: Бог собирается совершить еще один шаг к нам. Он собирается заключить с нами Новый завет, начертанный на скрижалях наших сердец. Тот Завет, который отогреет наши сердца, поможет изменить наши мотивации к лучшему. Но при этом свобода наша не умалится: в любом случае мы будем поступать так, как хотим. Нам просто легче будет хотеть хорошего. Ведь, в противном случае, мы тяготеем ко злу – грех сидит внутри нас и диктует нашим поведением. Мы, ведь, не свободны, потому, что когда перед нами встаёт выбор поступить правильно или неправильно, нам гораздо легче поступить неверно. А вот праведное поведение – это прямо таки подвиг невыносимый. И это не есть свобода, на самом деле – это рабство той духовной порочности, которая укоренена внутри нас. Свобода – это когда относительное равновесие, когда мне примерно одинаково легко поступить, как неправильно, так и правильно. В противном случае, я раб греха, раб собственной порочности.

И вот этого рабовладельца – грех нужно изгнать из наших сердец. Ну а для этого нужны особые отношения с Богом, близость к Богу, чтобы грех был изгнан из нас, и тем самым мы бы получили от Бога всё, в том числе и Жизнь Вечную. Именно это и является сутью Нового Завета, который предсказан еще в ветхозаветной части откровения.

Но кроме того, пророки говорили еще об очень и очень многом - о том, что вхождение в этот Завет будет совершаться не коллективом, не народом, не кланом, а каждым человеком в отдельности. Каждый человек будет иметь возможность лично реализовать собственную свободу, согласиться с Богом на заключение этого Завета или нет, Не просто войти в Завет по каким-то наследственным или культурным причинам, - нет, каждый человек индивидуально должен будет принять такое решение. Поэтому, задолго до пришествия Христа начинается воспитание личностности в человеке, не коллективизма, не клановости, а личностности. Именно этим занимаются пророки, мы говорили об этом. И еще вот почему последнее необходимо: чтобы этот Новый Завет мог быть совершен, Бог должен прийти в этот мир – принять человеческую плоть, сделаться, как Один из нас, как человеческая личность. И люди должны были к этому времени научиться ценить личностность. В противном случае, представьте, если бы Христа воспринимали просто как племенную статистическую единицу – мало ли, что Он там говорит. Главное откуда он – из колена – из колена Иудина.

Да, Ветхозаветные пророки предсказывали именно то, что Сам Бог совершит Своё спасение, придя на Землю, как Мессия, Помазанник – Царь. Мы обращали своё внимание на то, как постоянно в пророчетвах возникает переплетение: с одной стороны это царь из рода Давидова, а с другой стороны - это Сам Бог. Особенно прозрачно это в пророчествах Исайи, оно становится таким тесным, что уже практически впрямую говорится.

Таким образом, уже в Ветхом Завете всё предсказано, всё указано и объяснено человеку, что Господь собирается делать. Бог сообщает всё это во всех подробностях дабы каждый имел возможность согласиться и принять Божье пришествие в человеке.

Итак, всё, что в Ветхом Завете сказано как будущее, что «еще будет», - в Новом Завете происходит, как факт. И именно об этом факте мы с сегодняшнего дня и будем очередной раз размышлять.

Как мы прекрасно понимаем, центральным фактом всего христианства является жизнь Иисуса Христа. Вообще, следует постоянно подчёркивать, что суть христианства не столько в учении, новой морали, сколь в самом Боговоплощении и том, что было Христом совершено. Таким образом, сердцевиной христианства является не столь учение Христа, сколь Сам Иисус.

И начинаются перемены в наших сердцах именно с момента, когда мы не просто согласимся, что был такой Христос, Который возвестил весьма возвышенную мораль, а с момента, когда Иисус станет центром моей биографии, когда я пойму, что Он имеет непосредственное отношение  лично к моей жизни. Мы призваны не просто к тому, чтобы хорошо себя вести, а жить жизнью Христа.

Ну а всему начало – это чтение Евангелия – нужно очень хорошо знать жизнь Иисуса Христа и всё то, что Он говорил. Ну и поэтому, давайте со следующего раза ещё раз снова пройдёмся с Вами по евангельским строкам – освежим в памяти ключевые моменты земной жизни Иисуса Христа.

Часто у людей возникает вопрос: почему Иисус пришел именно две тысячи лет назад, а не пять и не десять? По большому счёту – это у Самого Бога надо бы спросить - мало ли какие есть соображения у Всевышнего и, тем не менее наши человеческие предположения тоже имеют право на существование. Дело в том, что Божья работа по воспитанию людей и, в частности Израильтян ко времени Рождества Христова уже принесла некоторый результат. Сравните толпу, вышедшую из Египта, которая больше была похожа на стадо или стаю. Вот пока Моисей их ведет, они идут, привлекает к ответственности – слушаются. Только стоило ему отлучиться на несколько дней, и всё – золотому тельцу стали кланяться, причём, дружно - все вместе. В этой толпе люди фактически неразличимы, они, как стадо баранов. А вот к моменту прихода Иисуса Христа Израиль уже совсем другой. Читая Евангелие, мы видим, сколько там совершенно разных людей, группировок - разные категории людей, Там есть фарисеи, есть саддукеи, ессеи, зилоты; есть самые-самые разные люди с представлениями совершенно отличными от соседей. Есть учителя, книжники, просто люди, но даже простолюдин почему-то оказывается вполне способным разговаривать на всякие богословские темы. Т.е., ко времени пришествия Христа Израиль оказывается, отнюдь не однородной массой. Наоборот, израильтяне к тому моменту - это собрание личностей, и это значит, что прийти Богу как личности в надежде, что на Него обратят внимание уже можно. Это одна из предпосылок. Ну а во-вторых, Спаситель-то должен был родиться от женщины. Уже у пророков сказано, что этот Мессия, этот самый Сын Божий должен прийти в этот мир через обычный человеческий механизм воспроизведения. Он должен родиться. Ведь, если Бог приходит к людям не понарошку, а действительно спускается в нашу жизнь, то Ему нужно войти в неё, как входят все люди, быть таким же, как и мы.

Но, наверное, же это должна быть не любая первая попавшаяся женщина. Вряд ли мы сможем узнать весь объём характеристик, которыми должна была обладать потенциальная мать Господа. Но, во-первых, быть праведной и святой – преданной Богу. Как знать, быть может, Ей нужны были ещё какие-то иные, как бы сейчас сказали, генетические характеристики – неким образом вобрать в своей плоти всё лучшее, что до неё существовало во всём роде человеческом. Сколько понадобилось времени, чтобы, наконец, родилась Та, Которую мы изображаем на иконах, перед образом Которой затепливаем лампады, посвящаем Ей песнопения и молитвы.

Это некоторые протестанты говорят, что Мать Иисуса была самой простой заурядной женщиной. С этим трудно согласиться. Она поистине была необыкновенным, самым чудным цветком на всём древе человечества, и не зря мы с Вами воспеваем Её, как величественнейшую херувимов, и славнейшую серафимов. Возможно ещё и поэтому пришлось Всевышнему  ждать, так сказать, момента, когда же наконец появится на свет эта супердевчонка, которая не только даст плоть Спасителю нашему Иисусу Христу, но и станет молитвенницей и ходатаицей за весь род человеческий – любимицей всех тех христиан, корни которых уходят в век апостольский.

20.5.12 – ИСАЙЯ 2-й, Аввакум и Михей

Итак, народ южного Иудейского царства в Вавилонском плену. Их пытаются морально поддержать пророки Иеремия и Иезекииль. К их голосу присоединяется и Девтороисайя – второй Исайя. Его проповедь, как мы уже говорили, начинается с 40-й главы, где мы читаем: «Утешайте, утешайте народ Мой, говорит Бог ваш». Кстати, запомним эти слова. С обличением уже покончено. Когда люди в беде – утешайте их, призывает Бог.

Это важно и для нас с Вами, потому, что нет ничего сладостнее, чем - когда мы видим человека, у которого ничего не складывается, подойти к нему поближе, крепко ухватить за руку и прошептать ему: «А знаешь, почему у тебя всё через пень колоду? Да потому что ты – дурак». А Бог говорит: когда видишь, что людям плохо, утешь их.

«Говорите к сердцу Иерусалима и возвещайте ему, что исполнилось время борьбы его… Глас вопиющего: в пустыне приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Богу нашему; всякий дол да наполнится, и всякая гора и холм да понизятся, кривизны выпрямятся и неровные пути сделаются гладкими; и явится слава Господня, и узрит всякая плоть спасение Божие; ибо уста Господни изрекли это». Вот что становится главной темой у второго Исайи: Бог идет спасать, приготовьте Ему пути. И если вы помните, именно с этого начнется Новозаветная проповедь. С этих же воззваний начнет Иоанн Креститель: «Я – глас вопиющего, в пустыне приготовьте пути Господу». В Синодальном переводе запятая стоит после слов: «Я – глас вопиющего в пустыне», и у нас это уже стало привычной фразой, которая означает человека, который кричит, а его никто не слушает – потому что он кричит в пустыне. На самом же деле Иоанн Креститель в пустыне не вопил – он проводил там некоторое время в посте и молитве. А когда вышел из пустыни и возгласил: «Я – глас вопиющего» - его слышали, и еще как – толпы народа выходили к нему послушать его проповедь и покаяться в грехах.

Итак, вот с чего начинает Второй Исайя. Он всё время говорит о том спасении, которое Бог дает через то, что Он Сам приходит, и это еще как-то всё время связано с отраслью Иессеевой, с потомком Давида. И постепенно, всё четче и контрастнее в пророчествах Девтороисайи начинают вырисовываться очертания Спасителя. Да – это будет потомок царя Давида. Он будет царём - Мессией, Помазанником. Но образ Его как-то совершенно не похож на царский. Вот посмотрите, что говорит Исайя от имени Всевышнего: «Вот отрок Мой, которого Я держу за руку, избранный Мой, которого благоволит душа Моя, положу дух Мой на Него, и возвестит народам суд; не возопиет и не возвысит голоса Своего, и не даст услышать его на улицах;  трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит». Т.е., Он будет производить суд, но это не будет суд силы, это не будет власть, как у царя – арест, заключение, пытки, казнь. Нет, все будет очень мягко и нежно.

«Будет Он производить суд по истине…, и на закон Его будут уповать острова» - острова – это Средиземноморье, это язычники. То есть то, что Он принесёт, будет спасением и для язычников.

Отрок тот будет соделан «Заветом народа, чтобы… возвратить наследникам наследия опустошенные, сказать узникам: «выходите», и тем, которые во тьме: «покажитесь».

То есть картинка такая: Бог обращается к Своему Мессии, к Своему рабу, к Своему отроку, вот этому самому царю из рода Давидова, и говорит: «Я сделаю тебя Заветом народа». Речь идет всё о том же самом Завете, о том же самом новом соединении людей с Богом, и говорится, что этим Заветом будет вот этот самый Мессия».

Ну и, наконец, совершенно удивительная глава из пророчеств Исайи 2-го, 53-я глава, которую неплохо бы знать даже наизусть. Контекст опять-таки такой: речь идет вновь о том самом Отроке, о той самой отрасли из рода Давидова, Который Царь и Избавитель, в Котором спасение и Завет. Но вот что о нем говорится: «вот, раб Мой будет благоуспешен, возвысится, вознесётся и возвеличится. Как многие изумлялись, смотря на Тебя, — столько был обезображен паче всякого человека лик Его, и вид Его — паче сынов человеческих! Так многие народы приведет Он в изумление; цари закроют пред Ним уста свои, ибо они увидят то, о чём не было говорено им, и узнают то, чего не слыхали.

Кто поверил слышанному от нас, и кому открылась мышца Господня? Ибо Он взошел пред Ним, как отпрыск и как росток из сухой земли; нет в Нём ни вида, ни величия; и мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему. Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лице свое; Он был презираем, и мы ни во что ставили Его. Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нём, и ранами Его мы исцелились. Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу: и Господь возложил на Него грехи всех нас. Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих; как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих. От уз и суда Он был взят; но род Его кто изъяснит? ибо Он отторгнут от земли живых; за преступления народа Моего претерпел казнь. Ему назначали гроб со злодеями, но Он погребен у богатого, потому что не сделал греха, и не было лжи в устах Его. Но Господу угодно было поразить Его, и Он предал Его мучению; когда же душа Его принесет жертву умилостивления, Он узрит потомство долговечное, и воля Господня благоуспешно будет исполняться рукою Его. На подвиг души Своей Он будет смотреть с довольством; чрез познание Его Он, Праведник, Раб Мой, оправдает многих и грехи их на Себе понесет. Посему Я дам Ему часть между великими, и с сильными будет делить добычу, за то, что предал душу Свою на смерть, и к злодеям причтён был, тогда как Он понес на Себе грех многих и за преступников сделался ходатаем».

Это 53-я глава книги пророка Исайи. Вряд ли эта речь пророка произвела впечатление на его современников – вряд ли слушатели могли хоть что-то из этого понять. Но мы-то с Вами – христиане, знаем что произошло через полтыщи лет после этого пророчества. И это потрясающе – как за пять веков до Рождества Христова описана, например, смерть Иисуса. И не просто описана в физических подробностях, но еще и вдобавок объяснено, что всё это значит. Он – безгрешный, страдающий добровольно, за наши беззакония, берет на Себя наши грехи для их искупления. Принимает смерть за наши прегрешения, становясь жертвой умилостивления. И после душа Его смотреть будет на все, что произошло, с довольством. И Его рукою будет исполняться воля Божия. А воля Божия, как мы с вами уже читали, в том, чтобы всякий был спасён, обратился и жив был. И через познание Его, то есть через отношения с Ним, Он оправдает многих, и грехи их на Себе понесет.

То есть, то, что будет через пять веков происходить в Новом Завете, здесь описано и в событийном плане, и в богословском измерении. Более того, если мы внимательно перечитаем книгу пророка Исайи, мы увидим несколько мест, где Исайя говорит о Боге как об Отце, и где Бог говорит о Мессии как о Своем Сыне. Мы увидим несколько мест, где будет особым образом проявляться Дух Божий, как особое действующее Лицо. Уже в Ветхом Завете есть это откровение о Боге как о Троице. Всё это мы тоже увидим.

Есть замечательные слова из пророчеств Аввакума: "Вот, душа надменная не успокоится, а праведный своею верою жив будет». Что здесь восхитительно - ведь, для Ветхого Завета характерно, что праведный жив своей праведностью. Коль человек праведный, исполняет закон, значит, всё в порядке. Но нет - праведный принадлежит к жизни верой своей, потому что именно верою своей он становится праведником. А это совершенно новозаветное понимание, о котором очень много будет говорить апостол Павел.

И наконец, книга пророка Михея - маленькую цитатку возьмём  оттуда. «И ты, Вифлеем-Ефрафа (Вифлеем - это маленький городок неподалеку от Иерусалима), мал ли ты между тысячами Иудиными? из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле».

Это понятно: если Вифлеем – это родина Давида, то оттуда должен произойти и тот, кто будет владыкой Израиля – Тем Самым Царем, Мессией, Христом. И если бы пророк на этом остановился, то это ещё не было бы слишком удивительным, но Михей продолжает: «…и происхождение (Мессии, Христа) из начала, от дней вечных». Т.е., происхождение Христа, по большому счёту, не от Давида, а из начала, от дней вечных – то есть от вечности. А это значит, не кто-то, сотворенный Богом, а Сам Бог, Вторая ипостась Всевышнего – Сын Божий.

 «И будет Он мир». Мир – не как перерыв между войнами, а «шалом», - полная гармония мироздания в Нём совершающаяся, вот в этом Мессии, начало Которого и из Вифлеема и от дней вечных.

Вот так, почти прямым текстом предвозвещали Ветхозаветные пророки пришествие в мир Господа нашего Иисуса Христа.

 

13.5.12 – ИЕЗЕКИИЛЬ

Итак, 6-й век до нашей эры – войска Вавилонского царя Навуходоносора II захватывают и уничтожают Иерусалим, разрушают храм, а жителей Южного Иудейского царства уводят в плен.

Жители Северного Израильского царство уже давно в плену - полутора века, как – у Ассирийцев – причем, северянам, в отличие от южан, так никогда и не суждено будет возвратиться на родину.  

Ну, Вы помните, как после смерти царя Соломона в 928-м году до н. э. был разделён единый израильский народ на два царства: Иудею на юге – это земли колен Иуды и Вениамина и Израиль на севере - территория проживания остальных десяти колен.

И северян, и южан пророки заблаговременно предупреждали о грядущих бедствиях, если те не покаются. Но люди не очень-то любят, когда их обличают и говорят горькую правду. Иеремию, как мы говорили с Вами, иудейские правители вообще интернировали в Египет, за его грозные предупреждения – это вместо того, чтобы прислушаться к голосу Божию, исправить свою жизнь и избежать бед.

Ну а коль люди продолжают беззаконствовать, естественным следствием их грехов, является катастрофа, в данном случае, военная. Израильтян увели Ассирийцы в плен ещё в начале 8-го века, а Вавалоняне угоняют иудеев на чужбину в конце 6-го.

И вот, как только это случается, тон пророчеств Иеремии, как мы уже отмечали с Вами, резко меняется. Он прекращает обличать народ, и принимается его утешать. К Иеремии присоединяется ещё один пророческий голос – Иезекииля - так же великого пророка. У него тоже очень большая книга, но мы прочитаем из нее самую малость. «И ты, сын человеческий, повелевает Господь Иезекиилю, скажи дому Израилеву: вы говорите: преступления и грехи наши на нас - мы истаиваем в них; как нам жить? Скажи им: Я, Господь Бог, не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего, и жив был».

Эти слова очень важны даже для нас с Вами, потому, что до сих пор то там, то сям можно слышать рассуждения о Божьей мести, каре и тому подобное. Ничего подобного – Бог никого не карает, Бог жаждет не мести грешникам, а их обращения. Другое дело, что сам по себе грех разрушителен, само по себе беззаконие чревато. Если водитель легковушки едет на красный светофор и сминается КРАЗом – кого тут обвинишь – гаишников, светофор?

«Не хочу смерти грешника, но чтобы он обратился, и жив был». Бог всегда хочет нашей жизни, причем жизни полноценной, насыщенной, радостной и отнюдь, не нашей смерти.

«И было ко мне слово Господне, продолжает Иезекииль: сын человеческий, изреки пророчество на пастырей Израилевых». Сам Иезекииль – из священников. И поэтому ему вина священников в крахе страны видна была, может быть, гораздо больше, чем кому бы то ни было. И вот Бог ему, способному это хорошо понимать, и открывает следующее. «Скажи им – пастырям Израилевым: так говорит Господь Бог. Горе вам, которые пасли себя самих, а не стадо! Вы ели тук и волною одевались – т.е., ели самое лучшее из яств, отборное и одевались блистательно - откормленных овец заколали, а стадо не пасли, слабых не укрепляли и больной овцы не врачевали, и пораненной не перевязывали, и угнанной не возвращали, и потерянной не разыскивали, а правили ими с насилием и жестокостью. И разбрелись они без пастыря, и рассеявшись сделались пищею всякому зверю полевому. Блуждают овцы мои по всем горам, и по всякому высокому холму, и по всему лицу земли рассеялись овцы мои, и никто не разведывает о них, и никто не ищет их».

Поистине бессмертны слова Божьих пророков. У меня такое стойкое ощущение, что Иезекииль это пишет о нас - современном священстве 21-го века. Ну вот посмотришь в зеркало на себя самого и на некоторых служителей, так кажется прямо с нас всё и срисовано этим Ветхозаветным пророком.

«Посему, пастыри, выслушайте слово Господне. Жив Я! говорит Господь Бог. «Жив Я» – это такая одна из форм клятвы Всевышнего. Разные бывают клятвы: «чтоб мне провалиться, если я вру; век воли не видать, клянусь здоровьем моей тёщи; чтоб мне с места не сойти и т.д. А вот Всевышний из всех этих наших человеческих словесных конструкций предпочёл наименее неподходящую: «Жив Я». Понятно, что жив – кто бы спорил.   

Так вот, Клянусь, говорит Господь, «За то, что овцы Мои были оставлены на расхищение без пастыря, и сделались они пищей всякого зверя полевого, за это, пастыри, выслушайте слово Господне: вот, Я - с пастырей, и взыщу овец Моих, и не дам этим пастырям более пасти стада... и исторгну овец Моих из челюстей их, и не будут они пищею их.

Конечно, Иезекииль говорит о тех далёких временах, но просто поразительно, как всё согласуется с нынешним временем. Некоторые батюшки так себя ведут, так позорят священный сан, что скоро, может так случиться, что стыдно будет подрясник одеть. Ну и, само собою – как аукнется, так и откликнется. Если священнослужитель нерадив в своём служении, рано или поздно он будет голодать, или пересядет за руль такси – вон по Херсону один такой наш батюшка колесит.

Ну а с овцами-то что будет – они-то, вроде как и невиновны?

«Так говорит Господь Бог: вот, Я Сам отыщу овец Моих и осмотрю их… Я буду пасти овец Моих и Я буду покоить их, говорит Господь Бог. Потерявшуюся отыщу и угнанную возвращу, и пораненную перевяжу, и больную укреплю. Здесь вот очень выразительно указывается на Божественное Провидение, на индивидуальную Божью заботу о каждом из нас. Да, Господь вынужден, зачастую действовать напрямую, без помощи того или иного лоснящегося попа. Да и люди многие всё чаще восклицают, мол, не нужны нам эти разъевшиеся церковники - мы и сами как ни будь с Богом договоримся. Это, конечно, мягко говоря, не совсем правильно, но доля истины, в этом, безусловно, есть. 

А разжиревшую и буйную овцу истреблю, говорит Господь – т.е., вот действительно, подход к любому из нас индивидуальный. Буду пасти их по правде… судить между овцою и овцою, между бараном и козлом.

И далее уже укор самим овцам: Разве мало вам того, что пасётесь на хорошей пажити, а между тем остальной корм топчете ногами вашими, пьете чистую воду, а оставшуюся мутите ногами вашими?»

Т.е., всё понятно, наведение порядка в народе Бог берет на Себя. «Я Сам буду это совершать». Как? - это второй вопрос, но судя по словам пророка, Сам Бог всем этим займётся. Ну, Бог, так Бог – замечательно. Но вот проблема - сразу же после этого заверения, без всяких оговорок и пауз Иезекииль продолжает: «И поставлю над ними пастыря, который будет пасти их, раба Моего Давида; он будет пасти их и он будет у них пастырем. Я, Господь, буду их Богом, и раб Мой Давид будет князем среди них. Я, Господь, сказал это». И вот тебе на - так всё-таки – кто же будет пастырем? Сам Бог? «Я буду пасти?», или «Я поставлю пастырем Давида, сына Моего»?

И то и другое. С чьим именем отождествляется Давид в контексте почти всех пророчеств Ветхозаветных? С именем Иисуса Христа. А Иисус Христос, Кто? Воплощенный Бог, который Сам о Себе так и скажет: «Я Пастырь добрый, душу Свою полагающий за овец Моих…»

«И заключу с ними Завет мира…» – то же самое пророчество, о Новом Завете, о котором говорят и остальные пророки.

И ещё есть у Иезекииля восхитительная зарисовка: «Была на мне рука Господа, и Господь вывел меня духом и поставил среди поля, и оно было полно костей… весьма сухих. И сказал мне: сын человеческий! оживут ли кости сии? Я сказал: Господи Боже! Ты знаешь это. И сказал мне: изреки пророчество на кости сии и скажи им: 'кости сухие! слушайте слово Господне!' Так говорит Господь Бог костям сим: вот, Я введу дух в вас, и оживете. И обложу вас жилами, и выращу на вас плоть, и покрою вас кожею, и введу в вас дух, и оживёте, и узнаете, что Я Господь… Я изрек пророчество, как велено было мне; и когда я пророчествовал, произошел шум, и вот движение, и стали сближаться кости, кость с костью своею»... И вот так всё это соединялось, срасталось и восставали люди.

Что сие значит? Ну вот нам с Вами сейчас – что это напоминает? Триллер Майкла Джексона, с отодвигающимися гробовыми плитами и восстающими покойниками? Или примитивные бабушкины представления о будущем нашем всеобщем воскресении из мёртвых.

В самом деле, если это такое изображение будущего нашего воскресения – простовато, но, заметьте – это самая, как ни есть первая в Библии зарисовка воскресения, да и то не в прямом значении. Впрямую то, что говорится здесь, - это пророчество о том, что Израиль, который превратился в хлам, кости, так сказать, полностью разрушен, уведён в плен, - что он будет восстановлен. Непосредственно это предсказание - о восстановлении Израиля. И, всё-таки - в качестве образа этого восстановления Бог использует именно такую картину - воскресения мёртвых. Это притом, что в то время в Израиле не было вообще никакого представления о воскресении мёртвых. Такие вещи иудеям даже и не снились. Поэтому, да - предсказание о восстановлении Израиля исполнится, но картина воскресения из мёртвых в памяти людской таки останется. И придёт время, когда люди начнут прозревать второй план пророчества Иезекииля, задумываться о возможности иной жизни после смерти. Ну а поскольку жизнь человека без плоти, кожи и костей в те времена была немыслима, единственно, что мог себе представить человек той эпохи – это вот примерно то, что и изображено на этой пророческой картине – поля усеянного костями. 

«…и вложу в вас дух Мой, и оживете…, и узнаете, что Я, Господь, сказал это - и сделал…» Еще бы – Богу не выполнять обещания! Несомненно, если сказал Бог, значит, так и будет.

И последняя деталь: сначала сказано «Я введу в вас дух, и оживете» - просто дух, как собственно и во 2-й главе Бытия - когда человек был сотворен, то в него Господь вдохнул дух, и человек стал живым. Но здесь дальше сказано немного по-другому: «вдохну дух Мой, и оживете». Может, конечно, это слово и случайно затесалось в эту пророческую фразу. Хотя, вряд ли. Не просто животворный дух будет введён в нас, но Дух Божий. А если так, то это совсем другой уровень и Жизнь другая – Жизнь с большой буквы этого слова, на которую все мы с Вами надеемся.

9.8.17 – ИЕРЕМИЯ

Сегодня давайте поговорим с Вами о следующем важном для нас пророке Иеремии. Книга его пророчеств очень большая, как и книга Исайи. Иеремия, как и все пророки, обличает грехи народа, призывает людей к покаянию, предсказывает возвращение иудеев из плена Вавилонского, говорит о том, как будет восстановлено царство - и связывают его с именем Давида. А затем с этим же царством связывается и конечная гармония всего мира. Обо всём этом говорят и другие пророки, поэтому для экономии времени будем в основном выявлять те подробности, которые характерны именно для Иеремии.

Итак, пророк Иеремия. Откуда он такой? «И было ко мне слово Господне, говорит сам о себе Иеремия: прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя. И прежде, нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя: пророком для народов поставил тебя».

Эти слова, конечно, очень легко превратно понять, мол, Бог Его сделал таким – начал лепить пророка ещё во чреве матери. Обороты речи, в принципе, позволяют так думать. Но это так, если вырвать эти слова из общего Библейского контекста. На самом же деле здесь нам лишний раз напоминается о том, что Бог находится вне времени. Всевышний будущее видит так же, как настоящее или давно прошедшее. Ещё и в проекте, так сказать, не было Иеремии, а Бог уже видит: этот ребенок, который здесь будет зачат, и родится – «Он будет Мне пророком». Другими словами, Господь с самого начала знал, что Иеремия будет пророком, но знание Божие, ни в коем случае не нарушило свободный выбор будущего пророка.

Итак, Господь обращается к Иеремии, призывает его к пророческому служению, на что тот отвечает: «О Господи! Я не умею говорить, ибо я еще молод». Но Господь сказал: не говори «я молод», ибо ко всем, к кому пошлю тебя, пойдешь, и всё, что повелю тебе, скажешь. Не бойся их, ибо Я с тобою, чтобы избавлять тебя».

Иеремия соглашается, и тогда - «простирает Господь руку Свою, и касается его уст», - обратите внимание, тут так же, как и с Исайей - «коснулся уст» - яркий символ, мол уста человеческие нечисты, а ими нужно говорить слова Божии, и поэтому их необходимо очистить. Если человек согласен на это, то такое очищение дается. «И коснулся уст моих, повествует Иеремия, и сказал мне Господь: вот, Я вложил слова Мои в уста твои; смотри, Я поставил тебя в сей день над народами и царствами, чтобы…» - вот смотрите, зачем ставится пророк: «…чтобы искоренять и разорять, губить и разрушать, созидать и насаждать». Каждый из пророков делает именно это. Обличение – это и есть вот это искоренение, разрушение того зла, которое в людях действует. И вслед за этим: «созидать и насаждать».

Примерно первые 29 глав книги пророка Иеремии – это вот и есть это самое разрушение. Это обличение очень и очень жесткое. Облечение того, что происходило в Южном Иудейском царстве, как раз незадолго до его падения. Где-то в районе 30-й главы это прискорбное событие и случается - царство разрушено, народ уведен в плен. К этому моменту Иеремии в Иудее уже нет, но вовсе не потому, что он, заранее зная, что будет, скрылся, спасаю свою шкуру. Отнюдь, -  это народ во главе с сильными мира сего – выставили его из страны, интернировали, как Солженицына Александра Исаевича, в своё время. А чё он - всё время говорит плохие вещи – негатив сплошной гонит. Позитивно мыслить надо. За рубеж, в Египет отправляют пророка, ну а сами стараются думать только о хорошем.

Но, тем не менее, не смотря на сплошной позитив мышления тогдашних иудеев, в самое ближайшее время на их земли вторгается вавилонская армия, сопротивление сламывает –защитников страны умерщвляют, а оставшихся в живых уводят в плен.   

И вот, как только происходит эта военная катастрофа, тон посланий Иеремии  немедленно меняется. Начиная с 30-й главы, он пишет книгу утешения. Он говорит о том, что плен не навсегда, из плена вы вернетесь, но ваша задача – хоть в плену понять, что с вами произошло. Это действительно крайне важно: понять, из-за чего все это случилось, для того, чтобы в дальнейшем такого не повторялось.

Но для нас с Вами важнее всего следующее. В ходе своих утешительных слов пленённому народу, он говорит вот ещё что: «Вот, наступают дни, говорит Господь, когда уже не будут говорить: «отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина…». Понятно, что имеется в виду – была корпоративная ответственность за грех. «…но наступают дни, когда каждый будет умирать за свое собственное беззаконие. Кто будет есть кислый виноград, у того на зубах и оскомина будет». То есть Иеремия говорит о том, что уже не будет этой вот общей вины, что начинается другая эпоха – эпоха ответственности каждого персонально за свои поступки – и перед Богом, и перед друг другом. Это означает, что люди постепенно уже дорастают до уровня личной ответственности. Вот пророк и говорит о том, что каждый сам оказывается перед Богом. Не кланом, не народом, не племенем – но каждый лично. Другими словами - не ответственны дети за родителей – Иосиф Джугашвили, как семинарист, знал это пророчество Иеремии и цитировал его, другое дело, поступал противоположно.

К слову говоря, многие люди, даже церковные, не дочитываются до этих весьма важных слов пророка, и живут под впечатлением намного более ранней книги Числ, где сказано, что Всевышний не оставляет грех без наказания, но наказывает беззаконие отцов в детях до третьего и четвертого рода (Числ.14,18). Да, это было провозглашено в своё время, людям ещё вполне дремучим. Но подобная установка и упразднена была, причем уже в Ветхом Завете за 5 веков до Рождества Христова. «…каждый будет умирать за свое собственное беззаконие. Кто будет есть кислый виноград, у того на зубах и оскомина будет»

И сразу вслед за этим Иеремия возглашает от имени Господа: «Вот, наступают дни, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды Новый Завет». Вот прямо это слово и произнесено – «Новый Завет». «Не такой Завет, который Я заключил с отцами их в тот день, когда взял их за руку, чтобы вывести из земли египетской. Тот Завет Мой они нарушили, хотя Я оставался в союзе с ними, говорит Господь. И Новый Завет будет совершенно особенным, абсолютно не таким, как предыдущие. Каким же будет этот Новый Завет? «Вложу закон Мой во внутренность их, и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом. И уже не будут учить друг друга, а брат брата, и говорить: «познайте Господа». «Ибо все сами станут знать Меня, от малого до большого, говорит Господь. И прощу беззакония их и грехов их уже не воспомяну более». Это Иеремия, 31-я глава, с 31-го по 34-й стих. Именно здесь - у пророка Иеремии, только в этом месте описано, что собой представляет Новый завет. И если Вы будете искать ответ на этот вопрос в книгах Нового Завета – мол, что собою он представляет - не найдете. Там нигде этого не написано - что такое Новый завет – потому что сие обозначено уже здесь.

Итак, что же такое этот Новый завет, который предлагает Бог? Вернее, который Господь предложит эдак лет через 500 после Иеремии?

Во-первых, этот Новый Завет будет «не таким, который они нарушили». А каким? Менее строгим? Лёгким в исполнении – мол, не справились с задачей для 5-го класса, решайте простенькую для 3-го? Дело не в этом. Если человек не желает соблюдать один закон, он нарушит и пятый, и десятый. Тут дело в ином. Сам по себе любой закон – это ограничение, ограда, забор. Мол, хочу этого, а нельзя. Но как обычно говорят – нельзя, но если очень хочется, то можно. 

Гомосексуалисту Вы можете читать сколь угодно стихов о красоте женщины, и вдалбливать ему тот бесспорный факт, что мужской анус вовсе не предназначен ни Богом, ни природой для его похотей – женский орган для сего имеется, до удивления мастеровито и художественно сотворённый Всевышним. Бесполезно - ему подавай кривоногого волосатого мужчину; внутренность, порочная его натура этого требует. И оттого, что при советской власти геев в тюрьмы сажали, ничего не менялось. Натуру нужно менять, внутренность. Для того, чтобы гомосексуалист стал нормальным его не запретами и наказаниями нужно стращать, а что-то сделать такое, чтобы ему стала желанной женщина. 

То же самое и с другими человеческими пороками. Нам что ни запрещай, какими бы муками ада не запугивай, мы, что уж решили, то выпьем обязательно.

Поэтому Новый Завет нацелен на изменение сущности человека, перемену его мотиваций. Господь так и говорит: Я вложу Закон мой во внутренность вашу, Я напишу его на сердцах ваших, Я сделаю так, что закон будет не внешним по отношению к вам, как некоторый набор правил, - но это будет что-то внутри вас. То, что будет сидеть внутри вас и побуждать вас действовать в правильную сторону».

То есть тем самым, фактически, Господь говорит, что возьмет на Себя труд вложить Свой Закон в наши сердца. Сделать так, чтобы закон стал нашей внутренней потребностью. Конечно же, не насильственным способом – мозги нам вправить. А каким же тогда? Об этом наш разговор ещё впереди.

И дальше продолжает Иеремия. «Уже не будут учить друг друга и брат брата, и говорить: познайте Господа, потому что все сами будут знать Меня от малого до большого, говорит Господь». Как это понимать? Праведность Ветхого завета заключалась в том, что один человек, скажем, старший – учитель или праведник укоряет другого младшего, мол, что же ты - вот Закон это запрещает, а ты его преступаешь. Поступать-то надо вот как. А вот в Новом Завете такого не будет. Потому что у каждого этот закон будет жить внутри, и каждый сам познает Бога, у каждого будут личные отношения с Господом. Именно Всевышний будет указывать, что правильно и что неправильно, что хорошо и что плохо. Бог Сам откроет это каждому человеку. Потому что ответственен перед Богом уже не народ, в котором действует внешний закон, а каждый человек персонально, и отношения с Господом будут не централизованными, так сказать, а личными. Значит, задача Нового Завета изменить человека внутренне.

«Я прощу беззакония их, т.е., нас с Вами и грехов их уже не воспомяну более, говорит Господь». Ну, насчет прощения – это – не проблема – Всевышний нас любит, с прощением не заржавеет. Ну, а вот, насчет  забвения грехов – это уже интересно. Как вам нравится это выражение – «грехов не воспомяну более»? Что ж это значит – Бог намеревается забыть о наших прегрешениях? У Него что память отшибёт?..

Насчет этого мы уже говорили с Вами, что у Бога памяти нет вообще, начисто – полный нуль. Бог вообще ничего не помнит. У Господа просто нет ни прошлого, ни настоящего, ни будущего. Он одномоментно всё видит в реальном, если бы так можно было сказать, времени. Бог во всех временах сразу. Поэтому если Он говорит о чем-то, что Он больше это не вспоминает – значит, Он этого не видит, а следовательно, этого больше не существует. То есть Господь обещает, что в этом Новом Завете будет уничтожен сам грех. Каким образом? Ответ поразительный - прощением. Абсурд на первый взгляд. Оттого, что ты простил злодея, он что – перестал быть злодеем? Оставим ответ на эти архиважные вопросы на потом, а запомним лишь то, что Новый Завет представляет собою именно это самое – прощение наших грехов и одновременно уничтожение этой гнили внутри нас, порочности – как ни странно, уничтожение вот этим самым Господним прощением. Бог обещает простить нам наши грехи и тем самым их уничтожить, дав нам очищение. И очищенные сердца наши наполнить Собою - отношениями с Собой. И тогда через эту непосредственную связь каждого из нас с Богом каждый из нас станет способным исполнять закон, следовать Господним Заповедям. Лихо закручено, не правда ли?

16.7.17 – «…и нарекут имя Ему: Чудный, Советник,

Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира»

Сегодня давайте продолжим с Вами размышления о пророчествах Исайи. Точнее сказать, Исайи 1-го. Потому, что был ещё один Исайя – 2-й, который жил лет на сто позже - в 6-м веке до Рождества уже во время Вавилонского плена. Но так случилось, что пророчества и первого и второго Исайи, оказались в одной и той же книге помещенными подряд, без каких бы то ни было пометок или разделений. Это просто нужно знать, что с 1-й по 39-тую главу – это первый Исайа, или Протоисайя, а с 40-й и до конца – это второй Исайя или Девтороисайа.

Так вот мы сейчас, значит, занимаемся с Вами первой частью книги, которую написал первый Исайя, тот Исайя, о котором говорится в книге Царств. Это где-то 720-й – 700-й, может 690-й – вот какие-то такие годы до Рождества Христова.

И вот во время оно нападают на Иудею три царя – сговорились и – вперёд! А в Иудее в это время правит некий царь Ахаз, который вполне себе язычник. Язычник то язычник, но не дурак – советником у него при дворе состоит, ни кто ни будь, а именно этот самый великий пророк. И вот Исайя говорит ему: «Обратитесь к Богу. Возопите к Нему, и всё будет в порядке». На что этот царь отвечает: «Не буду». Он там с другими советниками поговорил и решил: а нечего тут, эти цари всё равно сильнее - нам с ними не справиться, бесполезно здесь религией заниматься. Не буду. И тогда вот что говорит Исайя.

«Слушайте же, дом Давидов! Разве мало для вас затруднять людей, что вы хотите затруднять и Бога моего?» Действительно щепетильная ситуация возникла – Господь желает им помочь, а они не обращаются, а помочь хочется. Можно, конечно, услужить и без спросу, но сервис навязчивым получается. Деликатная ситуация, неудобная, этически затруднительная. Но на этот раз Бог таки решает действовать, не дожидаясь просьб, что, надо сказать, в Библейской истории случалось не так часто.

Посему справедливо говорит Протоисайя: «Разве мало для вас затруднять людей, что вы хотите затруднить и Бога моего?» И далее пророк пытается убедить слушателей в истинности своего пророчества. Он говорит: «Сам Господь даст вам следующее знамение. Се, Дева во чреве примет, и родит сына, и нарекут имя ему: Еммануил. Он будет питаться молоком и медом… и прежде нежели этот младенец начнёт различать худое от доброго, земля та, которой ты страшишься, будет оставлена обоими царями ее».

Другими словами, от тех царей, которые идут на тебя войной, скоро и след остынет. Ну скоро - не то, чтобы завтра это случится – для этого нужно пару годков терпения. Вон, дескать, племянница твоя сегодня родила сына и кормит его своей грудью. Но вон, как только он будет отнят от груди - начнёт есть всё подряд, ножками своими пойдёт, станет соображать, что можно трогать, а чего нельзя – ну вот, буквально 2-3 года подожди и всё будет в ажуре. 

Вот казалось и всё. На самом деле – нет. Даже слова, произнесенные человеческим гением многоплановы и имеют непреходящее значение, тем более Слово Божие. Ситуативный смысл пророчества Исайи оказался далеко не основным. Гораздо важнее то, что прячется на втором плане его предсказаний.

Во-первых, обратим внимание на странное использование слова Дева - «Се, Дева во чреве примет и родит сына». Ну а рождение Сына от Девы – этот случай всем нам известный, все мы прекрасно знаем – о Ком идёт речь. Т.е., мы сталкиваемся, так сказать, с двойным пророчеством, и даже тройным, как мы потом убедимся.

 Со словом «Дева» споров, конечно, всегда было достаточно – вспомните ещё праведного Симеона Богоприимца – одного из 70-ти переводчиков Библии, который, согласно преданию, хотел исправить, как ему показалось, ошибку - не «Дева родит», а «Жена родит», и как его удержал от этого ангел.

Сложность здесь заключается ещё в том, что в еврейском оригинале в этом месте употреблено слово «альма» - молодая женщина, в то время, как для обозначения девственницы есть другое еврейское слово «бтула». Убийственный аргумент, казалось на первый взгляд. Но при более глубоком изучении оригинального текста Библии, мы сможем убедиться, что таки да, верна христианская версия. Дело в том, что слово «альма» употреблено в еврейской Библии семь раз, и в каждом случае оно либо ясно означает девственницу, либо подразумевает её. Ну например, о будущей невесте Исаака сказано, что она - «альма». О старшей сестре младенца Моисея – Мариам, которой тогда было всего девять лет, и, конечно же, она была девственницей так же сказано - «альма».

Да, но это не самое главное. Предположим даже если здесь и не говорилось о девственном рождении Христа, быть может, пророк об этом еще и не знал. Но и кроме этого много чего тут интересного. Рождение Какого-то Младенца становится знамением Спасения народа, причем имя этого Младенца удивительное – Еммануил, что значит «с нами Бог».

Может, и вправду, пророк и сам не знает, что он такое говорит. Может быть, когда он произносил это пророчество, он имел в виду только то, что будет в ближайшие два-три года с его страной, что эти враждебные царства падут, и всё будет в порядке. Но, вне всякого сомнения, за тем, что говорит Исайя, стоит более глубокий смысл. Уже само имя Младенца, которое означает присутствие Бога с нами, и что с ним связывается спасение – согласитесь – уже впечатляет.

Но это еще только начало. Пророк продолжает: «Прежнее время умалило землю Завулонову и землю Неффалимову; но последующее возвеличит приморский путь, Заиорданскую страну, Галилею языческую». Для нас эта география, возможно ни о чем не говорит, но если всё же вникнуть в это пророчество, - удивительная картина складывается. С чего вдруг возникает в пророчестве Галилея, это одно из самых незначимых в Палестине мест? «Народ, ходящий во тьме, увидит свет великий; на живущих в стране тени смертной  свет воссияет. А с того, что Христос произойдет именно из глухой провинции из Галилеи, о которой Нафанаил воскликнет: «из Назарета может ли быть что доброе»!

Ты умножишь народ, увеличишь радость его, он будет веселиться пред Тобою, как веселятся во время жатвы, как радуются при разделе добычи. Ибо ярмо, тяготившее его, и жезл, поражавший его, и трость притеснителя его Ты сокрушишь, как в день Мадиама» (то есть в день выхода из Египта). «Ибо всякая обувь воина во время брани, и одежда, обагренная кровью, будут отданы на сожжение в пищу, огню».

О чем речь? Контекст опять же такой: да, будет катастрофа, будет плен, Исайя об этом говорит, это касается уже и южного царства – что плен таки будет. Но потом будет и возвращение из плена, будет восстановление. «Ты умножишь народ, увеличишь радость его, он будет веселиться», всё будет прекрасно. «Ибо ярмо, тяготившее его, и жезл, поражавший его, и трость притеснителя его Ты сокрушишь». То есть тот народ, который поработит Израиль, - он тоже падет, он тоже исчезнет.

И далее пророк вновь переносится во времени - в какое-то весьма далёкое, даже для нас с Вами неведомое будущее. «Всякая обувь воина во время брани, и одежда, обагренная кровью, будут отданы на сожжение в пищу огню». Т.е., когда-то наступят времена, о которых и нам с Вами остаётся только мечтать, когда войны кончатся и наступит мир, о котором мы уже с Вами слышали от того же Осии. Т.е., когда-то будет восстановлен полный мир во всём мире.

И далее вновь депортация – уже ко времени Рождения Иисуса Христа – (в исходном тексте нет ни точек, ни запятых) - просто вслед за этим: «Ибо младенец родился нам - Сын дан нам; владычество на раменах его, и нарекут имя Ему: Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира. Умножению владычества его мира нет предела на престоле Давида и в царстве его, чтобы Ему утвердить и укрепить его судом и правдою отныне и до века. Ревность Господа Саваофа соделает это».

Итак, вот с этим восстановлением царства, причем таким восстановлением и такого Царства, которое даст полный мир, связывается опять-таки рождение Младенца, причем «умножению владычества его мира нет предела на престоле Давида» - опять указывается связь с Давидом, т.е, Он будет потомком Давида «…и в царствии его, утвердится и укрепится суд и правда, отныне и до века». То есть речь идет о том, что будет установлено некое вечное царство – через Этого Самого Младенца. И далее - обратите внимание на имена Этого Младенца. «Чудный» - не в смысле красивый, замечательный, восхитительный. «Чудный» - здесь значит «имеющий отношение к чудесам». «Советник» - опять таки, - не «тот, кто даёт советы», а тот, кто владеет советом. Если вы откроете, к примеру, 118-й псалом, вы увидите, как постоянно Закон, Заповеди Божьи называются Советом Божьим. Советник – это тот, кто владеет правильным путём следования. Ну а Кто Сам Себя называл Путём Истиной и Жизнью? Следующее имя Младенцу - «Бог крепкий». Младенец – Бог! Представляете, для Ветхого то Завета – это прорыв просто фантастический. «Отец вечности» - поразительно! «Князь мира» - имеется в виду не мира, как цивилизации, а мира, как душевного состояния умиротворённости, противоположности вражде. Тот, в руке Которого полный «шалом» - как в седьмой день творения - полная гармония. Таким образом, одно из имен Этого Младенца – Царь вот этой полной гармонии в мироздании. Ну и, учитывая всё это - кто может усомниться, что такие имена могут относиться лишь только к Богу. Только Господь есть Бог Крепкий, только Бог есть Отец Вечности, и только Бог есть Князь Мира.

Таким образом, в пророчестве Исайи мы прочитываем одновременно и о том, что случится в самое ближайшее время - при царе Ахазе, и о рождении в мир Иисуса Христа, и о том, что ожидает нас в очень отдаленном будущем.

«И произойдет отрасль от корня Иессеева, (Иессей – это отец Давида), и ветвь произойдет от корня его, и почиет на нем дух Господень, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия, и страхом Господним исполнится, и будет судить не по взгляду очей своих, и не по слуху ушей своих решать дела. Он будет судить бедных по правде, и дела страдальцев земли решать по истине, и жезлом уст Своих поразит землю, и духом уст Своих убьет нечестивого». Поразительное прозрение пророка. Уничтожать зло ни копьём, ни мечом, а духом уст Своих. Ведь, действительно – мир преображается не в результате кровавых переворотов и революций, а Словом Евангелия. «И будет препоясанием чресл Его - правда, и препоясанием бёдр Его – истина». Вот таким будет тот царь из рода Давидова, тот Мессия, который установит вот такие отношения между людьми – отношения правды, истины, милости и любви.

Никакого сомнения, что речь идёт именно о Иисусе Христе и о Его Царстве Божием, Царстве, подобном закваске, которое со временем, к сожалению, большим длительным временем – не в одно тысячелетие, но постепенно квасит всё тесто. Да, слишком медленно происходит этот процесс гуманизации человечества, но движение в этом направлении очевидно.

Ну и далее пророк уносит нас уже совсем далеко – в неведомое будущее, когда «волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком, и теленок, и молодой лев, и вол будут вместе, и малое дитя будет водить их. И корова будет пастись с медведицею, и детеныши их будут лежать вместе, и лев, как вол, будет есть солому. И младенец будет играть над норою аспида, и дитя протянет руку свою на гнездо змеи. Не будут делать зла и вреда на всей святой горе Моей, ибо земля будет наполнена ведением Господа, как воды наполняют море».

Опять мы видим Апокалипсис, опять мы видим то, что в далёком будущем никто уже никого есть не будет, когда даже та самая вражда между человеком и змеем будет прекращена. Всё будет восстановлено, всё творение будет довершённым в полноту. «И тогда этот потомок Давида - Христос станет знаменем для всех народов: обратятся к нему абсолютно все и язычники в том числе, т.е., через него придут к Богу и те народы, которые не являются людьми Господними, и тоже станут Божьими. Вот о всём этом и говорит пророк Исайя 1-й.

9.7.17 – ИСАЙЯ

Лет через двадцать после смерти пророка Осии, о котором мы вспоминали с Вами в прошлый раз, в Иудее, в Южном царстве, восстаёт могучий пророк Исайя. Он упоминается и среди персонажей Книги Царств, то есть это личность историческая. Он был, так сказать, штатным пророком при царе Иосии, давал царю советы. По настоянию Исаии была произведена религиозная реформа, восстанавливавшая в Иудее единобожие. И происходят эти события как раз в тот самый момент, когда Ассирия нападает на Северное Израильское царство, и Северное царство разрушается – это примерно 703-й год до н.э. Северное Израильское царство прекращает своё существование, народ уведен в плен. И те же самые ассирийцы идут войной на южное царство. Они захватили уже практически все города, и окружили столицу – Иерусалим.

Но, как мы уже отметили, по совету Исайи царь проводит реформу, весь народ приносит покаяние Богу, обращается к Нему; уничтожаются все языческие истуканы, и тогда Господь получает возможность защитить Свой народ. И Бог вступается: ассирийцы так и не смогли взять Иерусалим, им пришлось отступить, причем, без каких бы то ни было серьёзных боевых действий. Просто так случилось, что в тылу неприятеля возникли какие-то проблемы - толи другие народы начинают их бить с хвоста, толи в самом стане ассирийцев возникает какая-то непонятная эпидемия – в общем, в результате им приходится отойти. И Южное царство, по этим причинам, остается существовать еще почти сто пятьдесят лет. Только потом намного позже придет другой народ, образовавший своё царство в том же Междуречье, народ, который сначала победит Ассирию – это вавилоняне. А затем эти же вавилоняне разрушат и Южное царство - Иудею, которое к тому времени вновь впадет в язычество.

Так вот, Исайя, как мы уже отметили, вполне исторический персонаж. Очень интересно, как он рассказывает о том, как Бог его призвал. Мы еще будем не раз вспоминать об этом его рассказе, помещенном в шестой главе его книги. 

 «В год смерти царя Озии, пишет Исайа, видел я Господа, сидящего на престоле высоком и превознесённом, и края риз Его наполняли весь храм. Вокруг Него стояли серафимы, и у каждого из них по шести крыл. Двумя закрывал каждый лицо своё, и двумя закрывал ноги свои, и двумя летал. И взывали они друг ко другу, и говорили: Свят, свят, свят Господь Саваоф, вся земля полна славы Его! И поколебались верхи врат от гласа восклицающих, и дом наполнился курениями».

Итак, Исайя приходит в храм, и вдруг ему открывается видение Божьего присутствия в этом храме. Он не видит Бога, но он видит все знаки Его присутствия – шикину, то, что не совсем точно переводится на русский словом «слава». И вместе с этим он видит какое-то торжество, торжество на небесах. Ангелы поют славословия Богу. Картину какого-то совершенно неземного празднества увидел Исайя. И как вы думаете, какой должна быть его реакция? Возрадоваться, ведь всё так здорово?

Но, нет! «И сказал я: горе мне, погиб я! Ибо я – человек с нечистыми устами, и живу среди народа также с нечистыми устами, - и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа». Но разве это плохо – увидеть Самого Господа? - странная реакция пророка, не правда ли?

На самом же деле, на фоне ослепительно яркого снега любая самая отбеленная ткань покажется серой. Пред лицом славы Божией Исайа вдруг яснее ясного видит всю свою черноту, всю свою невозможность присутствовать на этом празднике – потому что нет места греху среди этой праведности. И он решает: тогда мне придется погибнуть. Если я здесь, и Бог здесь – нам вместе невозможно, поэтому я должен умереть.

«Тогда прилетел ко мне один из серафимов, и в руке его – горящий уголь, который он взял клещами с жертвенника, и коснулся уст моих, и сказал: вот, это коснулось уст твоих, и беззаконие твоё удалено от тебя, и грех твой очищен. И услышал я голос Господа, говорящего: кого Мне послать, и кто пойдёт для Нас? И я сказал: вот я, пошли меня».

Так вот совершилось призвание Исайи к пророческому служению. Сам Бог очищает ему уста, дабы он мог говорить Его слово, чтобы он мог нести это слово народу. И Исайя, у которого есть выбор, как ответить на вопрос «Кого мне послать?», отвечает: «Пошли меня». Согласие человека с Богом – это очень важный момент, совместное решение: Божий призыв и человеческий ответ: «Да, я согласен. Возьми меня, пошли меня». И вот что говорит тогда Бог Исайе.

«Пойди и скажи этому народу: слухом услышите – и не уразумеете, и очами смотреть будете - и не увидите. Ибо огрубело сердце народа сего, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули, да не узрят очами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их». Тогда Исайа спрашивает: «надолго ли, Господи?»

Заметьте, Амос точно так же вопрошал Бога – и Исайя спрашивает. Человек, к которому обращено слово Божие, открывает в себе возможность любить других. Ну что ему, казалось бы, до других, когда он предстоит перед Самим Господом? Нет, он переживает за своих соплеменников и спрашивает, надолго ли это бедствие народа, это огрубление их сердец, это людское горе – долго ли оно будет продолжаться?

«И сказал Господь: доколе не опустеют города, и останутся без жителей, и дома без людей, и доколе земля эта совсем не опустеет. И удалит Господь людей, и великое запустение будет на этой земле… Но как от теревинфа и как от дуба, когда они срублены, остаётся корень их, так и святое семя будет корнем её».

В том, что открывает Бог Исайе, появляется еще один образ: корень. И в дальнейшем этот образ у пророков будет вновь и вновь возникать. И этот корень будет связываться с именем Давида – уже здесь, у Исайи мы это увидим. И – семя. Вот это семечко, «семя святое», а значит, принадлежащее Богу – именно в нём оказывается залог спасения, в нём начаток – в маленьком единичном зёрнышке, и семя это святое. Вот что услышал Исайя.

А дальше он выходит на проповедь, и говорит точно то же самое, что говорят и все пророки: он обличает народ во грехе и делает это совершенно замечательно. У Исайи уникальный литературный дар, дар поэтический. Вот как он говорит, например:

«Воспою возлюбленному моему песнь возлюбленного моего о винограднике его. У возлюбленного моего был виноградник на вершине утучнённой горы, и он обнёс его оградою, и очистил его от камней, и насадил в нём отборные виноградные лозы, и построил башню посреди его, и выкопал в нем точило, и ожидал, что он принесёт добрые грозди, а он принес дикие ягоды».

Узнаёте жанр? Исайя произносит притчу. И притча используется им, как способ пророчества. «И ныне, жители Иерусалима и мужи Иуды, рассудите меня с виноградником моим. Что ещё надлежало бы мне сделать для виноградника моего, чего я не сделал ему? Почему, когда я ожидал, что он принесёт добрые грозди, он принес дикие ягоды? Итак, я скажу вам, что сделаю с виноградником моим: отниму у него ограду, и будет он опустошаем». Вот обратите внимание на это. Не «разрушу его, не уничтожу его», а – «отниму у него ограду, и будет он опустошаем, разрушу стены его, и будет попираем. И оставлю его в запустении, не буду ни обрезывать, ни вскапывать его, и зарастет он терниями и волчцами, и повелю облакам не проливать на него дождя. Весьма прозрачный образ, но для тугодумов, Исайа поясняет: Виноградник Господа Саваофа есть дом Израилев, и мужи Иуды – любимые Его насаждения. И ждал Он правосудия, но вот – кровопролитие; ждал правды, и вот - вопль».

И дальше мощнейший текст: «Горе вам, прибавляющим дома к дому, присоединяющим поле к полю!..» Многократное повторение: горе вам, такие-то сякие-то, совершающие такие-то поступки. Потом мы с вами увидим тот же самый приём в проповеди Иисуса. Иисус много раз цитирует Исайю – Христос очень любит его пророчества, очень хорошо их знает и часто цитирует, слегка варьируя их. Господь тоже будет говорить о винограднике, но притча о винограднике у Иисуса будет немножко другая. Он будет говорить: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры!», но то, в чём Он будет их обличать, будет несколько иным, но очень и очень похожим.

Но поистине потрясающие пророчества Исайи, как Вы знаете - о Иисусе Христе. Семь столетий отделяло этого пророка от Христова Рождества, но такое впечатление, будто Исайя один из 12-ти апостолов Спасителя. В следующий раз, если даст Бог, об этом поговорим.

2.7.17 – ОСИЯ

Продолжим, давайте, с Вами разговор о Ветхозаветных пророках. Общая схема их пророчеств, в общем, одна и та же. Начинают они, как правило, с обличения. Обличения народа израильского, в первую очередь, но и других народов тоже. Мол, израильтяне отказались от своего Бога, и тем самым обрекают себя на самоуничтожение. Т.е., во-вторых, пророк предупреждает, что за нечестием народа обязательно последует катастрофа. И, в-третьих следует призыв обратиться к Богу, восстановить праведность, и тогда беды не будет.

Ну, если уж не весь народ покается, то пусть, хоть кто-нибудь обратится - это будет остаток, который будет помилован, и тогда погибнет не весь Израиль.

И что замечательно, этот остаток, в пророческих речениях, всё больше и больше связывается с именем Давида. Почему, понятно. Божье обещание Давиду ведь никто не отменял – ну Вы помните, что Некий потомок Давида восстановит царство, и это царство будет вовеки. А раз обещал Бог, то как-то же оно должно когда-то сработать! Значит, с этим остатком каким-то образом связывается и Мессия, сын Давидов, как Его именовали, т.е., потомок Давида - царь, помазанник, Мессия - Христос. И вместе с этим же остатком в пророческих предсказаниях связывается и возвращение израильтян из плена, и восстановление царства Израилева, и нечто отдаленно-футуристическое, которое может состояться в конце всех времен – восстановление полной гармонии в мироздании.

Практически каждый пророк все эти моменты в своем пророчестве высказывает. Но каждый из них добавляет что-то еще новое, важное, то, чего нет у других пророков.

Итак, следующий за Амосом пророк Осия. Он появляется тоже в северном царстве, примерно лет через двадцать после Амоса.

У каждого пророка есть какая-то своя собственная личная история. А у Осии она очень интересна. Дело в том, что он женился на даме, которую звали Гомерь, и которая оказалась ему неверна, а он ее очень любил. И для него это было жизненной трагедией – она бегала к любовникам а он страдал, как любой нормальный мужчина. И через эту свою сердечную боль он вдруг увидел полную параллель – а ведь точно так же и у Бога с народом! Бог любит Свой народ, избрал его как единственную Свою невесту, Свою жену – а народ неверен, народ отпадает в язычество, ходит к другим богам. Полная параллель. Ведь была дана заповедь любви к Богу, но люди не откликаются на любовь Божью. И увидев это, пророк начинает пророчествовать. Если мы станем читать его пророчества, то убедимся, что не всегда понятно, о чем он говорит: о своей личной истории, о своей жене, или о Боге и Его отношениях с Израилем? У него это прямо таки параллельно.

«…Судитесь с вашей матерью, судитесь, ибо она не жена Моя и я не муж её. Пусть она удалит блуд от лица своего и прелюбодеяние от грудей своих, дабы я не разоблачил ее донага и не выставил ее как в день рождения ее, не сделал её пустынею, не обратил ее в землю сухую и не уморил её жаждою. И детей её не помилую, потому что они дети блуда, ибо прелюбодействовала мать их и осрамила себя зачавшая их. Ибо говорила: «пойду за любовниками моими, которые дают мне хлеб и воду, шерсть и лён, елей и напитки». За то, вот, я загорожу путь её тёрнами и обнесу её оградами, и она не найдет стезей своих, и погонится за любовниками своими, но не догонит их, и будет искать и не найдет, и скажет: пойду я и возвращусь к первому мужу моему, ибо тогда лучше было мне, нежели теперь. А не знала она, что, Я давал ей хлеб, вино и елей, и умножил у нее серебро и золото, из которого сделали истукана Ваала. За то я возьму назад хлеб мой в его время, и вино моё в его пору, и отниму шерсть и лён мой, чем покрывается нагота её. И ныне открою срамоту её перед глазами любовников её, и прекращу её всякое веселье, праздники её, и новомесячия её, и субботы её, и все торжества её. И опустошу виноградные лозы её и смоковницы её, о которых она говорит: «это у меня подарки, которые надарили мне любовники мои». Я превращу их в лес, и полевые звери поедят их, и накажу её за дни служения Ваалам, когда она кадила им, и, украсив себя серьгами и ожерельями, ходила за любовниками своими, а Меня забывала, говорит Господь».

Видите эту постоянную параллель? Жена, которая уходит к любовникам, и народ, который служит ваалам. В пророческой речи Осии - это абсолютно одно и то же. «И за это Я сделаю её пустынею, и детей её не помилую». То есть то же самое пророчество о грядущей военной катастрофе, только немного другим языком. А перед этим: «За то я возьму назад хлеб мой в его время, и вино мое в его пору… - (т.е., грядут голодные годы) …и открою срамоту её перед любовниками ее» - значит - перед языческими народами открою беззащитность израильтян, и они – язычники придут и разграбят Израиль.

Но это еще не все, на этом пророчество не заканчивается. «Посему, вот, я увлеку её, и приведу её в пустыню, и буду говорить к сердцу её, и дам ей оттуда виноградники её, и долину Ахор, в преддверие надежды; и она будет петь там, как во дни юности своей, и как в день выхода своего из земли египетской. И будет в тот день, говорит Господь: ты будешь звать меня «муж мой», и не будешь более звать меня «ваали» («Господин»). И удалю имена ваалов от уст её, и не будут более вспоминаемы имена их.

Т.е., грядёт беда - этот изменивший народ, эта блудная жена будет выведена в пустыню. Всё будет очень плохо. А когда нам плохо – что происходит? Правильно – мы моментально вспоминаем о Боге, начинаем вопить к Нему – помоги! Спаси! И в этой пустыне «Господь обратится к сердцу твоему, и будет говорить к сердцу твоему: ты вспомнишь меня, и ты будешь называть меня «муж мой», и удалю имена ваалов от уст твоих» - т.е., в пленении многие израильтяне покаются и вновь обратятся к Богу Истинному.

Всё так и случилось.

Но кроме этого, в пророчестве Осии появляется первый такой вот росточек, который у следующих пророков будет всё более и более разрастаться: «…заключу Завет Мой (союз)». Здесь говорится о союзе со зверями полевыми, и со всеми растениями, «что они будут тебе давать пищу».

Позже для пророков станет более открыто, о каком союзе говорит Бог. Но и здесь уже произносятся важные вещи: «войну истреблю, будет мир, будешь жить в безопасности; обручу тебя Мне навек», то есть «наша связь будет уже вечной», и «обручу тебя Мне в правде и суде, в благости и милосердии». Это какие-то совсем другие вещи. Речь идет не о законе. Речь идет о благости и милосердии. «Обручу тебя Мне в верности, и ты познаешь Бога». И вслед за этим познанием Бога происходит опять эта самая картина полной гармонии Вселенной, когда Бог слышит землю, а земля  слышит то, что на ней растет – хлеб, вино и елей, и они слышат Израэль – народ Божий, и все друг друга слышат, все друг с другом в связи. И это тоже обещает Бог через пророков.

И дальше. После той катастрофы «обратятся сыны Израилевы, и взыщут Господа Бога своего, и Давида царя своего, и будут благоговеть пред Господом и благостью Его в последние дни». Опять возникает тема Давида, «царя своего», царя, связанного с Давидом.

«Что сделаю тебе, Ефрем, что сделаю тебе, Иуда? Благочестие ваше, как утренний туман, и как роса, скоро исчезающая. Посему Я поражал через пророков, и бил их словами уст Моих, и суд Мой как восходящий свет. Ибо Я милости хочу, а не жертвы, и боговедения – более, нежели всесожжений». Эту фразу однажды процитирует Христос: «Милости, а не жертвы». Боговедения Бог ожидает от народа, Богопознания, «даат-элохим» – личной, интимнейшей связи с Богом – вот что стоит за словом Боговедение. Чтобы были личные отношения каждого из людей с Богом: «дабы каждый познал Меня». И именно в этих интимных отношениях с Богом и возникает любовь, та любовь, которая заповедана ещё в законе Моисеевом. Именно этой любви и хочет Бог. Милости, а не жертвы, не исполнения закона, не исполнения треб, всех этих ритуалов, они – ничто. Важно то, что внутри нас за этим стоит.

Мы уже говорили с Вами, когда разбирали Заповеди Декалога, что в них заложены более глубокие пласты, чем просто регламентация поступков. И вот пророки начинают всё больше и больше говорить о важности того, что внутри нас. Когда внутри нас будет милость, тогда будут исполняться и Заповеди.

И, в конце концов, с Пришествием Христа начнется новая эра эра любви и Благодати, и участники этого Нового Царства уже не будут под Законом. Человеку облагодатствованному, живущему во Христе не нужно будет говорить: не убей, не укради, не лжесвидетельствуй. Подобные вещи окажутся просто несовместимы с его мироощущением. Но для Ветхозаветных пророков – это еще далёкое, очень далекое будущее, дожить до которого, им было не суждено.

25.06.17 – Библейские пророки. АМОС

К великому сожалению, приходится констатировать тот банальный, но печальный факт, что человек в частности и человечество в общем, когда перед ним встаёт выбор – греха или святости, Богоотступничества или набожности, как правило, выбирает худший вариант. И это хорошо просматривается на древне-историческом примере народа израильского,  который постоянно впадает в грех. В контексте нашего разговора на прошлых воскресных беседах это касается в первую очередь царей. Мы уже подчеркивали с вами то, что царь несет полную ответственность за всё, что происходит в его народе. И поэтому то, что он совершает, оказывает влияние на судьбу всего народа.

И вот цари без конца отпадают в язычество. Конечно, это касается и всех остальных израильтян тоже. Ну и отсюда все беды. Так, из-за греха Соломона, царство сперва разваливается на две части – северную и южную, и по мере прорастания в народе язычества и, соответственно, Богоотступничества, происходит тотальная деградация и катастрофическое ослабление нации. Израиль перестает быть самым сильным государством того времени, на него без конца нападают враги, потихонечку оттяпывают от его территории кусочек за кусочком, и в конце концов всё это заканчивается полным падением, полным разрушением сначала северного царства, в котором нечестия больше, а потом и южного.

Таковым был исторический фон пророческого служения во Израиле. Именно при таких обстоятельствах вещают пророки.

Первым из них, от кого у нас Библия сохранила записанные слова, был пророк Амос. Это примерно 760-й год до нашей эры. Ну, прежде всего – кто он таков? Амос был самым обычным пастухом, кочевал вместе со стадом где-то там, в полупустыне, очень далеко от людей, от религиозных центров, от всего, что можно было бы назвать тогдашней культурой и цивилизацией. И вдруг в какой-то момент он оставляет стадо, а дело происходит в северном царстве – идет в Вефиль, центр религиозной жизни царства северного, и начинает пророчествовать там возле храма.

Большинство пророков пророчествуют в храме или около него. Пытаются ли они увести народ из его традиционной веры? Ни в коем случае. Они не протестанты в этом смысле. Они разъясняют народу, в чём на самом деле состоит их вера, что они – люди – ушли от своей веры, разъясняют суть их падения и обличают их грехи. Ни слова против храма или традиционной религии.

И, тем не менее, когда Амос начинает пророчествовать, священники очень недовольны его пророчествами. Почему, мы с Вами увидим далее. Они начинают его гнать, говорят: «Уходи туда, откуда пришел», - на что он отвечает: «Я не пророк и не сын пророка». Это значит, что он не профессиональный пророк, в пророческой среде не вырос. «Я был пастух и собирал сикоморы, говорит Амос. Но Господь взял меня от овец, и сказал: иди и пророчествуй народу Моему Израилю». В другом же месте Амос объясняет, почему вообще появляются пророки, зачем вообще Бог призывает людей на это служение; он говорит: «Ибо Господь Бог ничего не делает, не открыв Своей тайны рабам Своим, пророкам». Интересно, да? И, между прочим, эти слова Амоса стоит запомнить – в жизни пригодятся. И далее Амос говорит: «Кто не содрогнется, когда лев зарычит? Господь Бог сказал пророчествовать – кто может возразить?»

Другими словами пророчества возникают не из внутренней потребности человека, а по Божьему призыву, когда Богу требуется что-то сообщить людям, передать какую-то весть, пли предупредить о Своих дальнейших действиях. Потому, что, как мы неоднократно подчеркивали с Вами, с тех пор, как появляются люди на земле, Бог ничего не делает без человека. Потому что мы с Вами замыслены Всевышним как со-творцы Господу. И даже если человек отказывается от этого своего призвания или злоупотребляет им, или извращает, то Бог остается верным Своим принципам. И поэтому во всём, что делает Бог, Он всегда привлекает человека в качестве со-работника.

И вот Амос так и говорит: Бог ничего не делает, не сообщив о Своём намерении людям через пророков. Потому что если сообщено, то люди могут принять участие. Если не сообщено, то тогда люди не знают, что им делать. Посему, не бывает ситуации, когда мы не знаем или не можем узнать, как нам поступать в той или иной ситуации. Богом уже сказано, что нам делать. Нам только нужно это услышать и принять.

Итак, Амос окликается на Божий призыв и начинает пророчествовать, приносит людям весть от Бога. Какую весть? «Так говорит Господь, начинает Амос свою речь, за три преступления Дамаска и за четыре не пощажу его». Дамаск – это Сирия, это враги, это языческий народ, который без конца тревожит покой Израиля. И вот пророк возвещает об этом народе – что Бог его не пощадит. «За три преступления Дамаска и за четыре не пощажу его, потому что они молотили Галаад железными молотилами, и пошлю огонь на чертоги, и сокрушу…» - и так далее. Пророчество о том, что этому народу будет плохо, из-за их преступлений. Каких преступлений? – «Они молотили Галаад железными молотилами». Галаад – это еще один народ, тоже не израильский. А о «железных молотилах» – это, как бы сказать на нашем языке - «преступление против человечества». Или на воровском - беспредел. Дело в том, что даже войны тогда велись все-таки в соответствии с некоторыми кодексами чести, так сказать. Одно дело, убивать на фронте военных, а другое дело пройтись напаломом по мирному населению. «Молотило» с еврейского «charuzah» - это колесо или вал окованный железом для молотьбы хлеба. Т.е., Сирийцы не просто оккупировали территорию соседней страны, но и всё население с детьми и женщинами перемолотили, как пшеницу перемололи. По понятиям того времени так поступать было нельзя. Они нарушили тогдашний кодекс ведения войны, и Бог за это судит, причем, обратите внимание, Господь осуждает языческие народы не по Законам, данным Моисею, и даже не за то, что они в Него не верят, в Бога Истинного – а за то, что они свой собственный закон не соблюдают.

И далее Амос продолжает: «Так говорит Господь. За три преступления Газы и за четыре не пощажу ее». Газа – это филистимляне, тоже враги, постоянно нападающие на Израиль. «За то, что они вывели всех в плен, чтобы предать их Едому». Дело в том, что передача военнопленных другой воюющей стороне, опять таки, по законам чести того времени была категорически запрещена. Потому что завоеватели были обязаны заботиться о своих пленниках, кормить их одевать. Но если Филистимляне передают своих пленников другому народу, то этим, с одной стороны, отказываются от выполнения перед пленными своих обязательств в то время, как другой народ никакими условностями не связан, и волен поступать с пленниками, как угодно. Посему, передача своих пленников другому народу – это было преступлением против тогдашнего устройства мира.

Далее: «Так говорит Господь. За три преступления Тира и за четыре не пощажу его». Тоже враги. «Потому что они передали всех пленных Едому и не вспомнили братского союза».

«Так говорит Господь. За три преступления Едома и за четыре не пощажу его». Едом, как Вы помните – это уже потомки Исава. Едом – это уже поближе, это уже почти родственники Израилю. И, тем не менее, с Едомом постоянная вражда и постоянные войны. Поэтому то, что пророк предвещает беду этому народу, слушателям – елей по сердцу. Вот все эти слова пророка воспринимались на «ура», слушатели мысленно аплодировали ему. Всё просто замечательно. Так и надо этим врагам нашим! Врагам Божьим, должно быть плохо. И Едому должно быть плохо, потому что он «преследовал брата своего мечом, подавил чувство родства, свирепствовал постоянно во гневе своем» - «пошлю огонь». И так далее. И о моавитянах – точно так же.

И вдруг после всего этого: «Так говорит Господь. За три преступления Иуды и за четыре не пощажу его». А Иуда, Иудея – это южная половина Израиля - отдельное царство и, тем не менее это тот же народ, причем, верящий в того же самого Бога, народ Божий.

Но ладно. Это грозное пророчество произносится всё же в адрес северного царства, а отношения между южным и северным царствами в это время очень и очень сложные, мягко говоря. И поэтому люди слушают эти пророчества, быть может, немножко насторожившись, но в общем, тоже с удовольствием – мол, нехорошие эти наши соседи и если им будет плохо, в принципе -  всё правильно, так и должно быть.

Но обратите внимание на слова пророка - за что судятся Иудеи: «Потому что они отвергли закон Господень, и постановления его не сохранили, и идолы их, вслед которых ходили отцы их, совратили их с пути. Посему, пошлю огонь на Иуду, и пожрет чертоги Иерусалима». Правильно, думают северяне. Они вероотступники – так им и надо. Мы хорошие у себя в северном царстве – а они дурные, вот и будет им по заслугам.

Но пророк продолжает: «Так говорит Господь. За три преступления Израиля и за четыре не пощажу его. Потому что продают правого за серебро, и бедного за пару сандалий, жаждут, чтобы прах земной был на голове бедных, и путь кротких извращают. Даже отец и сын ходят к одной женщине, чтобы бесславить святое имя Моё… Вот, Я придавлю вас, как давит колесница, нагруженная снопами; и у проворного не станет силы бежать, и крепкий не удержит крепости своей, и храбрый не спасет своей жизни… и самый отважный из храбрых убежит нагой в тот день, говорит Господь».

И вот тут, видимо, слушающим становится не по себе. То есть как это так? Мы ведь – возлюбленный народ Божий! Как же этот человек говорит, что Бог нас не пощадит?

Но пророк предсказывает страшную катастрофу, предсказывает уничтожение народа. И когда мы дальше читаем пророчество Амоса, говорится там впрямую: «От меча умрет Иеровоам, (а Иеровоам – это северное царство), и Израиль непременно отведен будет пленным из земли своей».

Все эти предсказания были произнесены Амосом в 760-м году до Рождества Христова – падение северного царства и то, что народ будет уведён в плен. Это действительно произойдет, но через 60 лет. Более того, Ассирии - того государства, которое победит через 60 лет Израиль, еще даже не существует. Его нет, оно еще не образовалось в Междуречье, там еще пока какие-то раздробленные народности. И при всём том, что, хотя Израилю тяжко приходится во всяких войнах, но пока нет никакого народа, который мог бы его победить. Пока нет. Но пророк уже предсказывает, что эта катастрофа произойдет.

Почему произойдет – обратите внимание – это очень важно - за что будет наказан Израиль? За то, что люди нарушают Божий закон? Да, но не совсем. Пока люди нарушают закон в той части, где заповеди определяют отношения с Богом, - Господь терпит. Пока люди Его обижают, Он терпит. Да, люди отпали в язычество и поэтому уже плохо этому народу – конечно же не потому, что Бог карает вероотступников, а потому, они лишаются Благодати Божьей, отказываются от Благодати Божьей. Это понятно. Плохо это, конечно, но не катастрофично. Трагедия происходит, когда этот процесс отказа от Закона, отказа от Бога заходит так далеко, что люди начинают убивать друг друга, ненавидеть друг друга, совершать преступления друг против друга. И предсказывается Израилю катастрофа именно вследствие того, что они нарушают заповеди правильных отношений друг с другом. Бог может терпеть, когда обижают Его, но Он не стерпит, когда мы обижаем своих ближних. Потому что Он нас любит. Эта черта, между прочим, есть и в каждом из нас: когда нас самих обижают, мы ещё способны это вынести. Но когда обижают кого-то, кого мы любим – вот тут мы терпеть уже не в состоянии. Это, между прочим, такой вот элемент Богоподобия. Господь реагируе точно так же. Он нас любит, и не может допустить, чтобы это наше самоубийство продолжалось бесконечно. Он говорит о том, что за таким нечестием, за таким безобразием неизбежно следует катастрофа.

18.06.17 – Человечество пробуждается от 70-тысячелетней спячки

Сколько лет человечеству на земле? Кто его знает. Ученые на сегодняшний день предполагают где-то 75 тысяч. Ну это понятно – сегодня 75, а завтра выкопают какой-то череп, и окажется сто тысяч. Но, в любом случае – давно уже люди живут на нашей планете. Именно люди – речь не идёт о пятикантропе или неандертальце. Т.е., 75 тысяч лет прошло, как человек уже стал не просто прямоходящим, не просто потерял почву под своими руками, а Homo sapiens-ом. И, тем не менее, почти весь этот период был каким-то вялым, нетворческим. Люди ни технически особо не развивались, ни духовно, - дикарский образ жизни, в общем. Конечно, были там, какие-то всплески отдельных народностей – инков там и прочих – медицинские операции делать наловчились, расположение звёзд хорошо знали, ещё кое-что а так, в общем, ничего особенного. И то, это были редчайшие исключения. В основном то голый примитив - семьдесят с лишним тысячелетий подряд, практически никакого роста, никакого движения.

И вот наступает 1-е тысячелетие до Новой эры и происходит с людьми нечто невообразимое – в духовном плане, в первую очередь. Вот в этот период от десятого до пятого века до Рождества Христова - если брать грубо – то примерно вот такой кусок, в пять столетий - в истории человечества совершается нечто совершенно замечательное. Вот представьте себе карту мира - давайте пройдёмся так с Востока в западную сторону. Начнём с Китая. Именно в это время там возникают такие мощнейшие религиозные системы, которые существуют и до сих пор – конфуцианство и даосизм. Именно в этот период. Это Китай. Идём западнее - Индия. Здесь в это время очень мощный взлет древнего индуизма, и плюс к этому возникновение буддизма. Идем еще западнее – Персия. Там в это время возникает зороастризм, очень мощное религиозное течение, которое до сих пор даёт свои отголоски в очень многих нынешних современных верованиях. А теперь перескакиваем Палестину и попадаем в Грецию. В Греции это время расцвета греческой философии, которая на самом деле никакая не философия, а опять же очень мощная религиозная система. Точнее, две системы, одна приходящая на смену другой. Одна – олимпийская, и ей на смену приходит система Логоса, система нового видения мира. А вот в Израиле это как раз время пророков, о которых мы с вами и будем говорить в дальнейшем.

Просто поразительно, во всём тогдашнем обитаемом мире именно в этот пятивековый отрезок времени происходит какое-то могучее религиозное брожение. Вот, почему в одно и то же время, в таких различных ситуациях, и среди столь разных народов?

Придумывать ответы можно разные, в том числе и экзотические, но самое, пожалуй, естественное объяснение всему этому будет, что это просто ответ человека на какой-то новый Божий призыв. С одной стороны - активность Бога в это время. С другой – отклик человека. Люди отвечают на эту активность, и их ответ – это и есть новые религиозные системы. Настолько мощные, что дожили и до наших дней.

Это время замечательный немецкий философ Ясперс называет осевым временем человечества. Он говорит, что нечто самое существенное во всём человечестве стало происходить именно в это время. Это какой-то поворот в человеческой истории.

Но если это некий новый призыв Божий, обращенный ко всем народам, то неплохо бы нам понять – в чем он заключается. Мы уже неоднократно говорили с вами о том, что до этого времени мировоззрение людей было неличностным - есть такое словечко – имперсоналистичный. Для человека был важен клан, племя, род, а не его собственная жизнь. Не реализация самой личности, а бессмертие его рода, важен коллектив. Именно это лежало в основе мировоззрения людей того времени. И Бог начинает коренную перестройку людского мышления, в первую очередь для того, чтобы приготовить Своё в мир пришествие. Ведь войти в мир Он должен будет как человек, как личность. Но если в людской психологии один человек – это ничто, это просто нуль, - то нет никаких шансов, что люди примут и прислушаются к Этому Единственному. Поэтому Бог начинает издалека готовить человека, готовить людей к этому Своему пришествию. Происходит постепенное изменение мировоззрения человека. Бог воспитывает людей, повышая для них ценность единичной человеческой личности. И именно ответом на это новое, что открывает Бог людям, - ценность индивидуума и возникают навстречу Богу эти религиозные системы. Люди слышат, как Бог говорит что-то новое, но каждый человек в своей культурной среде, в своей национальной культуре, в своих социальных условиях порождает какую-то свою религиозную систему, систему, направленную снизу вверх, от человека к Богу. И если мы все эти системы рассмотрим, то увидим, как в них всё больше и больше подчеркивается значение персонально каждого человека. Эти религии обращены не к народам, как, скажем, закон Моисеев. Или Завет с Ноем, который вообще, обращен ко всему человечеству, и даже не к отдельно взятому народу. Так вот, все эти религиозные системы говорят о значении человека как личности. И вот в течение этих нескольких столетий, происходит, переориентация, перевоспитание человечества.

Итак, возникшие тогда религиозные системы – не шуточные – очень и очень мощные, дожившие до дня сегодняшнего. И породили эти системы могучие люди, гении человечества. Такие, как Конфуций, Лао Цзы, такие, как Будда, как Заратустра, как Платон и Сократ. Это гении, таких людей вообще единицы во всей истории человечества. Причем, каждый из этих учителей человечества говорит, развивая свою систему, мол, «Это то, что я понял, это то, что я открыл. Это моё видение», - и приглашает этот гений в своё видение других людей. Еще раз подчеркнём, основатели этих религиозных систем – люди сверхгениальные. Но, тем не менее, созданные ими религии являются произведениями человеческими, не божескими. Всё, что они говорят - умно, но разум этот человеческий, в отличие, скажем, от возвещенного Ветхозаветными пророками, которые стоят совершенно особняком.

Вот обратите внимание: остальные религиозные системы – плод работы гениев, которых единицы во всей истории человечества. А пророков - толпы, их было очень много – даже тех, которые в Библии упоминаются - два десятка с лишним. Описание есть многих пророков. Но тех, о которых в Библии не упомянуто было гораздо больше. Мы часто встречаем в Священном Писании такое понятие, как «сыны пророческие», то есть это люди, которые были как бы профессиональными пророками. И это огромное количество людей.

Дальше. В отличие от религиозных гениев, Ветхозаветные пророки никогда не говорили от своего имени, мол, это я понял, постиг, додумался. Каждый из пророков начинает своё слово с выражения: «Ку амар Яхве» - «Так говорит Господь». И дальше буквально от первого лица. Бог говорит пророку. И то, что пророк услышал, воспринял от Бога то и передает людям. Собственно, в этом и состоит служение пророка – в том, чтобы услышать истину, идущую от Бога, и её передать людям. Потому что не все люди слышат, не все люди обращены к Богу, а задача пророка – именно к Богу обращать свой народ.

Как становились пророками? Быть может, это какая-то специальная наука, медитативные упражнения там, особый образ жизни, воспитание? Отнюдь. Пророки нигде этому не обучались и не воспитывались в какой-то там жреческой среде. В Библии сохранилось довольно много историй о том, как Бог призывает этих пророков. Он просто обращается к людям - самым разным. Они могут быть уже очень старыми – а могут и еще весьма молодыми. Среди них есть очень образованные люди, а есть почти вовсе неграмотные. Они могли выйти из знатного рода, а бывало и с простым пастушеским прошлым. Это самые разные люди.

И вот эти очень разные люди, не зная друг друга, не слыша друг друга, - говорят одни и те же вещи, в одно и то же время, но в разных местах, разделённые многими километрами и границами. Говорят одно и то же, независимо друг от друга. И никакого другого достаточно убедительного объяснения, как то, что они действительно говорят от Бога, не существует.

25.12.11 – СОЛОМОН. ЦАРИ ИЗРАИЛЬСКИЕ

Итак, первый сын Давида, зачатый во грехе с чужой женой - Вирсавией умирает, после чего царь на ней женится, и в этом браке рождается еще один ребенок – сын; ему дают имя Соломон. Именно этот ребенок становится наследником Давида, именно он становится тем, кто построит храм, именно при нем царство Израильское достигнет вершины своего расцвета. Самое богатое, самое сильное государство в тогдашнем обитаемом мире – всё при Соломоне.

Соломон – удивительная фигура. Он – царь, он – мудрец, он – пророк, к нему два раза Бог являлся и с ним разговаривал. И в первом разговоре Бог спросил у него: «Чего ты хочешь? Скажи, и ради отца твоего Давида я тебе всё дам». Что могли бы попросить у Бога мы в такой ситуации? Вот, представляете, Бог нам говорит: «Просите, чего хотите, я вам всё дам», - прямо как золотая рыбка. Мы бы сразу вспомнили, чего нам не хватает – и того, и этого, и третьего… Единственное, чего мы никогда не скажем – что нам ума не хватает. А Соломон именно это и сказал: «Ума мне не хватает, дай мне мудрость». И Бог отвечает: «Очень правильно ты попросил». И даёт ему эту мудрость; Соломон становится символом мудрости на все времена. О его интеллекте рассказывается много историй и легенд. В Библии есть несколько книг, которые традиция относят к Соломону. И хотя не он один автор этих изречений, тем не менее – всё собрание мудрости израильской в этих книгах – Книге притч, Книге премудрости Соломоновой, Книге Экклезиаста – всё это относится к Соломону.

Всё было превосходно, но до поры до времени. Дело в том, что у Соломона, как написано, было очень любвеобильное сердце, или, как принято сейчас говорить в интеллигентских кругах, он был непревзойдённым жизнелюбом. Триста жен у него было и аж семьсот наложниц. Неслабо. Причем, греха в этом особого и не было - по тем временам царь мог себе это позволить не только материально, но и морально – полигамия была узаконена. Проблема здесь в другом – девушки то выбирались для царя самые красивые, а значит, выбирали их не только среди израильтянок – выискивали по всему обитаемому тогдашнему миру, а следовательно среди его женщин полно было язычниц, о которых вообще-то было заповедано, чтобы израильтяне с ними не сочетались. Но Соломон не был настолько верен Богу, как его отец Давид. «Под конец жизни, как гласит Библия, жёны Соломона развратили его сердце». В чем это выразилось? По современным понятиям в очень положительных вещах - в веротерпимости и либерализме. Дабы угодить своим женам он ввел в Израиле почитание языческих божков.

И тогда Господь сказал ему: «Всё плохо. По тому, что ты совершаешь, царство твое у тебя должно быть отнято. Но ради отца твоего Давида не буду отбирать его». Этот подход вообще очень характерен для Ветхого Завета. Слишком велика была инерция восприятия детей, потомства, как продолжения жизни родителей. И ради праведности Давида Бог готов нарушить справедливость в следующем поколении. По логике царство у Соломона нужно отбирать. Но ради Давида Господь этого не делает – чтобы Давиду не было скорбно. Дабы то, чего больше всего хотелось Давиду, благополучия своему сыну, - чтобы оно сбылось. «Но у сына твоего, - продолжает говорить Бог Соломону, - царство отнимется».

Так оно и происходит - в следующем поколении сын Соломона, Иеровоам, теряет половину царства. Причем, при интересных обстоятельствах. С одной стороны, предсказано, что это случится. Но с другой стороны, у Иеровоама еще есть возможность сохранить царство. Мы здесь не будем вдаваться в подробности – любой может открыть Библию и прочитать. Короче, Иеровоаму нужно было всего лишь сказать несколько добрых слов людям в момент, принятия царства – явить свою милость народу. Милость к тем людям, за кого он отвечает, над которыми он поставлен царем. И тогда, ради его доброты к людям, Бог готов был простить то, что Его предал Соломон. Но Иеровоам являет, наоборот, жестокость к людям, и тогда царство его рушится. Царство разваливается на две части, северную и южную.  Южная часть, Иудея, остается в руках потомков Давида, а в северном царстве возникают совсем другие династии, и начинается постепенное угасание Израиля.

И там, и там – бесконечное отпадение в язычество. А раз так, коль происходит отпадение в язычество, значит, Бог уже не может по-настоящему благословлять эти страны. Ведутся бесконечные войны, соседи вовсе осмелели – лезут со всех сторон; битвы всё менее успешны для израильтян… Всё потихонечку разваливается.

Конечно, и в том, и в другом царстве время от времени появляются хорошие цари, которые восстанавливают единобожие, проводят религиозную реформу – и вроде бы тогда опять Бог может вмешаться - дать победу этому царству, северному или южному, победу над врагами… Потом и у сына такого царя всё хорошо, потому что у него был хороший отец. Но сын опять сворачивает на путь язычества.

Читать эти Библейские главы о сменяющих друг друга царях, надо сказать – скучновато. Потому, что по сути одно и то же одно и то же идёт рефреном: вот следующим царём был такой-то, оказался нечестивцем – идолопоклонником, развратил народ. В результате последовали несчастья – напали на Израиль или Иудею какие-то соседи, аммонитяне или амаликитяне, сожгли такой-то город, женщин и детей увели в плен, всё и всех разграбили на своём пути, множество убитых, раненых, часть территории страны оккупирована. А следующий царь оказался благочестивым – идолопоклонство упразднил, разорил языческие капища, восстановил поклонение Единому Истинному Богу. И, как следствие – благополучие – надрали этих амаликитян, аммонитян и прочих «по самое не балуйся», солнышко светит, дожди идут, урожаи богатые – всё в лучшем виде. Потом хороший царь умирает, на смену ему приходит вновь вероотступник: опять повсюду идолы, отправления языческих культов, оргии и прочее безобразие – понятно, вновь наступают сплошные несчастья – страна – просто – «остров невезения», где «крокодил не ловится, не растёт кокос», там, где люди мучаются и «клянут беду»… Следующий царь оказывается опять нормальным – вновь восстанавливает Богопочитание и снова женщины рожают сплошных красавцев, а враги трясутся только от упоминания о войске израильском. Дальше опять воцаряется идолопоклонник, вновь опустошительные войны, засуха и голод, потом приходит царь набожный и вновь всё в ажуре и т.д., и т.д. всё одно и то же. Вопрос: нельзя ли обо всём было короче, в двух словах? Зачем столько было писать – это, ведь, даже не бумагу переводить, а кучу пергамента или папируса, причем, станков печатных не было - всё вручную, а читаешь – одно и то же, одно и то же. Ну евреям читать - это еще куда ни шло – всё таки знать историю своего народа надо, ну а нам с Вами - Украинцам, Русским, Белорусам на кой это надо?

На самом деле - абсолютно для того же самого, что и для израильтян – для назидания. Судьбы наших народов, да и любого из нас лично, абсолютно ничем не отличаются от истории народа Библейского. Как только люди забывают Бога, рано или поздно - обязательно наступит беда, несчастье. В горестях народ, скорее всего, вспомнит о Боге, начнет исправляться и жизнь наверняка потихонечку наладится. Так бывает всегда и почти со всеми. А как только настало благополучие – опять забыли Бога, и так сотый и тысячный раз. И автор этих Библейских книг на великом множестве примеров, упорно пытается нас убедить в сей непременной закономерности. Вновь и вновь пишет он нам с Вами об очередном царе, впавшем в идолопоклонство и о несчастиях, постигших его царство. Но мы зачастую похожи на чукчу из анекдота, который ехал на поезде в Москву с одним русским и коротал время разгадыванием загадок.

- Отгадаешь, говорит русский чукче – десять рублей твоих: вот что это такое: два черненьких, внутри розовеньких?

- Два тюленя, однако!

- Нет.

- Две калоши?

- Нет.

- Чукча сдается. Говори - что это?

- Две сливы – отвечает русский

- А, ну да – точно.

- Ну тогда слушай следующую загадку, продолжает русский. Четыре сверху черненьких, внутри розовеньких – что это?

- Чукча знает - четыре тюленя?

- Нет.

- Четыре калоши?

- Нет.

- Сдаюсь. Говори!

- Четыре сливы – отвечает русский

Через два часа проводник проходит мимо двери купе наших собеседников и слышит:

Двести шестьдесят четыре черненьких, внутри розовеньких.

- Двести шестьдесят четыре калоши?.. Ну и так далее.

Так вот это про нас с Вами. И поэтому Библия, как тот русский попутчик, говорит нам вновь и снова одно и то же - только цифры и имена разные: мол, двести шестьдесят четвертым царём был такой-то идолопоклонник, вверг народ в грех – последовали несчастья, революция, междоусобица, красный террор, раскулачивание, голод, война, застой, аля-демократический беспредел.

А следующий царь – дал бы Бог, чтоб был набожным…

Что ж, как говорил Карл Маркс – количество, перерастает в качество - дай Бог, чтоб, хоть десятитысячный пример, произвёл на нас впечатление и мы отринули все свои грехи и порочность, устремились к праведности и святости, если не по любви к Богу, то хотя бы из уважения к здравому смыслу.

28.05.17 – Давидов грех

В какой-то момент Давиду царю Израильскому приходит в голову мысль: как же так, у меня всё хорошо, я молод и здоров, богат, живу в замечательном, красивом дворце в Иерусалиме, я царь, все предо мною преклоняются. А Богу, Которому я всем обязан, принадлежит какой-то шатер из козьих шкур – скиния. Разве это хорошо?

И приходит Давид к своему пророку Нафану и говорит об этом. В то время пророк при дворце царя - это было как бы должностью, штатной единицей. Итак, Давид излагает свои мысли пророку Нафану, и тот мгновенно отвечает: «Молодец! Правильно ты решил! Что задумал – делай». Но в ту же ночь пророку Нафану явился Бог и сказал: «Нет, не так. Пойди к Давиду и останови его». Нафан идет к Давиду и возглашает: «Так говорит Бог: ты ли построишь дом имени Моему, когда, наоборот, Я о тебе всё время забочусь? Это Я строю дом тебе, это Я строю Израиль как народ. Но за то, что ты так Мне доверяешь, за то, что ты настолько праведен передо Мною, Я обещаю тебе, говорит Бог: из твоих чресл произойдет тот, кто построит дом имени Моему. И, - говорит Он, - Я утвержу царство его вовеки. И если он согрешит передо Мною, Я накажу его ударами мужей. Но милости Своей не отниму от него, как Я отнял её от Саула. Царство его будет царством вовеки».

Ну, в общем, понятно - у Давида должен родиться сын - его потомок, который и построит храм – дом для Бога; он будет царем из рода Давида, и «царство его устоит вовеки», т.е. и у его потомков тоже всё будет хорошо.

Но на самом деле оказывается, что случилось всё не совсем так. Да, сын Давидов храм действительно строит и царствует над народом израильским, но уже в следующем поколении царство это разваливается, а вскоре и совсем перестаёт существовать. И что сие значит? Бог ошибся? Нет, конечно – Господь имел в виду иное. В последующих поколениях Бог постепенно будет открывать Израилю и в этом обетовании окажется нечто гораздо большее, чем непрерывающаяся тысячелетиями царская династия.

А пока в царстве Давида всё прекрасно, всё замечательно. Давид человек умный, талантливый набожный. Но… он всё же, человек со своими слабостями и порочностью. Именно поэтому с ним и происходит следующая история, которую Вы все прекрасно помните.

Однажды он гуляет по своему дворцу и из-за стены видит, что в соседнем дворике купается какая-то молодая очень красивая женщина. Ну здесь, всё понятно – он её захотел, а желание царя – закон для подчиненных. Ему её приводят; он её укладывает в свою постель, ну и так далее. Понятно, нарушение Заповеди – ну что поделаешь – не сдержался, с кем не бывает, Господи, прости. Но вдруг оказывается, что она беременна. И тогда - понятно – так просто это дело не скроешь. Надо что-то делать - заметать следы. Муж этой дамы, военачальник - в это время находится на войне. Давид, вызывает этого мужа в столицу с тем, чтобы тот провел одну ночь в своем доме. И всё бы обошлось, если бы этого военачальника не дёрнуло на время войны взять на себя обет сексуального воздержания. Вот беда то, какая - он к жене не прикасается – у Давида проблемы.

Совершить первый грех – это, как ступить в болото – оно начнет тебя засасывать. За грехом прелюбодеяния последовала ложь, которая не сработала. И что ж тогда делать? Избавляться надо от мужа! И Давид вслед за Урией, который снова уезжает на фронт, посылает приказ: подстроить так, чтоб он погиб на этой войне. Тем самым царь совершает убийство.

Вот, вроде, как и всё - можно с облегчением вздохнуть. Но вскоре к Давиду приходит пророк Нафан и говорит ему: «Знаешь, царь, вот был один такой человек, весьма богатый. А у него был бедный сосед. И не было у этого соседа ничего, кроме одной овечки, которую он очень любил. И вот однажды богатому нужно было принять каких-то своих гостей, и он, вместо того, чтобы взять что-то из своих стад, пошёл к соседу, отнял у него бедную овечку и скормил ее своим гостям». Услышав о такой несправедливости, Давид вскрикивает: «Достоин смерти этот человек!». «Ты – этот человек!», заключает Нафан.

Обратите внимание – это самая первая в Библии притча – фактически новый жанр – Иисус Христос, в основном будет проповедовать притчами. Притча близка к басне, главная её цель – передать ту или иную религиозную или нравственную идею. Сюжет в притче, как правило, вымышлен. То, о чём рассказал Нафан вряд ли было на самом деле – богач отнял у своего соседа единственную овцу – вряд ли. Да, если где-то что-то подобное и было это не имеет никакого значения – в притче важно исключительно назидание, нравственная идея, которую она собою несет.

Из основных ключевых жанров Библии – притча это уже третий жанр. Первые главы Бытия, как мы уже говорили с Вами, написаны в форме мифа. Миф, как Вы помните – это особый язык, когда нужно сказать что-то очень важное и сложное, которое человеческим языком адекватно выразить невозможно, но знание о нём настолько ценно, что сказать о нём просто необходимо. И тогда приходится излагать Откровение какими-то образами, довольно далёкими от реальности. Ну вот представьте себе Бога, вытаскивающего ребро из плоти Адама, эти волшебные деревья в раю – древо Жизни и Древо Познания добра и зла, архангела с вращающимся мечом. Да, речь идет о неких реалиях, совершившихся в мироздании, это отнюдь не бред. Но здесь используется язык и средства выражения, не предназначенные для изложения этих очень далёких от нашего сознания истин, и поэтому слова, которыми мы обычно пользуемся испытывают нагрузку гораздо больше той, которая обычно на них лежит. В принципе, в мифе притча содержится, как составляющая, но в мифе много всего остального. Притча, она понятна с первого раза и ребёнку, она как двумерный рисунок на полотне. А в мифе на порядок больше измерений, ну и соответственно, гораздо больше проблем в его понимании. Адам и Ева, змей, грехопадение – это далеко не притча, скажем, о потерянной драхме, где всё более-менее ясно. В мифах о сотворении Богом мира, о грехопадении прародителей, речь идёт, о чём-то далеко не очевидном. Это та бездонная глубина Богооткровения, которую мы способны постичь, лишь в мизерной доле и то, при помощи такой вот крайне сложной и специфичной формы изложения, которая именуется мифом. Другое дело, что, как мы уже неоднократно говорили с Вами, в устах наших оппонентов-атеистов, миф оказался словом ругательным. Но для них вообще вся Библия – это россказни.

Мидраш – проще – это жанр рассказов по истории – те же книги Царств или Паралипоменон написаны в мидраше. На первый взгляд – это просто исторические записки – летопись, своего рода. На самом же деле – не совсем так. Безусловно, за основу взяты реальные исторические факты, но автора Библейских книг вовсе не интересовала история сама по себе. Ему нужны были исторические примеры для нравственного назидания. Достоверность здесь может быть на десятом месте. Например, события, происходившие при одном царе, запросто попадали к другому, что-то могло быть присочинено или переиначено. Потому, что главное в мидраше - нравственно-религиозный вывод.

В Библии встретятся и другие жанры, тот же апокалиптический – это писания пророков Захарии, Иезекииля, Иоиля, Даниила, Откровение Иоанна – придет время, быть может, поговорим об этом жанре.

Ну а здесь мы впервые встречаемся со всеми нами любимой притчей – она так лаконична, выразительна, понятна.

Притча – это такая картинка, предлагаемая слушателю, и тот может в ней очень легко разобраться и найти правильный ход, понять, что здесь правильно, а что неправильно. А после этого вдруг оказывается, что притча то – о нём, это его собственная история. Таким образом, перед слушателем открывается возможность увидеть со стороны то, в чем он сам находится, увидеть себя – и сделать из этого какие-то выводы.

Давид, надо отдать ему должное, мгновенно понимает, о чем речь. И он вопит к Богу: «Господи, согрешил я пред Тобою!».

Здесь интересный момент. Когда пророк Самуил говорит Саулу, что тот согрешил пред Богом и царство у него будет отнято, Саул тоже произносит эти слова. Он так же говорит: «Согрешил я пред Богом». Но, тем не менее, царство у него отнимается. И здесь Давид говорит те же самые слова: «Согрешил я пред Богом!» - и Нафан ему отвечает от имени Всевышнего: «Грех твой снят с тебя». Так в чем же разница?..

Дело в том, что Саул, сказав, что согрешил пред Богом, продолжает: «Но это не я, а народ этот взял эти трофеи, это они хотели так, а я послушался голоса их». Помните - «Не я, но жена, которую Ты дал мне». И здесь – мол, это Ты сделал такой плохой народ, Ты мне его дал, вот они так и захотели». Какой народ?! Если ты царь, значит, ты отвечаешь за всё, что происходит в этом народе. И если ты говоришь: «Не я, но народ виноват», это значит, ты отказываешься от ответственности и фактически отказываешься от царства. А это значит – не больше, не меньше -  царство твоё будет отнято от тебя.

Давид же говорит: «Согрешил я пред Тобою», - и ставит точку. А ведь мог бы сказать: «Ну Ты понимаешь, она же такая красивая… Это Ты, Боже, сделал ее такой соблазнительно-очаровательной, что я не смог устоять!». И было бы то же самое, что произошло и с Адамом – не человек виноват, но Бог, Который дал ему жену, угостившую его запретным плодом. Но нет. Давид ставит жирную точку: «Виноват – я». Между прочим, это первый такой вот пример покаяния, которое мы видим в Библии. А значит, человечество потихонечку нравственно возрастает, Божье воспитание всё-таки как-то влияет.

Мы видим покаяние. И Нафан говорит: «Грех твой снят с тебя. Ты останешься царем. Но тот ребенок, который родится у этой женщины, Вирсавии – умрет».

Спрашивается, он-то за что? Дитё же ни в чём не виновато!

Помните, мы говорили с Вами о том, что какие-то вещи несовместимы с Божьим присутствием. Представьте себе - должен родиться сын Давида. А вы помните обетование Божье: «Сын Давида – это тот, кто построит дом имени Всевышнего. Это тот, кто установит Царство Господне вовеки». Это не может быть этот сын. Там так и говорится: «Оттого, что ты дал повод хулить имя Мое», - говорит Бог, - этот ребенок не сможет жить. Этот ребенок не сможет оставаться на этой земле, потому что тем самым хулится имя Божие, потому что он является следствием безобразного поступка Давида. Царь народа Израильского поступил гадко, и тем самым бесчестится имя настоящего Царя – Бога. Поэтому этот ребёнок не может жить - когда рождается дитё, оно действительно тяжко заболевает. И реакция Давида на сие совершенно удивительная. Пока чадо болеет, царь постится - ничего не ест, непрерывно молится, посыпает голову пеплом, он весь в прахе и раскаянии. Все Вы прекрасно знаете 50-й псалом «Помилуй мя Боже…» этот покаянный псалом - похоже, что именно этим псалмом он и молится в этот момент. Молится Богу день и ночь. Но ребенок, тем не менее, умирает. И люди вокруг боятся сообщить Давиду, что его чадо скончалось. Они думают: он так переживал, так страдал, когда ребенок болел, а теперь, когда он умер, царь вообще неизвестно что сделает – и с собой, и с нами. Давид видит, что они перешёптываются, и спрашивает: «Что, ребенок умер?» - «Да, умер», - говорят они. Тогда Давид встал, умыл лицо своё, пошел в скинию, там молился и после этого вернулся к обычным делам. У него спросили: «Как же так? Пока ребенок болел, ты так себя истязал, а теперь, когда он умер, ты вроде бы совершенно не расстраиваешься. В чем же дело?». Тогда Давид отвечает следующими словами: «Пока ребенок болел, я молился, не помилует ли меня Господь. Не помилует ли меня, а не ребенка, это я виноват, - и не оставит ли его жить. Когда же ребенок умер – зачем же мне молиться? Ведь я же не смогу вернуть его к жизни. Теперь уж не он ко мне придет, а я пойду к нему».

В этом как раз проявилась потрясающая вера Давида, его здравомыслие и честность. Он молится о помиловании своего греха. Быть может, если Бог изгладит его прегрешение, окажется, что этот ребенок сможет пригодиться и здесь, в этой жизни. Но для Давида совершенно очевидно, что сей ребенок не пропадёт. Он жизни не лишается. «Он уходит к Богу – и я иду вслед за ним. Ребёнок не умер, он никуда не пропал, он в Божьих руках, он жив».

Этим самым Давид намного опережает своё время, он прямо таки Новозаветный персонаж, живший задолго до Христа. Это видно и по его покаянию, и по отношению к смерти, и по вере в загробную жизнь.

Он действительно во многом является прообразом того совершенного Царя, которого мы увидим в Иисусе Христе. И нам с Вами есть чему него поучиться. И покаянию. И тому, как доверять Богу жизнь и смерть – свою и наших близких. И как относиться к самой смерти вообще. Смерть – это далеко не конец жизни. Это в каком-то смысле, только ее начало. Это и нам с Вами не всегда очевидно. Но мы, же христиане, причем уже 21-го века. А Давид жил те времена, когда какого-то устойчивого представления о загробной жизни еще не было. Считалось, что продолжение моей жизни может осуществиться только в потомстве, в детях. А Давид вот каким-то пророческим прозрением увидел большее – нет, не в потомстве продолжение нашей с Вами жизни – потомство будет жить своей жизнью, а мы своей. Телесная смерть – это не конец, это врата в Жизнь Вечную.

21.05.17 – Саул и Давид

Итак, Господь соглашается с мольбой народа израильского поставить им царя, чтобы и у них был самодержец, как и у всех окружающих народов. Исполняет эту просьбу пророк Самуил, который находит некоего юношу Саула. Здесь есть одна-единственная вещь, важная сейчас. Как пророк поставляет Саула? Саул на царство помазывается.

Помазание – это очень древний обряд. Он идет еще со времен первобытных. Очень давно люди стали замечать, что если тело борца или воина намазано маслом, с ним тяжелее бороться – его не ухватить - он скользкий – не то, чтобы не уязвимый – дубиной врезать, а, тем более копьём ткнуть – не спасёт никакая смазка, и всё же, если удар по касательной, то уцелеть больше шансов.

Ну и, в общем, понятно – провожают солдата на войну – шансов, что он не вернётся полно, момент торжественный – родные и богов всех вспоминают, и давно забытые молитвы – всё вместе. И плачут, и прощаются, и молятся, и целуют, и маслом натирают. Поэтому, со временем, эти компоненты – молитва благословения и помазание елеем довольно прочно увязались друг с другом.

И на царство Самуил так же именно помазывает Саула. Этот момент надо подчеркнуть по разным причинам. Хотя бы потому, что елеепомазание это обряд, практикующийся в Церкви по сей день. Когда вечером, накануне воскресного или праздничного дня Вас помазывает Владыка или батюшка освященным елеем – это значит, что Вы получаете молитвенное благословение на битву, сражение с собственной порочностью и грехами. 

Царь Саул, а затем и последующие самодержцы, вплоть до Николая II, таким образом, становятся помазанниками. А слово «помазанник» на еврейском звучит как «машиах», или, как произносится в нашей транскрипции - «мессия». По-гречески же «машиах», звучит как «Христос». Именно таким образом, появляется слово – «Христос»-«мессия», - «царь»-«помазанник». Т.е., нет худа без добра – самодержавие – это дурно, царь – это плохо, но есть плюс – когда-то придёт время – рано или поздно - придется Богу спасать народ через одного Праведника. Вот Он тогда и будет Христом, т.е., царём. И если Израиль будет понимать этот механизм царства и послушается своего царя, то тем самым может произойти спасение мира. При всем при том, что человеческий механизм поставления царя, как мы уже подчеркивали с Вами ущербен.

Ну и в свете этого понятно, что Христос – это не фамилия Иисуса, а это Его царский титул. Это значит, что Он – Царь.

Итак, пророком Самуилом поставляется первый царь - Саул. Он начинает вести войны, на первых порах успешные - всё вроде бы в норме, да к тому же есть еще и Самуил под боком. Поначалу происходит даже некоторое распределение власти. Пока жив Самуил – это есть. Самуил как был, так сказать, на связи с Богом, так и остался. Он слушает волю Божию. А Саул, как царь, руководит народом, осуществляет административную власть. Самуил рассказывает Саулу, что с Божьей точки зрения правильно, и что неправильно, и Саул до какого-то момента, к этому прислушивается. Всё получается хорошо, войны успешны, всё пучком. Но проходит какое-то время и Саул начинает ощущать, что во власти есть свои прелести, и принимается расширять свою власть. И первым делом он протягивает руку на владения Самуила: он начинает поступать так, будто он не только царь, но и пророк и священник. Однажды, перед очередной войной, как обычно полагалась молитва благословения войск на сражение, сопровождаемая жертвоприношением. И вот Саул не стал дожидаться пророка, а сам совершил всесожжение, принёс жертву, хотя это было прерогативой Самуила, осуществлявшего служение священническое. Т.е., что происходит. В акте учреждения самодержавия Царское и священническое служение разделились в фигурах Саула и Самуила. И первое, в чём падает всякий царь – он начинает протягивать руку на священническую власть, на духовное владычество над своим народом. Не только административную. И это грех любого царя. Практически без исключения.

Так вот, значит, Саул совершает жертвоприношение, в этот момент приходит Самуил и говорит: «Плохо ты поступил. В этом не было воли Божией, и ты не пытался ее выяснить. Ты проявил то своеволие, которое, в конце концов, лишит тебя царства». Другими словами, Бог через Самуила пока, что только предупреждает Саула.

Но Саул это замечание не принимает всерьёз. В следующий раз, после окончания одной из войн, он просто впрямую нарушает повеление Божие. Через Самуила ему было сказано, чтобы он не брал трофеев с побежденных. Почему, понятно: война идет с язычниками; в качестве же трофеев всегда берется самое ценное, а во всяком языческом народе самое дорогое – это то, что имеет отношение к их языческому культу. И поэтому взять трофеи в данном случае – это означает притащить в Израиль идолов и всякую там культовую утварь. Поэтому Саулу чётко сказано: трофеев не брать. Не вина Божья, что народ сие понимает только одним способом: - раз не брать, значит всё это нужно уничтожить. Бог вандализм никогда не поощрял.

Но Израильтяне поступают ещё хуже. Если бы они просто крушили всё подряд – это плохо, конечно, ну что поделаешь – о времена, о нравы! Но Саул поступает избирательно – всё, не представляющее большой ценности - истребляет подчистую, а вот то, что подороже, то есть поближе к язычеству, как раз сохраняет. И так поступает не только с материальным имуществом, но и с людьми - народ неприятельский весь истребил, а царя, который одновременно является жрецом языческого культа, привел к себе во дворец. Таким образом, Саул доставляет к себе на родину полный комплект язычества, начиная от ювелирных жаровен-кадильниц для воскурения фимиама перед истуканами и заканчивая верховным жрецом. И Самуил ему говорит: «Ты явил непослушание Господу. И твои жертвы, которые ты там иногда приносишь Богу не перекроют твои грехи. Послушание для Бога важнее любых жертв и всесожжений. Непослушанием, ты отвергаешь Бога и тем самым становишься таким же язычником, как и покоренные тобою народы. Поэтому ты отвергнут Богом.

Но вместе с тем Саул после этих слов еще очень долго живет. И фактически он царствует. Он ведёт новые войны, они, конечно, всё менее и менее успешны, что и понятно. И, тем не менее, с  точки зрения Бога он уже не царь Израилю. Господь через Самуила поставляет другого царя – юношу по имени Давид.

О том, как это происходит описано здесь же в 1-й Книге Царств. Это удивительная история о том, как царь Саул, зная о том, что у него уже есть конкурент, всё время ищет смерти этого самого Давида. Но уже не он находится под покровительством Божьим, а Давид. И поэтому всякий раз ситуация поворачивается в обратную сторону: Саул пытается убить Давида, но в результате это его жизнь оказывается в руках Давида. Но Давид всякий раз не решается поднять руку на царя. Он очень хорошо понимает, что нет воли Божией на убийство царя. Нет воли Божией на убийство вообще кого бы то ни было, но тем более помазанника Божия. И когда Саул в очередной войне погибает – он смертельно ранен и кончает сам с собой, бросившись на меч, - некий слуга, подглядев это, бежит и сообщает обо всём Давиду, надеясь, что его сейчас наградят за радостную весть. Слуга говорит Давиду: «Вот, твой недруг, который столько раз искал твоей смерти, - вот он мертв!» - «А как это случилось?» - спрашивает Давид. Слуга сам про себя соображает: «А, так Давид не знает, как это случилось! Ну, сейчас, я немножечко привру, и моя награда станет вообще до небес», а вслух говорит: «Это я убил Саула!». И реакция Давида не только для слуги, но и для окружения была совершенно неожиданная. Давид говорит: «Как ты посмел поднять руку на помазанника Божия? Как посмел?!». Вот что значит для Давида быть царём, быть помазанником. «Я поставлен Богом как глава Израилю. Израиль – это народ Божий, а я – глава его. Значит, выше меня только Бог - больше никто. Я – только пред Богом». Именно в этом – реальность царского служения: «Я – под Богом, но среди людей никто не выше меня. И если кто-то убил такого же помазанника, как я, значит, он бросил перчатку Самому Богу, совершил кощунственный акт». Ну, и последствия оказываются совершенно в духе того времени: Давид в ярости убивает этого слугу.

Надо сказать, Давид – совершенно удивительная фигура Ветхого завета, наверное, один из самых любимых его персонажей для народа Израильского. Он – царь, он одновременно с этим и пророк. Ему же, Давиду, приписывается авторство большинства псалмов, которые есть в книге Псалтири, и у нас нет особых оснований эту идею отвергать. Вполне возможно, что их автором и вправду был сам царь Давид. И это – гениальная религиозная поэзия. Автор был великим молитвенником. А эти псалмы - одновременно и псалмы пророческие. Они удивительно много говорят о том, что совершится в будущих временах. Это действительно потрясающе духовно одаренный человек. Давид по-настоящему верит Богу, он по-настоящему царь Израилю и слуга Божий. И поэтому в период его царствования всё совершенно замечательно. Все войны благоуспешны, Израиль умножается и территориально расширяется и, наконец, становится самым, наверное, крупным государством в тогдашнем обитаемом мире.

14.05.17 – «Хотим царя!»

Итак, народ израильский селится в земле обетованной. Уже позади сорокалетнее блуждание по пустыне, войны и кровопролития на пути следования, теперь – всё оседлая, спокойная жизнь, правда, нередко нарушающаяся вражескими набегами соседний народов, но зато в мирное время можно засевать поля и выращивать хлеб, насаждать виноградники и разливать вино, ткать и заниматься ремесленным делом, одним словом обустраивать свой быт.

Ну а в быту не без ссор, обид, конфликтов. Кто-то что-то украл, кого-то поколотили не по делу, кто-то залез к чужой жене - проблемы. Кто их решает? Судьи - тот же самый механизм, который еще Моисеем установлен. Причем, судьи судят в соответствии с законом Моисеевым, т.е., Законом Божьим, а это очень даже неплохо.

Кем назначаются судьи? Нет, не простым народным голосованием. Никаких предвыборных кампаний – благо, войны там были часто – каждому поколению доставалось. Нападал враг, израильтяне, как это водится, вспоминали о Боге своём, о Котором люди чаще вспоминают когда им становится очень плохо и вопил народ от земли к Небу: вот, так, мол, и так, у нас проблемы, у нас беда! И Бог Своим Провидение устраивал так, что из среды народа выходил тот или иной человек, становившийся вождём. Он мог быть кем угодно – богатым или бедным, мужчиной или женщиной, сильным или слабым - каким угодно, Но человек этот был призванным Богом на то, чтобы возглавить народ на защиту своего Отечества, на ведение этой самой войны. Такой человек восстает, он сплачивает эти 12 колен, которые всё время между собой не очень ладят, происходит война, оканчивающаяся победой и что дальше? Эти вожди, что опять растворяются в толпе, возвращаются к обычной жизни? Нет, они становятся судьями народа израильского. Т.е., руководят народом такие вот люди - как мы бы сейчас сказали, харизматические лидеры, - вожди, способные сплотить народ, которых находит Бог каждый раз в разных местах. Про эту эпоху, как Вы знаете, в Библии есть целая книга, которая называется Книга Судей.

Так вот и живут поначалу израильтяне, реализуя какую-то вот такую, своего рода теократию - Божью власть в своей стране. Потому что в обычные времена народом правит Закон Божий, а в экстраординарные времена Бог выставляет некоего человека, находя именно того, кто нужен в данный момент, и народ слушается этого человека и им управляется, а этот человек поступает в соответствии с волей Божией. Т.е., верховный владыка - Бог, Он дал Свой Закон, и время от времени воздвигает таких вот лидеров, когда это действительно нужно.

Но время идет, народ умножается, жить становится лучше и веселей. Спартанская жизнь в пустыне, при строжайшей дисциплине Моисея, который за непочтение Бога Истинного, мог и на тот свет отправить без особого колебания, безвозвратно забывается. Люди расслабляются, градус религиозности падает.

Плюс налаживаются отношения с окружающими языческими народами, а некоторые из них жили намного богаче израильтян. Ну а последнее обстоятельство, как известно, приводит к беспокойству, мол, а почему они живут так богато, а у меня этого нет… В общем, обычным образом нарушается десятая Заповедь: «Не пожелай имущества ближнего своего». И соблазн соответствующий: как же так, мы чтим Истинного Бога, а живём хуже тех, кто чтит ложных божков… быть может того… наш Бог, не такой уж и хороший? Понятно, что вследствие таких настроений у Израиля возникают большие проблемы, в частности в войнах с окружающими народами. Не потому, что Господь разобиделся за непочтение Себя израильтянами, а по той простой причине, что – чем меньше люди обращены, устремлены к Нему, тем меньше Бог может спасать Свой народ. Здесь замкнутый круг получается – чем меньше Господь помогает людям, тем меньше они к Нему обращаются за помощью, а чем меньше они взывают ко Всевышнему, соответственно, меньше и получают.

Но что делать? Внешнеполитическая обстановка плачевная – племена-колена разобщены, регулярной армии нет, а со вне того и гляди нападут, вторгнутся чужеземцы. Ну и в свете этого возникает естественная мысль - нужно что-то поменять.

В это время Израилем правит очередной судья, которого зовут Самуил – о нём много рассказывается в Библии. На тот момент он уже стар, ему пора уходить на покой, но некому передать руководство Израилем. Враги угрожают извне, то есть оставить страну просто так без лидера – невозможно. А передать правление некому – нет подходящего человека – представьте себе – во всей стране Бог не может найти ни одного соответствующего. Докатились.

Тогда Самуил пытается поставить судьями своих сыновей; они сразу же начинают брать взятки и творят вовсе не дела Божьи. А поскольку позиция судьи, лидера над народом Божьим, очень высока, это для них оказывается просто несовместимым с жизнью. Они умирают. Мы потом еще не раз увидим  такую картинку в Библии – если оказываешься очень близко к Богу, и тебе даны большие возможности для служения Господу, а ты их используешь неправедно, - то это оказывается несовместимым с жизнью.

Итак, Самуил опять остается один, он уже совсем стар. Но что-то нужно делать. И тогда к Самуилу приходят старейшины израильские (это мы с вами находимся уже в 1-й книге Царств, так называемой) и говорят: «Поставь нам царя, как у других народов. Ты стар, тебе уже не под силу управлять народом; дети твои, сыновья, не ходили путями Господними, а нам нужен лидер. Поставь нам царя».

Не понравилось это слово Самуилу. Ну, во-первых, Самуил, конечно же понимает свою старческую немощь и что нужен преемник, но который поначалу будет рядом со старцем в качестве помощника, а уж потом, когда или совсем старость прикуёт пророка к одру болезни, или подкосит смерть - тогда уже молодому и карты все в руки. В этом же случае – всё по-иному – его просто отвергают, говорят: «другой будет нами править» - такое никому бы не понравилось.

И Самуил молится Богу, и Господь произносит ему в ответ удивительные слова: «Это не тебя они отвергают. Отвергают они Меня, чтобы Я не царствовал над ними. Так они поступали всё время, с тех пор, как Я вывел их из Египта - отворачиваются от Меня. Вот и сейчас они хотят отойти от Меня вовсе. Ладно, - говорит Бог, - ты поставь царя. Но сначала пойди и скажи им всё, что они себе на голову просят». И далее следует очень интересный текст, который неплохо бы всем знать. 

Но давайте сначала подумаем, а, собственно, почему поставление царя Богопротивно с религиозной точки зрения? В принципе вроде бы все то же самое, тот же лидер – какая разница – судья, наделённый практически неограниченными полномочиями или царь? Тем более, если Сам Бог поставит этого царя, а самодержец будет слушать волю Божию и управлять народом Израильским по Божьему Закону – разве это плохо?

Ну, во-первых, сказано, что они хотят царя, «как у других народов». Тем самым они отвергают себя как народ Божий. Они хотят быть такими же, как другие. Это уже сродни предательству. Во-вторых, поставить царя - это значит, включить механизм наследственной передачи власти, то есть человеческий механизм. Не Бог теперь уже будет находить соответствующего моменту лидера, а управлять народом будет очередной наследник – неважно какой – гуляка, самодур или слабоумный. Другими словами, на престоле всегда будет оказываться не Богом избранный человек, а раз так, то, скорее всего он будет руководствоваться вовсе не Божьими интересами. Более того, у очередного престолонаследника может не оказаться не только, какой бы то ни было связи с Богом, но и элементарной совести. И тогда - катастрофа.

В-третьих, посмотрите: Богом задумано, что каждый в Израиле представляет собою царственное священство, каждый является и царем и священником. Каждый выполняет царственное служение в окружающем его мире и священнослужение пред Богом. А это предполагает связь с Богом персонально каждого человека напрямую. Но людям, оказывается это не очень нужным, они отказываются от этого. Вот будет Царь – пущай там и общается с Богом, человек он большой – ему видней. И отвечает перед Богом пусть царь, а не я. Вот в чем, на самом деле суть прошения о поставлении царя. Они отказываются от владычества Бога над ними. Да, Бог пусть владычествует над царем, а уж мы будем иметь дело с царем. Тем самым вот эта, так сказать, многоканальная связь Бога со Своим народом, через каждого персонально, заменяется одноканальной связью – через царя, а тот уж пускать управляет, как Бог ему на душу положит.

Но, во-первых, одноканальная связь всегда менее надежна – очередной сбой – и всё. А, во-вторых, люди то все разные. И в первом случае, Господь мог общаться с каждым по отдельности, на том уровне и на том языке, который был тому или иному понятен. А теперь – всех в колхоз – под одну гребенку – сверху универсальные инструкции, так сказать.

«И пересказал Самуил все слова Господа народу, просящего у него царя, написано в 8-й главе 1-й книги Царств, и сказал: «Вот какие будут права царя, который будет царствовать над вами: сыновей ваших он возьмет и приставит их к колесницам своим, и сделает их всадниками своими, и будут они бегать перед колесницами его; и наставит их у себя тысяченачальниками и пятидесятниками, чтобы они возделывали поля его, и жали хлеб его, и делали ему воинское оружие и колесничный прибор его. И дочерей ваших возьмет, чтобы они составляли мазь, варили кушанья и пекли хлебы, и поля ваши, и виноградники, и сады ваши лучшие возьмет и отдаст слугам своим; и от посевов ваших, и от виноградных садов ваших возьмет десятую часть и отдаст евнухам своим и слугам своим. И рабов ваших, и рабынь ваших, и ослов ваших возьмет и употребит на дела свои. От мелкого скота вашего возьмет десятую часть, и сами вы будете ему рабами, и восстенаете тогда от царя вашего, которого вы избрали себе, и не будет Господь отвечать вам тогда».

Бог предупреждает: поставление царя – это плохо. Потому что царь всегда будет тянуть одеяло на себя, царь всегда будет искать выполнения своей воли. Он будет царствовать. Вы думаете, он будет для вас служить? Вы думаете, он будет ваши дела выполнять, ради вас работать? Да ничего подобного. Он будет всё тянуть из вас – для себя. Потому что таков человек. Бог об этом предупреждает. Хорошо бы запомнить этот текст – 8-й главы 1-й книги Царств, чтобы в следующий раз, когда вы где-нибудь услышите, что монархия – это идеальный христианский строй, - чтобы вы вспомнили эту главу и напомнили людям о том, что говорит по этому поводу Бог. Нет, самодержавие, это неправильный строй. Потому что монархия подменяет индивидуальную ответственность человека перед Богом ответственностью перед царем.

Но,  вместе с тем заканчивается всё это словами: «Пойди и поставь им царя, если они захотят. Но предупреди их». Самуил предупреждает, и они отвечают: «Нет, ты все-таки поставь нам царя. Он будет вести войны наши, он будет служить нам, пусть он будет нашим царем». И Самуил им царя поставляет.  

Вопрос в связи с этим возникает: если Бог видит, что самодержавие это так плохо, почему же Он говорит: «Поставь царя?»

А какие варианты? Ну вот, если не ставить царя, то что будет? Ведь то, как идет динамика развития этого народа, показывает, что он потихонечку сваливается в хаос. Последняя фраза книги Судей говорит: «И не было тогда царя в Израиле, и каждый делал, что хотел». Что сам считал нужным. То есть, не волю Божию творил каждый, а делал, что хотел. А это хаос, анархия. Но хаос, безвластие ещё хуже тирании, это то, что влечет за собой вообще полный распад. Это ещё хуже. Поэтому Господь и говорит: «Если всё-таки они так этого захотят, если не образумятся – поставь им царя». И Самуил царя им поставляет.

7.05.17 – Кровавый «вход в Землю Обетованную»

Итак, народу израильскому даны заповеди - с главными десятью из них мы кратко в Вами ознакомились на прошлых воскресных беседах, точнее, освежили их в памяти.

Все они эти заповеди в негативном виде: этого нельзя, это не положено, сего не моги. Ну, положим, так, а что же тогда надо делать, как бы спрашивают люди? Есть ли какой-то положительный смысл за всеми этими заповедями, которые дает Бог? Есть ли нечто могущее сделать выполнение этих заповедей мотивированно? И Бог, отвечает на этот вопрос в 6-й главе Второзакония и 19-й главе Книги Левитов. Именно там сформулированы две составляющие положительной Заповеди, которые потом Христос сведет воедино. В 6-й главе Второзакония сказано: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем, всей крепостью твоей, всей силой твоей, всей душой». А в 19-й главе Книги Левитов в 18 стихе написано: «Возлюби ближнего, как самого себя». Собственно, эти Заповеди любви представляют собой такой вот ключик к Декалогу. Если мы любим Бога Истинного Единого, то нам и в голову не придет поклоняться каким-то иным божкам, или творить себе кумиров. Если мы по-настоящему возлюбили Всевышнего, то не только седьмой день Ему посвятим, а и все остальные. Так же и с ближними - если мы Петю любим, то разве есть необходимость нам следовать каким-то запретам: мол, смотри – не обворуй Петю, не оболги его и, не дай Бог, не убей. В этом и суть любви - делать для ближнего хорошо, а не плохо. Конечно, любви, настоящей, не эгоистической.

Ну а сейчас давайте посмотрим на историю того, что происходит с израильским народом после заключения Завета. Мы с вами говорили уже о том, что этот закон начинает формировать народ. И народ, который выходит из Египта, как стадо рабов, потихонечку, за те сорок лет, что он странствует по пустыне (которую, как известно, можно было пройти за семь дней), - этот народ постепенно вымирает. И новое поколение, которое рождается в этой пустыне, которое никогда не знало рабства - оно изначально воспитывается в этом законе. И оно изначально знает, что идет туда, в ту землю, которую Бог обещал еще праотцу Аврааму, идет эту землю населить. И единство народа определяется здесь уже не только кровными связями, а, в первую очередь, тем, что это народ, среди которого присутствует Бог – и не где ни будь, а здесь, рядом, как они себе представляли - в скинии, в шатре, который стоит посреди стана. Это народ, которому Бог дал Свой Закон, и он в соответствии с этим законом живет, а, следовательно, является народом Божьим. Вот центральная идея древних израильтян.

И, когда наступает время, и народ приближается к границе земли обетованной - хочет туда пройти. И оказывается, что к этому времени уже никого из тех, кто вышел из Египта, кроме Иисуса Навина и Хавела, уже нету, нет даже Моисея. Даже Моисей не входит в землю обетованную. Это может показаться очень несправедливым и странным, но мы помним про гнев Божий на Моисея. Мы можем прочитать в Книге Чисел загадочную историю, где Бог говорит Моисею, чтобы он ударил жезлом в камень и оттуда пойдет вода, - и написано, что Моисей бьет не один, а ДВА раза, в связи с чем Бог говорит Моисею: «Ты не войдешь в Землю Обетованную». Мы можем посмотреть и на то, что описано в 32-й главе, где Моисей с левитами проходит и убивает 30 тысяч людей из народа Божьего. Ведь, нигде не сказано было Богом, чтобы он это делал - он это вершит совершенно самостоятельно. Нет воли Божией на это. Мы видим во всём этом, что у Моисея остается огромное количество своеволия - при том, что у него удивительно тесные отношения с Богом, при том, что Бог ему открывается, в расселине скалы, являет ему полноту славы своей, - это глубочайшие отношения у Моисея с Богом. И всё-таки у Моисея остается огромное своенравие, которое есть и во всём остальном народе, но другие, как другие, а у Моисея с Богом особые отношения. И если даже при такой близости он сохраняет греховную сердцевину внутри себя, - он не может войти в землю обетованную. Другие могут. Они не менее греховны, но они с меньшей высоты падают. А Моисей, находясь на такой громадной высоте отношений с Богом, и всё-таки не открывшись Всевышнему до конца, не может войти в землю обетованную. В этом - гнев Божий на Моисея. Моисей умирает на границе, и дальнейший путь израильтяне проделывают уже под водительством Иисуса Навина.

И ниже, на следующих страницах мы с вами читаем про огромное количество войн. Кровь льется реками, и поневоле мы задумываемся: как же так, ведь Бог ведет эти войны, Бог воюет на стороне Израиля, значит, за те убийства, которые совершаются на этой войне, ответственен Бог? Где же Его благость?

Но давайте всмотримся повнимательнее. Бог ведет народ в ту землю, которую Он обещал. Обещание Бога незыблемо, поэтому народ должен там поселиться. Это всё понятно. И вот народ пытается еще только пройти к этой земле через владения какого-то языческого царя. И просит его, чтобы просто пропустили. И царь по своеволию своему говорит: нет, не хочу и не пущу. И вот с этого момента начинается война. У Израиля нет вариантов - пройти ему туда нужно, не в пустыне же вечно оставаться. Пройти в ту землю, которая ему принадлежит по слову Божьему. Не Израиль начинает войну - Израиль хочет пройти мирно. Войну начинают другие люди, которые волю Божию не слышат и слышать не хотят, которые поступают только из своих интересов. Не Божья вина в том, что люди решают вот такие социальные проблемы методом войны. Не Бог начинает войну, но люди. И война, единожды возгоревшись, уже продолжается и продолжается. Но почему мы считаем, что Бог помогает Израилю в этой войне? - А потому, что Он действительно помогает. Но как Он помогает?

Давайте представим себе. Есть двое борющихся, один из которых обращается к Богу с просьбой, чтоб Тот его в этой борьбе сохранил. А второй этого Бога не знает и к Нему не обращается. Есть у Бога возможность сохранить этого человека, который Его не просит? - Нет. А спасти жизнь того, кто об этом умоляет Его – может. Бог без нашего приглашения, как правило, в нашу жизнь не вторгается. И единственное, что в этом случае Бог делает, - Он спасает народ Израиля, потому что люди к Нему обращаются за спасением. Всё, что Бог делает для человека - это всегда спасение. Ну а если происходит война и одна сторона спасается – крути, не верти, это значит, что вторая погибает. И дело здесь не в справедливости или несправедливости, не в том, что вот этот  народ дорог Богу, а этот - не дорог. Ему дороги все. Но помочь этим Он не может - они Его об этом не просят. И тогда Он помогает одной стороне. Он совершает спасение народа Израилева не потому, что Он любит этот народ больше, но потому, что у Него есть отношения с этим народом, а с другим - нет. Вот в чем дело. Не Бог проливает кровь. Мы не можем поставить в вину Богу ни одного из убитых. Убивают люди и только люди, это - их способ решения проблем, начиная с Каина. Бог во всех случаях может предложить только спасение. И никогда убийство.

Обратите внимание - замечательная история, описанная в Библии - завоевание Иерихона, где Бог участвовал в битве. Народ Израиля, воспевая Богу, трубя в трубы славу Божию, обходит семь раз вокруг Иерихона, - и что, все население Иерихона вымерло? Нет. Рухнули стены. Вот так Бог может вступать в дело, это Его чудо, это Его работа. Но то, что дальше потом израильтяне жителей Иерихона истребляют - это уже не Его работа, это работа людей. И нигде и никогда вы не увидите, что Бог радуется тому, что происходят эти убийства.

Итак, ценою этих войн и страшных кровопролитий... хотя, что значит страшных - по сравнению с прошлым 20-м веком это на самом деле такой детский лепет. Но, тем не менее, война есть война, и это - человеческая трагедия. И вряд ли Богу так уж радостно на всё это глядеть.

И вот, наконец, Израиль таки входит в землю обетованную и ее завоевывает. И дальше начинается жизнь в этой земле обетованной. Не надо думать, что окружающие народы смирились с тем, что этот пришелец здесь поселился, а следовательно, войны продолжаются и продолжаются – плохо, конечно. Но, вот, парадокс. Как только наступает перерыв между войнами, мирное время, израильтяне норовят позабыть и Бога и данный им Закон - живут, как попало. Но вот - нашествие иноземцев, вражеская армия убивает израильский воинов, женщин берет в плен вместе с пожитками, как, вдруг, Бога вспоминают потерпевшие. Каются в прегрешениях; Бог помогает – враг изгнан, и всё повторяется по кругу – все расслабляются, начинают искать удовольствий и т.д.

Эта ведь, история не только народа израильского, это общемировая история, да и наша с Вами. Как тревога, так и до Бога, гром не грянет, мужик не перекрестится. Храм то наш Сретенский, закрытый безбожной властью и превращенный в складское помещение – когда был открыт? В 1942-м, при немцах – жареный петух клюнул, вот и о Боге вспомнили – ситуация обыкновеннейшая. Так вот естественный вопрос напрашивается – а может, не стоит дожидаться блокады Ленинграда, чтобы вспомнить о Господе? Вопрос, конечно, риторический – любой на него ответит правильно, но спешить обращаться к Богу не станет – дождётся момента, когда вчерашняя черная полоса жизни на фоне дня нынешнего покажется белой. Аминь.

30.04.17 – Десятая Заповедь Декалога

И последняя, Десятая Заповедь Декалога: «Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, [ни поля его,] ни раба, ни рабыни его, ни вола, ни осла, ничего, что есть у ближнего твоего.

Всё это перечисление скотины не очень запоминается, а вот насчет жены – на это внимание обращают все. Даже Пушкин написал стишок – помните, так и называется «Десятая Заповедь»

 

Добра чужого не желать

Ты, Боже, мне повелеваешь;

Но меру сил моих ты знаешь —

Мне ль нежным чувством управлять?

Обидеть друга не желаю,

И не хочу его села,

Не нужно мне его вола,

На всё спокойно я взираю…

Но ежели его рабыня

Прелестна... Господи! я слаб!

И ежели его подруга

Мила, как ангел во плоти,—

О Боже праведный! прости

Мне зависть ко блаженству друга…

Смотрю, томлюся и вздыхаю,

Но строгий долг умею чтить,

Страшусь желаньям сердца льстить,

Молчу... и втайне я страдаю.

 

Замечательный стишок, согласитесь!

Но здесь, надо сказать, и Александр Сергеевич, да и вообще большинство народа путаются в понимании этой Заповеди. Всё, что написано в этом стихотворении, относится не к Десятой, а к Седьмой Заповеди – «Не прелюбодействуй».

 

Кто сердцем мог повелевать? – восклицает поэт.

Кто раб усилий бесполезных?

Как можно не любить любезных?

Как райских благ не пожелать?

 

На самом деле в этих строчках звучит обычный вопль любовника, у которого возгорелась страсть к замужней женщине, пусть и не самая низменная. Он хочет с ней, плотской близости и не факт, что она ему нужна в качестве жены. На любовницах, кстати говоря, женятся редко – для кого-то может открою секрет: самый лёгкий способ избавиться от любовника – предложить ему законный брак – сдует его, как ветром - из-за нежелания брать на себя груз ответственности, да и свою семью зачем рушить. Большинство мужчин в этом отношении очень консервативны. Как звучало в одной оперетке: «о если бы жёны знали, как верны им мужья, даже когда они в постели с любовницей. Даже если жена –плохонькая, а тем более, если нормальная. Плюс еще и потому, что в качестве любовницы иная женщина может быть даже очень приятной, а вот женой - никудышной. Жена – это, ведь, человек, с которым жить надо, лямку тянуть в одной упряжке – делить и радости и горести, а не просто в неделю раз вечер под музыку с шампанским провести. Жена – это и твой родной человек, и союзник, и деловой партнер, и труженица. По идее.

Но если тебе не повезло и твоя половина – в гостях ведет себя, как блудница, на кухне, как королева, и в спальне, как домохозяйка, в то время, как у кума – всё в порядке – королевой жена его выглядит в гостях, а не на кухне, то основание позавидовать, конечно, есть.

А нельзя. Потому, что – как знать – может это она такая за хорошим мужем. А жила бы с тобой, то стервой была бы редкостной. Во-вторых, спокойная комфортная жизнь может быть тебе не на пользу – вот Бог тебе и подсунул ведьму, чтоб не расслаблялся. Ну а главное – сам-то ты, какой? Сволочь, небось – так какой же смысл отдавать тебе на мучение хорошего человека? Вот и терпи. Да, у соседа жена умница – в доме идеальный порядок, дети ухоженные, обед из простых дешевых продуктов вкуснейший. Завидуешь, хочешь, чтоб она стала твоей? Нельзя – запрещено Десятой Заповедью. Собственно запрещено именно это – желание присвоить то, что принадлежит ближнему. Не воспользоваться женой ближнего – это будет нарушением Седьмой Заповеди, а желание присвоить самым капитальным образом. Если это чужой дом, то – не пожить в нём, а переоформить на себя. Если это жена, то – чтоб она была моей.  

Если это просто желание, то, кроме плохого настроения и внутреннего подгнаивания, оно в себе ничего не несёт. Будешь просто мучиться, напевая там тоскливые песенки наподобие Украинской народной:

 

У сусіда хата біла

У сусіда жінка мила

А у мене не хатини

Нема жінки, ні родини.

 

Толку то от подобных всхлипываний. Зависть, как мы подчеркивали с Вами, это порок самый бесполезный. От него даже сиюминутного удовольствия нет никакого – сплошные страдания. Один из отцов Церкви не без иронии порок зависти определяет, как «печаль о благополучии ближнего своего». Так можно и всю жизнь протосковать, сетуя на несправедливость или невезение.   

Можно, конечно, и по-Ленински – поступить, как большевики - отнять у хозяев заводы раскулачить зажиточных крестьян – «а чо они!» Отправили на тот свет людей, которые умели управлять финансами и производством – а как же – они богатеи – к стенке их – пулю в затылок и с концами, завладели их хозяйством. И что же, счастливо зажили? Отнюдь. До сих пор расхлебываемся за грехопадение Октября 17-го.

К слову говоря, так называемая, Октябрьская революция – она всей своей сутью является преступлением в первую очередь именно против Десятой Заповеди Закона Божия. Не пожелай дома ближнего своего, не пожелай его фабрики, денег, ни земли, ни вообще, какого бы то ни было имущества.

- Как бы не так – грабь его, шипел Змей в образе Ульянова, он твой классовый враг.

- Почему враг?

- Потому, что он богатый, а ты бедный. Ты, ведь, хочешь завладеть имуществом ближнего?! Хочешь. Убей его и бери себе его добро – оно твоё.

Всё это нами уже пройдено, выстрадано, десяткам миллинов стоило жизни.

Чем еще замечательна Десятая Заповедь – она запрещает не только поступок, но и желание. Этого свойства нет у девяти остальных. Сказано «Не убей!». Декалог не запрещает тебе хотеть убить человека. Да если он твой заклятый враг – хоти на здоровье, представляй, что ты его изрубил на кусочки, но в реальной жизни – не тронь. Хочешь соврать – хоти, но не ври. А здесь – не только не присвой чужого, но даже не помысли этого. Для Ветхозаветного человека, это, знаете ли, планка о-о-очень высокая.

Причем, этот запрет является самым первым прецедентом указывающим на необходимость внутренней работы над собою - не просто механического удержания от дурных поступков, а изменение сердца, исправление человеческих мотиваций. Таким образом, Десятая Заповедь, является таким вот нравственным мостиком между Ветхим Заветом и Новым, когда Христос скажет: «Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем», когда акцент будет поставлен не на внешние неприглядные поступки, которые мы, худо-бедно, умеем контролировать, а наши эмоции, желания, свидетельствующие не о том, как мы воспитаны, а какова наша душа, что мы представляем собою внутренне. Собственно это и есть критерий качества будущей нашей загробной жизни. Аминь.

23.04.17 – Девятая Заповедь Декалога – «Не лжесвидетельствуй!»

Само собою - на суде не лжесвидетельствуй – это понятно – привлекут по статье – небо будет в клеточку! Да, собственно, для нас простых людей – это экзотика – большинство за всю свою жизнь ни единого раза в здании суда так и не побывали.

Ну а что же касается вранья в быту – это нас – хоть хлебом не корми – грех самый распространенный. Причем, не обязательно злостного вранья – оклеветать кого-то, опорочить, хотя и это бывает. Помню – только начали мы встречаться с Ирой - будущей моей супругой – это было в Ленинграде – и она и я учились тогда в Духовной академии – Ирина на регентском отделении. Так вот две особы – семинарист и одна там была студентка-регентша зачем-то поставили перед собою цель нас разлучить - стали распространять такие жуткие сплетни – если б не отец Иоанн Крестьянкин – вечная ему память – разлучили бы – страшно вспомнить.

Но такого рода подлость – это явление также нечастое; большинство из нас вряд ли этим грешны. Ну а вот – «для красного словца» приврать – это запросто. Причем, именно приврать, не соврать абсолютно – полную небылицу выплеснуть, а так – подкрасить действительность, подредактировать её, по-своему перетолковать, присочинить к ней поясняющие подробности. Подрисовать и раскрасить реальную картинку в нужные для себя цвета – это, ведь, для многих даже не какой-то отдельный поступок, а постоянный, почти непрекращающийся процесс, сама жизнь. Вот в этом смысле Девятая Заповедь для нас с Вами – самая злободневная, и вряд ли с этим кто-то будет спорить. Абсолютно большинство согласится, но вместе с этим скажут: ну да, любим приврать – ну и что? Кому от этого плохо? Оболгать порядочного человека – это да – нехорошо. А бытовая рутинная ложь - наоборот жизнь серую скрашивает. Ну придумал что-то, сказал то, чего не было. Или – было, но не совсем так. Разница то кому какая насколько я объективно в своём рассказе осветил события?

Разница, конечно, есть, и в первую очередь для самого рассказчика. Весь фокус в том, что люди, как правило, не просто фантазируют – ну сочинил там новеллку маленькую – выдал её за действительность и тем позабавил друзей. Так бы оно – действительно – ничего страшного. На самом же деле, врунишки, пересказывая события – либо себя выставляют в выгодном свете – героями, достойными восхищения, либо других – людьми – глупее и аморальнее, чем они есть на самом деле. Причем, это не обязательно  гротеск. Если перед Вами культурный, образованный человек, то рассказ его будет правдивым на 99%. И сотый процент лжи будет так искусно разбавлен, так красиво преподан, что и сам врун, в конце концов, поверит в собственную ложь.

Т.е., Вы понимаете – алгоритм вранья, как правило, всегда один и тот же - я лучше, чем есть, а другие – хуже, чем есть на самом деле. Но это, ведь, вовсе небезобидная вещь. Хорошо, если слушатель тебе не очень доверяет, а если свято верит? Ты говоришь о людях хуже, чем они есть – пусть чуть-чуть хуже – не в черных тонах, а в таких сереньких, причём, с юмором, якобы доброжелательно, и этим формируешь мнение собеседника о тех, о ком повествуешь – заражаешь его своим скепсисом, взглядом свысока на окружающих.   

А говоря о себе в торжественных тонах, ты создаешь питательную среду для собственных гордыни и тщеславия – самых страшных на самом деле и губительных пороках, разъедающих, как ржавчина души человеческие. Другое дело – этого многие не понимают, не чувствуют. Не все болезни очевидны – сразу дают о себе знать. Есть инфекции очень гадкие – человек живёт, как ни в чём не бывало и пять, и десять лет. А потом – бах и в ящик. Гордыня сродни этому – которую бояться надо пуще СПИДа, инсультов, инфарктов и прочей гадости, отчего да оградит нас Бог. Аминь.

16.04.17 – Восьмая Заповедь Закона Божия

Большинство из нас, когда читают Восьмую Заповедь Закона Божия: «Не укради», облегченно вздыхают. Дескать, чего нет, того нет – не грешен – хоть в этом. И мысли даже такой не было – спереть там чей-то кошелёк с деньгами, или машину угнать, или банк ограбить. Седьмая Заповедь – «Не прелюбодействуй», или десятая – «Не пожелай жены ближнего своего» - там, всё, конечно, печальнее, а «Не укради» - так об этом можно было бы даже и не говорить, и в декалог не помещать, ну разве что для обличения наших олигархов.

Но, на самом деле, если разобраться, то, по сути, почти все мы с Вами ворюги прожженные.

Как то недавно, я своему сослужителю сделал замечание по поводу его опоздания в храм и задержки, в связи с этим Богослужения. Он пытался мне возразить, мол, подумаешь, на пять минут позже служение начали.

- Да, пять минут, немного, но именно из них-то состоит людская жизнь и ты эту маленькую частицу жизни украл. Человек, может, хотел как-то по-другому использовать эти пять минут – на пользу себе или другим, или в удовольствие, а ты заставил себя ждать, переминаясь с ноги на ногу и испытывая моральный и физический дискомфорт. Причем, не одного человека. Умножь эти пять минут на количество молящихся в нашем храме – сколько их – 200, 300. А теперь не поленись, пересчитай, и получится не много, ни мало – 25 часов, т.е., целые сутки с лишним. Представляете, уворовать целый день и целую ночь человеческой жизни. Причем, это уже не вернешь – деньги – можно, а время – никак.

У славян воровство времени – даже грехом не считается – у нас даже есть своё в кавычках «Богословие оправдания непунктуальности» – дескать, всё в руках Божьих – раз Бог допустил моё опоздание, значит, оно согласуется с промыслом Всевышнего, значит, Господу так надо было, и Он всё устроит лучшим образом. Да, это такое вот хулиганско-Богословское хитросплетение, наподобие цыганского. Наверное, все знают – почему цыганам воровать позволено. Ну для тех, кто не просвещен в этом, расскажу: Согласно цыганской легенде, когда распинали Иисуса Христа, было приготовлено 5 большущих кованных гвоздей – два гвоздя для того, чтобы прибить руки, два - ноги и один, чтобы продырявить голову и её тоже прибить к перекладине. Среди наблюдавших за казнью Господа был и один цыган, которому было очень жалко Иисуса, и он, чтобы хоть как-то облегчить участь Страдальцу, украл у мучителей гвоздь – самый большой, предназначенный для прободения головы. Воины-палачи хватились, а гвоздя-то этого не хватает. Пришлось ограничиться лишь прибиванием рук и ног Спасителя. Ну а за подвиг сей ангел, явившийся этому цыгану, возвестил волю Всевышнего, а именно, освободить его и всех его потомков от исполнения Этой Заповеди. Ну, а раз так, то понятно – почему воровство и мошенничество является, если так можно сказать, неотъемлемой частью цыганской культуры.

Ну а мы – украинцы и русские – лошадей, чай воровать, не привычны, а вот время друг у друга – это наш конёк. Назначить встречу на 11, а придти в половине двенадцатого – это в порядке вещей.

Книги воруем, диски аудио и видео, кассеты. По своему опыту знаю - из пятидесяти человек, берущих книгу почитать дома, сорок пять не возвращают вовсе, остальные – через год, два или десять. Ну может я чуть преувеличил. Пара человек из пятидесяти, пожалуй, найдется, которые возвратят книгу вовремя. Я уже упоминал, что в советские времена, моему отцу удалось собрать большую духовную библиотеку, практически, единственную на Херсонщине, несмотря на то, что папа никому не отказывал в просьбе дать книгу почитать на дом. Конечно, книг у Владыки Дамиана всё равно осталось немало, но это меньше десяти процентов – остальные не возвращены. А книги духовного содержания на тот момент были очень дорогими – при советской власти, ведь практически ничего не издавалось, приходилось собирать лишь дореволюционные издания. А такая книжечка могла стоить и 100, и 200, и 500 рублей – это при месячном то жаловании 150.

Что это разве не воровство? Или, например, взять VHS кассеты с Библейскими фильмами для просмотра и возвратить их через десять лет, когда уже и видеомагнитофоны отошли, когда уже в ходу видеодиски.

Инструменты, которые одалживаются, как правило, не возвращаются – это тоже - самое настоящее воровство. Или возвращают вещь испорченную.

Воруется всё, что угодно – успешность ближнего, например. С тобой договорились, ты обещал оказать услугу, на тебя рассчитывали, а ты подвел – поломал планы, сорвал мероприятие, и тем самым нанёс и материальный и моральный ущерб. Если такое произойдет в Англии или Германии – это будет позор виновному - до гробовой доски, срама не оберется. А у нас – подумаешь, мелочи.

Но Восьмая Заповедь «Не укради», как и остальные девять, дана Богом – правда, давно, еще в Ветхом Завете. Но и в Новом она актуальности не потеряла. Апостол Павел прямо пишет в своём послании к Коринфянам: «…воры… Царства Божия не наследуют», а это уже серьёзный аргумент. Поэтому, прежде, чем воровать, подумаем – оно стоит это украденное нашего места в Царстве Небесном?

12.2.17 – Седьмая Заповедь Закона Божия

Есть анекдот, по версии которого не десять, а пятнадцать Заповедей было начертано Богом на скрижалях Моисеевых в первоначальном варианте. Но, в силу того, что народ был сильно опечален и даже возмущён количеством запретов, Моисей повторно поднялся на гору Синай, и там, посовещавшись с Богом, сократил с пятнадцати до десяти главных Заповедей, о которых наш с Вами разговор на последних воскресных беседах. И вот спускается с горы Моисей; израильтяне, насупившись, глядя исподлобья, вопросительно ждут Божьего ответа.

Братья, обращается Моисей к народной толпе, Господь снизошел к нашим немощам и сократил количество Заповедей… до десяти. Но слишком не радуйтесь – Седьмая – «Не прелюбодействуй» осталась.

Очень актуальная, надо сказать, Заповедь, о которой давайте и поговорим сегодня.

Итак, прелюбодеяние - что сие значит? Этим старым словом обозначается нарушение верности в браке. Не всякая беспорядочная половая связь имеется в виду - для этого есть другое слово - «блуд», но оно - не в этих 10 заповедях. Блуд, оно, конечно, тоже плохо, но это как бы на втором плане. В декалоге же говорится о запрете именно на прелюбодеяние, на нарушение верности между мужем и женой.

Все люди, конечно, разные – для кого-то исполнять эту заповедь не составляет никакого труда. И среди мужчин есть, так называемые, однолюбы – вот он женился, и больше ему никого не надо – он даже в сторону другой женщины не посмотрит – конечно, это большая редкость. Среди женщин таковых больше, как минимум раз в пять. Если рядом с ней нормальный здоровый, любящий муж – какие проблемы. Женщины в этом отношении вообще гораздо спокойнее. Но встречаются и среди мужчин, и среди женщин индивиды в высшей степени сексуально озабоченные, для которых тяга к половым связям носит характер мании, причем, контактам разнообразным – сегодня с одной, завтра с другой.

Такого типа люди либо бросаются во вся тяжкая, либо воюют со своей натурой, и борьба со своей плотью, что называется – не на жизнь, а на смерть. Этого накала страстей никогда не понять ни фригидной женщине ни мужчине с низким либидо. Последние, как правило, свысока, крайне презрительно смотрят на того же озабоченного Васю и клеймят его кобелём-развратником. Хотя, совершенно неизвестно, как бы сами эти судьи повели себя, окажись в его шкуре.

Но тогда возникает совершенно естественный вопрос: а ничего не напутал Всевышний, наш Господь Бог? Ведь это Он вложил в нас влечение к противоположному полу, подчас, сильное влечение, труднопреодолимое. Причем, влечение не к одной женщине, скажем, которую мужчина выбрал раз и навсегда, а ко многим. В этой связи мужчин называют еще особями полигамными. Так вот, не странно ли поведение нашего Творца, Который сначала влагает в того же мужчину тягу к различным женщинам, а потом категорически запрещает реализовать, Им же вложенный, инстинкт. Где же логика? Прорубить в стене отверстие, вставить дверь и сразу же повесить на ней табличку: «всем вход воспрещен». Быть может поиздеваться над нами, таким образом, решил Всевышний? Дескать, что хочется!? А, нельзя! Мучаешься? Правильно делаешь! Помучайся, чтоб жизнь малиной не казалась! Просто садизм какой-то в этом просвечивается. В общем, нехорошие мысли начинают в голове копошиться, неблагочестивые, которые надо вовремя останавливать. Мы, ведь, верим с Вами, что Бог – это любящий нас Отец Небесный. И если, зная наши трудности, Он не избавляет нас от этих тягот, значит, это для нашей же пользы.

Но какая же польза может быть, когда вместо мыслей о возвышенном – о Боге, смысле жизни, благих целях или, хотя бы о делах земных, у тебя в сознании вырисовываются сладострастные образы греховной любви? Неужели Богу трудно было изначально устранить в мужчинах ген полигамности? Вот настроил, отрегулировал бы Всевышний в людях либидо так, чтоб и мысли о чужом мужчине или замужней женщине в голове не возникало – и всё – даже заповедей не надо было бы никаких провозглашать, типа, не пожелай жены ближнего твоего. Да и Христово предостережение о том, что нельзя смотреть на женщину с вожделением – всё это было бы без надобности. Согласитесь, здорово!

Но, как мы уже с Вами неоднократно упоминали, Бог не может развивать и совершенствовать личность, без участия самой личности. Не в том смысле, что Господу не под силу освободить мужчин от либидо к чужим жёнам. Это, как раз маленькая проблема, которую в состоянии решить даже генные инженеры. К слову говоря, на сегодняшний день ученые уже выделили ген полигамности и, по всей видимости, в самое ближайшее время всем «кобелям» в кавычках, желающим умерить свой пыл будет оказываться помощь. И жизнь, безусловно, облегчится – и для жён, страдающих от неверных мужей, и для «каскадеров» тоже в кавычках, вынужденных прыгать с балкона по случаю неожиданного возвращения домой законного супруга. Мужчины, после этой операции будут воплощением самой верности. Другое дело, заслуг в этом уже никаких не будет. Хотя, в общем, разве не плевать на заслуги – грехов то меньше будет и, соответственно, страданий.

Но всё здесь не так просто, как может показаться на первый взгляд. Дело в том, что любой аспект развития человека – будь то его физической составляющей или духовной обязательно связано с борьбой, с преодолением тяжестей. Ну это понятно – если человек хочет стать атлетом, он должен регулярно посещать спортзал, где абсолютно все снаряды – и штанги, и гантели, и всевозможные тренажеры представляют собою лишь одно – создать человеку трудности, причем, максимально посильные. Если он хочет нарастить мышцы, груз он должен поднимать не просто тяжелый, а на самом пределе своих возможностей. Штанга своей тяжестью тянет тебя вниз, а ты её должен толкать вверх. Без этого ничего не выйдет. Нет, конечно, это необязательно. Можно в спортзал не ходить и дома не делать никаких спортивных упражнений – лежать на диванчике перед телевизором и лопать булочки. Но результат, как мы знаем, от этого плачевный.

То же самое и в эмоциональном, и волевом плане. Тебя тянет к чужой женщине, а ты упрись и тяни канат в противоположном направлении.

В 20-м столетии любили повторять избитую фразу: «труд создал человека». Доля истины в этом, безусловно, есть. Но правильнее было бы, наверное, сказать: не столько труд, как воздержание превращает животного в человека, равно, как и, наоборот – дефицит воздержания делает из людей скотов. Да, кобель, бугай, кабан или баран, почуяв соответствующий запах, без каких либо внутренних тормозов движутся к цели реализовывать свои потребности самца. Но перед животными никаких высших задач не стоит, кроме, как «плодиться и размножаться». А ежели Василий Иванович начальник цеха начинает себя вести точно так же, как его домашний кот Васька или козёл Борька – увидел красивые ножки и - понеслась, то в его достоинстве Человека с большой буквы можно будет усомниться.

Таким образом, эта Заповедь, запрещающая прелюбодеяние логически продолжает цепочку Заветов, в частности Завета Ноева. Помните, там Господь запретил людям вкушать кровь. Мы говорили – почему. Те люди еще только-только стали прямоходящими. И как они себя вели - проголодался – поймал зайчика и давай его живьём есть. Но разве человек должен так себя вести? И Бог начинает его воспитывать. Чем? Воздержанием. Ты проголодался? Поймал куропатку? Не спеши её есть. Потерпи, поборись со своим аппетитом. Выпусти из неё кровь, приготовь её. Ты должен стать настоящим человеком, значит, научись владеть собою. Тебе хочется, но ты преодолевай свою низшую природу высшим началом, которое в тебе уже есть, но которое еще столь слабо.

Научишься владеть собою, станешь человеком, не сможешь – останешься животным.

Поэтому проблема не в том, что Бог не может избавить нас от искушений, а в том, что Бог слишком хочет, чтобы любой мужчина перестал быть похотливым козлом, а любая женщина - козой драной и каждый из нас стал Человеком с большой буквы этого слова.

5.2.17 – Пятая и Шестая Заповеди Закона Божия

На прошлых беседах мы освежили, так сказать, в памяти первые четыре Заповеди Десятисловия. Первая Заповедь: «Я - Господь Бог твой, да не будет у тебя других богов пред лицом Моим», Вторая: «Не сотвори себе кумира», Третья: «Не произноси имени Божьего всуе» и Четвертая  «Чти день субботний». Итак, первые четыре Заповеди напрямую говорят об отношениях между человеком и Богом. А остальные шесть - выстраивают отношения между людьми и, в первую очередь, между детьми и родителями: «Почитай отца твоего и мать твою», гласит Пятая Заповедь. Внешняя особенность этой статьи заключается в том, что здесь же и объясняется - почему необходимо чтить своих отца и мать. Остальные заповеди не разъясняются, по какой причине, например, нельзя убивать, воровать, лжесвидетельствовать. Само собою разумеется? Не факт. Далеко не всем понятно – почему нельзя, например, воровать. Вот то, что попадаться плохо – это понятно. А украсть – даже поговорка такая есть: «Україна, рідна мати – не вкрадеш, не будеш мати».

«Если хочешь, чтобы продлились дни твои на земле, почитай отца твоего и мать твою».

Кто постарше, наверное, помнят, в своё время нашумевший фильм: «Легенда о Нараяме». Там показана глухая японская деревенька, где жизнь очень тяжелая, где каждый лишний рот - это трагедия, и поэтому, когда родители становятся старыми и немощными, их сбрасывают в пропасть или относят подальше, чтобы они умерли с голоду?

Для нас с Вами это кажется дикостью, но для мира времен Синайского Законодательства, подобная логика была весьма характерна. В самом деле, зачем они нужны, эти старики? Только лишние рты. Сил у них нет, а едят они почти столько же. Избавляться от них надо. Да, вот такая логика неприкрытого эгоизма дремучих народов.

И что на это говорит Бог? – Ай-ай-ай? Как нехорошо? Нет, гораздо хитрее. Если хочешь, чтобы продлились твои дни на земле, почитай отца твоего и мать твою. Тогда, глядишь, и тебя не сбросят в пропасть на старости лет, а значит, дольше поживешь. Стопроцентной гарантии, конечно, такой нет, однако, если же я своих родителей отнесу на помойку, то могу быть абсолютно уверенным, что – придет время, и со мной поступят так же. Здесь уж без вариантов.

Но в этой Заповеди есть и гораздо более глубокий смысл. Мы помним с Вами, что Господь озадачен проблемой воспитания человечества. Люди из поколения в поколения должны развиваться, нравственно и интеллектуально расти. А это абсолютно невозможно в том случае, если молодое поколение не будет считаться с ценностями поколений предыдущих. Представляете, если бы мы с Вами отказались от всего общечеловеческого опыта, в кого бы мы превратились? В питекантропов. Понятно, что любое поступательное движение может быть осуществлено лишь, отталкиваясь от накопленных знаний прошлыми поколениями. Тем более, если речь идет о сфере религиозной.

Представляете, если каждый раз Богу придется начинать с нуля, каждый раз доходить до какого-то момента - и опять всё сначала. Ничего не получится. Поэтому, почитать отца и мать необходимо еще и для того, чтобы план Божий о благословенном благоденствии всех племен земных был рано или поздно осуществлен.

И еще есть в этой заповеди нюанс – воспитание в людях такого качества, как любовь. Людям, которые, хотя уже и стали прямоходящими, но по характеру были более похожими на зверей, надо было прививать любовь. И естественно было начинать с любви к своим родителям.

Собственно, это не такая уж и простая задача – даже у многих из нас с Вами – христиан 21-го века, отношения с родителями зачастую очень не простые. И с ценностями, которыми живут наши родители, у нас тоже не всегда лады – это естественно – каждое поколение просто обязано критически осмыслить опыт предыдущих поколений и отмести всё ошибочное и пустое. И когда это происходит, когда молодое поколение начинает ревизовать ценности отцов и дедов, старшие начинают нервничать, а иногда и впадать в истерику - это неизбежно. Плюс старческий маразм. И, понятное дело, в таком состоянии, родителей любить не всегда просто. Хотя, что-то и даже многое из этих родительских ценностей мы всё же обязательно получаем, и, обогащая их собственным опытом, передаем дальше.

Так вот, значит, полюбить родителей, особенно тех, с которыми сплошные расстройства, которые каждый день доводят тебя до белого каления -  это неплохой шаг к той любви, о которой будет разговор еще нескоро – в Завете Новом. О способности любить любого, самого несуразного. Тех, кто нам нравится, кто мил и пригож – полюбить немудрено. А вон попробуй полюбить плюгавого тошнотика-зануду. Но в этом как раз и заключается Божий замысел, чтобы мы любили друг друга, независимо от качеств и совершенств. И к этому Господь потихонечку и ведет человечество. Очень медленно это получается у Всевышнего, чересчур. До сих пор, в общем и целом, успехи не впечатляющие. Но и задача – согласитесь – полюбить урода, особенно нравственного...

И вот родители - это первый, самый простой тренажер, так сказать. Это люди, которые рядом с нами, и коих мы не выбирали - они такие, какие есть. Хорошо тем, кому повезло, но ситуации ох какие бывают экзотические! И, тем не менее, мы обязаны родителям, хотя бы тем, что они воспроизвели нас на свет – подарили жизнь - хотя бы из чувства благодарности терпеть их выкрутасы.

А на примере родителей Бог может нас научить правильному отношению и к людям вообще. Поэтому это первая такая подсказка нам - вот как нужно относиться вообще к людям вокруг нас.

И последнее. Богу очень важно воспитать в народе правильное отношение к отцу и матери, потому что постепенно Он Сам будет всё больше и больше открываться не как Судия, Вседержитель, а как Отец. И, тем более, поэтому понимание, что такое Отец, и каковы правильные отношения детей с родителями, для человека крайне необходимо.

Посему Заповедь эта и находится на пятой позиции. Она между четырьмя Заповедями, регламентирующими наши отношения с Богом, и остальными Заповедями, упорядочивающими общественную жизнь между людьми. В Пятой Заповеди есть частица и того, и другого. Как относимся мы к родителям - так мы призваны относиться и к Богу.

Шестая Заповедь - Не убей. Коротенькая, очень простая Заповедь.

И тут часто спрашивают, мол, а как же так? Заповедь «Не убей» дана, и что же мы читаем дальше в той же 32-я главе Исхода. Вот тельца израильтяне построили по старой привычке. И что делает Моисей, сошедший с горы и увидевший это безобразие? Созывает левитов, берут они мечи, проходятся по стану, и рубят всех направо и налево. Аж 30 тысяч окровавленных трупов покрыли землю в тот день. Что ж это такое – ведь только что была дана заповедь «Не убей», и что же творит он – не кто иной, а пророк – человек, с которым имеет дело Сам Бог?! Да и дальше! Кровь льется рекой – сплошные войны, причем, захватнические.

Прежде всего, нам нужно понять, что в древнееврейском языке есть разные глаголы, описывающие лишение человека жизни, как собственно и в новых языках. «Казнь», например – «страта». Убийство на войне – там обозначается совсем другим глаголом. Убийство-заклание жертвы - это уже третий глагол. Казнь каких-нибудь преступников - это четвертый глагол и т.д. В Пятой же Заповеди стоит еврейский глагол, который, как мы бы сказали, обозначает убийство в уголовном смысле. Когда убивают из каких-то совсем уж низменных побуждений. Не из соображений справедливости, не с целью наказать за преступление, не защищая Отечество – нет, «не убей» в уголовном смысле этого слова. И тогда понятно, что Моисей, когда убивает вероотступников, Заповедь эту не нарушает. И войны, которые ведет Израиль, эту заповедь не нарушают. Если ее брать в таком вот прямом значении. Ясно, что Богу не угодна никакая смерть человека. Уже в Завете с Ноем было сказано, что Господь владеет жизнью, только Он, и поэтому всякое убийство есть на самом деле восстание против Бога. И поэтому по мере приближения к Новому Завету, значение этой заповеди расширяется и обогащается. Мы это с Вами можем проследить уже в Ветхом Завете. Но процесс морального роста людей очень медленный, да и путь не короткий - от похвальбы Ламеха, который убивает играючи и не то, что не раскаивается, а, напротив, хвастается этим, - до понимания того, что убийство совершается в сердце человека, не то, что убивать, а и гневаться друг на друга нельзя. Это просто огромная дистанция, и перескочить ее невозможно. Бог постепенно воспитывает человека, но вместе с тем даёт абсолютную максиму. «Не убей» - это абсолютная заповедь. Но нельзя требовать невыполнимого. Тогдашним людям, которым было всё равно – курице голову отрубить или проткнуть любого, под горячую руку попавшегося, говорить об отмене смертной казни было бы просто не умно. Процесс воспитания - это постепенное возрастание человека. Всему свое время. Человек должен прожить какое-то время хотя бы с ЭТИМ пониманием заповеди «Не убий». Еще впереди тот момент, когда Господь ему скажет, что эта Заповедь означает дальше – помните, в Нагорной проповеди, что говорил Иисус. Но Моисей и его современники уж давно к тому времени будут на том свете. В этом смысле нам с Вами повезло больше.

29. 1.17 – Четвертая Заповедь Закона Божия

«Чти день субботний» - Четвертая Заповедь Закона Божия - это если коротко, а вообще-то она очень длинно описана там, в книге Исхода. И надо сказать, эта заповедь - одна из самых хитрых, наверное, заповедей в декалоге. Когда мы с вами читаем Евангелие, мы обнаруживаем, что огромное количество мест в Евангелии говорит именно о проблеме субботы: Иисуса всё время пытаются уловить на непочтении субботы, на нарушении именно этой Заповеди, всё время вокруг субботы возникает диалог. Почему?

А дело в том, что – Четвертая Заповедь, как ни странно это прозвучит, оказывается самой главной во всём декалоге. Это видно из следующего: потом, после провозглашения всех заповедей Бог поставляет знамение Завета - знак заключённого договора. И какой же это знак того, что Ты в Завете с Богом? Знамением Завета Господь поставляет именно эту самую Четвертую Заповедь - Заповедь субботы. Значит, если ты соблюдаешь субботу, значит, ты находишься в действии этого Завета, а если нет, то Завет с Богом прерван, аннулирован, или конкретно с тобою он вообще не состоялся. И вот в свете этого становится понятно, что заповедь субботы архиважная.

Итак, чти день субботний! А мы с Вами какой день чтим? Воскресный! Так что же выходит – мы с Вами нарушители 4-й заповеди? Именно так считают христиане некоторых протестантских деноминаций – адвентисты, например. Они всерьез обвиняют нас православных, что мы грубо нарушаем Заповедь Господню – чтим не тот день, какой надо – воскресенье вместо субботы.

Мы как то уже говорили с Вами  об обстоятельствах церковных разделений и в качестве одной из многих причин выделяли невежество, элементарную некомпетентность. Правы были профессора Ленинградской Духовной академии, прав был владыка Кирилл Гундяев – тогда еще ректор духовных школ, категорически запрещавшие писать какие бы то ни было богословские работы студентам недостаточно хорошо знавшим, скажем, древнееврейский язык, если та же кандидатская или магистерская касается книг Ветхого Завета. Соответственно, не допускались к защите студенты, плохо владевшие греческим, если их диссертация по Новому Завету. Научная работа может производиться только с оригинальным текстом. В противном случае конфуз налицо. Открывает адвентист Библию нашего синодального перевода и зачитывает Вам эту же самую Четвертую Заповедь, возвышая голос на слове «суббота». «Чти день субботний!». Затем возводит очеса свои на Вас и обличительно глядит, мол, а Вы-то как же так? Ай-ай-ай! Нарушаете, вероотступники Вы! Нехорошо!

Мы уже по-моему, говорили с Вами о том, что подвох здесь заключается в том, что еврейское слово «шабат» на русский не переведено, а транскрибировано, причем, очень приблеженно, как впрочем, и многие другие еврейские слова, например, мы же не говорим с Вами – «Ершалаим» - в переводе «Святой город», для нас привычнее – «Иерусалим». Так же и со словом «шабат» - мы его произносим, как суббота. И в нашем переводе Библии оно записано так же. Но шабат-суббота – это конкретное слово-понятие, которое дословно переводится нашим словом «покой». Т.е., переводчики Библии по каким то причинам не стали переводить слово «шабат», а просто использовали уже общепринятую и в разговорной речи и в литературе транскрипцию этого слова. Вряд ли они бы так поступили, если бы знали наперед, что эта их вольность окажется для многих христиан камнем преткновения.

А надо бы, наверное, так дословно и перевести эту Четвертую Заповедь: шесть дней делай свои дела, день седьмой - не делай никаких дел своих, день седьмой – ПОКОЙ – Богу твоему. Именно так будет звучать эта Заповедь в дословном переводе. Не суббота, а день покоя, покой от всяких дел, короче, день неделания.

Улавливаете? Еврейское «шабат» в абсолютно точном значении полностью совпадает со словом «неделание». А теперь вспомним, как в нашей стране именуется седьмой день недели. «Неділя» - то же самое неделание. Точно так же именовался этот день и на старорусском. «Воскресенье» – это сравнительно недавнее название седьмого дня недели. Если Вы откроете любую Богослужебную книгу, то сможете прочитать, например, такой заголовок - «седьмая неделя по Пятидесятнице», значит, «седьмое воскресенье по Пятидесятнице». А то, что мы с Вами сегодня называем неделей, раньше именовалось седмицей. И этимологически, надо сказать, наши прадеды были гораздо корректнее. Смотрите, если неделя от слова «неделание», значит, выходит, современное название придумано для бездельников – представляете – неделю за неделей ничего не делать. А седмица – это такое очень точное слово, в основе которого корень «седмь», по-нашему, семь – дней имеется в виду.

Т.е., понятно – вербально - «шабат» гораздо правильнее соотносить с воскресеньем, чем с субботой. 

Ну а теперь давайте считать дни недели. Ведь, может быть, не случайно, в Четверной Заповеди Закона Божия этот Господний день не только имеет имя, но и стоит под числом. Шесть дней делай свои дела, а седьмой… – посвяти Господу Богу. Т.е., Богу положено посвящать не первый, ни второй, ни четвертый, ни шестой, а именно седьмой день недели. Значит, понедельник – это какой у нас день недели? Первый. Он так и называется понедельником – «по неделе», т.е., день, следующий после недели. Вторник – второй день по неделе, он так и звучит. Среда – средний день, четверг – четвертый, пятница – пятый, а суббота – какой? Неужели седьмой? Ничего подобного – шестой. И воскресенье – неділя седьмой день, который мы посвящаем Господу Богу. В этот благословенный день мы приходим в храм, совершаем Божественную литургию – Таинство Нового Завета, Причащаемся Телу и Крови Христа.

Ну для утешения возмущенных адвентистов седьмого дня можно еще сказать, что в православной Церкви, в некотором смысле празднуется и шестой день недели – в субботу – в большинстве храмов служится литургия, и очень показателен в этом смысле Великий пост – если первые пять дней недели в храмах совершаются исключительно постовые служения, то в субботу – Богослужения уже обычные – не постовые, а черные облачения духовенства меняются на более светлые.        

Безусловно, на эту тему при желании можно еще спорить. Процитировать фразу из книги Деяний, в которой написано, что первые христиане собирались в первый день недели, т.е, на следующий день после субботы, привести в пример, тех же американцев, которые воскресенье считают не седьмым днём, а первым. На это можно будет в свою очередь привести аргументы, но застревать на подобных вещах, я думаю, не стоит. В конце концов – какая разница – какой день как ты назовешь – хоть горошком. Важно, чтоб каждый из нас шесть дней занимался своими делами – зарабатыванием денег, благоустройством, заботами повседневными, а вот седьмой день – каждый седьмой день посвящал Господу Богу нашему.

Ну здесь более-менее ясно. Есть более сложный вопрос, во всяком случае, в исторической ретроспективе. Как это ничего не делать в субботу? Что значит - ничего не делать? Вот я сплю – значит, уже что-то делаю. Ну а проснулся - значит, проснулся, сел, встал, пошел - ведь все это тоже какие-то действия. А сказано: «Не делай никакого дела». Так как же быть? Дураку понятно, что не делать никакого дела невозможно, потому что в каком бы состоянии человек не находился - это можно описать глаголом, а значит, это уже будет действием. Получается, что какие-то дела не делать все же невозможно. Ну а тогда - какие можно, а какие нельзя? Как соблюсти эту заповедь?

И начинает весь народ израильский думать, какие дела можно делать, а какие нельзя. Ведь эта заповедь такая важная! Потому, что если ты соблюдаешь субботу, то ты в Завете, а если нет, то – всё –выпал из завета, а это - катастрофа. И начинаются толкования на эту заповедь. Практически весь Талмуд, огромная его составляющая - это на самом деле толкование заповеди субботы - что делать можно, а чего нельзя. А затем вырастают комментарии к толкованию этой заповеди, которые становятся намного больше самой Библии. А потом начинают вырастать комментарии на комментарии, потому что - учитель такой-то сказал одно, а такой-то – другое. И всё это нужно как-то согласовать, мол, вот этот учитель имел в виду это. И начинаются комментарии на комментарии. Иисус потом скажет - вы нагромождаете заповедь на заповедь, подменяете заповеди Божии заповедями человеческими. Именно это и произошло в иудаизме с заповедью субботы.

Собственно все проблемы с этой заповедью вытекают из-за всего лишь одного подразумевающегося, но пропущенного слова - не просто «не делай никакого дела», это действительно невозможно, - «не делай никакого дела СВОЕГО». Для нас с Вами, казалось всё понятно, мы же, как-никак, воспитывались на Аристотелевой логике.  Если суббота – это день, который подобает полностью, без остатка посвятить Богу, значит, понятно, что нельзя в таком случае заниматься своими делами. А дела Божьи, конечно же можно и нужно делать.

Там на следующих страницах Закона Божия есть Заповедь Десятины - от всего, что ты приобрел, оставь себе девять десятых, а десятину отдай в храм, принеси как жертву Богу одну десятую часть. Так же и здесь. У тебя есть время в этой жизни – аж шесть дней в неделе – это время - твоё. А седьмой день – не твой, он Божий. И если ты тратишь десятину на себя – в Библии прямым текстом так и сказано – ты обворовываешь Самого Бога. Так же и здесь – в воскресный день занимаешься личными делами – значит, отнимаешь у Госп ода то, что Ему принадлежит согласно Завета.

Но что значит - служить Богу? Что значит - быть с Ним в отношениях? Значит, Богу отдавать свое время. С нас не требуется слишком многого - Бог знает, с кем имеет дело и поэтому, даже речи не идет о том, чтобы все семь дней по 24 часа в сутки творить делать дела Божьи - ясно, что такое человек просто не в состоянии услышать. Но попробуй всего лишь одну десятую часть оторвать от себя. Больно – у многих не получается. Посвяти Богу всего лишь седьмую часть времени - собственно, речь об этом.

И тогда всё становится понятным – в Церковь пойти в воскресенье просто необходимо. Посетить больного – самое время, почитать Библию или духовную книгу хорошо бы, пообщаться со своими детьми, поговорить с ними на нравственные темы – конечно же всё это можно и нужно. А вот затеять стирку, уборку генеральную, ремонт и всякое прочее – нельзя.

Но то, что просто для христиан, не очень ясно для иудеев. Вот как израильтянину посетить больного в субботу, если тот живет в высотном доме. Да лифт есть, и пользоваться лифтом в субботу, согласно иудаистским предписаниям можно, а вот кнопки нажимать нельзя. Проблема. Но разве нажать на кнопку лифта, чтобы подняться к страждущему, это не дело Божие?

Значит, дела Божьи в седьмой день нужно творить, а не Божьи – нельзя. Другими словами, не следует усложнять то, что очевидно и ясно.

Но случаются и не так уж редко ситуации – неоднозначные. Ну вот, я так полагаю, многие из Вас на своём опыте убедились, что помощь, оказанная тому или иному человеку – не всегда на пользу; бывает и во вред. И что ж тогда получается – если я поработал для ближнего в день седьмой, и ему это пошло на пользу – он испытывает глубокое чувство благодарности, открыл своё сердце и т.д., то значит, это было делом Божиим, а если после моей добродетели, он стал ещё хуже, то, получается – не Божье. Ну а как тогда заранее знать – к бабке-гадалке, что ли каждый раз обращаться? 

И здесь, в связи с этим можно уловить намёк на постоянную молитву, на хождение пред Богом и вопрошание Всевышнему. Получается, что, если ты хочешь исполнить Четвертую Заповедь в совершенстве – постоянно прислушивайся к Богу, Он обязательно каким-то образом тебе подскажет, что надо, и что не надо, что на пользу и что во вред, какое дело Божье, а какое вовсе нет.

И этим самым Четвертая Заповедь влечет нас к совершенно особым отношениям с Богом. Не через то, что где-то что-то написано, не через то, что кто-то где-то сказал, а через плотные, настоящие, личные взаимоотношения с Богом. Те самые отношения, где Бог может нам что-то открывать в нашей жизни. И именно такая связь человека с Богом станет по сути дела сердцем уже Нового Завета.

22.01.17 – Вторая и Третья Заповеди Закона Божия 

Остановились мы с Вами в прошлый раз на Второй Заповеди Закона Божия: «Не сотвори себе кумира». В самом прямом и непосредственном смысле этот Закон запрещает, так или иначе изображать Бога и совершать перед рисунком, скульптурой, камнем, столбом или каким-нибудь символом этого самого Бога запрещает совершать Богослужения. Бойся чем-нибудь подменить Господа - вот главная суть этой заповеди. «Не рискуй подменить Бога изображением или предметом – фетишем».

И мы говорили с Вами, да и, собственно, большинство православных батюшек считают, что для нас с Вами, христиан 21-го века эта заповедь уже не актуальна. Икону разве можно считать кумиром-идолом? Для древних людей – да – они же тупые были, невежи – гром загремел – значит, бог грома злится, на пару с молнией богиней, сверкающей своим ослепительным взором. А мы то, умные с Вами – прекрасно поним аем, что всё это просто электрический разряд, что солнце – это одна из звезд, а икона – это просто картинка на деревяшке, и т.д.

Но, лично я, мягко говоря, не уверен, что в среде православных христиан не случается подмена живых отношений с Вездеприсутствующим и Всёнаполняющим Богом и, скажем, так называемой, чудотворной иконой. Люди, которые выстаиваются в длинные очереди, чтобы приложиться к привезенной заморской иконе, если их спросить – надеются они на Бога или на  священный предмет? Боюсь, что у большинства ответ будет неправильным.

Да, собственно, и в Богослужебной нашей практике происходят довольно странные вещи. Иконы празднуются, наряду со святыми подвижниками. К примеру, вот сегодня память Антония Великого будем отмечать, а завтра торжество Тихвинской иконы Божией Матери праздновать.

Причем, что замечательно – вероучение православной Церкви безупречно, теоретически все точки над «i» поставлены. Седьмой Вселенский собор еще в 787 году своими постановлениями «открестился» на все четыре стороны, так сказать, от иконопоклонения. Мол, что вы, что вы! Ни-ни, ни в коем случае мы не должны и «не поклоняемся ни дереву, ни краскам, ни серебру, ни злату. Сосредотачивая взор свой пред образом, (т.е, иконой), ум свой возносим к Первообразу – (Богу). Собственно, любой нормальный православный, так всё и представляет. Но, если уж честно, а все ли из нас в этом смысле нормальные. Разве мало среди нас народу, которые на практике ведут себя, как язычники – дескать, свечу надо поставить, не перед какой попало иконой, а перед вот этой. А если очень тяжко больной, то простой иконой не обойдешься – надо искать чудотворную.

Архиепископ Ионафан бывший Херсонским однажды выступал на Херсонском телевидении - презентовал очередную привозную икону, как исцеляющую от онкозаболеваний. Это даже комментировать нет смысла. Да и среди рядового духовенства нынешнего разве мало священников, которые о постановлении Седьмого Вселенского собора знают в лучшем случае, понаслышке. Т.е., проблемы со Второй Заповедью, на самом деле есть – чего уж тут греха таить, причем, в самом основном смысле её запрете на подмену Бога.

Бога нельзя никем и ничем подменять, даже иконками, крестиками, поясочками, святыньками там разными, на что мы очень даже горазды. Но если мы даже не нарушаем Вторую Заповедь в прямом грубом смысле, то это может происходить на более тонком уровне.

Кумиром то может быть что угодно и кто угодно. Поп-звезда, артист, танцор, политический лидер, а для кого-то, даже иной священник. Это может быть ценная вещь – автомобиль, например, или редкая книга. Библиофилы, кстати, с книгами разговаривают, как с живыми людьми, они их ласкают, поглаживая, целуют, прижимают к сердцу. И среди автолюбителей есть, беседующие с любимицей на колесах.

Есть люди, для которых борьба за справедливость стала идолом, для других собственное творчество. Ну вот встречаются индивиды, которые буквально молятся на творчество. Литературное творчество, научное, или изобразительное искусство, что угодно, которое в буквальном смысле подменяет Бога: мол, «Я служу творчеству». И человек даже не замечает, как происходит подмена -не Богу служить он начинает, а самоутверждаться.

Нет, конечно же, если писатель или художник Бога ставит выше всякого творчества, если творчество для него является механизмом служения Богу, то тогда все нормально. Но в большинстве случаев, поэт, который с придыханием говорит о своих стихах, во-первых, сам создал для себя бога. А во-вторых, этим богом, как правило, является он сам.

Даже материнская любовь может оказаться кумиром. Если женщина строит себе ребенка исходя исключительно из своих желаний, чтобы эти сын или дочь были такими, «как я хочу». Её не интересует ни воля Божья, ни устремления собственного чада – а зачем – я мама, это моя кровинушка – что хочу с ней, то и делаю.

Итак, «Не сотвори себе кумира!» Не подменяй Бога никем и ничем;  только Бог превыше всего - все остальное - вторично, оно может быть лишь служением Ему - это Заповедь Вторая.

Третья заповедь: «Не произноси имени Божьего всуе».

Мы уже говорили с вами, что имя - это очень серьезная вещь в понимании древних людей. Имя - это сущность того, кто это имя носит, и Бог открывает Свое имя людям, тем самым давая нам возможность очень серьезной, очень сильной, очень прочной связи с Богом. Он дает нам как бы прямой провод к Себе: каждый раз, когда человек произносит имя Божье, он тем самым входит в связь с Богом. Он Его призывает. И поэтому кто мы такие, если произносим имя Бога всуе? Я произнес имя Божье, Бог говорит: «Да, что? Я тебя слушаю». А я говорю: «Нет, нет, я Тебя в виду не имел, я просто так, к слову». Это, как минимум, неуважение к Всевышнему.

Господь дал нам Свое имя для того, чтобы у нас с Ним были отношения, поэтому не всуе, не напрасно произнесение имени Бога каждый раз, когда мы действительно к Нему обращаемся, когда мы хотим Его призвать, вознести молитву, что-то спросить, - разные могут быть варианты, и отношения самые различные. И поэтому если мы произносим имя Божье для молитвы, то значит, все в порядке, это не напрасно; но если для красного словца или вместо ругательства, то это зря.

На Исповеди меня иногда спрашивают: а не произношу ли я имя Божие всуе, если прошу Господа о каких-то мелочах? Может, не стоит Всевышнего беспокоить по пустякам?

Нет, если мы с искренним почтением обращаемся к Богу, значит, не всуе. Что же до мелочей – в масштабах вселенной – любая самая серьезная наша просьба будет мелочной. И любая мелочь может оказаться серьезной, если мы принимаем её близко к сердцу. На самом деле Господь ждет наших молитв, даже продиктованных пустяшными заботами, потому, что любое обращение к Богу, даже по смешному поводу – это шаг Ему навстречу. Любая молитва делает нас ближе к Господу и поэтому, само по себе обращение к Богу зачастую важнее той нужды, ради которой мы призываем Его Имя.   

Другой, уже упомянутый нами нюанс - для нас уже неактуален, но историческую роль он, всё же, сыграл. Т.е., в представлении древних людей знание имени кого-то означает обладание, некоторую власть над тем, чьё имя ты произносишь.

Другими словами, знание имени Истинного Бога - это возможность настоящих с Ним отношений. Тем более заключается Завет, согласно которого, весь народ становится священством царственным, Божьим уделом. Но если я произношу имя Господа в окружении людей, которые этому Богу не верят, то тем самым я как бы выдаю пароль людям, которые не должны знать этот, своего рода, шифр, отдаю святыню тем людям, которые будут пытаться злоупотребить этим знанием. Если я открою имя Божье кому-то другому, кто этим знанием будет пользоваться для самого себя, а не для служения Всевышнему, просто для того, чтобы от Бога чего-нибудь отхватить, то тем самым я оказываюсь виновным.

Конечно же это дремучая психология древних народов, первобытный менталитет, так сказать, но, тем не менее, в те времена это было очень серьезно. В конце концов, израильтяне решили, на всякий случай, вообще имя Божие не произносить, «кабы чего не вышло». Мало ли, а вдруг это окажется всуе, вдруг что-нибудь не так? И поэтому имя Яхве, которое Бог открывает Моисею, вообще перестает употребляться в Израиле. Бога начинают называть словом «Адонаи» - Господин. И если Вы обратите внимание, когда будете перечитывать Библию - Ветхий Завет - там имя Яхве не употребляется практически нигде - везде идет «Господь Бог. Господь Бог» - это и есть то самое Адонаи - Господин, Господь, которым везде и всюду было заменено то имя, которое было открыто Моисею. Понятно, что это нездоровая крайность, но, как говорят, история не терпит сослагательных наклонений. Как знать, быть может, если бы не было этой крайности, случилось нечто еще худшее. 

Итак, что означает эта Третья Заповедь для нас с Вами? Обращаться к Богу, мы должны лишь с серьезными намерениями – благоговейно - в молитве. Всякая божба, всякое употребление имени Божия в низшем каком-то смысле означает неуважение к Всевышнему, и соответственно, если не хамство, то гордыню – самовозвышение, дескать, что для меня Бог – мне он побоку. Когда хочу - дергаю Его за бороду - не хочу - не дергаю. И, я думаю, любому здесь понятно, что такое отношение к Всевышнему, мягко говоря, некорректно.

8.1.17 – Завет Божий через Моисея 

Путешествуя по Библии, мы уже успели вместе с израильтянами покинуть Египет, вброд перейти болотисто-озерный участок Красного  моря, и  за сорок дней пути достигнуть той самой горы, где Бог открывался Моисею в горящем, но не сгоравшем кусте. Здесь мы и остановились с Вами в прошлый раз. И именно здесь заключается ещё один Завет между Богом и человеком, тот самый Завет, который обычно называется Ветхим Заветом, Старым  Заветом в отличие от Нового, именем которого названа первая часть Библии, Договор, который заключает Бог со Своим народом через Моисея.

Заключает Господь этот Завет, если можно так сказать - очень аккуратно – весьма и весьма осторожно. В первую очередь Он собирает весь народ и через Моисея обращается  к нему и говорит: «Я - тот Бог, который вывел вас из Египта, спас вас. Я предлагаю вам Договор, согласно которого, вы будете Моим уделом из всех народов, царственным священством и народом святым». И спрашивает: «А хотите ли вы этого?»

Итак, давайте разберёмся с тем, что собственно предлагает Господь. Что значит «быть Божиим уделом»? Ну сначала, что такое «Удел» вообще? Наверняка многие из Вас помнят еще со школьной программы по истории, как нам рассказывали про феодальное устройство, и как раз вот там были уделы. Так вот что это такое? Значит, есть феодальное государство, главный там король, а ему подчиняются бароны. Так вот каждый барон - это феодал: у него есть свой удел, в этом уделе живут его вассалы.

В школах учителя обычно не скупятся в описаниях житейских тягостей несчастных людей, находившихся в подчинении у этого барона – если барон жестокий, то терпеть издевательства, побои хозяина, оброк платить ему немалый, причем, не только своему барону, но ещё и королю отстегивать, так называемые федеральные налоги - двойное налогообложение было. Другое - если случается война (а войны там происходили без конца) - скажем, барон воюет с соседом, - то мне, если я его подчинённый, приходится идти на войну. Согласитесь, приятного мало. Только эта война закончилась - король вздумал воевать с соседним государством - мне опять некуда деваться - идти на войну надобно. Не позавидуешь.

Но есть нюанс – король то, ведь тоже феодал и у него тоже есть свой удел. Теперь давайте посмотрим, какова жизнь людей в королевском уделе. Наверное, уж не райская, но платить нужно только одному хозяину, потому что он же и король. Плюс? – Несомненно. Теперь, дальше - если у короля завязывается война с кем-нибудь, он же воюет не сам, он созывает всех своих баронов, и они приходят к нему со своими войсками – получается, я состою в многочисленной армии, и хотя воевать в любом случае – не сахар, всё же рядом со мною много соратников, и поэтому я чувствую себя гораздо более защищённым в каждом сражении. Согласитесь, серьезные преимущества принадлежать только королю и больше ни кому. А Бог только что доказал, что Он главнее, чем фараон, а это серьезный аргумент. Фараон – он, ведь не кто-нибудь - Египет – это самое сильное государство было тогда в обитаемой вселенной. И получается, если Бог сильнее фараона, то выходит, Он действительно самый главный. А значит, быть в подчинении непосредственно у Господа это выгодно, потому что это «служение только Одному и защищённость». Заманчивое предложение, не правда ли?

На самом деле всё еще лучше - «Мой удел» - это значит, что «вы становитесь Моим неотчуждаемым имуществом, вы становитесь Моими навсегда и,  более того, наследственным владением. Никто вас уже не завоюет, вы будете Мои, Я вас всегда буду защищать» - вот что значит быть «Моим уделом, народом святым».

Насчет «святости», мы уже говорили с Вами неоднократно о частой путанице понятий. Когда люди слышат слово «святой» в приложении к человеку, многие думают, что речь идет о человеке безгрешном, или, по крайней мере - очень добром, порядочном человеке. Ну, и соответственно, сказать, что этот народ святой, будет пониматься, как народ, состоящий из праведников,  ну очень хороших людей. На самом деле, как мы неоднократно подчеркивали с Вами, такое понимание совершенно неверно. Ещё раз: слово «святое», по-еврейски «кадош» означает принадлежащее Богу. Поэтому сказать - «вы будете народом святым» - это и значит, что «вы будете принадлежать Мне. Мне и только Мне, и поэтому вы никогда больше не будете ни в каком рабстве». Вот что предлагает Господь.

Люди только что вышли из рабства, хочется ли им обратно? Ну, время от времени хочется, но на самом то деле нет, там, ведь, тоже нехорошо.

Царственное священство. Вряд ли люди того времени понимали величие и ценность того, что предлагает им Господь. Оно и для большинства из нас не очень ясно. Мы вот с Вами, по слову апостола Петра – все Крещенные во Христа являемся тоже Царственным священством, а спроси – что сие значит – мало, кто ответит. Но звучит, согласитесь, привлекательно. Спроси любого - хочешь быть царственным священником – хочу, ответит. Понятно по каким ассоциациям. Царь – это серьезно. Быть в положении египетского фараона – что может быть лучше!

Да и священником, разве плохо. Священник, значит жрец. В том же самом Египте жрецы - это очень высокопоставленные люди, почетные и отнюдь не бедствующие. Другими словами отказаться от столь заманчивого предложения стать «царями-священниками» мог только круглый дурак.

Но что на самом деле стоит за Господним предложением? Царствование - это владычество, а священство - это служение Богу. Помните, мы с вами говорили о замысле Бога о человеке? Человек задуман Творцом как тот, кто стоит между Богом и творением, являясь владыкой над всем творением и служителем Богу, как лицо ответственное перед Богом и руководящее всем остальным миром. На самом деле – ничего нового. Всё это было сказано ещё в саду Эдемском. Другое дело - человек из этого своего положения выпадает по грехопадению, он перестаёт быть этим связующим звеном. И Господь, по сути, обещает людям возврат вот в это райское состояние, в состояние эдемское.

Конечно, глубинной сути сказанного Богом старейшины израильского народа вряд ли тогда понимали, но поелику само по себе  предложение звучало красиво, на вопрос Всевышнего: «Хотят ли они этого или нет?», посовещались, они сказали: «Хотим». После чего Господь говорит им, мол, что ж, хорошо, тогда подождите немного, чуть позже Я вам скажу об условиях этого договора. И Моисей уходит на несколько дней на гору и возвращается оттуда уже с основными заповедями и провозглашает от имени Всевышнего: «Я даю вам этот Закон, если этот Закон вы исполните, то будете Моим уделом из всех народов, царственным священством, народом святым. Вот они, эти заповеди». И зачитывает Моисей эти самые известные нам Десять Заповедей. После этого ещё раз спрашивает: «Вы хотите вступить в такой договор?» «Да», - отвечает весь народ, - «хотим». И тогда договор заключается.

Итак, условием для второй стороны является выполнение Закона, исполнение заповедей. Что такое этот Закон? Это своего рода продолжение или пояснение предыдущего Завета - мы с вами уже об этом говорили, помните: «Ходи предо Мной и будь непорочен» - сказал Бог, заключая Завет с Авраамом. А что значит быть непорочным? Вот Бог Законом своим и описывает, Он говорит о том что несовместимо с праведностью, что есть порок. Ведь, все заповеди сформулированы фактически именно так - не делай этого, потому что это порок. Человеку нужно дать знать, что есть грех, что недозволенно, прежде, чем его в чем-то упрекать. Иначе, как мы уже знаем, вот брата в рабство продали и вообще много чего наворотили, и совесть то она, конечно, наверное, подсказывала, что – не хорошо это, но формально – коль закона нет, запрещающего продавать своего брата в рабство, значит, и греха нет никакого.

Что хорошо и что плохо люди должны знать в любом случае. Но, с другой стороны - посмотрите, народ, вышедший из Египта, на самом деле еще никакой не народ, это толпа, которая при каждой трудности вопит: «Ой, пошли обратно в Египет, ой, хотим обратно, нас там колбасой по 2-20 кормили!». Перечитайте Исход – там так почти дословно и написано: «Хотим обратно в Союз». Рабство проникает в человеческую душу и плоть очень глубоко, всасывается так, что его оттуда никак не выдавить. Кто-кто, а мы с Вами знаем это намного лучше, чем многие другие народы, живущие на этой земле. У Моисея без конца с этой толпой проблемы, к нему без конца приходят со всякими воплями, ему без конца нужно рассуждать – кто прав, а кто виноват.

В какой-то момент, проходя через пустыню, израильтяне доходят до земли, где живёт тесть Моисея, и тот, поглядев на всю обстановку, говорит: «Слушай, ты так с ума сойдёшь. Они все бегут к тебе, а их просто тысячи и тысячи. Ты просто рухнешь, и всё. Знаешь, что сделай, поставь-ка им судей, и пусть они проводят обычные суды, а когда что-нибудь действительно серьёзное и важное,- тогда уж пусть бегут к тебе». 

Моисей прислушивается к этому совету, назначает судей. И, сказать, что всё пошло на лад – не совсем. Моисей то в своей деятельности руководствуется чем? Он общается с Богом, он постоянно общается с Богом, обратите на это внимание. По каждому вопросу он спрашивает, получает ответ и делает так, как говорит ему Господь. Ну а эти-то люди – помощники его, судьи новоиспеченные - они же совсем не в таких отношениях с Богом. И, тем не менее, раз дан Закон, вполне четкие Заповеди – значит, судить можно, есть твердое основание. Нарушил Закон, значит, преступник. Формально, ну а куда денешься, хоть так. И тогда мы видим, что Закон тем самым становится мощнейшим народообразующим фактором.

Вот посмотрите. Из Египта вышла на самом деле толпа людей, которую народом называть очень трудно, так же, как и нас сегодня называть гражданами Украины можно с большой натяжкой. И поэтому войти в «землю обетованную», которая уже занята (уже 400 лет прошло с тех пор, как их предки оттуда вышли, там уже другие народы живут, туда уже просто так не впустят). Толпа туда не войдет, только сплочённый народ. А значит, должно пройти время, чтобы эта толпа превратилась в народ.

На самом деле Моисей, чем занимается – сорок лет подряд водит этих людей с места на место. Зачем? Просто, чтобы рабское поколение вымерло: И за сорок лет в суровых условиях пустыни вымирают абсолютно все, за исключением двух человек, которые были совсем пацанами во время выхода из Египта, остальные все вымирают.

К великому сожалению, этот удел тогдашних израильтян - во многом и наш с Вами путь. Нам не приходиться ждать чего-то уж очень хорошего в нашей стране на протяжении нашей с Вами жизни. Из рабства мы уже вышли, но идём через пустыню нищеты. Потому, что рабство наше сидит в нас, и оно должно умереть. Но, похоже, что оно умрет только вместе с нами. Вот наши дети – тем, кому до двадцати - они свободнее, да у них есть проблемы, но совершенно другого плана. А чада, которым до пяти, вот они, скорее всего будут жить уже в другой, нормальной стране. А мы с Вами, конечно же, увидим много хорошего на протяжении оставшейся жизни нашей, но сверх хорошее, мы уже будем смотреть оттуда, с небес.

Итак, все эти сорок лет подрастающее поколение, родившееся в пустыне, и выросшее в пустыне, воспитывается  в этом самом Законе Божием, этот Закон становится народосозидающим фактором, он известен всем. Все друг друга, так сказать, воспитывают, наставляют, рассуждают, что такое хорошо и что такое плохо в соответствии с Законом Божьим. И тем самым народ приобретает основу для своего единства. Кровь, на самом деле, не основа для единства, всегда должно быть что-то более серьёзное. Поэтому, именно Закон становится такой вот основой для единства народа.

Значит, всё идет по плану - Бог Пасху Свою совершил – спас от смерти, а затем и от рабства народ, который был с Ним в Авраамовом Завете. А затем заключается и ещё один следующий Завет, продолжается цепочка Заветов, и эту цепочку Заветов мы с вами проследили. И то, что Господь предлагает по этой цепочке Заветов, на самом деле не что-нибудь, а Свою ответственность за жизнь людей, озабоченность за их свободу и возвращение человеку его достоинства, достоинство царя и священника.

И этот Договор, заключенный между Богом и человеком через Моисея, он касается и нас с Вами - когда мы становимся Его новым народом. Когда мы приходим в Христову Церковь, мы становимся наследниками не только Нового Завета, заключенного Иисусом на Тайной Вечери, но и обетований, данных через Моисея. Апостол Петр, обращаясь ко всем христианам, буквально повторяет Моисея, называя нас с Вами «родом избранным, царственным священством, народом святым, людьми, взятыми в удел…» 

1.1.17 – «Казни» египетские.

Продолжим наше с Вами путешествие по Библии. Остановились мы в прошлый раз, как Вы помните, на длинном и не очень приятном разговоре Бога с Моисеем. Последний должен идти в Египет и вывести израильский народ из рабства. Наконец тот без удовольствия соглашается.

У Моисея поначалу всё очень хорошо получается. Он быстро договаривается с израильтянами, они ему охотно верят, что предстоящая операция действительно санкционирована свыше, и дальше начинается борьба с фараоном.

И когда мы читаем эти главы из книги Исход, многим становится не по себе, потому что ведь это действительно трагедия – все эти стихийные бедствия, несущие смерть тысячам и десяткам тысяч людей. И все вроде бы происходит потому, что Сам Бог совершает эти казни, заставляя египтян отпустить на свободу евреев. Опять звучит тот же вопрос: что же это за Бог такой? Что же это Он творит с этими несчастными египтянами?

На самом деле, как мы уже говорили с Вами, все эти, так называемые «казни египетские», описанные в Библии – это давно известные и периодически повторяющиеся в той местности стихийные бедствия - и эти пёсьи мухи, и жабы, и расцветающие красным цветом водоросли в Ниле - все это там случается. Покраснение воды - это явление, получившее название «красные приливы» из-за цветения алых водорослей, испускающих токсины и поглощающих кислород. Рыба от них дохнет в воде, а жабы бегут на сушу и там умирают от голода и обезвоживания, покрывая землю гнилью, что само собою, вызывает прилёт мух - переносчиков инфекции, отчего далее следует падёж скота и язвы.

Гром, молнии и огненный град, описанные в Библии, намекает на тамошнюю вулканическую активность. Книга Исход упоминает о столбе дыма и огня, в направлении которого Моисей вёл народ, о падающих с неба обломках, трясущейся под ногами горе. Три дня без солнца - это песчаная буря. А почему  целых три дня – ученые видят причину в уничтожении саранчой посевов и флоры – листвы не было, которая могла бы сдерживать ветер.

Гибель первенцев объясняется, как мы уже говорили, токсинами грибка, расплодившегося в верхнем слое зерновых запасов, попавшего туда из воды или экскрементов саранчи, и ферментацией его в очень сильный яд - микотоксин. А по древнеегипетской традиции первыми в семьях принимали пищу старшие сыновья, получая двойную порцию; также питается и скот - к кормушке первым пробивается самое сильное - старшее животное. Первенцы и травились первыми, получая двойную порцию из верхних заражённых запасов зерна. Евреи же не пострадали от этой казни, ибо селились вдали от крупных египетских городов и имели независимые пищевые запасы.

Так, что ничего из ряда вон выходящего в этих бедствиях не было. Другое дело, что все эти вещи действительно происходят одно за другим, очень сконцентрировано – это действительно может быть загадкой, но которую не так уж и трудно разгадать. Ну вот подумаем в чем тут дело? Еще раз вспомним ту истину, что упорядочение в жизнь мира, в существование Вселенной привносит только Бог. Причем, как мы подчеркивали с Вами, эта благодать Божия входит в мир только через человека, который несет ответственность за эту землю. Таким человеком для всего Египта является фараон, именно он, потому что он - бог этой земли, не просто царь, а бог. И вот представьте себе - понятно, что фараон - он к Богу Истинному никакого отношения не имеет, он о Нем и знать не знает, а посему, если так можно сказать, до поры до времени - равнодушен ко Всевышнему. Да, он не является проводником Божией Благодати, но и к изолятором его не причислишь – фараон же не против Господа, он Его просто не знает. И поэтому, в этой ситуации каким-то образом, через кого-то, как-то, все-таки редкие лучики Благодати Божией к этой земле проникают, и бедствия здесь хоть и случаются, но не очень часто.

Что же получается теперь? Моисей обращается к фараону от имени и по поручению Всевышнего с просьбой отпустить рабов на свободу, а фараон отказывает в этой просьбе Моисею. Выходит, что фараон, таким образом, становится в позицию противостояния, причем, не Моисею, а Самому Богу, потому что Моисей с самого начала произносит формулу: «Так говорит Бог, - отпусти народ мой». И когда фараон не соглашается с этим, он становится в позицию Богоборца; он уже не просто равнодушен к Богу, но оказывается в противостоянии, а значит, фараон этим уже полностью перекрывает источник благодати на свою землю. И на этой земле начинается просто каскад бедствий - они следуют одно за другим.

Каждый раз, когда происходит очередное несчастье, сердце фараона смягчается, он говорит: «Ну ладно, надоели вы мне, идите прочь». Потом мгновенно передумывает: «Мол, как это так, если я отпускаю израильтян, значит, я послушался какого-то Бога. А я тогда кто? Значит, я не Бог? Быть такого не может». И все – в попятную. Там написано: «И ожесточилось сердце фараона».

Или в какие-то моменты написано: «Бог ожесточил сердце фараона». Эта форма позволяет нам понять, что всё это происходит пред лицом Божьим, Господь всё происходящее в сердце фараона провидит и поэтому человеку, который пишет эти строки кажется, что, раз Бог позволяет всему этому происходить, значит совершает всё это Сам Бог. Автор книги Исход видит пока еще только всемогущество Божие, а Бога, как безграничную Совершенную Любовь, не знает, потому, что в сознании древних людей отношения Бога с миром характеризуются в терминах «преступление - наказание». Мол, коль фараон совершает преступление, то Бог казнит. Так это и описывает человек той эпохи. Но для нас с вами, для кого Бог уже открылся как любовь, понятно, что подобные выражения неадекватны. Не Бог карает человека, а грех, совершаемый людьми – противостояние Богу само себя наказывает. Не гнев Божий бомбардирует страну, а отсутствие Благодати Божией, от которой люди отгородились.

Да, людей жалко - виноват фараон, а гибнут простые люди... А в наше время, разве не так – в правительстве бандиты разворовывают страну, а простые люди бедствуют. Но сегодня отнюдь нельзя сказать, что любой из нас не причем. Какая-никакая, но, всё же, демократия. Правителя можно выбрать, а можно ему импичмент провозгласить. Или терпеть по заслугам – знать надо было - кого избирать.

А вот в Египте, картина была совсем иной – фараона никто не выбирал – он самодержец, ниспосланный Небом. Да что самодержец – бог. А что сие значит? А это значит, что если люди принимают фараона как своего бога, значит, они полностью отдают свои жизни в его руки. Значит, они позволяют фараону быть вершителем их судеб, и Всевышний в этом случае ничего не может поделать, Он не может их ни от чего защитить, потому что они вверили свои жизни в руки фараона, а фараон их отправляет на смерть. Понимаете, что происходит? Не Бог убивает этих людей, которые гибнут в этих бедствиях - их на самом деле убивает фараон.

Хотя в Библии сказано, что Сам Бог проходит через эту землю и можно подумать, что проходит для того, чтобы умертвить Египтян – скажем, тех же первенцев? Ни в коем случае – Бог приходит для того, чтобы спасти израильтян. Благодать Божия изливается на всех, но египтяне в данном случае отгорожены от спасительной Благодати, а израильтяне обращены к Ней. Они послушны Богу – им было сказано совершить символический жест - помазать косяки дверей кровью жертвенного агнца. И евреи послушались Бога, а значит, оказались в контакте со Всевышним, в связи, в Завете с Богом. А раз так - Бог получает возможность защитить обращенный к Нему народ от смерти. Таким образом, проходит Бог сквозь этот мир, так сказать, не для умерщвления, а для того, чтобы совершить спасение. Именно отсюда возникает в языке народа израильского слово «Пэсах». Ну Вы знаете, «Пасха» - означает «прохождение», «Прохождение Бога» для того, чтобы спасти свой народ. Или «Прохождение смерти мимо». Смерть была рядом, но не коснулась народа, который был обращен ко Всевышнему.

Причем, происходило всё очень просто, как это обычно происходит и с каждым из нас сегодня. Верхние слои зерна, хранившиеся на элеваторах, которые подверглись воздействию ядовитого грибка, «случайно» достались египтянам, а израильтянам, опять-таки, «случайно» привезли зерно из нижних, не пораженных грибком слоев.

Итак, Фараон окончательно сломлен, он разрешает евреям выйти из Египта, а их было к тому времени уже 600 тысяч человек, не считая женщин и детей (их никогда не считали). Но потом посылает вслед погоню – таки не может он смириться с происшедшим, до самого конца упорствует. Гордыня человеческая, надо сказать, - порок страшный. Сказано - фараон бросается в погоню – ну здесь понятно, что не сам фараон, а его армия - это язык тогдашнего времени, в фараоне - олицетворение всего Египта.

Фараон бросается в погоню, но происходит очередное чудо: Израиль проходит через море, как посуху, а, затем волны поднимаются вверх, войско фараона потоплено, и путь для Израиля свободен. Как это могло произойти? Дело в том, что до того, как был построен Суэцкий канал, та местность состояла из таких полуболот, полуозёр. И когда ветер долго дул с одной стороны, вода отходила и там действительно, ну не совсем посуху, но вброд пройти было можно. А потом, когда ветер останавливался, вода возвращалась, и пройти было уже невозможно. Такие места там были, сейчас, когда канал вырыли, уже нету. Но и манна «небесная», и перепела, которые падают - это там есть до сих пор, причем, не редко. Ну Вы знаете - там длинная пустыня, и перелётные птицы должны перелететь эту пустыню без посадки, так сказать, на отдых, потому что там негде останавливаться. Ну а если ветер оказывается встречный, то некоторые стаи не справляются, не долетают до пункта назначения и падают прямо посреди пустыни и это – явление нередкое, до сих пор происходящее.

Что касается «манны небесной», то её находят и в наши дни в Синайских горах – как и в те Библейские времена падает она на землю, как бы с неба. Арабы и греческие монахи собирают её и едят с хлебом вместо мёда, называя её «манн». Это продукт одного из растений распространенных на Синайском полуострове, именующегося тамариском, который в весеннюю пору выделяет сладковатую жидкость, быстро застывающую на воздухе в виде белых шариков, похожих на град. Вкус специфический, напоминающий мед – особенно, если голоден, то можно есть с удовольствием. Местные бедуины с наступлением весны толпами отправляются в степь собирать эти белые липкие шарики. Один человек может спокойно собрать за день  килограмма полтора – количество, вполне достаточное для того, чтобы утолить голод. А мелкие уличные торговцы в Багдаде по сей день выставляют на продажу сладкую смолу тамариска под этим же названием «манн».

Да. Так вот, все эти вещи вполне естественны, и не надо придумывать никаких сказок – Бог действует в мире сем, не нарушая им же заложенных в природу законов. А природа настолько богата и разнообразна, что её возможностей вполне достаточно для любых, даже крайне экзотических ситуаций. Ну вот горящий и несгорающий куст – неопалимая купина - казалось – совершенно невероятная вещь. На самом же деле – ничего особенного. Это одно из разновидностей растений пустыни – не помню уже, как называется. Оно интересно тем, что выделяет летучее эфирное масло, которое легко воспламеняется на солнце – эдакая газовая конфорка получается.

Вся суть здесь Божественного Провидения в том, что все эти события происходят именно тогда и именно в том месте, где это нужно.

И чудо извержения воды из скалы, когда Моисей ударил по ней жезлом – тоже из области вещей естественных. Бедуины и по сей день знают, что, несмотря на длительную засуху, у подножия гор под хрупкой плёнкой песка и извести обычно собирается дождевая вода. И чтобы добраться до воды и утолить жажду достаточно просто разбить эту оболочку.

Все просто, но из всех этих вполне естественных явлений соткано, так сказать, Благословение Божие – всё попадает в масть – даже вулканический столб огня с дымом играют роль указателя пути следования израильтян в землю обетованную.

И пройдя сорок дней, они приходят на ту самую гору, где Бог открывался Моисею в горящем, но не сгоравшем кусте, и останавливаются возле этой самой горы. И именно здесь заключается ещё один Завет между Богом и человеком, тот самый Завет, который обычно называется Ветхим Заветом, Старым  Заветом в отличие от Нового, именем которого названа первая часть Библии, Завет, который заключает Бог со Своим народом через Моисея.

 

18.12.16 – Трудный разговор Бога с Моисеем.

Остановились мы с Вами в прошлый раз на том, что потомки Авраама, народ, с которым заключен Завет Божий, теряют землю, дарованную им Господом, и живут в Египте. Сначала там все было хорошо, пока правила семитская династия фараонов, родственная племени Авраама, у израильтян с египтянами прекрасные отношения, и племя Авраамово благоденствует, быстро умножаясь. Но затем к власти приходит другая династия, у которой нет никаких оснований считать, что племя потомков Авраама чем-то отличается от других иноплеменников. Другие инородцы то в рабстве в этой стране, а это племя почему-то нет. Непорядок – положение нужно исправить. И фараон всё меняет, обращая израильтян в рабство.

Напомним еще раз - продали в рабство одного человека - Иосифа, а в результате в неволе оказались все. И это было той самой поправкой, которой человек опять вмешался в Замысел Божий. Каким образом – мы уже говорили с Вами. Бог, было дело, обрел народ, с которым хоть как-то – через пень-колоду можно было иметь дело, и приступил к его воспитанию, чтобы посредством цепочки Заветов потихонечку обращать человечество к Себе. Но этот народ дружно отправляется в рабство. А что такое рабство?  Это то, где я не могу сам принимать решений, где я должен слушаться не Бога, а своего господина. А в Египте ситуация еще «веселее», потому что фараон - не только царь, но и бог. И если я раб фараона, то я ему подчиняюсь еще и как Богу. Опять все, что Всевышним задумано, рушится. Значит, опять нужно Ему что-то предпринимать. Теперь как-то выводить этот народ из рабства.

Но какая здесь проблема? Для того, чтобы люди освободились от рабства, а Бог при этом не применял насилия, нужно, чтоб хотя бы кто-то в этом народе ЗАХОТЕЛ выйти из рабства. Ульянов был прав, повторяя древнюю мудрость, что рабом человека делают не цепи, а рабское сознание. Конечно, оно можно было бы на землю ангелов послать, чтобы те каждого израильтянина за шкирку и одним махом за египетский рубеж, а потом еще и пинок под зад увесистый. Но Бог так Себя не ведет. Всевышний действует исключительно дипломатически - методами переговоров и договоров.

Ну а для того, чтобы у Господа появилась возможность договариваться с людьми - что необходимо? Во-первых, чтобы кто-то слышал Бога и слушал Его, внимал Ему. Но в данный момент все евреи - рабы, а, значит, от Бога отгорожены фараоном.

Выходит, нужно найти хотя бы одного человека, который, с одной стороны, принадлежал бы этому народу, и с другой стороны, не был бы рабом. И в какой-то момент такой человек обнаруживается. Библия повествует о том, как убивали всех детей мужского пола, а одного не убили, пустили в корзинке по Нилу, а подобрала это дитя сама дочь фараона; старшая сестра младенца за всем этим следила и порекомендовала фараоновой дочери кормилицу – якобы случайную женщину, а на самом деле – родную мать ребенка. Остросюжетная история. Таким образом, Моисей знает, к какому народу он принадлежит, потому что его кормилицей была собственная мать, и, вместе с тем, он воспитан как свободный человек при дворе фараона. Значит, он уже не раб.

Вместе с тем, Моисей в нравственном плане, мягко говоря, неоднозначен. Когда он видит египтянина бьющего израильтянина, он реагирует, и это, с одной стороны, хорошо. Но он не просто защищает обиженного, а насмерть убивает египтянина. И как его ни оправдывать, он, выходит, убийца. А как убийце ему приходится из Египта бежать.

А это значит - единственный человек, более-менее подходящий Богу, оказывается отделенным от своего народа. Снова - грех. Человеческая порочность всё время Господу ставит палки в колеса, так сказать, ломает Божьи планы, рушит Его замыслы. Всевышнему всё время приходится что-то придумывать новое. Только успел ставку сделать на Моисея, а тот уже отправляется в пустыню. Сплошная досада.

Но Господь долготерпелив, плюс у Него много времени. Он находит Моисея в пустыне и обращается к нему из неопалимой купины - куста, который горит, но не сгорает, Моисей слышит голос и говорит: «Вот я». Бог повелевает: «Сними обувь твою, ибо земля, на которой ты стоишь - земля святая». И Моисей падает ниц, чтобы не встретиться с Богом лицом к лицу.

Всё это для неискушенного читателя Библии вещи не очень понятные. Во-первых, что значит «земля святая»? «Святой», «святое» - это что? «Кадош» с еврейского означает «отделенный», в данном случае - для Бога, «принадлежащий Богу». Так вот, если Господь говорит, что эта земля - святая, то это означает ни что иное, как: «Эта земля принадлежит Мне, Богу». Какому Богу? - Богу Авраама, Исаака и Иакова. Тому самому Богу, которого ты знаешь, как своего Бога.

И услышав это, Моисей шлепается вниз лицом, потому что глубоко сидит в людях этот инстинкт самосохранения, интуитивного понимания того, что - с Богом встретиться лицом к лицу мне, грешному человеку, нельзя. Я – человек скверный, а греховность и Бог – несовместимы - значит, я умру, а, ведь, не хочется. Читая Библию, Вы много раз встретите подобную реакцию людей, ощущающих близость Бога – пролистайте Священное Писание. Между прочим - очень точная, надо сказать, интуиция человека. Но Бог вслед за этим, обращаясь к Моисею, произносит те слова, которые Он проговаривает каждый раз, когда общается с людьми: «Не бойся». Именно с этих слов начинается разговор: «Не бойся – не умрешь. Не для того, чтоб ты умер, Я здесь».

И Бог призывает Моисея, чтобы тот пошел в Египет и вывел оттуда своих соплеменников. Но Моисей - не Авраам. Это Авраам, услышав подобное, встал и пошел, а Моисей просто нахмурился от такого предложения. Во-первых, Ему туда возвращаться боязно - его могут привлечь по соответствующей статье уголовного кодекса – хорошо если только посадят, а то и казнят. И Моисей начинает отпираться. Поначалу он требует от Господа ausweis – мол, а как Ты мне докажешь? Дай мне какое-нибудь знамение, что я смогу вывести народ из Египта. В ответ Бог говорит нечто неудобовразумительное. Всевышний отвечает: «Вот тебе знамение: когда вы выйдете из Египта, вы совершите Мне служение на этой самой горе». В рамках земных категорий - совершенно нелогичный ответ. Ведь что такое знамение? Моисею нужно вот прямо сейчас какое-то доказательство того, что действительно потом произойдет то, о чем говорит Бог. Ну, скажем, гром загремел бы или молния, в общем, что-то такое впечатляющее. Бог же ему в качестве знамения дает слово. Господь говорит о Себе, что Он уже видит эти события совершающимися, которые произойдут после выхода из Египта. Всевышний говорит об этом знаменательном служении, которое еще когда будет, как о свершившемся факте. И это еще раз подтверждает нам то, что мы так часто с Вами повторяем: Бог – вне времени, для Него - все времена вместе. Он видит, простите за каламбур, все времена одновременно. И поэтому когда Господь говорит с Моисеем, Он уже видит выход израильского народа из Египта и как после этого совершается Богослужение, и не какое-нибудь, а величественное заключение Завета со знаменитыми на все времена Десятью заповедями, провозглашенными на этой самой горе. Всё это Бог видит, как уже свершившийся факт и говорит о сем Моисею. И что удивительно – Моисей, похоже, это знамение принимает. А может и просто, ничего толком не поняв, продолжает разговор. Говорит - «Ну, предположим, пойду я туда, и скажу им: «Вот Бог ваш, Бог Авраама, Исаака и Иакова, послал меня, чтобы вывести вас из Египта». А они мне скажут: «А докажи, что не врешь». Спросят: «А как Ему имя, этому Богу?»

Между прочим, здесь очень интересный и весьма важный момент. Что на самом деле стоит за вопросом Моисея? Действительно, когда он обратится к своему народу от имени Бога, его могут спросить: а кто ты такой? Чем ты лучше любого из нас, в смысле в чем ты ближе к Богу? Да есть у нас Господь, которого мы знаем, как Бога Авраама, Исаака и Иакова. Но нам ничего такого этот Бог не говорил. И если ты напираешь на то, что у тебя особые отношения с нашим Господом и что именно тебе этот самый Бог сказал вывести нас из Египта, то подтверди наличие каких-то особых своих отношений со Всевышним. А на языке древних, как Вы хорошо помните, особые отношения - это значит, знание о ком бы то ни было больше, чем знают другие. А в данном случае, знание чего-то большего о Боге - значит знание Его имени - другого имени, которого еще не знает никто. Мол, вот мы Его знаем как Бога Авраама, Исаака и Иакова. А ты Его как знаешь?»

И Бог эту логику древних принимает и дает потрясающее откровение о Себе. Всевышний произносит Моисею еще одно Свое, наверное, самое удивительное имя - Яхве. Имя, которое в русском языке, в синодальном тексте Библии, переводится как «Я есмь сущий», или «Я есть тот, кто есть».

«Есть тот, кто есть»  - здесь два слова - «есть» - тавтология на первый взгляд. В оригинальном имени Яххве тоже стоит два «хей», которые относятся к двум употреблениям глагола «хава» - «быть». Но они находятся в разных позициях. Одно из них - это вот вроде настоящего времени: «Я есть». А второе – в каком-то странном очень времени, которое больше всего похоже на английское Future-in-the-Past (Будущее в прошедшем). И тем самым, это имя означает «Божье существование сразу во всех временах, Его вневременность, вечность». Он действительно сущий, Он Существует с большой буквы этого слова, существует по большому счету, всё же остальное производно от Него, потому что именно Он дал всему существование. Он единственный существующий абсолютно, независимо ни от кого и ни от чего, Он есть Сущий. Только у Бога существование без ограничений ни временем, ни пространством, ни какими-либо иными преградами. Только у Всевышнего полнота жизни, полнота возможностей всего и абсолютная свобода. Вот что стоит за словом Яххве, за этим именем.

- Хорошо, - говорит Моисей - ладно, имя – это хорошо. Ну а дальше-то что? Пусть я даже пойду и произнесу им Твоё имя, и они мне, допустим, даже поверят, но ведь потом же мне нужно будет уговаривать фараона, а он-то мне уж никак не поверит. Кто я такой, чтобы разговаривать с фараоном? Нет, мне нужно еще что-нибудь.

- Ладно - говорит Бог. Ну а что поделаешь - спорить с Моисеем – бесполезно. Казалось, Господом сказано самое главное: «Иди в Египет, и Я буду с тобой». А Моисей требует сначала одно знамение, потом имя Божие, а теперь убедительные аргументы для фараона. «Вот тебе посох – отвечает Господь - возьми его в руку. А теперь брось его на землю – видишь, посох превратился в змею. А теперь схвати её за хвост – видишь - опять посох. Годится?»

- Годится

- Тебе мало? Ну вот еще: положи руку твою к себе в пазуху и вытащи её. Видишь, рука покрылась проказой». (А проказы боялись в те времена просто панически). «А теперь спрячь обратно руку, а затем снова вытащи – глянь - рука чистая. Нравится?» Т.е., Всевышний дарует Моисею дар чудотворения.

- Убедительно?

- Пожалуй.

- Ладно, согласен…, хотя, не совсем. Наверное, все таки, нет, вот Ты знаешь, Боже, я - человек не речистый и таковым был и вчера, и третьего дня. А мне-то нужно людей убеждать. Может быть, все-таки кто-то другой?.

Бог говорит: «Слушай, ну, в конце концов, кто сотворил человека и его язык? Я буду  при  устах твоих, что тебе еще нужно?.. Ну хорошо, ладно. Вот у тебя есть брат Аарон. Он то, речистый? Я буду говорить тебе, ты будешь говорить Аарону, а Аарон будет говорить людям. Так тебя устраивает?»

- Ну, в общем, да.

Обратите внимание на эту деталь - Аарон становится потом родоначальником, так называемого, левитского священства. В народе, который по идее един и Благословение одинаковое на всех, выделяется одно колено, колено левитов для специального служения Богу. И происходит это не почему-нибудь, а именно из-за такого попятного поведения Моисея.

«Я буду при устах твоих» - обещал ему Всевышний. И вот в этот момент Моисей говорит на самом деле страшные слова. Бог уже сказал ему: «Я буду при устах твоих», а Моисей отвечает: «Нет, пошли другого». В Библии написано: «Возгорелся гнев Божий на Моисея», и понятно почему. И сказал Бог: «Вот у тебя есть Аарон, пойди… Я буду Богом тебе, ты будешь Богом Аарону, Аарон будет Богом всем остальным людям». Выстраивается такая вот иерархическая лесенка: из-за Моисеева отказа исполнить сказанное Богом появляется так называемое институциональное священство, священство как выделенная каста в народе. Заметьте, священство появляется не от чего-то хорошего, а от чего-то плохого. В замысле Божием нет специального священства, есть люди, все люди одинаково носители одного и того же Благословения. Но когда человек отказывается  от этих равных друг между другом отношений с Богом, тогда становится необходимым священство.

Священство, которое просуществовало, как отдельная каста аж до Христа, до Его Нового Завета. И только в христианстве весь народ Божий, как мы неоднократно подчеркивали с Вами, стал царственным священством. Каждый крещенный во имя Иисуса Христа и во Святую Троицу является по словам апостола Петра «родом избранным, царственным священством, народом святым, людьми, взятыми в удел». В христианстве все священники, а те, которых принято называть священниками, на самом деле являются пресвитерами – старшими, в переводе с греческого – наставниками, предстоятелями, т.е., впереди стоящими и от имени всех остальных чад Божьих возносящими молитвы и бескровные жертвы Богу. Но об этом мы уже говорили с Вами достаточно.  

Итак, все, больше сопротивляться у Моисея оснований нет, и он таки отправляется в Египет.

11.12.16 – Иаков, поколотивший Бога

Итак, Авраам удивляет всех нас, в первую очередь, своей верой, точнее, безграничным доверием Богу, именно доверием – это очень важно понимать, ведь, сущность и нашей с Вами веры, отнюдь, не в том, что мы верим в Бога, в Его существование. Нет, мы верим Богу. Не в Бога, а Богу. Мы доверяем Ему. Именно это суть нашей веры, если она, конечно, есть.

И вот это доверие человека Богу, собственно, и есть суть Заветов и Ноя и Авраама. Ведь, что требовалось от Ноя? Чтобы люди вверили Богу свои жизни, своё выживание. А вверить собственную жизнь это и есть ничто иное, как доверие. Другое дело, что в Завете с Ноем глубина этого доверия еще не выявлена. Так этого в достатке мы видим у Авраама, которого в чем - в чем, а в недоверии Богу уж никак не обвинишь. Поэтому доверие ставится в центр именно Авраамова Завета.

Ну а дальше Авраам умирает и продолжается жизнь Исаака, которая в каком-то смысле - загадка. С одной стороны в дальнейшем на страницах Библии Бог будет всё время представляться - «Я, Бог Авраама, Исаака, Иакова...». А с другой стороны, в жизни Исаака почти ничего «серьезного» в религиозном плане нету. Авраам, да – это серьезно. Про Иакова мы поговорим позже. А с Исааком чего-то особенного и не припомнишь.

Правда, есть два действительно важных момента, но в них Иаков – пассивно-страдательное существо. Один раз его чуть не убили, а второй раз его обманули. Спрашивается - почему же тогда Исаак ставится наряду с Авраамом?

Но давайте по порядку. В чем замысел Божий в этом самом Авраамовом Завете? В том, чтобы воспитательное действие Бога передавалось из поколения в поколение, чтобы Благословение, которое дано Аврааму, на выживание его потомства, из которого прежде всего произойдет народ великий, а в конце концов и «все народы Благословятся в нем», - чтобы воспитательное действие Божие передавалось из поколения в поколение.

Значит, Авраам передал свое Благословение Исааку, а Исаак передал свое Благословение следующему поколению. Понятно, что за время жизни Исаака никакого умножения этого народа практически не произошло. У него всего два сына, это еще далеко не народ. Причем, Благословляется только один из сыновей. Но, тем не менее, произошло нечто гораздо более важное, чем количественное умножение: запущен механизм передачи. Авраам - понятно, этот договор заключил. И передал этот Завет своему сыну. Но его сын – он, ведь, тоже существо свободное, он может оказаться «хамом», может просто не передать этого дальше... Но он передает. И поэтому становится в ряд этих патриархов. Он выполняет то, что Бог ему предназначил.

И второе событие из жизни Исаака. У него два сына, первым - на несколько минут раньше - рождается Исав. Вторым рождается Иаков. По человеческим представлениям первенцем является Исав, и поэтому он является наследником всего, чем владеет его отец, а значит, он наследник Благословения Божьего. По человеческим представлениям, а Исаак нисколько от этих представлений не отходит. Ему даже и в голову не приходит спросить об этом у Господа. В то время, как Бог с самого начала знает, что «правильный» потомок, тот, кто должен встать в эту цепочку, - Иаков, а не Исав. Всевышний с самого начала видит это, но не предпринимает никаких действий. Действие предпринимают люди.

Когда мы читаем историю о том, как Иаков сначала выкупает у Исава право первородства за чечевичную похлебку, а потом, переодеваясь братом, обманывает слепого отца, - у нас складывается впечатление, что человек этот - гаденький. Тоже мне, праведник нашелся. А Бог как будто это все одобряет, поощряет... Нет. Бог с самого начала знает, что человек, которому следует передать Благословение - это именно Иаков. Почему? Потому, что Исав самим своим поведением показывает, что ему это Благословение - до одного места. Если он продает первородство за чечевичную похлебку... Понятно, почему - Благословение - это нечто, что будет когда-то в последующих поколениях, а Исаву все нужно сейчас. На сей момент - вкусно поесть. Он вовсе не горит желанием принимать Благословение и передавать его дальше. А Иаков изначально желает его получить. И тогда он - действительно тот, кто нужен Богу. Конечно же, не в том смысл, что Бог с самого начала хотел, чтоб отца обманули. Нет. Наверное, если бы к Богу обратились с вопросом, кого Благословить, Он бы подсказал... но у Бога не спрашивают. Они пока еще этого не умеют. Они считают, что какие-то вещи они вправе решать сами. Сами и решают. И получается не очень то хорошо, и, мягко говоря, не очень праведно. Помните, Бог, обратившись к Аврааму, сказал: «Ходи предо Мной и будь непорочен»? Пред Господом они ходят, то есть они помнят о Божием Завете, все время помнят о договоре с Авраамом, - то, что Бог обещал... Но вот насчет непорочности все не очень просто. Они без конца совершают какие-то, мягко говоря, нравственно неоднозначные поступки. И это один из поводов для следующего шага во взаимоотношениях с Господом, следующего Завета уже с Моисеем. В дальнейшем Богу еще надо будет популярно объяснить человекам, что значит непорочность. Пока они это определяют себе сами, и не очень удачно.

Интересно посмотреть, что вытекает из обмана, которым Иаков похищает отцовское Благословение. Благословение, ведь, предполагало передачу земли – огромного пространства для будущих потомков – да, Иакову, его детям и внукам, столько не надо было и, тем не менее - именно Иакову это передается по Благословению. Но из-за того, что Благословение похищено обманом, Иакову приходится из этой своей же земли бежать. То есть средства, которыми мы получаем что-то от Бога, вовсе небезразличны. И если они порочны, то результат плачевен - все прибыли от Благословения теряются, оно «не работает», хотя и получено. Иакову приходится бежать в землю другую.

Какая история там происходит? Он видит красивую девушку, хочет, чтобы она была его женой, договаривается с ее отцом, что он семь лет будет за нее работать, отрабатывает семь лет, а ему подсовывают другую. Обратите внимание на полную параллель того, как он похитил Благословение у отца, и как на этот раз обманывают его самого. Там – старческая слепота, а здесь слепота из-за темноты. И там подсовывают другого человека, и здесь. Это очень красивая история, которая показывает, как в большинстве случаев грех сам себя наказывает. Грех получает возмездие той же монетой, как правило. Обманув отца, Иаков становится обманутым своим тестем. Ему приходится еще семь лет отрабатывать за свою любимую.

Результат? У него две жены, дети, есть наложницы, от них тоже дети, то есть у него уже большое потомство. Плюс к этому Бог своего Благословения у него не отнимал. И Иаков об этом Благословении помнит. И каждый раз, когда возникает какая-то сложная ситуация, он обращается к Богу, а раз так - Бог ему помогает. У Иакова прибывает и прибывает имущество, он все богатеет и богатеет - быстрее, чем его хозяин Лаван. Потому что Лаван к этому Истинному Богу не обращается, а Иаков обращается. И в какой-то момент Бог говорит Иакову: все, теперь пора идти в ту землю, которую Я обещал тебе. Иаков слушается, собирает жен, детей и скот, и отправляется в путь, обратно в землю обетованную. Он идет и трясется. Трясется, как осиновый лист, потому что знает - его там ждет Исав. Исав, который поклялся его убить. Он идет и страшно боится. И вот уже та земля приближается, вот уже остался один-единственный день перехода, и он начинает придумывать, как же тут поступить. «Вот что я сделаю - я разделю свой стан на два, и если Исав разобьет один стан, то хоть второй у меня останется». А потом так: «Я пущу жен и детей вперед, и если Исав их увидит, может быть, у него сердце взволнуется - родная кровь, и он тогда меня пожалеет...» В общем, всякие человеческие хитрости. И он останавливается на берегу реки, переправляет всех своих вперед и остается на берегу один. Ночь. И в эту ночь произошло что-то совершенно непонятное, неудобоваримое. К нему пришел Сам Бог, и боролся с ним, и хотел его смерти. И была драка Иакова с Богом. И удивительное дело - Иаков в этой драке выстоял.

Что же все это может значить? Что это за Бог такой, который своего же избранника посылает в землю - которую Сам же ему обещал! - а по дороге встает на пути и говорит: «Хочу твоей смерти». Второе. Какой же это всемогущий Бог, если какого-то ничтожного Иакова одолеть не смог?

Картина, конечно, бредовая. Всевышнего Творца Вселенной положили на лопатки, так сказать – простой человечишка одолел, причем, даже не воин и не герой. Иаков, который, пять минут назад трясся как осиновый лист от страха перед разгневанным Исавом.

Лично мне это напоминает игру моего детства – когда мне было годика три-четыре, я очень любил бороться со своим отцом. И папа, если у него было хоть немного свободного времени, не отказывал мне в этом удовольствии – принимал мой вызов. И мы друг друга валили на ковер, переворачивали, я заламывал отцу руки, перекатывал его и ловко клал на лопатки. Всё, победа! Событие, как никак - об этом надо информировать общественность. В первую очередь бежал к маме: Мама! А я папу победил, кричал я издали. - Ну, конечно, отвечала мама, ты ж у нас сильный! Далее о сем факте сообщалось дворовым детям, ну и взрослым тоже. В частности, храмовому сторожу – был в Свято-Духовском соборе такой здоровила – килограмм под 200 – Чайковский фамилия у него была, прямо, как у композитора. Ему тоже хвастаюсь, дескать, с папой боролись, вот и – поверг, так сказать - теперь достоин лавр. Великан восхищался и начинал на меня смотреть с опаской, мол, с тобой опасно заводиться, ты кого угодно повалишь. Конечно, соглашался я. И тебя сейчас вот возьму и одним махом на лопатки. Ну и дальше, бедный сторож – приходилось ему кататься по грязному асфальту. Зато я… Такое ощущение, что сейчас со всем миром могу справиться.

По всей видимости, и с Иаковом происходило нечто подобное. Бог дал почувствовать ему силу. Быть может, не столько физическую силу, или даже моральную, сколь – силу Завета. Ведь Бог обязан, так сказать, согласно договору, сохранять жизнь всем вступившим в соглашение и в частности Исааку – договор – дело святое – хочешь – не хочешь надо соблюдать.   

Но давайте подумаем: а чем Иаков вообще мог защититься даже от такого игрового Божьего нападения? Только молитвой. Непосредственно, в описании этой сцены самой молитвы нет, но она есть несколькими строчками раньше, которая была произнесена перед этой ночью – замечательная молитва Иакова. Только что он уповал на свою хитрость. Но вот Иаков остается один и молится. Молитва примерно такая: «Боже! Это Ты меня Благословил, это Ты меня ведешь в эту землю, где ждет меня брат. Это Ты сделал так. Я ушел из этой земли совершенно нищим, а сейчас... Это Ты меня обогатил. И все это благодаря Твоему Благословению, благодаря Твоему завету, который Ты заключил с моим дедом. Итак, всё в Твоих руках. Всё под Твоим Благословением…» Вот, собственно, смысл той молитвы, которую он произносит. И именно этой молитвой он, как бы и защищается в этой битве.

И что, по сути, происходит? Ведь на самом деле это точно то же самое, что мы разбирали с Вами в прошлый раз с жертвоприношением Исаака - есть избранник, и Бог, якобы хочет его смерти. И в одном и в другом случае это происходит для того, чтобы с носителем Благословения что-то произошло. Человек в этом противостоянии Богу, наконец, осознает для себя до конца, что такое этот Завет, в котором он сейчас пребывает. И именно воспоминанием об этом Завете он и может защититься от смерти. Пониманием, что Завет - это спасение, что Завет - это путь к жизни. Именно это. И когда человек по-настоящему осознает, ЧТО в его жизни значит Завет с Богом, жизнь его меняется. И посмотрите, как меняется Иаков. Не случайно Бог говорит ему, что «теперь тебе имя будет другое - не Иаков, а Израиль». Смена имени на языке тогдашнего человека, как Вы помните - это смена сущности. Меняющий имя становится другим человеком.

И что же происходит сразу после этого события? Наступает утро, Иаков переправляется через реку, догоняет своих; после этого видит вдалеке приближающегося навстречу Исава... Но ни за кого не прячется - идет впереди стана. Он не разделяет свой караван пополам, не гонит вперед жен и детей, он сам подходит к Исаву и склоняет перед ним голову - подставляет шею. Мол, «ты хотел меня убить - можешь это сделать». То, что Исав его не убивает - это уже другое дело. Это уже Исав молодец. Но Иаков изменился абсолютно. Если до этого момента мы все время могли ему поставить в вину его явную неправедность, то после сего сказочного «поединка» с Небесным Папой, нам не к чему прицепиться. Иаков абсолютно четок. Даже по нашему, очень высокому по сравнению с теми временами, воспитанному долгими веками христианства, нравственному миропониманию, - Иаков практически безупречен. Вот как изменяется человек, когда в его сознании Завет с Богом становится источником жизни.

6.12.16 – Авраам в ожидании обещанного Богом

Книга Бытия очень подробно рассказывает о каких-то вещах из жизни Авраама, в духовном плане вовсе незначительных, но по которым мы можем увидеть, что он – вполне нормальный человек. В каких-то ситуациях очень хитрый, находчивый, умеет выкручиваться в сложных ситуациях, смелый, если надо умеет и повоевать и врага победить. Т.е., он - умный человек, и в каком то смысле для нас это так же важно. Нам нужно знать, что Авраам не какой-то псих, страдающий звуковыми галлюцинациями, которому послышался очередной там неизвестно какой голос – в результате, крыша у него поехала окончательно – и он ушел из дому бродить по белу свету – дурак, что с него возьмешь. Нет, Библия рисует его как человека очень даже неглупого.

И вместе с тем удивительная вещь. Завет с Богом заключен. Аврааму обещано многочисленное потомство. Но проходят годы и - ничего. Десять лет, 15, 20 лет... – ноль.

Вот уже и 25 лет проходит с момента заключения Завета. Аврааму - сто лет, его жене Саре - 90. Всё, «закончилось у нее все женское», как выражается бытописатель. Надежды никакой. И вместе с тем Авраам продолжает верить.

Периодически Бог к нему обращается, как бы говоря: ты еще веришь, Авраам? - Вот я, Господи - отвечает Авраам. Бог говорит: «Ходи предо Мною и будь непорочен! Веришь?» «Верю». Но чего Бог тянет? Причем, так долго? Разве нельзя сразу было выполнить Своё обещание? Тем более, Он Бог все-таки. Наверное, можно. Но для нас с вами, да и для Авраама важно понять, что вера – это не единственный порыв, а целая жизнь, которая проходит в этой вере.

В этой истории происходят некоторые события - в какой-то момент Авраам решает, что у Бога несколько иной план, которого он просто не понял, мол, вот у Сары детей быть уже не может, но тогда надо взять наложницу, чтобы родила ему ребенка. Такой ребенок рождается, но Бог говорит: нет, Я тебе обещал, что родит Сара. Будет именно так. И опять Авраам ждет.

И, наконец, происходит удивительное событие: к нему приходит сам Бог в гости, так сказать. Но как-то непонятно приходит - в виде трех мужей. Странно - Бог в виде трех странников? – скорее всего, этого и сам человек, который это писал, объяснить бы не смог. Сама идея очень странная – Бог в виде трех мужей. Да и числовые параметры там как-то все время плавают. Обратите внимание - пришли три человека, а уходили двое - «пошли в Содом и Гоморру эти ДВА мужа». А когда Авраам с ними разговаривает, он все время обращается к одному, разговаривает, как с одним. И Бог ему отвечает... вроде, как один? Так один, два или три? Видимо, тот, кто писал эти слова, пережил какое-то видение этой картины, которую он не смог по-настоящему выразить в словах. Не один, не два, и не три. Что-то непонятное, с числами не очень.

Как мы знаем, отнюдь не скоро Бог начнет приоткрываться в Библии как Бог-Троица, а вполне триединство раскроется уже только в жизни новозаветной Церкви. Но намек на Троицу мы можем увидеть уже и в самых первых стихах Книги Бытия, ну и здесь, где Бог приходит к Аврааму, мы можем так же уловить этот намек на троичность Единого Бога.

Итак, между Богом и Авраамом происходит диалог, в котором Господь говорит: «Я пришел тебе сказать, что через год Я вернусь снова, и у тебя будет ребенок». Авраам никак не реагирует, но Сара, услышав эти слова, как-то внутренне засмеялась. Бог говорит: «Что смеешься?» «Я не смеялась», испуганно стала оправдываться Сара. «Нет, ты смеялась, - настаивает таинственный собеседник. Так вот, через год у тебя будет сын, и назовете его Исаак», - а слово «Исаак» означает «улыбка Бога». На недоверчивую улыбку человека, Бог улыбается, исполняя обещание - дает младенца.

«И встали те мужи и оттуда отправились к Содому и Гоморре; Авраам же пошел с ними, проводить их». И дальше завязывается также очень интересный разговор. Ситуация такова: вопль от грешных городов достиг ушей Божьих, и Он идет смотреть, что там происходит. Авраам сразу все понимает. И у него потрясающая интуиция, которая ему подсказывает: если этот святой Бог придет в это греховное место, то должна произойти катастрофа, потому что святость Божья и греховность человека несовместимы в одно время и в одном и том же месте. Поэтому ясно, что Содом и Гоморра погибнут. И Авраам начинает с Богом торг: «А если в этих городах найдутся 50 праведников? Неужели Ты вместе с нечестивыми погубишь и праведников?» Бог говорит: «Нет. Если там 50 праведников - весь город пощажу». Замечательная постановка вопроса: Авраам ищет справедливости, он говорит: нельзя же губить праведников вместе с нечестивцами. Бог соглашается: если там есть праведники,  то Он и нечестивых пощадит. И далее Авраам начинает измерять глубину милосердия Божия: а если недостанет до 50 пяти? Неужели из-за каких-то пяти недостающих Ты разрушишь город? Это лукавство Бог отметает сразу, Он говорит: если будет 45, пощажу. Речь идет не о пяти, речь идет о 45-ти. Авраам понимает это и говорит: а если 40? Хорошо, если 40, - тоже. - А если 30? - И если 30. - А если 20? - И 20 тоже пощажу. - Вот я еще раз скажу, - говорит Авраам, - если 10?- Если 10, - говорит Бог, - тоже пощажу, - после чего поворотился и пошел, закончив разговор.

Красивая сцена, но есть вопросы. Первый. Авраам беседует с Богом... Но что такое разговор с Богом на нашем с Вами языке? Молитва. И здесь нам явлен удивительный пример молитвы. Мы-то с Вами привыкли брать какой-нибудь текст и читать, вот и вся молитва. Или, если нам больно, кричим: Господи, помилуй! Или, если чего-то не хватает: дай!.. Но какой удивительный пример молитвы дает эта история в Книге Бытия. С Богом можно разговаривать! Можно выяснять Его позицию... Можно оппонировать. Молитва, как диалог. Это очень важный момент. Диалог, в котором Авраам отнюдь не пустое место. Даже учитывая безграничное доверие к Богу, Авраам пытается выяснять, чего же Бог на самом деле хочет и каков Он.

Второй вопрос - а почему, собственно, разговор закончился? Действительно ли необходимы, как минимум 10 праведников, чтобы город устоял? А если их 5? Вот, если поточнее - сколько праведников нужно для Бога?

В Библейском тексте есть одна важная деталь. Обращаясь к Богу, Авраам говорит: «Вот скажу еще один раз: а если там будет 10?» Бог ответил «Пощажу». И закончил разговор, потому что АВРААМ сказал, что разговор закончен. АВРААМ предупреждает Господа, что спрашивает Его в последний раз. У Авраама просто наглости не хватило идти дальше, он побоялся выяснять, ведь всего 10 праведников на город - это и так ужасно мало... Помните, мы подчеркивали с Вами, что в представлении древних личность - ничто, важен лишь коллектив. Именно поэтому Авраам дошел до какой-то цифры, которую он и так себе едва мог представить и на ней остановился.

Ну а сколько праведников нужно для спасения на самом деле? Всего один. Один-единственный праведник – Иисус Христос, Которым все мы и спасаемся.

И последняя история. Рождается Исаак, подрастает, ему исполняется примерно 12 лет, это как бы начало сознательности, - и в этот самый момент Бог обращается к Аврааму и говорит: «Возьми сына твоего, пойди в такое-то место, на такую-то гору в трех днях пути, и там принеси Мне его в жертву».

Кошмар! Когда мы такое читаем, ничего другого, кроме мурашек по телу, по всей видимости, чувствовать невозможно. Что же это за Бог такой?! И после этого еще у кого-то поворачивается язык говорить, что ЭТОТ Бог - благой!

С другой стороны – как Авраам мог на такое согласиться? Плевать, что Сам Бог этого требует – зарезать своего сына? Разве такое можно оправдать верой? Да лучше, в таком случае, быть неверующим – ни Бога, ни беса не признавать! В гробу видеть такую веру!

Но дело здесь в том, что Авраам, по всей видимости, слушается Бога не только и не столько по вере, сколь по старинке, в силу своего языческого прошлого.  

Мы, ведь, прекрасно знаем, что все предки Авраама – язычники, да и сам он в прошлом идолопоклонник. А в тогдашних языческих культах принесение в жертву божеству первенца – это вещь совершенно обычная. Причем, это вовсе не означало, что язычники были людьми бездушными, и им своих детей не было жалко, но, раз надо, так надо – спокон веков каждая семья отдавала своё дитя на заклание или сожжение. Люди просто не представляли, что можно жить как-то и без этого. Мол, в противном случае, божество могло прогневаться за неуважение со стороны народа, и тогда вообще бед не оберешься.  

Значит, получается, языческие божки имели право на человеческие жертвоприношения. А настоящий истинный Бог имеет на это право или нет? Или по этой логике - что ж это за Бог такой, Которому не нужно приносить подобные жертвы – значит, Он слабый, хилый, Его и всерьез можно не воспринимать.

А, во-вторых, ба, да ведь, это же удобный Бог, либеральный, нетребовательный! Неплохо! Религия, то удобная оказывается! Вон им всем приходится приносить в жертву первенца, а нам не обязательно. Хорошо то как! Как у Высоцкого: «Удобную религию придумали индусы». Так вот, Ветхий Завет - это отнюдь НЕ удобная религия, и отношения с этим Богом ничуть не менее серьезны и ответственны, чем с богами в язычестве. Если те требуют в жертву первенцев, то и Этот имеет право.

Другое дело, что в конце Он остановит руку Авраама и скажет: не надо, Мне не нужны такие жертвы...

Еще раз повторимся, конечно же для Авраама это Божье повеление было трагедией. Он был живым человеком а рядом с ним шагал долгожданный 12-летний сын. Но не следует забывать, что наше сознание, наш менталитет – совершенно иной, нежели тогдашний. Да, Авраам мучился, страдал, недоумевал, но не столько из жалости к своему Исааку, как это было бы с любым из нас. Авраам, был в полной растерянности относительно Божьего обетования. Трагический абсурд. Много раз Богом подтверждено, что в этом ребенке все обетование. И, вдруг, этого же ребенка пойди и убей! А как же Завет? Что ж получается, Бог обманул Авраама. Но зачем тогда уход из своего дома, эти скитания? Никакие рациональные выкладки не работают.

И самыми страшными для Авраама – были эти три дня пути. Ведь психологически проще, если было бы сказано - возьми и заколи сына своего прямо здесь, немедленно. Тут можно как бы и не размышлять. Схватить нож и зарезать. Но тут три дня черных мыслей, три дня полного мрака, где есть вера этому Богу, но полное непонимание Его повеления.

Мы уже говорили, что в принципе в человеческой жизни все должно быть в гармонии. И разум и вера идти рука об руку. И в большинстве случаев так оно и происходит. Но, если вдруг эта гармония нарушается, если подход разума и подход веры оказываются противоречащими друг другу – как нам быть? Где наш путь?

То испытание, через которое провел Бог Авраама не проверка. Бог и так знал Авраама, знал, что тот пойдет до конца. Но не знал этого сам Авраам. Он должен был для себя самого выяснить за эти три дня пути, что собой представляет его вера, насколько она глубока. Настоящая вера, это, ведь, не выбор между хорошим и еще лучшим. Нет. Ему важно понять, что вера - вопрос жизни и смерти и ничуть не меньше. Или Авраам идет по этой вере до конца, по этому договору с Богом, в котором Господь обещает жизнь потомству, или он отказывается от Завета.

И Авраам проходит этот путь до конца. Он делает абсолютно все. И он заносит руку с ножом. Не его вина, так сказать, что Исаак остается жив. Это Бог его останавливает, и Бог дает урок и ему, и Исааку, кстати, который тоже в этот момент все понимает. Урок веры. Что вопросы, которые решаются верой, ничуть не ниже уровнем, чем жизнь и смерть.

27.11.16 – Завет Бога с Авраамом

Представьте себе такую картину: вам 75 лет, Вы живете в небольшом городке или селении, в добротном собственном доме и хотя детей у Вас нет, Вы общаетесь с родными, друзьями. Да, собственно, и прочих жителей городка почти всех Вы всех знаете, и они Вас знают, как уважаемого человека. В общем, коротаете свою мирную и благополучную старость. И вдруг слышите, как бы, внутренний голос: вставай, нечего тебе лежать на печи! Наполняй флягу водой, в котомку собирай побольше сала и сухариков, навсегда прощайся со своими ближними, выходи за город, а потом и из страны своей и иди, и иди – куда, потом Я скажу тебе. Какова будет наша реакция? А вот Авраам, встал и пошел. Пешком, по жаре и бездорожью неведомо куда.

Кто его знает - сколько недель или месяцев длился его путь, и что в это время происходило в его голове, но шел он, останавливаясь только лишь на отдых.

И вот земля, которую указывает ему Бог – его будущее место жительства. Место пустынное, земля, как земля – красно-коричневая, ничем особым не отличающаяся. И там, в этой земле, Бог заключает с Авраамом Завет - Договор.

Условия этого Договора довольно просты. По сути дела, Бог повторяет то самое, что уже однажды Аврааму сказал: Я произведу от тебя народ и дам тебе землю, в которой этот народ будет жить. Вот, собственно, и все.

Для современного читателя Библии это не очень понятно. Жил человек спокойно, так сказать, на своём земельном участке, уж во всяком случае, не 7 соток и не 15, небось гектаров 20 - уж точно было. Земля ухоженная, хозяйство налаженное. А здесь что - неподнятая целина, правда, много земли тысяч 200 гектаров, а то и миллионы. Но зачем она 75-летнему старику? Для потомства, которое, возможно, размножится лет через 200, когда от Авраама и косточек не останется? Да и само потомство – сильно оно ему уже надо на старости лет? 

Дело в том, что для тогдашнего человека его личная жизнь означала очень и очень мало - ничтожную пылинку. Вот мой народ, клан, племя, - это совсем другое дело, это действительно ценность. Нам с Вами до конца этого не понять. О детях и внуках мы еще думаем, заботимся. А переживать за судьбу дальних отпрысков – вряд ли. А вот в те времена думали иначе. Я, ведь, рано или поздно помру. Но если я - это не просто я, но мой народ, мой клан, мое потомство, то, значит, я умираю не весь, что-то мое остается в следующем поколении. Т.е., я жизнь свою передаю в следующее поколение.

Таким образом, обещание Бога дать Аврааму многочисленное потомство, означает для него не что иное, как «бессмертие». Продолжение жизни в потомстве. Именно так и понималось бессмертие в те времена. И в этом Авраам, безусловно, заинтересован, предложение для него очень заманчивое.

Но в таком случае становится актуальным и предложение дать землю - для жизнеобеспечения целого народа действительно необходимо много земли. А на тот момент кое-где это уже было проблемой. Уже в конце 11-й - начале 12-й главы Бытия рассказывается, как еще отец Авраама вышел из Междуречья и пошел куда-то в сторону. И историки говорят о том, что действительно, после распада этой империи происходит некоторая миграция людей, потому что до этого в Междуречье скопилось слишком много народу, произошел демографический взрыв. Им не хватало этого места, и люди начали разбредаться в стороны. Для жизни нужна была земля, могущая прокормить народ. И Бог говорит: у Меня есть такая земля, Я ее тебе дам. Авраам очень хорошо понимает важность сего предложения.

Итак, потомство и земля - две необходимые составляющие для определенно понимаемого Аврамова бессмертия.

Но в Божьем обещании есть и еще одна вещь, гораздо сложнее. Бог говорит, обращаясь к Аврааму: «В тебе благословятся все племена земные». Другими словами, народ, который произойдет от тебя, в конечном итоге, будет благословением всего человечества. Ну для любого из нас, наверное, будет крайне неубедительным заявление, что, мол, израильский народ всему миру несет счастье. Сказать, что евреи – слишком хорошие люди – очень сомнительно.

Но, как говорил мой учитель еврейского языка по Ленинградской Духовной академии Михаил Юханович, есть такие «во-первых», для которых не нужно «во-вторых».

В конце концов, есть козырный туз, убийственный аргумент в пользу еврейского народа – именно из израильтян произошла Дева Мария – Богоматерь, родившая Иисуса Христа. И уже одного этого достаточно для того, чтобы уважительно относиться к сему народу. Иисус Христос – разве это не благословение всех народов Земли?!

Кстати, народ и вправду незаурядный – за что ни возьмутся – всё у них получается – и хорошее и дурное. Октябрьский переворот - пожалуйста – подавляющее большинство их среди революционеров. Музыканты, композиторы – тот же Мендельсон, марш которого звучит на каждом бракосочетании. Ученых среди евреев уйма, и еще каких – Эйнштейн один чего стоит. А мировой капитал - больше 90% в руках евреев-банкиров – это разве не показатель сообразительности? Другое дело, энергия, зачастую не на то затрачивается. И вера большинства из них направлена не в ту степь. Но это же проблема не только евреев. Это беда очень многих ныне живущих. Вот эта их злополучная застрялость в просроченном иудаизме…

Но ежели какой-либо еврей все же принимает Христа – как правило, пользы от него бывает больше, чем от десятерых русских или украинцев. Достаточно привести в пример Александра Меня. Представляете, этот батюшка-еврей для Церкви сделал, наверное, больше, чем вся Московская патриархия за шесть десятилетий. Ну это, конечно, уникальный случай. Но можно и попроще. Наш Артем Кияновский – директор Школы Гуманитарного труда – святого из него, конечно, не вышло, но когда он уверовал, первым делом перед ним встал вопрос: а как я могу конкретно послужить Богу и Церкви? Тогда он посещал наш храм; позже он переметнулся в Московский патриархат – ну это в его характере – вчера там, сегодня здесь. Ну и ладно – там тоже нужны такие люди – а он очень активен, причем, не столько в плане спонсорской помощи, как в проведении различных церковных конференций, семинаров, конгрессов. Одним из первых в Украине он ввел в своей школе изучение христианской этики, как обязательной дисциплины и т.д.

В общине отца Георгия Кочеткова очень большой процент христиан-евреев, и толк то какой! Протестантские пастора тоже говорили мне, что еврей в их общине – это просто благословение.

Я, конечно, не намерен идеализировать эту нацию. Характерных пороков тоже хватает – жадность, например, – ну, понятно, не все евреи жадные, но тенденция такая очень даже наблюдается. И, тем не менее, народ неординарный.

И вот именно такой народ и обещает произвести Господь от Авраама. А что требуется взамен? В тексте книги Бытия есть одна замечательная фраза: «И поверил Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность». В слове «вменилось» можно прочесть как бы двойной смысл – «зачлось за праведность», и вместе с тем «праведность поставлена, как задача». С одной стороны, Авраам уже поверил Богу, уже встал и пошел, и уже, таким образом, условия этого договора в какой-то мере выполнил, - с другой стороны - поверить Богу недостаточно в один какой-то момент, верить нужно постоянно - продолжать и продолжать.

Итак, договор заключен. Бог дарует Аврааму огромное потомство и много земли, большую территорию. А Авраам обязуется верить, доверять Богу и быть верным Всевышнему, праведным.

Ну и, в конце концов, печать, так сказать, под договором должна стоять – так называемое знамение Завета. Странное, на первый взгляд, знамение. Авраам и весь его род должны быть обрезаны.

Прежде всего, надо сказать, что многие ученые сходятся на том, что обрезание существовало в этих местах и до всякого Авраама. Там жарко, там песок, и просто из определенных гигиенических соображений кочевые племена, жившие в тех землях, обрезывали детей. Но Господь наполняет этот обычай совершенно другим смыслом. Эта процедура становится напоминанием о Завете Бога с Авраамом. Заметим, этот Завет говорит о потомстве. И печать ставится именно на детородный орган. Каждый мужчина, приступая к воспроизводству, имеет возможность вспомнить о Боге. Что, именно Бог обеспечивает ему продолжение жизни. Что ему недостаточно собственных физических сил, которые, кстати, так же подарены ему Богом, что главное в продолжении рода человеческого не механизм воспроизведения, но Бог.

Есть и еще один аспект этого действа. Со временем обрезание начинает восприниматься как некая жертва Богу – конечно же не в смысле того, что я отрезаю для Бога от себя кусочек крайней плоти – Богу он уж точно не нужен.

Этим жестом я свидетельствую о своём понимание того, что «есть во мне нечто, что Бога не устраивает, что Господу противно, и если от этого плохого  избавиться, то я буду ближе ко Всевышнему». Я отсекаю от себя частицу плоти в знак того, что у меня есть нечто препятствующее приближению к Богу, а все остальное тогда может быть всецело посвящено Господу. Именно в этом смысле потом будет использовать это понятие апостол Павел, когда будет говорить об «обрезании сердца».

Авраам соглашается со всеми условиями этого Завета, ну и, как известно - до сих пор эта операция производится, как у иудеев, так и у мусульман. Для тех, кому, вдруг, интересно – как это делается, можно посмотреть в Интернете.

20.11.16 – Вавилонская башня

Итак, мы остановились в прошлый раз на том, что договор между Богом и человечеством через Ноя заключен. И, казалось бы, все хорошо. Но нет. Сразу же после этого Библия рисует несколько картин, которые показывают, что на самом деле ничего не изменилось. Завет этот еще только-только начинает действовать, человек еще только начинает притормаживать в своем падении, останавливаться в своем уходе от Бога, еще все впереди... и одна из таких картин - это сцена, в которой один из сыновей Ноя - Хам, являет свое хамство - открывает наготу отца своего и рассказывает об этом братьям. Для современного человека не очень то понятен глубинный смысл этого образа. Правда, в Библии дальше будет сказано - в Моисеевом законе запрещено открывать наготу отца своего и матери своей, - но пока это еще не сказано, пока такого закона нет, и вроде бы Хам ничего не нарушает. Но мы уже знаем с Вами, что нагота - это символ слабости, беззащитности. И если человек открывает наготу другого человека, то этим он демонстрирует, что, мол, тот бессильный. Вот я стою одетый, а он раздетый. Он ничтожен, а я велик! Вот что тут получается. Сын заявляет, что он главнее, чем отец. Отец заключил договор, касающийся всех его потомков, всего человечества, а ближайший же его потомок говорит: нет, я главнее, я сильнее своего отца! Какие у него там дела с Богом, меня не касается. Я - главнее! Вот что здесь ужасно. В конечном итоге, хамство - это когда я другого ставлю ни во что, я – важный, ценный, а кто-то другой - ничтожный. И чего-чего, а этого мы можем видеть вокруг себя много раз в день, и, что хуже всего, мы это очень легко можем увидеть в себе самих.

И еще одна картинка. В 11 главе Книги Бытия рассказывается интересная история - о том, как люди, которых стало очень много, собрались в Вавилоне и решили построить башню, чтобы, как там написано, «сделать себе имя прежде, нежели рассеемся по лицу земли». И не какую-нибудь башню, а башню до неба. Что сие значит?

Завет с Ноем говорит, что жизнь человеческая берется не с земли, не снизу. Она идет от Бога, а Бог обитает на Небесах. Бог - на Небе, там Источник жизни. И вот люди говорят: построим башню, возьмем небо штурмом, для того, чтобы (опять-таки) наша жизнь была в наших руках. Если она на Небесах, мы ее оттуда и достанем.

Мы сделаем себе имя... Имя на языке древних - это сущность того, кто носит это имя. Это не просто условное название, это суть наименованного, его сущность. И если говорят: «Мы сделаем себе имя», это означает: «будем сами владеть своим существованием». Замечаете, вот точно тот же греховный порыв: «Я - сам! Я - главный! Я буду делать по-своему!» Именно в этом духовный смысл того, что здесь написано, и это, в общем, я думаю, понятно.

Но вот еще вопрос: стоит ли за этим Библейским повествованием какое-либо реальное событие? Похоже, что да. Мы знаем, что Вавилон, точнее - Междуречье (Вавилон возник в тех местах гораздо позднее) - это как бы колыбель цивилизации, самая первая известная в истории империя родилась именно там, в Междуречье. А что такое империя? Империя – это, во-первых, когда люди собраны вместе и вместе удерживаются насильственно некоей центральной силой – властью, опирающейся на армию, спецслужбы, пропаганду, экономические рычаги и прочее. Это и есть суть всякой империи - собрание различных людей по воле единой власти. Здесь важно именно последнее обстоятельство, что основано это сборище людей не на взаимном уважении, не на общих интересах, а на насилии.

Из истории мы знаем, как это всегда происходит. Чтобы удерживать людей в одной империи, которых становится все больше и больше, аппарат насилия должен все время расти. Ну и, соответственно, давление внутри этого сообщества граждан тоже постоянно увеличивается. А дальше, не нужен никакой Глоба - рано или поздно все это обязательно взорвется. И взрыв этот, часто представляет собою нечто вроде национально-освободительного движения. Похоже, что как раз нечто похожее и произошло там в Междуречье. В какой-то момент люди, наевшиеся насилия досыта, взрываются. Взрываются так, что вся эта империя разлетается осколками. И именно это, по-видимому, и описано в этом Священном мифе о Вавилонской башне.

Разделение языков – такое интересное выражение Библейское. Язык – значит, народ. Отсюда образовано и слово язычники, т.е., иноземцы, люди иных наций, других народов.

Здесь, конечно, необходимо уточнить, что в Библейско-церковном словоупотреблении, язычник – это не просто чужестранец, а иноверец - идолопоклонник. Ну это так повелось еще с дохристианских времен – народы, окружавшие израильтян, чтивших Единого Истинного Бога все были идолопоклонниками.

Да, так вот, люди, доселе единые, собранные все вместе репрессивным аппаратом, свергают власть, освобождаются от имперского гнета и разбегаются, так сказать, в разные стороны, образуя отдельные поселения, обосабливаясь и живя автономно, накапливая свои обычаи, видоизменяя язык и создавая свою культуру, присущую именно данному племени.

С одной стороны, в этом просматривается момент положительный – многообразие форм культуры, но немаловажно и то, что эти народы перестают понимать друг друга, начинают считать друг друга чужими, а главное - враждовать и воевать. Войны стали естественным состоянием международных отношений. Кровь стала литься на землю практически непрерывно, а перемирья – краткими паузами между войнами. Кстати, определение мира, как перерыва между войнами, было сформулировано, не помню кем, по-моему уже в XX веке.

Другими словами, здесь описан первый развал империи из тех, которых мы знаем по истории очень и очень много. А при крахе последней мы с вами все присутствовали, и видим, что механизм взрыва точно такой же. Короче, все, что в этом мифе о Вавилонской башне сказано - брать ли это со стороны духовной, как штурм небес, или брать со стороны событийной, как разделение насильственно соединенного в одну большую страну населения - во всех случаях это показывает нам, что грех в человеке продолжает действовать. Грех, который заставляет человечество искать своего собственного существования, основанного, на насилии, а не на любви, потому что, как было выше сказано все помышления человека – греховные.

Таким образом, этот миф говорит о том, что: во-первых, грех никуда не делся, он продолжается, и, во-вторых, еще об одной очень важной вещи.

При всей положительности таких понятий, как самобытность той или иной нации, многообразие национальных культур, никак не сбросить со счетов непреодолимую тенденцию греховной отчужденности одного народа от другого. Нельзя сказать, что этот грех непреодолим в принципе. Все же есть такое словосочетание, как «дружба народов», хотя, зачастую – это в большей степени пожелание, чем реальность. Так вот Богом замыслено единое человечество, соединенное во единого Адама любовью. Не в смысле однообразное – все на одно лицо, с одинаковой прической и в униформе – подобные вещи – скорее изобретение диктаторов. Люди созданы быть свободными, их друг к другу ни в коем случае никто не имеет права привязывать насильственно. Но им естественно любить друг друга, помогать, выручать, тянуться друг к другу. В то время, как грех приводит к разделению людей. Мы настолько сильно отталкиваемся друг от друга, что нередко не желаем быть просто рядом с нашими ближними. Даже отцы не понимают своих детей, дети родителей, а жены мужей, и т.д. Тем более вьетнамцу трудно понять украинца, а русскому чеченца.

Но в этом взаимном отчуждении совершенно невероятным образом находится и положительный момент. Какой? На этом отталкивании людей друг от друга какие-то группы враждующих объединялись между собой по принципу – давайте дружить против наших противников! Особенно если это племя, связанное кровными узами – война с соседями сближает друг к другу. Так и образуются народы, - не благодаря любви между людьми, но благодаря отталкиванию от других. Мы едины в народе, потому что мы не такие, как другие. К сожалению, механизм создания нации обусловлен не любовью к своим, а ненавистью к чужим. И это не есть хорошо. Однако, как мы уже сказали, и в этом обретается ценность в очах Божиих.

Какая ценность? Здесь есть еще один важный момент. То, что происходит в истории с Вавилонской башней, опять нарушает планы Божии. Человек опять очень сильно вмешивается в то, что делает Бог. В самом деле: Завет заключен через Ноя со всем человечеством, как с целым биологическим видом. Сейчас же в результате этого вавилонского распада и разброда, цельного человечества, так сказать, уже не существует - человечество существует в виде отдельных народов, причем, каждый народ не знает и знать не хочет, чем живет соседнее племя. И тогда получается: даже если Богу удается что-то сделать в одной нации, все другие народы этого уже не принимают.

Но Богу нужно что-то делать, выходить из положения. Человечества, как Божьего партнера в Ноевом Завете, выходит, уже не существует. И тогда какой же способ находит Господь?

Во-первых, в дальнейшем, иметь дело не со всем человечеством в целом, а с тем или иным народом в отдельности. И для этого есть вполне весомые предпосылки. Как никак, люди собраны вместе, в народе возможно поддержание некоего единства из поколения в поколение, возможна передача той накопленной на предыдущем этапе информации, которая жизненно важна для последующих поколений.

Значит, Бог может использовать этот новый возникший механизм человеческого бытия для того, чтобы продолжать воспитание человека. Таким образом, Господу понадобилось присмотреть какой-то мало-мальски вменяемый народ, с кем бы можно было иметь дело. Но это оказалось непросто. Если мы еще раз внимательно перечитаем текст, то обнаружим, что все народы, которые на тот момент существуют, которые образовались в результате распада языческой империи Междуречья, - это языческие народы. Каждый народ обращается к своим божкам, все народы заняты, у них есть свои боги. И получается, Богу работать не с кем - нет такого народа, который бы откликнулся на его призыв. Что делать? Значит, Ему нужно такой народ вырастить, так сказать. И именно об этом мы и читаем в последующих главах.

Бог обращается к человеку, которого зовут Авраам, и говорит ему: «Встань, Авраам, пойди в землю, которую Я укажу тебе, и Я произведу от тебя народ великий, великое множество, больше, чем песка на земле, больше, чем звезд на небе, и в тебе благословятся все племена земные». С такой речью Бог обращается к Аврааму. И удивителен ответ Авраама. Он в каком-то смысле для нас совершенно невообразим. Авраам встал и пошел.

Мы можем подумать: вот, нам бы так, сказал бы нам Бог, мы бы тоже встали и пошли... На самом деле Бог без конца к нам обращается, а мы Ему в ответ говорим что-то вроде «а Ты докажи, а какие гарантии, а чем Ты мне докажешь, что это все будет»... Постоянное наше недоверие Господу, так же, как и всем остальным. У нас много хороших поговорок: доверяй, но проверяй, на Бога надейся, а сам не плошай, и так далее. Это сидит в нас очень глубоко: проверить. А Авраам, встал, собрал свои манатки и побрел куда глаза глядят. Откуда только взялся такой Авраам? Каким образом в этом неверующем человечестве возник такой гигант веры, от которого производят себя все мировые религии? Три мировые религии сейчас... Именно от этого его удивительного свойства: ВЕРЫ. Авраам встал и пошел. Без всяких гарантий, без всяких доказательств. Ему в этот момент 75 лет. Жене его - чуть поменьше, детей у них нет. А Бог ему говорит: Я произведу от тебя народ. Он не спрашивает про гарантии, он встает и идет. И идет довольно далеко, в ту землю, которую ему указал Бог, чтобы произвести от него народ, который унаследует хоть какую-то чуткость к Богу и понятливость, народ, с которым хоть в какой-то исторический период можно будет иметь дело. Именно этот замысел Божий в дальнейшем и осуществляется и об этом, если даст Бог, мы еще с Вами поговорим.

13.11.16 – Завет Бога с Ноем

Итак, продолжим разбор книги Бытия. 6-я глава с 8-го стиха: «Ной же обрел благодать пред лицом Господа Бога». Ной обрел благодать. Все помнят о том, что происходит дальше. Ной слышит, как Бог ему говорит:  давай, строй океанский пароход и спасай кого только можешь. Примерно так. Но почему только Ной? И если Ной, то почему не остальные? Что - все плохие, а Ной хороший? И действительно ли он хороший? В чем тут дело?

Здесь, мне кажется, есть хорошая подсказка: «...когда умножилось число человеков на земле...» Люди умножились. А люди, ведь, все разные. Люди разные, и, значит, в этом разнообразии людей всегда есть разнообразие качеств. Одни быстрее бегают, другие лучше думают, третьи отлично считают, четвертые великолепно готовят. Совершенно разные люди с разными дарованиями, и это не значит, что тот, который быстрее бегает, лучше того, кто вкуснее готовит.

Но есть еще такое качество, как СЛЫШАНИЕ. Слышание голоса Божия. Бог кричит к людям, как Он кричал к Каину: «Не убивай!». Каин проигнорировал. И эти люди - они обращаются к своим божкам, а ЭТОГО Бога, Бога Истинного, не слушают. Но вместе с тем это качество слышания Бога - оно существует в человечестве. И, когда народу много, то, просто по статистике, оно у кого-то проявляется в большей степени. И тот человек, у которого это проявилось в большей степени, - Ной. Он ничем не лучше других. Но вот это качество оказалось в нем сильнее развито, и он услышал этот вопль Божий: «Идет потоп! Надо спасаться!»

Ной начал строить ковчег, и, естественно, соседи его спрашивали: ты что, дурак? Где океан, а где корабль? И он наверняка им говорил: вот, мне Сказано, что будет потоп. Но ему не верили. Его не слушают, как не слушают Бога. И тогда эти люди сами вычеркивают себя из спасения.

Посмотрите, что делает Бог в этой ситуации, которая вызвана грехом человеческим. Потоп вызван грехом человеческим, это НЕ наказание Божие. Но когда Бог включается, Он совершает спасение. Он кричит так, чтобы хоть кто-нибудь услышал, и кто-то услышал, и откликнулся, и построил ковчег. И благодаря этому мы с вами живы, - благодаря тому, что Бог спас Ноя. Мы с вами - все потомки Ноя - по логике этого Священного мифа. Мы с вами - потомки спасительного действия Божиего. Когда Бог вмешивается, Он спасает, а не уничтожает.

Сейчас мы не будем говорить о том, был ли на самом деле такой сумасшедший потоп, чтобы вода поднималась до уровня Араратских гор. Скорее всего, такого потопа не было, хотя бы просто потому, что нет на Земле такого количества Н2О, чтоб покрыть Землю такой толщей, но это и неважно - нас, ведь,  интересует духовный смысл этой истории. А суть сего Библейского повествования в том, что человечество из единобожия падает в язычество, и это несомненный факт - этому огромное количество археологических подтверждений. И вследствие этого обрушилась на землю страшная катастрофа. Но даже в этой ситуации Бог находит возможности для спасения.

Так вот, значит, Бог спасает Ноя, но, если посмотреть на то, что происходит дальше, то можно увидеть: нет, ничего особенно не изменилось. Потомство Ноя - такие же грешники, такие же язычники, как и те, что были до него. Ничего, собственно, не изменилось. Грех стал социальным явлением – такой вот чуткостью к голосу Божию отдельно взятого человека ничего не изменишь. Поэтому Богу предстоит еще многое и многое сделать.

Ну а что именно делать? Здесь, ведь, на самом деле очень сложная ситуация. Есть Бог, и есть человек, в котором сосредоточен весь замысел Божий о Творении. А человек, вместо того, чтобы принимать жизнь от Бога, отвернулся от Него на 180 градусов и с большим ускорением от Него отдаляется. Что Богу делать, если человек Его знать не хочет. А с другой стороны, Богу, поскольку Он есть Совершенная Любовь, насильственные действия запрещены Его внутренней сущностью. Не потому, что Он бессилен такие действия осуществить - не в бессилии дело. Насилие просто не соответствуют Его внутренней сущности. И каким же тогда образом Всевышнему вернуть человечество? Задачка, прямо скажем, не из легких. Но Бог находит способ. 

Итак, если человек, находящийся в грехопадении, во всем руководствуется лишь своими интересами - в этом, собственно говоря, и заключается суть грехопадения, значит, у Бога лишь одна возможность - если и работать с человеком, то только в поле людских интересов. Но человек сотворен Богом таким образом, что в этом  поле человеческих интересов всегда есть нечто, что и в интересах Божьих. Например, выживание человечества как биологического вида, - люди заинтересованы в этом? Да уж, наверное. А в интересах ли оно Бога? Безусловно. Значит, здесь уже есть почва для сотрудничества. Здесь есть общий интерес.

Человечество, пережив потоп в Ное, понимает, что обеспечить своими силами свое биологическое выживание оно не может. Опыт очень и очень показательный. Вместе с тем, Бог продемонстрировал, спасши Ноя, что у Него есть такая возможность - дать человеку спасение, даровать выживание человеку как биологическому виду. Он это показал. И тогда у Бога есть возможность обратиться к человеку с таким предложением: а хочешь, Я и дальше буду обеспечивать это самое твое выживание? Человек, конечно, захочет. «Но, для того, чтобы Я его обеспечивал, тебе нужно согласиться, во-первых, на то, что не ты обеспечиваешь своё собственное выживание, а Я. Итак, давай договоримся: Я тебе обеспечиваю выживание, а ты его принимаешь от Меня. Хорошо?» Быть может, здесь не очень понятно - вроде, как, ничего особенного и нет в условиях, которые ставит Бог человеку, но психология отношений между субъектами Договора в данном раскладе меняется радикально.

Значит, Договор. На библейском языке слово «договор» звучит как «завет». Чем хорош договор? Это - отношения в свободе, это не вынужденная вещь. Человек может вступить в договор, а может – не вступить - его никто не принуждает. Бог не действует насильственным образом. Он сообразуется с интересами человека. Таким образом, это замечательный способ, используя который Бог может добиться того или иного, что в общих интересах – и Божьих и человеческих.

И дальше, кстати, говоря - все, что будет делать Бог для нашего спасения, - все это будет осуществляемо посредством этого же самого договорного механизма, через Заветы. Бог все время будет предлагать нам следующий и следующий Договор, где в центре одно и то же - Жизнь, все в более широком и полном понимании того, что это слово означает. И мы все больше и больше будем соглашаться с тем, что – не «я - источник своей жизни», но - Бог. И в конце концов эта цепочка Заветов приведет к Новому Завету, приведет ко Христу, в Котором откроется нам уже вся полнота Жизни. Но это будет уже в результате цепочки Заветов. Изучая Библию, перескакивать через Заветы не стоит. Из болота нельзя человека вытащить одним рывком, если он уже по шею увяз – голова оторвется. Здесь необходима аккуратность и постепенность. И человечество идет к Богу постепенно. С каждой эпохой Бог дает нам все больше и больше возможностей, предлагая всё более новый и совершенный Договор.

Так вот, значит, Бог заключает первый из этой цепочки Договоров с Ноем.

Этот первый Завет не очень просто найти в Библии, но надо постараться. Как его обнаружить, какие он имеет признаки? Ну, во-первых, в договоре всегда есть две стороны. Одна сторона предлагает нечто, другая сторона отвечает чем-то другим. И есть еще третья вещь - печать. Знак того, что Завет заключен.

И вот в каждом Завете, который Бог будет заключать с человеком, обязательно будут эти три элемента. Две стороны и знамение Завета, знак.

Ну вот давайте прямо с первого стиха 9-й главы Бытия: «И благословил Бог Ноя и сынов его, и сказал им: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею...» Т.е., Господь подтверждает владычество человека на земле. «Да устрашатся и затрепещут вас все твари земные, и все птицы небесные, и всё, что движется на земле», - собственно, то, что и было замыслено Богом изначально – помните, еще в раю, Бог приводил к Адаму животных, и Адам нарекал им имена. Но, поскольку человек-то выпал из этого замысла, Бог здесь как бы восстанавливает его в правах. «Все, что движется на земле, все рыбы морские, продолжает Господь - в ваши руки отданы они, всё движущееся, что живет, будет вам в пищу, как зелень травную, даю вам все». 

Заметьте, во второй главе Бытия, человеку, по замыслу Божию, давалась в пищу только зелень травная. Конечно, это не значит, что до сих пор люди ничего живого не ели - еще Авель принес жертву от скотов. Но ели без разрешения, так сказать, а здесь санкция уже дается. Но и это неважно. Читаем далее: «Поставляю Завет с вами - не будет более истреблена всякая плоть водами потопа и не будет уже потопа на опустошение земли». Понятно, что на потопе свет клином не сошелся – огонь раскаленной лавы ничем не слаще вод потопа. Но Бог говорит человеку о том, что людей на тот момент больше всего беспокоило. А человек именно потопом был напуган до смерти. Т.е., Бог обещает то, чего людям больше всего хочется услышать – выживание, конечно, в целом, но слишком свежи воспоминания конкретные.

Ну а что требуется взамен от людей? «Только плоти с душей ее, с кровью ее, не ешьте» - говорит Бог.

Странное пожелание, не правда ли? В самом деле – что плохого запотевшую стопку водки закусить кровяной колбаской с острой приправой? И вкусно и полезно для здоровья.

Но дело в том, что в те времена человечеству, как никогда грозила полная деградация.

В ученом мире принято считать, что люди произошли от обезьяны. Почему бы и нет, тем более, так считают ведущие ученые. Точнее предполагают. Прямых доказательств, ведь нету, и быть не может, а значит, эволюционная модель все же гипотетична.

А предполагать можно совершенно разные вещи. Если хотите. могу вам подбросить просто свежайшую гипотезу, которая буквально вчера вечером ударила мне в голову, когда я тысячный раз прослушивал в записи один из концертов группы Deep Purple. Разрешаю запатентовать – кто первый добежит до соответствующего бюро, может на своё имя оформить.

Так вот, значит, ничего подобного – не человек произошел от обезьяны, а обезьяна от человека. Вот так - из рода в род, из поколения в поколение люди отдалялись от Бога, опускались, вели бездуховную жизнь, и за декадансом духовным последовали мутации физиологические. Вороватые руки стали вытягиваться, лицо обрастать шерстью, задница краснеть и прочие там изменения – ну и через тыщу поколений, таким образом, сформировалась обезьяна. Другой народ деградировал в существа, которые позже названы свиньями, какая-то фамилия произвела на свет козлов, те - петухов, четвертые змей и т.д.

Вынужден предупредить людей с отсутствующим чувством юмора, что это шутка.

Так вот, Бог пытается всячески воспрепятствовать процессу превращения человека в животное – вот не должен человек вести себя как волк или крокодил – догнал зайчика – цап и съел. Ты – не животное – имей терпение. Цапнул зверька, не впивайся в него зубами. Сначала выпусти из него кровь. А кровь долго выходит... А ты подожди. Ты - не зверь, ты человек, тот, кто руководствуется не желудком, а духом. Да, желудок тебе кричит: есть хочу! Но дух тебе говорит: а у меня есть Договор с Богом. Вот не буду есть ради этого Договора. Понимаете? «Вернись обратно к тому, что ты человек, и тогда все остальные твари будут твоими подчиненными». Вспомни, что ты существо духовно-телесное, а не просто телесное. Дух в тебе должен быть главным – это, во-первых. Но это еще не все.

Еще одна вещь была характерной для древнего человека. Мне не хватает храбрости. Что я должен съесть? - Сердце льва! Мне не хватает скорости. Что я должен есть? - Заднюю лапу зайца! И так далее. Мол, человек есть то, что он ест. Довольно продолжительный период господствовало представление о том, что качества, необходимые человеку, он получает с пищей. Плюс к этому – особое отношение древних к крови. Даже в Библии отражен взгляд, что, мол, кровь и жизнь – это синонимы. Понятно, откуда это берется. Древний человек, получая рану или нанося рану животному, видел, как вытекает оттуда кровь, и вместе с кровью - жизни становится все меньше и меньше. Для людей тех дремучих времен это было слишком очевидно – они так и считали, что кровь есть носитель жизни. А, значит - вывод - если мне нужна жизнь, я ее приобретаю с кровью того, кого я ем.

Итак, если я ем эти существа, которые тут бегают, с кровью, то я тем самым прибавляю себе жизни, получая ее из природы. Но тогда что получается - источником моей жизни является природа. Бог же говорит: Нет, Я беру на Себя заботу о твоем выживании. Откажись от самой идеи, что ты берешь жизнь из природы. Да, тебе нужна белковая пища, - пожалуйста, ешь ты эти белки на здоровье! Но и не помышляй, будто ты берешь жизнь из природы. Ты считаешь, что кровь - носитель жизни – вылей её. Жизнь даю тебе Я. Вот что говорит Бог.

И Ной соглашается с этим и вступает с Богом в этот Договор. Который нужно подписать, так сказать, и поставить печать. И вот в качестве печати Бог поставляет радугу, как знак заключенного Завета. Что, радуги раньше не было? Была, конечно. И солнце было, и дождь, а значит, была и радуга. Ничего нового Бог на сей раз не творит, кстати, так же, как и для знаков последующих Договоров тоже. Он берет то, что уже существует, и придает этому природному явлению или вещи другой смысл. Радуга становится знаком, напоминанием Божьего Договора с Ноем. И мы с Вами, когда видим радугу – должны бы вспоминать этот древний Завет, который каким-то образом касается и нас. Нет, не в том смысле, что нельзя есть кровяную колбасу. Да ты хоть тыщу палок кровянки съешь – козленочком от этого не станешь. А вот, ежели ты пришел в гости и, увидев именинный стол, не дожидаясь начала всеобщей трапезы, набрасываешься на угощение, то ты уже не человек, ты козел. К великому Божьему сожалению. Поэтому, каким бы ты ни был голодным, если ты человек – потерпи - подожди, когда все усядутся за стол, помолись перед едой, поухаживай за рядом сидящими, ну а уж потом и – приятного аппетита, но опять же – если ты хочешь сохранить человеческую привлекательность, а не обрести черты домашних животных, обычно пребывающих в хлеву – умей вовремя остановиться – ты, ведь, человек – будь им на радость Всевышнему.

6.11.16 – И раскаялся Бог, что сотворил человеков

Для рядового читателя очень много непонятного в 6-й главе книги Бытия. «Когда люди начали умножаться на земле и родились у них дочери, гласит Библия, тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал. И сказал Господь [Бог]: не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками [сими], потому что они плоть; пусть будут дни их сто двадцать лет. (Каких-то). В то время были на земле исполины, особенно же с того времени, как сыны Божии стали входить к дочерям человеческим, и они стали рождать им... И увидел Господь [Бог], что велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время; и раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своем. И сказал Господь: истреблю с лица земли человеков, которых Я сотворил, от человека до скотов, и гадов и птиц небесных истреблю, ибо Я раскаялся, что создал их» (Быт.6,1-7). Ну, и дальше потоп.

Такой вот кошмарный текст. Это же просто ужас. То, что человеки есть плохие - это мы и так знаем на собственной шкуре. Но что это за Бог такой, который раскаивается в том, что мир сотворил и собирается истребить всё живое, целые народы со стариками и грудными детьми. Это что и есть тот благой Бог, о любви Которого к людям мы столько говорим? Полный абсурд. И про исполинов каких-то бред. Какие-то сыны Божии, какие-то исполины... Что все сие значит?

Разные есть варианты толкований на это место Священного Писания. Так довольно часто бывает, что и святые отцы, и библеисты расходятся в понимании того или иного священного текста. Не во всем, конечно, могут быть разногласия – есть основополагающие истины, которые всеми воспринимаются аксиоматически: например, то, что Бог сотворил мир. Вот, сотворил, и все, и никуда от этого не денешься. Можно по-разному истолковывать - КАК Он это делал, в каком порядке, зачем и прочее, но то, что Он сотворил мир, - это догма. Тут ничего не изменишь. А какие-то «второстепенные» вещи истолковываются по-разному.  Вот и здесь есть разные толкования.

Одно из толкований такое. «Дочери человеческие», о которых здесь говорится, - из потомства Каина, в котором грех накапливается и развивается все больше и больше, а «сыны Божии» - это потомство Сифа, в котором некоторая праведность еще есть – кстати, Енох, о котором мы упоминали с Вами в прошлый раз - также потомок Сифа. И поэтому в жизни как бы разведены грех и праведность. И пока они порознь, все идет более-менее хорошо. Но в какой-то момент происходит беда: они начинают вступать в смешанные браки, и таким образом грехом Каина заражается уже все человечество.

В принципе, подобное толкование имеет право на существование и если закрыть оба глаза, то можно согласиться, что сыны Божьи – это потомство Сифа, а сыны человеческие – это потомство Каина.  Но этот вариант, все-таки, проблемный. Дело в том, что греховная зараза – она то идет не от Каина, а от Адама. Всё человечество инфицировано первородным грехом и здесь Сиф не очень сильно отличается от Каина – он тоже унаследовал грех от своих родителей. В большей или меньшей степени – это уже несущественно. Есть грех, и все. И степени в нем различать не имеет смысла.

Наиболее авторитетные библеисты считают более правильным другое толкование. Оно основывается на иной версии перевода с древнееврейского этого словосочетания. Получается – не «сыны Божии», как у нас в синодальном варианте, а «сыны богов». В таком прочтении многое проясняется. Во-первых, о каких богах идет речь – Бог, то один. Но это для нас несомненная истина. В далеком прошлом, да и сейчас встречаются люди, которые думают по-другому. Вспомним, что существует огромное количество языческих религий, в которых всегда очень много богов. Разных. Но, кроме всего прочего, у любого языческого народа всегда есть некий «свой» бог, покровитель сугубо этого народа.

Но почему того или иного божка считали покровителем именно данной нации? А потому что этот народ, де, ведет от него свое происхождение. Люди на полном серьезе считали, что когда-то этот божок нашел девушку, «вошел к ней», и от этого потомства постепенно произошел целый народ. Если вы заглянете в любое пособие по языческой мифологии, то найдете именно этот вариант. Причем, что еще здесь перекликается? Первое поколение, которое произошло от божка и человеческой женщины - оно, конечно, особое. Да, они люди, но люди очень могучие, большие - исполины, одним словом. Перечитайте хотя бы греческую мифологию в изложении Куна, - непременно убедитесь в этом. И так везде.

Так вот, если мы увидим это сходство, то сможем понять, что именно здесь имеется в виду. Речь идет о том, что люди в своей религиозной части жизни начинают обращаться к ложным богам. Ведь Каин и Авель, при всем их различии и достоинстве, приносили жертвы ЕДИНОМУ Истинному Богу. И какие-то возможности коммуникации со Всевышним, участия Бога в их жизни еще были. Но что происходит здесь? Люди даже в религиозные моменты начинают обращаться не к подлинному Богу, а к каким-то иным богам.

А представление древних о жизни было очень простым. Мир, ведь, разнообразен, ясно, что есть и солнце, и дождь. А мне нужно то солнце, то дождь. Значит, за солнцем стоит некий бог солнца, за дождем стоит некий бог дождя, за рекой - бог реки, за морем - бог моря, и так далее. За всем стоит некая духовная мощь. Своих сил мне не хватает на то, чтобы справиться с природой, поэтому мне нужна помощь. Конкретная помощь - советовать мне ничего не надо - чего нужно, я и сам знаю лучше всех, мол, не учите жить, помогите материально. А как заставить того или иного божка работать на меня – вопрос, конечно, не простой, но есть же на них какая-то управа. Ритуал правильно следует провести – соответствующие сделать телодвижения и – куда он денется этот дух дождя или солнца – будет делать, то, что я им скажу. Это вот и есть - логика язычества. А сама технология воздействия на духов, т.е., «я сделаю то-то и то-то, и божок сделает, что я хочу», - такое мировоззрение, как Вы помните, называется словом «магизм».

Магизм, как мы подчеркивали с Вами, всегда многобожен. Почему? Потому что если есть множество богов, то они функциональны, каждый отвечает за что-то своё; в то время, как человек – универсален – ему то нужно и то, и другое, и третье – причем, все в свое время. В магическом сознании человек оказывается более полноценным существом, чем эти боги. У них есть возможности конкретные, узко специализированные, а человек многосторонен, а значит - существо более полноценное, чем они. Получается, «Я - главнее».

Таким образом, это точно то же самое грехопадение, только уже полностью перенесенное в религиозную сферу. В религиозной области совершается только это: «Я хочу – дай мне сейчас же».

Человек и раньше во всей своей повседневной жизни руководствовался своими желаниями, своими интересами, все делал, как ему хотелось. Но всё же были религиозные моменты (хотя бы во времена Каина и Авеля), где он ощущал свою неполноценность, несостоятельность в этой жизни, и тогда он обращался к Богу. К Тому, Единому Истинному Богу: а если Он - Единый, то Он не менее универсален, чем я, а даже более, и вдобавок Всемогущ, так как во всех этих сферах Он сильнее меня. Поэтому к Богу Единому относиться магически при здравом уме гораздо труднее – ну как это я, который в сравнении со Всевышним ничтожнее инфузории буду манипулировать Богом, диктовать свою волю – как Ему в этом случае поступить, а как в другом.

Так что пока люди, пусть и в падшем состоянии, но все же обращались к Единому Богу, у Всевышнего была какая-то возможность действовать в их жизни. Когда же начинается язычество, - тогда даже в эти религиозные моменты человек обращается не в ту сторону. И тогда, как мы и читаем здесь, «всякое его помышление во всякое время есть зло». Даже в религиозные моменты он в том же самом грехе. Он сам – главный. И это означает, что человек полностью отвратился от Бога. Совсем. Уже нет моментов, когда он был бы к Богу обращен.

Ну а теперь представьте, что это означает для всего остального Творения. Если раньше Божья благодать могла поступать к тварному миру через человека хотя бы маленькими капельками, так сказать, благодаря религиозным моментам, то сейчас и этого нет. И это означает, что благодатная, упорядочивающая сила Божия полностью перестает приходить к Творению. А, следовательно, в Творении обязательно должна была произойти катастрофа. Какая – неважно. Это мог быть потоп, как описано в Библии, это могло быть какое-нибудь разрушительное землетрясение; есть предположение, что потоп как-то связан с какой-то кометой или планетой, которая рухнула на Землю, и от этого были и землетрясение, и потоп; разные могли быть варианты - это не так важно. Главное то, что какая-то катастрофа в Творении должна была произойти. По вине человека. И не Бог наводит эту беду.

Другое дело, человек, который всё это записывал, не мог понимать иначе, как в терминах, естественных для человека древнего, - в терминах преступления и наказания. Люди преступили - Бог наказывает. Но мы то с вами, знаем, как Бог открывался людям и постепенно, в конце концов, явил Себя, как Безграничную Любовь, понимаем, что за Совершенной Любовью НЕТ наказания. И тогда мы обязаны воспринять это событие не как Божье наказание, а как неизбежное следствие греха людского.

Значит, тогдашняя геологическая катастрофа была следствием греха. Ну а как же быть с Божьим «покаянием»? - Что ж это за Абсолют, Который ошибается, сожалеет, раскаивается? Так и написано, мол, раскаялся, что сотворил человека, огорчился и сказал: нет, зря Я сотворил, - больше не буду. Разве это похоже на Бога Всемогущего и Всемилостивейшего? Уж, наверное, нет. Ну а зачем тогда было так писать?

Дело в том, что, как мы уже говорили с Вами, Библия всегда сама себя толкует. Если появляется какое-то высказывание, которое нас настораживает, это означает: читайте дальше, разъяснение наверняка будет ниже... И действительно, через много страниц мы можем прочитать прямую цитату. Бог говорит через пророка: «...Ибо Я не человек, чтобы раскаиваться. Не раскаиваюсь Я, говорит Бог». Он поправляет представления человека.

Так что здесь, выходит ошибка? Не совсем так. Безусловно, в Библии есть много такого, что у любого из нас жителя 21-го века вызывает улыбку. Мы видим, как Бог гуляет по саду - у Него, получается, ноги есть! Встречаются упоминания о Господней деснице - правой Его руке... и прочее. А здесь Всевышний раскаивается, испытывает человеческие эмоции. Что это значит?

Это, понятно - антропоморфизм. Разговор о Боге в человеческих категориях. Для чего? Так надо. Уж больно велик соблазн - и в наши, кстати говоря, времена, представить Бога как некую безликую силу, энергию. Но безликая сила - это то, с чем невозможны личные отношения. Ну вот с электричеством договориться никак не получится – вставишь пальцы в розетку – не пожалеет ни старого, ни малого. Для людей, которые записывали Божье Откровение, очень важно было передать то, что Бог не меньше, чем Личность, Он - не безликая сила. Если мы, люди, - личности. Бог - не меньше. А как изобразить эту личностность, это наличие характера у Бога, кроме как в человеческих терминах? У нас просто нет ничего другого в нашем языке. Вот поэтому Бог и «раскаивается», но потом поправляет: не раскаиваюсь Я. Да, это не совсем подходящее слово. Но все же речь о том, что Богу небезразлично то, что происходит на земле. Написано далее: «...И восскорбел в сердце Своем». «Сердце» на еврейском языке - средоточие духа, самая сердцевина личности, самая суть. И уж это нигде и никогда не будет поправлено. «Восскорбел Бог в сердце Своем». Да, действительно, Бог скорбит в сердце Своем, Ему не просто небезразлично то, что происходит на земле, Ему ПРЕДЕЛЬНО небезразлично.

Господь озабочен, причем не только ходом общечеловеческой истории, но и судьбой каждого из нас с Вами, даже той никчемности, на которую мы и глядеть не желаем.

30.10.16 – Самое первое Родословие

Продолжим наши с Вами размышления над первыми Библейскими страницами. Значит, отправляет Бог людей на эту землю, наделив их «кожаными одеждами». Так и сказано в 3-й главе Бытия: «и сделал Господь Бог Адаму и жене его одежды кожаные и одел их». По-разному толкователи интерпретировали этот стих. Было даже такое представление, что до грехопадения человека все происходило как бы в сфере духовной, где нет ни времени, ни пространства и вообще, ничего материального.

Так думали на основании того, что вообще, все события, описанные во 2-й и 3-й главе Бытия, не претендуют на какую либо хронологию или материальность. Всё происходит, как бы на  уровне духовном.

Но вот начинается реальная жизнь человека в материальном мире, и, тем самым, люди получают от Бога так называемую, «кожаную одежду», то есть границу своего тела по коже. Есть такое толкование, достаточно остроумное, но вряд ли адекватное - человек, по всей видимости, ВСЕГДА был духовно-телесным существом. Дело, вероятно, в другом - даже когда человек отвернулся от Бога и рухнул в обычный план земного бытия, - Господь не оставляет его без защиты. Человек слаб, беспомощен - наг, но Всевышний дает ему кожаную одежду, как защиту в этой жизни, где так холодно и страшно. Другими словами - никто и ничто не может отделить нас от любви Божией. Да - грех отделяет нас от Всевышнего, но только с нашей стороны, а с той стороны - Господь обращен к нам всегда, Он постоянно предлагает нам свою защиту. Об этом как раз и подчеркивается в Библии и под образом «кожаных одежд», и «каиновой печати», о которой мы упоминали с Вами в прошлый раз. 

Ну а дальше – мы уже говорили с Вами – братоубийство Авеля, а затем и детоубийство – грех набирает свои обороты. Как Вы помните, рождаются Каиновы потомки, и вот один из них, убив какого-то ребенка за то, что тот его поцарапал, уже хвастается этим перед своими женами. Обратили внимание - первая смерть, которую совершил Каин, - она его потрясла. Он возопил к Богу. Но проходит всего несколько поколений, и убийство становится привычным делом. Люди этим уже хвастаются, мол, какой я молодец – сильный, смелый, ловкий.

У Адама и Евы есть еще один сын - Сиф, и в 5-й главе приводится длиннющая родословная. Люди, которые первый раз читают Библию, обычно на этом месте и останавливаются, не понимая, зачем приводится такое огромное количество немилозвучных имен, какие-то фантастические сроки жизни, да и вообще – зачем оно нам надо: «Ирад родил Мехиаеля; Мехиаель родил Мафусала; Мафусал родил Ламеха...» и так громадный список - ничего не понятно...

Родословия будут встречаться в Библии очень много раз, потому что это специфический жанр, который заключает в себе очень важные истины. Смысл здесь, конечно же не в самих этих именах и отнюдь не в продолжительности жизни – ни по пятьсот, ни по тысячи лет люди никогда не жили – это понятно. Идея здесь в другом. Родословие это показывает, что все люди происходят от одной пары, от Адама и Евы. Да, народу много и население делится и по цвету кожи, и по расовой принадлежности, и по национальному признаку, и по языку, и по культуре. Но бытописатель делает акцент на той идее, что все мы, в начале начал произошли от одной человеческой пары. А значит, все мы земляне – являемся братьями и сестрами, если не троюродными, значит миллионоюродными, триллионоюродными - как потом напишет апостол Павел: «от одной крови произвел Бог всех человеков».

И что это значит? До сих пор, но особенно в те дремучие времена – люди убивают друг друга, ненавидят друг друга, причем, зачастую, отношение к другому народу очень простое - хохлы это же не люди, или москали, или немцы, или евреи. Вот мы - люди, это понятно, а они – глаза бы их не видели! В расход этих цыган! Своих - нехорошо, а чужих - можно, потому что они нелюди. И вот бытописатель подчеркивает противоположное - ВСЕ люди - от ОДНОЙ пары! Все мы родные друг другу - родственники. Абсолютно все, а не только члены моего клана. От одной крови произвел Бог людей.

Это – что касается имен родословной. А относительно долгожительства здесь заключена другая мысль. Похоже, что на протяжении этого родословия - не вполне четко, но все-таки - продолжительность жизни людской потихонечку снижается. Почему? Потому, что продолжается отдаление людей от Бога. А отдаление от Господа - значит отдаление от Источника жизни. И жизни становится все меньше и меньше... Опять-таки, это язык мифа и не надо гадать, был ли на свете такой вот Иаред, якобы доживший до девятисот шестидесяти двух лет, и чем он питался.

И третий момент. Опять-таки, рождают только мужчины. Таково тогдашнее представление людей о мире. Женщина вроде бы продолжает жизнь, но главный - мужчина, потому что он добывает пищу, а кто добыл пищу, тот добыл жизнь, и эту жизнь передал. При помощи женщины, конечно - без нее не обойдешься. Но носитель жизни - тот, кто ее добывает. И поэтому же - мужчина «рождает» мужчин, а женщины, которые рождаются - не в счет. И так будет очень долго.

И вся 5 глава Бытия идет одним и тем же рефреном: такой-то прожил столько-то лет, родил такого-то, после чего прожил еще столько-то лет, родил сыновей и умер, а всего ему лет было столько-то. Следующий - то же самое: прожил столько-то, родил того-то, умер... и так далее, и так далее.

Но, вдруг появляется один персонаж - Енох, о котором говорится, что он прожил столько-то, родил такого-то, после чего еще прожил столько-то, родил таких-то. И… был взят Богом.

Для нас с Вами, сказать о человеке, что его взял Бог, это значит просто сказать, что он помер. Но когда идет 20 раз одно и то же: «и умер», «и умер», «и умер», и вдруг – ни с чего ни с того – «он был взят Богом», - это как-то неспроста. Что-то здесь такое есть важное. Есть какой-то иной вариант завершения жизни.

Но почему у него есть, а у других нет? Посмотрим, чем еще отличается то, что сказано о Енохе. «Он ходил пред Богом». Что сие значит? Что значит – «хождение пред Богом»? Нам с Вами, христианам 21 века, по идее, должно быть уже понятно. Это постоянная обращенность к Богу, смиренное памятование о Господе, следование воле Всевышнего.

Другими словами умирают люди по-разному – могут «отдать концы», а могут и «склеить ласты», могут «перекинуться», а могут и «ноги протянуть». Илья Ильф с Петровым обсмеяли эти понятия, но на самом деле всё это гораздо серьезнее, чем кажется на первый взгляд. Согласитесь, совершенно разные ассоциации стоят за такими выражениями, как, например – «сыграть в ящик» и «преставиться». И уж тем более не одно и тоже «гигнуться» и «отдать Богу душу». Есть то, что мы называем просто смертью, а есть нечто, именуемое «успением». И это очень важная мысль, которую стоит каждому из нас постоянно помнить, - что конец нашей земной жизни в первую очередь, определяется нашими взаимоотношениями с Богом, а ничем иным - не тем, сколько мы денег заработали, на троллейбусе ездили или на роскошном автомобиле, скольких сыновей родили и в каком возрасте умерли. Собственно, это и есть самое главное в судьбе любого из нас – то о чем говорит Библия в самом, как ни есть начале, но о котором мы так часто забываем. Посему дай Бог нам ясный ум и хорошую память

23.10.16 Первая кровь

Для тех, кто забыл, напомним, что общая тема последнего цикла наших воскресных бесед – миссия проповеди Евангелия, привлечение людей к Богу. Ну а сие трудно представить себе без приобщения народа к Библии. Хотя, быть может и нетрудно, к величайшему сожалению, для многих из нас Библия далеко не настольная книга. Это, между прочим, тяжкая болезнь, в основном православных. Даже священники некоторые умудряются за всю жизнь так и не прочитать Библию от корки до корки.

И, тем не менее, привлечь человека к Богу в большой мере означает приобщить его к Библии. Ну а это на самом деле непросто – восприятие знаний современным человеком 21-го века сильно отличается от времен далекого прошлого. Дело в том, что за последние столетия, особенно в 20-м был воздвигнут культ науки – всё, сказанное учеными воспринимается как истина в последней инстанции, и если Библейское описание того или иного события не совпадает с изложением ученых, то это отрицается напрочь. Поэтому важно, что называется, с фактами в руках показать, что между Богооткровением и научными знаниями противоречий нет, или, во всяком случае, быть не должно. А если есть противоречия, то либо группа ученых в чем-то ошибается, пока еще не доросли, чего-то недоисследовали, не открыли, или толкование Библии неверно.

Плюс к этому, как мы уже неоднократно подчеркивали с Вами, Священное Писание изложено на языке восточной поэзии, изобилующей образами и символами, которые нужно просто понимать. В противном случае в Библии будет столько всего непонятного, что среднестатистический читатель, после нескольких прочитанных им глав, забросит эту святую Книгу подальше. Другими словами, просто посоветовать чтение Библии – дело рискованное. Надо позаботиться о том, чтобы человеку было понятно - что к чему - литературу соответствующую посоветовать, и, уж, во всяком случае, самим хорошо разбираться в Библейском тексте. Ну а как практически работать со священными текстами, мы с Вами в последнее время пытаемся усвоить на примере ключевых глав Священного Писания.

3 главы книги Бытия уже позади - перейдем к 4-й. «Адам познал Еву, жену свою; и она зачала, и родила Каина», потом она еще одного родила, его назвали Авелем. И принесли Каин и Авель жертвы Богу, и Бог призрел на жертву Авеля, а на жертву Каина не призрел. Каин затаил в сердце нечто нехорошее. И Бог его спрашивает: если ты от чистого сердца приносишь, то почему поникло лицо твое? А если нет, то смотри: грех у ворот твоих лежит, властвуй над ним! Но Каин не внял… Позвал Авеля в поле и там его убил.

Очень велик соблазн для рядового читателя. Кто виноват, что Каин убил Авеля? Конечно, Бог! Он же не призрел на жертву Каина и тем спровоцировал его ревность. А призрел бы, и все было бы в порядке - не было бы у того причины убивать Авеля.

Но вспомним что собою представляет Жертва Богу. Это язык религиозных взаимоотношений, то есть отношений человека ко Всевышнему. Принося Жертву, он посылает Богу некоторое сообщение, какую-то молитву.

Так вот давайте подумаем – что же стояло за Жертвой Каина и что за Жертвой Авеля? В Библии по этому поводу сказано вскользь, но по святоотеческим толкованиям здесь есть одна подсказка. Авель принес жертву от первородных стада своего. А Каин принес от плодов земли. Почему – понятно. Авель - скотовод, а Каин – земледелец. Ну так что ж - разве пасти овец хорошо, а выращивать пшеницу плохо. Нет, конечно - дело - в другом. Авель, сказано в Писании, приносит от ПЕРВОРОДНЫХ, выбирает первенцев – лучшее, что у него есть, приносит Богу самое отборное. А Каин берет просто от урожая – первый попавшийся под руку сноп.

Это и есть подсказка - вот что у них в сердце, с чем они приходят к Богу. С разной, так сказать, интенцией. Авель действительно почитает Бога выше себя, и он приносит Ему лучшее, что у него есть. Каину же просто от Бога что-то нужно. Ведь, жертвоприношение - это некое обращение к Богу, желание человека взаимоотношений с Господом, человек то уже понимает, что без Бога плохо.

Но есть совершенно разные мотивации обращения к Богу.

Ну вот, например, первый вариант: «Господи, мне очень тоскливо без Тебя. Прими мою жертву и будь со мной». Второй, по форме может быть похожим, но, по сути, совершенно иным: «Без Тебя, Бог напряжно. Принимай жертву и давай помогай мне, служи». Чувствуете разницу?

Так вот, первый вариант - это молитва Авеля. «Господи, Ты лучше меня, поэтому я Тебе отдаю лучшее. Я просто хочу, чтобы Ты был в моей жизни» А у Каина другая проблема - что-то в жизни у него не получается, на что-то не хватает сил. Действительно, у земледельца огромное количество проблем. Когда нужна жара, дождь идет, или наоборот. «Ты, Господи, помогай мне. Делай так, как нужно мне».

Ну и что оставалось делать Богу? Похлопать Каина по плечу и сказать: «Молодец! Правильно хочешь, верно ставишь вопрос!?» Разве Богу следовало соврать - сказать Каину, что так и надо? Но тогда Каин в дальнейшем был бы просто уверен, что с Богом так и нужно вести диалог, что Всевышнего можно использовать как джина, когда дела идут плохо. В таком случае – это, по сути, продолжение греха - опять – «главный Я, а Бог – мой прислуга». Конечно же, Бог не может поощрять такое заблуждение - поэтому Он и не принимает жертву Каина.

И какой же вывод отсюда делает Каин? Он что возревновал на Авеля, разозлился и, в состоянии аффекта убил своего брата? Нет, Дело здесь не совсем в Авеле – дело, скорее, в Боге. Каин своим поступком говорит Всевышнему, мол - это что же такое? Я Тебе принес угощение, а Ты морщишься, Ты между нами перебираешь? Так я Тебя этого выбора лишу, в следующий раз будет не из кого выбирать. И тогда у Тебя вообще с земным творением никакой связи не окажется. Вот как тогда Ты будешь существовать, дорогой Боже?

И Каин устраняет Авеля как конкурента, как того, кто предоставляет Богу выбор. Он хочет лишить Всевышнего возможности выбирать: моя свобода выше Твоей, Господь, как бы говорит Каин. И это - дальнейшее развитие грехопадения. Грехопадение начинает все больше и больше захватывать человека.

Таким образом, исходя из Библейского сказания, наступила самая первая человеческая смерть - до этого еще никто из людей не умирал. Да, Бог говорил, что «смертью умрете», но мало ли что Он имел в виду. Не было еще человеческой смерти. И откуда она берется эта первая человеческая кончина? Она наступает не в силу каких-либо естественных причин - ни от болезней, не от микробов – нет. ЧЕЛОВЕК убивает. И это очень важный момент.

И еще одна мысль. До каинова убийства Творение не могло посягнуть на человека, пока человек не показал Творению, что он смертен. Именно это, вдруг, видит Каин - до него что-то доходит, и он начинает вопить к Богу: «Теперь всякий, кто встретится со мной, убьет меня!» Кто это - всякий? В мире пока никого из людей больше нет. Здесь имеется в виду - всякая тварь, потому что кровь человеческая впиталась в землю, земля уже знает: человек - её владыка, смертен, а значит, его можно того – в расход.

Но Бог говорит Каину: «Иди, никто тебя не тронет». И дарует Каину некий знак – «каинову печать», грамоту, ярлык - чтобы его никто не трогал. Человек все же остается человеком. Бог НЕ карает человека даже за столь страшное преступление, Бог дает Свою защиту даже такому человеку, как Каин, отвечает на просьбу даже Каинову, когда тот просит его защитить, когда он просит не свысока, а снизу вверх, так сказать.  

Вот такая история, историчность которой нет смысла ни оспаривать, ни защищать. Потому, что миф о Каине и Авеле надисторичен, он выше и важнее любой самой несомненной подлинной были. Он правдиво отражает нашу с Вами реальность – греховную суть каждого из нас в отдельности и всего человечества вместе взятого.

16.10.16 – Первоевангелие

Итак, в образе Адама человечество отступило от Господа и отказалось от Божьего плана развития истории. При живом Боге, люди живут так, будто Его нет, и поступают соответственно. И вот эта греховная тенденция – она уже у нас в крови. Безбожие, как бы уже передается из поколения в поколение. И не надо думать, что атеизм возник в 19-м или 18-м веке. Ему, как минимум 75 тысяч лет – он ровесник мировой истории. Безбожник – это, ведь, не обязательно тот, который отрицает бытие Божие. Отнюдь. Сегодня развелось такое количество безбожников в священнических рясах с протоиерейскими крестами и архиерейскими панагиями – хоть пруд пруди. Как Вы думаете – это люди верующие? Верующие, однако – я, ведь их хорошо знаю. Да, они признают существование Бога, но толку то от этого. Иаков апостол, как говорит: «и бесы веруют, и трепещут…»

По степени вероломства это, конечно, уникальные люди, но вирус греха он сидит абсолютно в каждом из нас, не зависимо от мировоззрения. Другое дело, если мы боремся с этой заразой, если у нас еще сохранилась сопротивляемость организма, духовный иммунитет, то хотя грех и наличествует, но не распространяется. Другими словами, если мы даже не больны тем или иным пороком, он всё равно в нас есть, мы являемся носителями этой, подчас, скрытой инфекции, бороться с которой ох как тяжко – тем более, если она начнет распространяться.

Наверное, каждый из нас имеет отрицательный опыт борьбы с грехом. Вот ты пытаешься вырваться из своего собственного безобразия и жить правильно, хорошо - честно, морально... И каждый раз обнаруживаешь, что рано или поздно это рушится - ничего не получается. Оказывается, что в этом пороке, в этом уже происходящем в нас движении в неправильную сторону есть могучая инерция, - из неправильных наших помыслов вытекают неправильные поступки, из неправильных поступков вытекают последствия, которые в дальнейшем опять приводят нас к каким-то неверным мыслям и действиям. Мы оказались заложниками раскручивающегося греховного колеса, с которого не можем спрыгнуть. Мы тонем в грехе, как в болоте и каждое наше движение приводит к тому, что мы увязаем еще сильнее. Даже когда хотим, как лучше, получается, как всегда. Это вот и есть то, что в Церкви принято именовать первородным грехом, грехом всего человечества. Каждый, когда-либо живший индивид вложил, как минимум один камешек в толстенную стену, отгораживающую нас от Бога. Но Господь-то, как мы подчеркивали с Вами – это наш Источник жизни, говоря языком Библии - Древо Жизни. А мы между собою и этим древом построили заграждение, закрывающее нам доступ к Богу. В Библейском сказании используется символ архангела с мечом, - он тот, кто препятствует подойти к Древу Жизни. Но мы могли бы использовать и другую символику - в той же Библии позднее будет использоваться символ некоей преграды как завесы. Завесы между человеком, который приходит к Богу, и Богом, который там, за этой завесой, во святая святых, потому, что из общего Библейского контекста понятно, что не Бог отгораживается от нас, а мы от Него. Не Бог нам не дает вкусить от Древа Жизни, а наш грех, отделяющий нас от Бога.

И стена, которой мы отгородились от Бога очень серьезная – почище китайской – просто так её не преодолеть. Человек уже НЕ МОЖЕТ пройти за эту преграду. Это тот же самый архангел с мечом, та же самая реальность, только символ другой. И тогда кажется - все очень страшно и безнадежно. Мы во грехе. Каждый из нас каждую минуту и секунду делает очередной неправильный выбор, продолжая греховную инерцию.

Но Бог не покидает нас. И об этом очень завуалировано говорится в 15-м стихе 3-й главы Бытия. Обращаясь к змею, Господь говорит: «Я положу вражду между тобою и между женою». Ясно, что змей - это какое-то символическое обозначение сатаны, а жена - это Ева - человек. Другими словами, Всевышний предрекает вражду между сатаной и людьми и эта вражда на самом деле имеет место. Кстати, а почему мы враждуем с демонами? Разве, не логичней нам дружить с этими силами? Ведь сатана - это некто, кто противится Богу. И человек, который впадает в грех, тоже противится Богу. Чем тебе не союзники? Но на самом деле - нет. Поелику каждый из них говорит: «Я - главный!», то получается, мы конкуренты. А, значит, между сатаной и человеком есть вражда.

И сатана пытается на нас воздействовать не потому, что он желает нам чего-то хорошего, а потому, что хочет нам только плохого. Мы враги, мы конкуренты.

«...Вражду положу, говорит Господь между тобою и женою, между семенем твоим и семенем ее...» Семя - означает «потомство». То есть эта вражда не только в той конкретной ситуации, а в веках, во всех поколениях.

А дальше Господь произносит удивительные слова: "...ты, змей, будешь жалить это Семя жены в пяту, а Оно поразит тебя в голову». Так вот этот, совершенно непонятно откуда взявшийся, Библейский стих всеми толкователями и комментаторами Священного Писания именуется Первоевангелием. Понятно, почему?

Ну Вы знаете, греческое слово «эвангэлион» означает – «радостная весть». Радостная весть о спасении, о том, что победа Добра над Злом реальна. Это самый первый стих в Библии, который говорит о том, что грех может быть побежден и БУДЕТ побежден. Придет время и родится Некто - Потомок человеческий, который поразит змея-сатану в голову. Ну а в голову – значит, насмерть, окончательно поразит.

И здесь этот самый Человек назван как-то очень странно – «семенем жены». Больше нигде в Библии никакого «семени жены» нету. Семя бывает у мужчины. И рождают по Библии сплошь мужчины. Потому что таковы взгляды тогдашних людей – нормой был патриархат, главенство мужчины. Поэтому, мужчина и рождает, а женщина - так, вспомогательное существо. Но вдруг среди всего этого разгулья патриархата сказано, что победителем над сатаной будет потомок жены. Женщины. Откуда мог взять это автор, живущий за много тысяч лет до Христа?.. Это могло быть открыто только Богом...

Вот такая информация здесь, в самых первых главах Библии - утешение Божие - обещание, что трагедия не фатальна, это не конец, победа над грехом будет осуществляться, и победа над злом будет одержана - посредством какого-то «потомка жены».

И что опять таки символично - когда это действительно произошло, когда Христос за грехи наши взошел на крест, в момент Его смерти завеса в храме разорвалась надвое. Завеса, которая отделяет человека от Бога, от источника жизни, - эта завеса раздирается надвое. И, тем самым доступ человека к Источнику жизни - к Дереву жизни - становится возможным. Железный занавес падает, стена рушится, пограничный Архангел с лазерным оружием, так сказать, удаляется. Победой Христовой.

Как мы уже подчеркивали с Вами, это Библейское сказание в разные времена и даже до нынешнего дня многими христианами понимается, как история – дела давно минувших дней. Да, безусловно, повлиявшая на нашу судьбу, но какой либо активной роли в ней нам не предусмотрено. Ну это, как Октябрьская революция и Советская власть. Там, где её не было – живется людям нормально, а нам эхо октябрьской грозы еще долго будет в ушах звенеть. И не только нам, но и нашим внукам и правнукам. Но мы то, ведь, вроде, как и не причем. Мы и за красных не воевали. И свергали Советскую власть не мы – без нас постарались.

Так же и с грехопадением – первая супружеская парочка набедокурила – Бог весть когда – нас еще и в проекте не было. Первый Адам разломал всё, а второй Адам – Христос – восстановил, наладил всё – тоже без нас. Конечно, можно и так понимать – ересью это не будет, тем более так считали и некоторые отцы Церкви. Но, поверьте, это не лучший вариант толкования Библейского текста.

Конечно же, трагедия грехопадения лежит в исторической плоскости. Человек рождается уже с дурными наклонностями, мы подвержены инерции греха. И, тем не менее, выбор между Богом и сатаной, совершает каждый из нас персонально. Адам – это просто человек, это любой из нас. Каждого из нас искушает змей, предлагая поставить себя на место Бога, и если мы внимаем сатане - вкушаем отравленную ложью пищу, то погибаем. Равно, как и наоборот. Христос пострадал не за всех оптом, а за каждого из нас лично. И любой из нас может либо склониться перед Крестом Христовым, либо пройти мимо Спасителя, сделать личный выбор – быть со Христом или с дьяволом.

Поэтому, еще раз подчеркнем, священный миф о грехопадении Адама и Евы – это повествование о духовной судьбе любого жителя планеты Земля без исключения. Только вот, дай Бог, чтобы история эта венчалась HAPPY END-ом.

9.10.16 – Самый первый Божий суд

Размышляя над первыми главами книги Бытия, остановились мы с Вами на Библейском сказании о первом Божьем суде. Змей, бедняга, подпал под проклятие за то, что соблазнил Еву и теперь вынужден ползать на брюхе, а не галантно передвигаться на стройных конечностях. Еве отселе придется терпеть боли при родах. А Адаму в скорби питаться от так же проклятой Богом земли, которая будет произращать ему не столько злаков, сколь сорняков и т.д.

Священный текст этот, как мы отмечали с Вами – предельно перегружен бездонным смыслом – проблема-то нешуточная – вот как детским языком мифа объяснить людям трагедию всего мироздания. Приточными образами нужно показать и старому и малому и мудрому и слабоумному, что человечество в целом и каждый из нас в частности в той или иной мере на ложном пути.

Жизнь то людская как задумана Богом? Человек – это что за существо такое? Трехслойное. Три уровня бытия - духовный, душевный и телесный, как мы помним с Вами.  Ну, что такое телесный, надеюсь, никому объяснять не надо. О духовном, в своё время мы с вами рассуждали - это уровень воли, решения, творчества, любви – имеется в виду возвышенной любви – собственно то, что присущие исключительно человеку – это третий уровень. А второй – между духом и телом - это душевный уровень – т.е., психика, эмоции – это уже как бы и не материальный план бытия, но максимально приближенный к материальному, собственно то, что мы можем наблюдать и у высших животных – да, в общем, достаточно сложный уровень, но не собственно человеческий. Да, в этом плане имеют место сложнейшие взаимосвязи - между рефлексами, инстинктами и прочим. Мы, ведь, действительно умиляемся, глядя на животных – сколько много в них человекоподобного. Но в любом животном нет самого главного – свободы выбора, то, что свойственно именно духу, нет свободы самоопределения. Свобода есть ТОЛЬКО у человека.

Так вот, как замыслен человек? Он замыслен как соединительное звено между Богом, Который есть Дух, и всем остальным миром, который есть материя. Источником бытия, понятно, является Бог, как мы подчеркивали с Вами. Так вот то, что в церковной традиции называется словом «Благодать» – это какая-то жизненная мощь, сила - исходит от Бога, и идет к творению через человека, поскольку человек, повторимся, существо духовно-материальное, и с Богом он связан своим духовным уровнем, а с материей - телесным планом. И вот эта Благодатная энергия должна бы исходить сверху, от Бога, проходить через человека, от Духа - к душе; от души - к телу, а из тела уже вытекать в природу.

Но главное это то, что дух человеческий должен был бы питаться Божественной Благодатью – дух, который любого из нас делает человеком. Для жизни нашего духа крайне необходима эта Благодатная ну, скажем, «энергия» - к сожалению, у нас в языке нет подходящего слова, поэтому, не надо путать ни с одним из теперешних значений этого слова - ни с физической энергией, или биологической, или еще с какой-то иной.

Т.е., если некая сила, идущая от Бога духом человеческим принимается, тогда всё нормально. Тогда дух может, не только сам подпитаться Божественной энергией, но и передавать жизненные силы на нижние слои человеческого бытия. И тогда получается что? Если у человека все хорошо на духовном уровне, тогда у него и с душой все в порядке. Если же у человека все в порядке с чувствами, то у него все в ажуре и с телом, - как говорится, все болезни - от нервов. А если с нервами все хорошо, значит, и с телом все хорошо. Ну понятно - логика здесь такова, что жизнь идет сверху вниз. И человек, получивший эти животворные Благодатные силы от Бога, должен нести эту живительную энергию в природу, передавать природе эту Божественную любовь - выстраивать всё в окружающем нас мире в соответствии с замыслом Божьим, творчески преображать нашу природу в полноту красоты бытия. Это вот как должно было быть.

Но человечество, порывает с Богом, рвет самую верхнюю пуповину, которая связывает его дух с Духом Божьим. И человеческий дух немедленно начинает задыхаться. Но он то – главная составляющая в человеке, ему то как-то надо питаться. А откуда ему тянуть жизненные соки? Только снизу. И он начинает паразитировать на душе. Он сосет нектар из душевного резервуара. И что получается в результате? Выходит то, что душевный уровень начинает главенствовать над духовным – понятно почему – «кто платит, тот и заказывает музыку». Выглядит это очень просто - наши решения зачастую, определяются, ведь, вовсе не нашим свободным выбором – волеизъявлением нашего духа, а примитивными душевными порывами – чувствами, предпочтениями - это мне нравится, а это не нравится - это вкусно, а это невкусно.

Ну а что далее? Душевный уровень, не получая питания из области духа, т.е, сверху, начинает паразитировать на теле, - а следовательно тело начинает хозяйничать. Наш душевный настрой стал определяться физическим состоянием нашего тела: как оно там - выспалось, накушалось, и прочее. Ведь, действительно, наше настроение, как показатель состояния душевного уровня, определяется не тем, что у нас в духе, а тем, что у нас в теле. Потому, что питание идет снизу.

А телу чем кормиться? Только природой! И человек начинает тянуть жизненные соки из природы. Замыслено Богом, чтобы человек ПЕРЕДАВАЛ жизнь в природу. А он начинает из неё тянуть. Замыслено Богом, чтобы человек питался сверху, а он начинает кормиться снизу – не ту пищу и не в то отверстие, так сказать. А отсюда и болезни.

Ну, я так думаю, все мы хорошо понимаем, что – все эти Библейские образы и символы, передающие нам самую глубинную суть той духовной трагедии, постигшей человечество нельзя понимать буквально. Язык мифа, это своего рода набор указателей – в каком направлении нам следует мыслить. И понятно, что наша речь не идет о том, что человек замыслен жить без физической пищи, а желудок у него вырос, как следствие грехопадения. Мол, если бы не согрешил, то питался бы исключительно Духом Святым. Нет, речь здесь о более тонких вещах.

Итак, человек начинает болеть, потому, что живет навыворот или вверх ногами.

Ну и дальше напряг с природой. Насилуемая человеком окружающая среда, вместо того, чтоб отвечать человеку согласием и любовью, как сказал Бог – «терние и волчцы произрастит тебе». Здесь всё так же логично: «За то, что ты ел от дерева, с которого я заповедал тебе, говорит Господь - проклята земля за тебя». Что значит проклята? – Земля перестает получать Благодать Божию. Почему перестает? – «за тебя», т.е., «ИЗ-ЗА тебя». А следовательно, «со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей»... – в скорбях, страданиях и болезнях, как уже и было сказано. «Терние и волчцы произрастит она тебе, говорит Господь, в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься».

Это не проклятие. Это печальная констатация действительности - неизбежное следствие того, что человек ушел от Бога, оторвался от Источника Вечной Жизни, а, следовательно, перестал этот эликсир Бытия получать. И тем самым существование его становится, как бы увяданием, умиранием и, в конце концов, смертью. Речь здесь даже не о физической смерти. Телесная смерть – это ерунда в сравнении со смертью духовной в то время, как грех приводит человека к Гибели именно с большой буквы этого слова, потому, что отрывает нас от Бога. Собственно говоря, отрыв от Бога и духовная смерть – одно и то же.

Посему, понятно, что грех заключается, вовсе не в яблочке, съеденном эдемской парочкой, а в Богоотступничестве, в отвёрнутости от Всевышнего, в порыве отношений с Господом.

И, наоборот, спасение, обретение Жизни Вечной – это обратный путь к Богу, Это восстановление жизнеобеспечивающей связи с нашим Творцом.

2.10.16 – Грех, как причина распада.

Нехорошая это штука - зло в мире с его бедами и горестями. Но Бог, как мы неоднократно с Вами подчеркивали, Своим премудрым Промыслом любое зло обращает ко благу. Да, человечество, воспользовавшись своей свободой дарованной ему Всевышним, пошло неверным путем, не в ту строну, но все эти людские блуждания в мире сем, наши падения, грехи и страдания, Господь таки умудряется направить для нашей же пользы. Как раз, об этом мы и говорили с Вами на прошлых воскресных беседах.

А немного ранее, мы размышляли над первыми главами книги Бытия, в которых вся эта трагедия человечества со всеми её подробностями и сложностями, описана очень просто и коротко в Библейском повествовании о грехопадении Адама и Евы. Наблюдали, как образным языком мифа бытописатель проводит черту за чертой на полотне этой иносказательной картины. И остановились тогда мы на том обстоятельстве, отмеченном во второй главе книги Бытия, что до вкушения запретного плода Адам и Ева, хоть и были наги, но этого не стыдились.

Нагота, как Вы помните - это символ беспомощности, беззащитности - в Библии это будет встречаться много раз. Понятно, что и до грехопадения люди беззащитны, но это их не беспокоит, они этого не замечают. Потому что по замыслу Всевышнего человек должен находиться в руках Божиих. Господь, который всемогущ, который Творец всему, отвечает за существование людей. Человек ведь действительно существо достаточно беспомощное. Даже в сравнении с другими формами жизни - ведь ничего в нас серьезного нет, ни когтей, ни зубов, ни панциря, ничего.

Но, несмотря на то, что Адам и Ева - существа, к жизни не очень приспособленные – они не испытывают никакого страха. Адам спокойно повелевает животным, которых Бог к нему приводит, называя им имена, а именовать, как мы отмечали с Вами, на языке древних означает - являть свою власть над поименованными.

Но посмотрите, что происходит сразу же после грехопадения. Съев это злополучное яблочко, первым делом Адам и Ева обнаружили, что они наги - никчемны. Вот такого они точно не ожидали. Наоборот, вкушая от древа Познания Добра и зла, человек, возжелал стать на место Бога – завладеть всем на свете – целой вселенной и распоряжаться миром по своему произволению, да еще, самолично определяя – что будет добром, а что злом, что правильно, и что неправильно. А тут конфуз вышел и в принципе понятно, какой. Ведь, не человеком этот мир сотворен, не он держит в руках все нити вселенной. И вполне закономерно - когда люди начинают претендовать на управление миром - мир обрушивается на них всей своей тяжестью. Человек, отвернувшийся от Бога и сказавший: «Я главный», убеждается в том, что он наг, он никто и ничто, он червяк, - ну как он может этими звездами и этой Вселенной управлять? Не может, он маленький, он слабенький! И человек прячется.

Ярко и образно Библия описывает с одной стороны это состояние падшего человека, а с другой стороны - Творца, призывающего людей к покаянию. Короче, гуляет Бог по саду – бродит взад и вперед. И вдруг мысль приходит Ему в голову – он замечает - что-то молодых не видно – куда же это они запропастились? Ева! Адам! Ау! Ты где?! – зовет их Господь.

Я так полагаю, все мы помним, что в Библии имеет глубочайший смысл каждое слово, каждая фраза. И вот обратите внимание - человек своим грехом отворачивается от Бога. Но отвернулся ли Господь от человека? Нет. Именно Всевышний в этой ситуации обращается к человеку, взывая: «Адам, где же ты?» Адам отвечает: «Я спрятался».

- Почему ты спрятался?

- Я испугался, когда услышал Твой голос, потому что я наг.

Страх одолевает человека, ощущение своей беспомощности. Бог спрашивает: «Кто сказал тебе, что ты наг? Не ел ли ты от того запретного дерева?»

Понятно, что мы с Вами имеем здесь дело с языком мифа, но даже учитывая это обстоятельство невольно напрашивается вопрос - ну зачем весь этот цирк – всё, поезд ушел, грехопадение совершилось! И зачем Богу вся эта комедия?

Но на самом деле – настоящее грехопадение еще впереди – яблочно то было лишь прелюдией настоящего греха. Самое страшное совершится именно вот сейчас и здесь.

Обязательно обратите внимание на следующую деталь: человек уже понял, что он голый. Это он раньше думал, что, откусив волшебного яблочка, станет богом, управляющим вселенной, обретет власть (арум)! Теперь он уже всем существом чувствует, что оказался нагим (эрум). Он уже сообразил, что - не то пальто. И разве не логичным было бы в таком случае извиниться перед Боженькой, мол, «Господи! Я поступил гадко, предательски, плюс еще к этому и глупо – думал о себе не пойми что – метил на Твоё место. Но теперь то я всё понял – не я великий, а ТЫ! Прости меня! Ты, ведь, всемогущий - поверни как-нибудь происшедшее назад! Сделай что-нибудь, чтобы избавить меня от всего этого кошмара!» Бог именно этого ждет от Адама, именно ради этого и весь разговор.

Но человек, как мы уже говорили с Вами, обвиняет в грехе всех и вся, даже самого Бога, кроме себя самого – жена, которую Ты дал мне – она мне подсунула это яблочко. Покаянием здесь и не пахнет. Но, обратим внимание на более глубокую деталь – «не я, но жена» Но, ведь Богом было сказано – «и станут двое единой плотью». Человек тогда человек, когда двое вместе, а Адам говорит: «не я, но жена». Таким образом, человек разделяется сам в себе – именно здесь мы видим самое первое разделение, распад, разложение человека в самом себе.

И далее мы наблюдаем, как эти разделения множатся, и все друг от друга отталкиваются. А замысел то Божий – это единство человеков.

За Адамом оправдывается Ева: «Не я виновна, это змей поганый».

Как это «не я, но змей»? Ведь человек создан как венец творения, человек сотворен как глава всей флоры и фауны, так сказать. Главное решение за всю тварь принимает то человек, и ответственен перед Богом не мир животных, а люди. Вовсе не змей. И поэтому сваливать свою вину на творение, - это значит сказать, что «отвечаю не я, а отвечает оно».

Но кто отвечает, тот и владеет ситуацией. Снимая с себя ответственность за животный мир, человек ставит себя в подчиненное положение по отношению к змею. Если виноват змей, а не я, значит - змей главный, а не я.

Таким образом, человек из своего почетного положения посредника между Богом и всем остальным миром падает на уровень животного, а то еще и ниже, потому что кто-то из тварей оказывается выше него.

И тогда Бог обращается к змею, говоря: «Проклят ты за то, что сделал - будешь ползать на чреве своем» (интересно, как змей до этого передвигался – ноги что ли были у него, как у ящерицы? И как он разговаривал? Ну это понятно - язык мифа).

Затем Господь обращается уже к Еве и сообщает ей несколько неприятных вещей. «Умножая, умножу скорбь твою в беременности твоей, в болезни будешь рождать детей, к мужу твоему влечение твое, и будет он господствовать над тобою». Обратите внимание: Бог не говорит: «Эй, Адам, ты теперь господствуй над ней!» Нет, Господь предвещает: к сожалению так будет. Не Бог хочет, чтобы мужчина был главным, а женщина находилась в подчинении у мужа. Речь вообще не об этом. В конце концов, ведь любовь - это взаимное подчинение. В любви отношения симметричные: «ты главный» - «нет, ты главный». А теперь, уже в новом состоянии греховности людей отношения становятся несимметричными и здесь не важно – у кого влечения больше, а кого меньше и кто над кем господствует – нередко бывает, что женщина над мужем господствует, да так господствует – мало не кажется. Разные бывают отношения, но если они несимметричны, то это что угодно, только не любовь. Потому что любовь приходит только от Того, кто есть совершенная Любовь, настоящая любовь - только от Бога. А когда люди отворачиваются от Вс